Банковская экосистема что это

Обновлено: 27.11.2022

Развитие экосистем на базе банков может негативно влиять на конкурентную среду, сообщил Центробанк в докладе «Подходы к развитию конкуренции на финансовом рынке». Из документа следует, что некоторые крупные игроки продают финансовые и нефинансовые продукты через экосистемы, ограничивая доступ других игроков к каналам дистрибуции.

«Это создает нерыночные конкурентные преимущества для тех организаций, которые получили доступ к сети, укрепляет позиции крупных игроков—администраторов экосистемы и создает барьеры роста для поставщиков финансовых услуг, доступ которым к экосистеме был ограничен», — говорится в исследовании.

Для купирования рисков ЦБ готов вводить регулирование посреднической деятельности в экосистемах. Меры могут затронуть те организации, которые продвигают и продают через экосистемы продукты и услуги сторонних структур.

Какие экосистемы на базе банков существуют в России

За последние три года Сбербанк потратил на покупку активов для своей экосистемы $1 млрд, или 3% от прибыли за это время, рассказал в интервью Forbes глава банка Герман Греф. В экосистему, в частности, входят портал «Домклик», сервис «Яндекс.Деньги», виртуальный оператор «СберМобайл», онлайн-маркетплейс «Беру!», онлайн-кинотеатр Okko, сервис заказа такси «Ситимобил», сервис доставки еды Delivery Club и онлайн-проект в сфере медицины DocDoc.

Тинькофф Банк разрабатывает проекты, не связанные с классическими банковскими услугами, с 2013 года, следует из данных Frank RG. Он имеет собственные сервисы «Тинькофф Страхование», «Тинькофф Инвестиции», проекты для обслуживания сегмента МСБ «Тинькофф Бизнес» и «Тинькофф Оплата», а также виртуального оператора «Тинькофф Мобайл». В экосистему также входят интеграции с партнерами, в том числе «Рамблер.Кассой» и «Афиша-Рестораны».

ВТБ начал создавать собственную экосистему в 2019 году, уже запустил собственного оператора связи «ВТБ Мобайл», а также тестирует проект в сфере недвижимости. Жилищная система ВТБ, как ожидается, будет представлять собой платформу для подбора, финансирования, покупки и регистрации недвижимости, а также ремонта.

Тинькофф Банк поддерживает подход регулятора, сказал РБК его представитель. «С нашей точки зрения, конкуренция между игроками и экосистемами должна идти не столько за счет масштаба бизнеса, сколько за счет конкуренции качества сервисов для клиента», — пояснил он. В Сбербанке отказались от комментариев.

РБК направил запрос в ВТБ.

Какие еще риски для конкурентной среды видит ЦБ

Банк России описывает состояние конкурентной среды в сфере переводов и платежей, эквайринга, кредитования и привлечения средств, страхования, инвестиций. ЦБ рассматривает целесообразность введения дополнительных мер по стимулированию конкуренции.

  • Меры по борьбе с «зарплатным рабством», в частности перевод зарплаты по номеру телефона через Систему быстрых платежей и бесплатный вывод зарплаты на счета в других банках. За счет этого решения регулятор рассчитывает снизить издержки потребителей при подключении к услугам разных банков.
  • Введение «конкурентного нейтралитета» для госбанков. Кредитные организации, в капитале которых участвуют госструктуры, не должны использовать финансовую или иную помощь от государства, чтобы получить преимущество при ведении коммерческой деятельности. «В связи с этим необходимо осуществлять публичный контроль полученной госбанками помощи от государства и результатов ее использования», — указывают авторы.
  • Ограничения сделок M&A на финансовом рынке. Банк России выступил за законодательные барьеры для совершения сделок слияния и поглощения финансовыми организациями, если доля объединенной структуры превысит 30% хотя бы на одном из сегментов рынка. Это позволит предупредить чрезмерную консолидацию, говорится в докладе.

Фото: David McNew / Getty Images

Как сильно стагфляция может ударить по экономике в 2022 году

Всему голова: как перейти на российскую ERP и что выбрать

Опцион: какие ошибки могут возникнуть при его оформлении

МТС неожиданно решила выплатить дивиденды. Что это значит

Фото: Shutterstock

Alibaba торгуется по рекордно низкой цене. Стоит ли покупать

Фото: Jeff J Mitchell / Getty Images

Как вернуть себе и сотрудникам спокойствие и веру в будущее — 5 шагов

Какие активы выиграют и проиграют от укрепления рубля

Фото: Spencer Platt / Getty Images

40% в год — уже норма: как живет Аргентина в условиях рекордной инфляции

Крупные финансовые организации создают экосистемы, в которых собираются «большие массивы наиболее значимых данных о гражданах», отмечает ЦБ: «В некоторых случаях крупнейшие из таких игроков используют в качестве конкурентного преимущества такой фактор, как особые отношения с государством (например, первоочередное получение данных из государственных информационных систем)». Кроме того, такие компании «задают собственные правила работы, замыкают граждан в периметре своих экосистем, тем самым заменяя собой государственные институты и оказывая существенное влияние на экономические показатели». Из-за этого происходит монополизация экономики, растут «риски утечки и неправомерного использования информации о гражданах в коммерческих интересах, снижения контроля со стороны государства за безопасностью оборота информации о гражданах».

СБП должна быть одна

В докладе регулятор критикует создание аналогов Системы быстрых платежей (СБП) банками. СБП была запущена в начале 2019 года для денежных переводов физических лиц между разными банками по номеру телефона. В ней уже участвует 27 банков.

В июне Госдума приняла законопроект, который обязал все системно значимые банки присоединиться к СБП с 1 октября. Единственный игрок, который этого не сделал, — Сбербанк (его глава Герман Греф не раз заявлял, что не видит причин присоединяться к системе). За невыполнение требований закона ЦБ направил Сбербанку предписание и назначил как минимум один штраф. Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что регулятор будет штрафовать Сбербанк до тех пор, пока тот не присоединится к СБП. Греф сказал, что банк не успеет подключиться к СБП до конца 2019 года.

У Сбербанка есть своя система переводов по номеру телефона. В 2018 году, еще до появления СБП, он дал возможность присоединиться к ней другим банкам и компаниям. Сейчас среди ее участников — четыре банка (Тинькофф Банк, Совкомбанк, Проинвестбанк и СДМ-банк) и четыре компании («Связной — Евросеть», МТС, WebMoney и «Моби.Деньги»).

«Создание аналога СБП одним из участников рынка приведет к значительному искажению конкурентной среды. Создатель такой общерыночной системы получит доступ к огромным массивам рыночных данных, а также рыночную власть в части допуска и определения условий участия для остальных участников рынка», — отмечается в докладе ЦБ. Регулятор не уточнил, о каком именно банке идет речь

Переводы между физлицами не единственный сегмент, где Сбербанк конкурирует со своим акционером: летом текущего года он быстрее ЦБ запустил свою технологию платежей по QR-коду, которая открыта и для других банков.

Под экосистемой в докладе понимается «стратегия, при которой независимые в операционной деятельности, действующие на свой риск бизнес-единицы создают совместную ценность для потребителей, используя общие правила, инструменты и знания». В нем также отмечается, что большинство теоретиков и практиков связывают концепцию бизнес-экосистемы с цифровой экономикой и бизнес-моделями, основанными на интернет-платформах: Google, Facebook, Apple, Amazon, Alibaba и т. д. «Именно их имеют в виду сейчас компании из традиционных секторов экономики, скажем, банкинга или телекома, когда объявляют о переходе на экосистемную стратегию», — говорится в докладе.

Как пояснил руководитель направления «Инновации и цифровые технологии» школы «Сколково» Владимир Коровкин, хотя сейчас только четыре компании в России подходят под определение экосистемы, еще многие могут быстро развиться до этого состояния, если примут соответствующее стратегическое решение. Признаки экосистемы, по мнению Коровкина, можно найти почти в любом крупном бизнесе.

Первой экосистемой, которая образовалась в российском бизнесе, опрошенные в рамках доклада эксперты назвали «Сбер». Банк начал трансформироваться в экосистему в 2017 году. Как объяснял глава СберБанка Герман Греф, потребители будут покупать самую дешевую и самую качественную услугу, которую в новом мире смогут предоставить только те, кто будет обладать огромным количеством данных, в том числе о клиенте, и возможностью предоставить любую универсальную услугу, которая тому нужна. Сейчас в экосистему «Сбера» входит несколько десятков компаний, многие из которых не имеют отношения к финансовому бизнесу. За девять месяцев 2021 года выручка нефинансового бизнеса СберБанка составила 121,7 млрд рублей, а общая выручка — 2,87 трлн.

Компания «МТС» создает на базе своего основного телекоммуникационного бизнеса продуктовую экосистему с бесшовным переходом между сервисами, в основе развития которой лежат искусственный интеллект, аналитика больших данных, единый клиентский ID, технологическая платформа для эффективного взаимодействия с партнерами и лучшего клиентского опыта. В компании рассчитывают, что это позволит увеличить количество клиентов, пользующихся конвергентными продуктами, нарастить ARPU (средний счет одного абонента в месяц), а также увеличить «срок жизни» клиентов и сократить расходы на их привлечение. Оператор не раскрывает размер ARPU, но заявлял, что по итогам III квартала прошлого года количество пользователей экосистемы, то есть тех, кто пользуется минимум двумя ее сервисами, достигло 7,8 млн (9,8% от абонентской базы услуг сотовой связи компании). В ноябре 2019 года этот показатель оценивался примерно в 1 млн абонентов (1,3% базы). Тогда же компания заявила, что хочет довести их долю до 40% к концу 2022 года.

В докладе не приводится подробный анализ экосистем «Яндекса» и VK. Как пояснили авторы, их задачей была иллюстрация общей концепции развития разных типов экосистем. При этом приводится сравнение сегментов, в которых присутствуют «Сбер», МТС, «Яндекс» и VK, и сделан вывод, что все конкурируют со всеми.

Эксперты выяснили, что понятие «экосистема» вызывает у бизнеса неоднозначную реакцию, поэтому некоторые компании намеренно его избегают. К таким авторы доклада причисляют, например, Альфа-Банк, который с лета прошлого года развивает «суперсервис» — технологическую платформу, которая должна строиться на принципах эффективных партнерств и интеграции с внешними игроками (как заявляют в самом банке, это более 300 компаний, среди которых «Яндекс», «ВымпелКом», X5 Retail Group, «АльфаСтрахование», JustAI, Microsoft и др.). Руководство банка признает, что построение собственной экосистемы требует привлечения существенных ресурсов, направленных на сделки по слияниям и поглощениям или длительную разработку нефинансовых продуктов с нуля, что часто сопровождается снижением качества обслуживания и размывает роль клиента в профильном бизнесе. «Описанная стратегия несет в себе многие черты экосистемного подхода, но принципиально выбирает для себя другое название. Скорее всего, этот шаг рассчитан на то, чтобы дать определенный сигнал стейкхолдерам компании, например показать, что менеджмент стремится «заниматься делом, а не хайпом». Не исключено, что и другие игроки рынка в ближайшие годы будут пытаться применить в отношении экосистем стратегию тренд-брейкинга, явной работы против того, что выглядит нарастающей тенденцией рынка», — говорится в докладе.

Как отмечают авторы доклада, «Сбер» строит экосистему, используя значительное количество финансовых, технологических и управленческих ресурсов. Причем компания осуществляет на рынке сразу и экспансию, и интеграцию, то есть одновременно и захват клиентов и поставщиков, и структурирование хаотичной системы. Такая стратегия несет в себе существенные риски, поскольку может оказаться сложно выравнять качество продуктов и услуг по всей экосистеме, между тем потребителям необходимо продемонстрировать значимую добавленную ценность от использования набора экосистемных сервисов. «Критики указывают на то, что на данном этапе затраты на экосистему растут опережающими темпами по сравнению с прибылью от нее; эта ситуация неизбежно создает нервозность стейкхолдеров, особенно с учетом негласного статуса государственного социального банка», — говорится в докладе.

Вопросы у докладчиков вызывает и экосистема МТС: многочисленные приложения оператора при входе запрашивают у пользователя пароли и подтверждения, что не соответствует заявленной концепции «бесшовного перехода».

Представитель МТС говорит, что сейчас бесшовная авторизация реализована во всех веб-версиях их продуктов и в 50% приложений. «Если пользователь уже один раз авторизовался в одном из сервисов по своему номеру, при входе в другой сервис автоматически подтягивается этот номер, и пользователю достаточно лишь выбрать его для входа», — отметил он. Представитель СберБанка не стал комментировать выводы аналитиков.

Далеко не все готовы взять на вооружение экосистемный подход; были случаи, когда крупные игроки, начав строить экосистему, затем отказывались от этого, например аффилированные между собой «Альфа-Групп» и «ВымпелКом» (бренд «Билайн»; совладельцы «Альфа-Групп» владеют крупнейшим пакетом акций Veon, материнской компании «ВымпелКома»). В стратегии на 2019—2021 годы «ВымпелКом» планировал развивать цифровую экосистему при участии партнеров с соответствующими компетенциями, начал добавлять в портфель продуктов непрофильные разработки, однако впоследствии сконцентрировался на удержании абонентской базы и обновлении инфраструктуры и отказался от дальнейшего построения экосистемы. «Понятие экосистемы превратилось в очередное звонкое слово, которое употребляют все направо и налево», — прокомментировал результаты доклада гендиректор «ВымпелКома» Александр Торбахов. По его мнению, это слово давно ничего не значит, и каждый находит в нем свое. «Клиентам неинтересно, каким словом себя называет компания, им интересен удобный и понятный сервис за разумные деньги. Поэтому прежде всего на поиске лучшего решения для клиента мы и сконцентрированы, как бы обычно это ни звучало», — отметил Торбахов.

По словам главного управляющего директора Альфа-Банка Владимира Верхошинского, термин «экосистема» устарел и обесценился. «Многие компании — банки, технологические игроки, ретейлеры — называют себя экосистемами. При этом бизнес-модели у них совершенно разные. Это создает путаницу. Есть и те, кто просто хайпует. Сегодня даже условная парикмахерская называет себя «экосистемой красоты», — отметил Верхошинский. Более точное определение, по его мнению, — «суперапп»: мобильное приложение, которое объединяет разные виды услуг. «Суперапп, безусловно, одна из моделей будущего. Она может подходить, например, сверхкрупным игрокам, но у нее есть и врожденные минусы. Ахиллесова пята супераппов — качество клиентского сервиса. Если банк навяжет плохой нефинансовый продукт, клиент может полностью уйти из супераппа, в этом случае пострадает не только дополнительный, но и основной бизнес», — пояснил глава Альфа-Банка. Сам банк решил вместо супераппа строить финансовый «суперсервис», в котором будут объединены «лучший финансовый продукт» от Альфа-Банка и нефинансовые услуги от партнеров из числа лидеров профильных отраслей.

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Игорь Калганов, генеральный директор ГК «Иннотех»

Нынешняя реальность меняет наши клиентские ожидания: любой потребитель банковских услуг хочет решать разнообразные задачи как можно проще, причем чаще всего — удаленно, без лишних посещений отделения. Расскажем, чем экосистемность может быть полезна обычному пользователю и как новые банковские технологии улучшают нашу жизнь.

Чтобы привлекать и удерживать клиентов, банковская сфера играет на опережение: банки становятся финтех-компаниями, соединяя надежность своего финансового инструментария с адаптивностью и мобильностью цифрового стартапа. Российский банковский рынок развивается очень динамично, переживает интенсивную цифровизацию и отличается высокой конкуренцией.

Есть и еще одна причина для инноваций. Сегодня, согласно исследованиям McKinsey, маржа и чистая рентабельность собственного капитала (ROE) банков продолжают стагнировать. Поэтому логично, что они стремятся выйти в новые, более прибыльные сегменты финансового рынка, расширяют свои сервисы в направлении развития экосистем.

Какие же выгоды принесет экосистемность клиенту?

Прогнозы

В ближайшем будущем тренд на цифровизацию и пандемия ускорят и усилят расширение целевой аудитории банков: абсолютно все осваивают онлайн. И при большом потоке запросов важно сохранять и повышать качество сервиса, уровень его удобства и персонализированности, сокращать количество кликов до получения услуги.

В условиях жесткой конкуренции банки должны быстро реагировать на изменения рынка, поддерживать свои процессы на современном уровне, не допускать отставания в технологиях, проводить трансформацию технических возможностей платформ.

По оценкам Juniper Research, количество пользователей открытых банковских платформ за 2021 год должно вырасти вдвое по сравнению с позапрошлым годом. Можно утверждать, что экосистемная модель — это будущее банковского сектора.

Когда-то мы вызывали такси по телефону, а сейчас большинство предпочитает приложения. Захотим ли мы вернуться к нашим сегодняшним привычкам, когда все что угодно станет доступно в одном месте буквально в пару кликов? Вскоре банковские приложения будут не только облегчать нам рутинные задачи, но и предугадывать наши нужды и желания, формировать выгодные персонифицированные предложения и экономить наше время для чего-то более приятного, чем интернет-поиск.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Тренд последних лет — построение банками экосистем. Но такие экосистемы ограничивают доход банка и неудобны для клиента, если он обслуживается в нескольких банках. Альтернативный взгляд директора по развитию Genplace на построение экосистемы вокруг онлайн-бухгалтерии.

Делюсь мыслями о модном словечке последних трех лет. Сейчас только ленивый его не использует, но понимают все по-разному. Экосистема в биологии — это совокупность живых организмов и среды их обитания. Живые и неживые элементы экосистемы взаимосвязаны. Это обеспечивает жизнедеятельность в системе. Например, экосистема — это пруд с рыбками. Рыбки поглощают кислород из воды и едят водоросли, а взамен удобряют дно, чтобы могли вырасти новые.

Концепция экосистемы в бизнесе подразумевает интеграцию нескольких сервисов, связанных общей ценностью для клиента, в единый пользовательский интерфейс. В России экосистемы для бизнеса активно создаются банками. Лидеры в этой сфере — «Тинькофф» и «Сбербанк». Последний потратил с 2016 года на развитие небанковской части своей экосистемы 3% от чистой прибыли — около $1 млрд.

Принципиальное отличие их экосистем в том, что «Тинькофф» разрабатывает сервисы самостоятельно, а «Сбербанк» покупает долю в независимых разработчиках или поглощает их.

В экосистему «Тинькофф» входят традиционные банковские сервисы, доступные в онлайн-режиме: расчетно-кассовое обслуживание, корпоративные карты, кредиты, депозиты, эквайринг, госзакупки. Их дополняют:

В экосистему «Сбербанка» помимо традиционных банковских услуг входят:

  • Таргетированная реклама на онлайн- и офлайн-аудиторию (Segmento).
  • Облачная платформа для хранения данных (SberCloud).
  • Защита электронной почты (Bi.Zone).
  • Электронный документооборот, проверка контрагентов, электронные подписи и бизнес-аналитика («Корус Консалтинг»).
  • Решения для бизнеса в области распознавания лиц, объектов и речи (VisionLabs, ЦРТ).
  • Платформа знаний для бизнеса («Деловая среда»).
  • Бухгалтерское обслуживание и кадровый учет.
  • («Сбер Решения») стратегический консалтинг (Strategy Partners).
  • Краудлендинговая платформа («Сбер Кредо»).
  • Бизнес-решения на основе больших данных («Технологии отраслевой трансформации»).
  • Юридическое сопровождение (Sber Legal).
  • Техническое обслуживание ИТ-инфраструктуры («Сбербанк Сервис»).
  • Обслуживание инженерных систем зданий («Современные технологии»).

Обязательная часть банковских экосистем — онлайн-бухгалтерия. Однако не всегда за названием «бухгалтерия» на самом деле скрывается бухгалтерия. Чаще речь идет о сервисах для автоматического расчета суммы налога по специальным налоговым режимам для малого бизнеса (УСН 6%). Для ведения бухгалтерского учета они не предназначены. Например, так устроены якобы бухгалтерии в «Тинькофф», «Альфа-банке», «Райффайзенбанке».

Есть и примеры полноценного бухгалтерского обслуживания, встроенного в экосистему банка: «Сбербанк» и «Модульбанк», но эти решения сложно назвать онлайновыми. Обычно это традиционная бухгалтерская компания, которая коммуницирует с клиентом через банковский интерфейс, но не поставляет через него весь объем формируемой финансовой информации клиента.

Но банк — не лучший центр экосистемы. Этому есть две главные причины.

  1. Клиент может иметь счета в нескольких банках. Каждый банк строит экосистему вокруг себя. Движения по расчетным счетам в других банках для понимания финансового состояния всего бизнеса клиенту необходимо каким-то образом интегрировать в эту экосистему.
  2. Банк может оказаться в ситуации, когда он будет вынужден отказать клиенту в обслуживании по 115-ФЗ. В этом случае клиент не сможет пользоваться и другими сервисами экосистемы.

Полный массив финансовой информации о деятельности компании содержится в бухгалтерском учете. Решения о привлечении заемного финансирования, платежах, размещении временно свободных денежных излишков принимаются на основе анализа бухгалтерской информации. Управленческий учет большую часть информации черпает из бухгалтерского — я об этом уже писал в своем Telegram-канале «Переводчик с бухгалтерского». И в отличие от банка, бухгалтерия у компании всегда одна.

Поэтому логичнее совместить центр экосистемы с центром подготовки информации для принятия решений, чем с одним из многих возможных поставщиков ресурсов. Да и доверия к бухгалтерии, которая играет за предпринимателя, у него больше, чем к банку, который вынужден играть за ЦБ и Росфинмониторинг.

Технологичные аутсорсеры бухгалтерии уже сейчас интегрированы во многие банки. API для обмена данными создали «Альфа-банк», «Сбербанк», «Тинькофф», «Точка», «Модульбанк», «Открытие», ВТБ, «Промсвязьбанк», «Уралсиб». Но интеграция эта односторонняя: предприниматель видит движения по расчетным счетам из онлайн-бухгалтерии и в некоторых случаях может оплачивать счета.

Банк дает пользу клиенту и бухгалтерии, а для себя пользу извлекает лишь в виде повышения лояльности клиента и агентских платежей партнеров или прибыли от продажи дополнительных сервисов, если они принадлежат банку. И в модели экосистемы, развернутой вокруг банка, по-другому не будет.

Существенную часть себестоимости традиционных банковских продуктов составляют затраты на андеррайтинг — оценку рисков работы с клиентом. Чем полнее и надежнее финансовая информация клиента, тем дешевле это делать. Если банк просто встроится в экосистему онлайн-бухгалтерии, данным которой он доверяет, это позволит сэкономить на оценке рисков.

Но экосистема хороша тем, что при увеличении количества сервисов может возникать синергия между ними. Для этого классическую бухгалтерию нужно дополнить возможностью планировать будущие финансовые показатели.

Клиенту это даст возможность упорядочить свои финансы и контролировать достижение целей. А банку — делать таргетированные предложения своих продуктов. Не отапливать Вселенную рекламными бюджетами, а предлагать продукт под прогнозируемые потребности клиента. А это дешевые «теплые» лиды и новые продажи!

Клиент запланировал поступления и выплаты на ближайший месяц. Выплат оказалось больше. В бюджете движения денежных средств прогнозируется кассовый разрыв. Система дает сигнал о предстоящем кассовом разрыве в банки-партнеры. Банки делают автоматический прескоринг бухгалтерской информации компании, оценивают риски и формируют кредитное предложение. Система выводит клиенту предложения банков и рекомендации по выбору. Та же история с размещением временно свободных остатков средств на расчетных счетах.

Другие элементы экосистемы могут быть интегрированы в нее аналогично банкоцентричному варианту. Если предприниматель привык получать финансовые сервисы из личного кабинета онлайн-бухгалтерии, то сюда же можно «навесить» любой сервис, востребованный бизнесом. От всего, что помогает продавать, до инженерных и технических решений.

Главный в финтехе — не банки, а предприниматель. И если он сможет не выбирать между банками, а автоматически получать наиболее выгодные и удобные сервисы от своей бухгалтерии, он так и сделает. Обсудим идею?

Алексей Иванов — директор по развитию Genplace, сервиса управления финансами компании.

Фото: Getty Images Russia

Финансовый сектор теряет традиционных региональных игроков и при этом испытывает конкурентное давление со стороны необанков и финтехов. Чтобы адаптироваться к переменам, потребителю нужно повышать финансовую грамотность.

Несмотря на коронакризис, по итогам текущего года чистая прибыль отечественных банков, по прогнозам Центробанка РФ (ЦБ), может достичь рекордного уровня 2,5 трлн руб. По итогам восьми месяцев прибыль составила 1,7 трлн руб., говорится в материалах ЦБ.

Индекс здоровья банковского сектора, измеряемый рейтинговым агентством «Эксперт РА», в первом полугодии 2021 года также находился на историческом максимуме 91,3%. Этому способствует ускорение процессов консолидации, отмечают в агентстве: за два предыдущих года рынок покинуло более 80 участников. По данным ЦБ, на конец августа в России действовали 375 кредитных организаций, в том числе 339 банков. Среди них 12 системно значимых, на долю которых приходится более 75% активов всего сектора.

Расти большой

Однако хорошо себя чувствуют в банковском секторе в основном крупные федеральные игроки. Один из ключевых трендов — продолжающееся укрупнение и огосударствление банковского сектора. За последние восемь лет общее количество банков в России сократилось в два с половиной раза — с 859 до 339, заявил на прошедшей в конце октября открытой дискуссии «Банкизация или дебанкизация России? Есть ли будущее у малых и средних банков России?» президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян. Количество региональных банков (за вычетом банков Санкт-Петербурга, Московской и Ленинградской областей) за это время уменьшилось с 381 до 148. Сокращение количества банков происходит в том числе в результате добровольной сдачи банкирами лицензий — в частности, в 2020 году это сделали 22 банка. Это говорит об «усталости банкиров» и означает, что частный банковский бизнес теряет прибыльность и привлекательность, считает Гарегин Тосунян. С 2016 года, по его данным, в три раза увеличилось число регионов, где нет местных банков. В 25 субъектах РФ не осталось ни одного регионального банка, еще в 25 регионах — один банк на регион, в 23 — по два-три местных банка. В активах банковского сектора доля региональных банкиров за последние четыре года сократилась с 8,8 до 4,2%, в кредитовании физлиц — с 13,2 до 4,5%; в кредитовании юрлиц — с 7,3 до 2,6%. При этом стремительно растет доля в активах крупнейших (топ-30) банков — по состоянию на начало августа она достигла 80%. Для сравнения: в 2015 году этот показатель был на уровне 43%, говорится в материалах АРБ.

По словам председателя правления Челябинвестбанка Сергея Бурцева, основной проблемой развития региональных банков является доступ к ресурсам, в том числе к участию в госпрограммах: «Нынешняя банковская система ориентирована на банки с госучастием, которые фактически монополизировали рынок». Ограничением для региональных игроков, по мнению председателя комитета «Опоры России» по финансовым рынкам Павла Самиева, также является отток в крупные банки более качественных клиентов. У крупных банков есть приоритетный доступ к государственным программам поддержки, они получают дешевое фондирование, что недоступно средним и региональным банкам, поясняет эксперт. Последним, по его словам, остаются некредитоспособные заемщики: у крупных банков топ-30 просрочка кредитных портфелей по малому и среднему бизнесу (МСБ) с 2017 года сокращалась с 13 до 6%, а у остальных, наоборот, росла — c 15,6 до 22,9%.

Вытеснение с рынка некрупных игроков может привести к снижению в регионах доступности банковских продуктов и услуг для населения и МСБ. Опыт США показывает, что именно они в значительно большей степени ориентированы на запросы жителей и бизнеса, лучше знают местные рынки, стимулируют локальную занятость, отмечает директор Банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков.

Цифровая конкуренция

При этом пандемия стала катализатором новых вызовов и, как следствие, качественных перемен в банковском секторе, говорят эксперты. Как спланированная ранее, так и вынужденная во время самоизоляции цифровизация бизнеса позволила финансовым организациям переводить обслуживание клиентов из отделений в удаленные каналы, отмечает вице-президент, руководитель департамента по работе с государственными органами Ситибанка Наталья Николаева: «Это, в свою очередь, потребовало изменений не только технологий, но и регулирования в отрасли».

Цифровой прогресс создает значительный потенциал для роста, помогает расширить клиентскую базу и продуктовый ряд за пределами городов-миллионников без дополнительных издержек содержания офисов, говорит аналитик «ВТБ Капитала» Светлана Асланова.

При этом ухудшение общеэкономической ситуации во всем мире в результате коронакризиса — уменьшение потребления многих банковских продуктов, снижение их маржинальности из-за обострившейся конкуренции, сокращение доступности долгосрочного финансирования — требует поиска новых направлений бизнеса и генерирования доходов, отмечает руководитель группы по оказанию услуг компаниям финансового сектора «Делойт, СНГ» Максим Налютин.

Крупные игроки, такие как «Сбер», ВТБ, «Тинькофф», например, пошли по пути развития экосистем, выходящих за рамки финансового сектора в различные ниши потребительского рынка: транспорт, туризм, развлечения. При этом взаимодействие с клиентами по всем направлениям происходит в единой информационной среде.

У регулятора такие инициативы вызывают опасение. Центробанк, в частности, в опубликованном в конце сентября проекте «Основных направлений развития финансового рынка Российской Федерации на 2022 год и период 2023 и 2024 годов» обозначил намерение совместно с правительством разработать регулирование экосистем для поддержания их добросовестной конкуренции.

Развитие экосистем — российская особенность, которая действительно объясняется отсутствием жесткого регулирования и стремлением банков удержать и увеличить клиентскую базу, считает Светлана Асланова.

Кроме того, растет влияние на финансовый сектор и со стороны таких бигтехов, как «Яндекс», «Озон», Wildberries, что характерно для всего мира, отмечает Светлана Асланова: «Глобальный рынок финансовых услуг трансформируется на фоне усиления позиций необанков и финтехов, которые повышают конкуренцию за клиентов, отнимают часть бизнеса у классических банков, особенно в области платежей, денежных переводов, конверсии валют, кредитования частных лиц и мелкого бизнеса, а также управления накоплениями».

Важно не допустить регуляторного арбитража, когда цифровые игроки могут иметь преимущество благодаря нахождению вне периметра финансового регулирования, считает Наталья Николаева.

К ключевым трендам в области цифровизации относится и адаптация цифровых сервисов к работе с корпоративными клиентами, говорит руководитель управления по работе с крупными компаниями Райффайзенбанка Дмитрий Средин: «Мегатренд — автоматизация любых, даже самых сложных комплексных банковских сервисов, включая торговое финансирование, факторинг, лизинг, и он продолжит свое развитие».

Регулятор стремится защитить потребителей услуг от повышенных рисков, говорит Светлана Асланова: «Введено регулирование продаж полисов страхования жизни, например, и классификация инвесторов, чтобы ограничить доступ неквалифицированных инвесторов к высокорискованным продуктам».

Информационная безопасность и борьба с мошенничеством — еще один вызов, отмечает Наталья Николаева. Финансовые организации совместно с регулятором готовы расширять возможности обмена информацией с правоохранительными органами в онлайн-режиме и повышать финансовую грамотность населения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: