Что такое банковский кризис

Обновлено: 06.12.2022

Банковский кризис (bank crisis, banking krisis) – кризис банковской системы страны, обычно – одно из проявлений финансового кризиса, когда он происходит в этой стране. Бывает, однако, что банковский кризис развивается самостоятельно, например, вследствие потери населением доверия к банковским иным финансовым учреждениям ( банковский кризис 1995 года в России во многом объяснялся падением такого доверия в результате краха пресловутой МММ и других финансовых пирамид). Часто банковские кризисы провоцируются неосторожными выступлениями в средствах массовой информации, неудачными высказываниями высокопоставленных чиновников и другими подобными фактами. И вообще, они во многом определяются изменениями настроений в обществе. Финансовый кризис характеризуется резким снижением доходности банковской деятельности, сокращением объема ресурсов, аккумулируемых банками, повышением рисков банковских операций, вплоть до банкротства многих банков. В России, кроме Б.к. 1995 года, наиболее известны кризисы 1998 года, а также 2002, 2004 и 2012 гг. См. также Банковская паника.

Экономико-математический словарь: Словарь современной экономической науки. — М.: Дело . Л. И. Лопатников . 2003 .

Смотреть что такое "Банковский кризис" в других словарях:

банковский кризис — Кризис банковской системы страны, обычно – одно из проявлений финансового кризиса, когда он происходит в этой стране. Бывает, однако, что банковский кризис развивается самостоятельно, например, вследствие потери населением доверия к банковским… … Справочник технического переводчика

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС — кризис банковской системы страны. Является серьезным потрясением как для банковской системы, так и для экономики страны в целом. В условиях экономич. кризиса, сопровождающегося инфляцией, бюджетным дефицитом, развитие банков дестабилизируется,… … Финансово-кредитный энциклопедический словарь

Кризис — (Krisis) Содержание Содержание Финансовый кризис История Мировая история 1929 1933 годы время Великой депрессии Черный понедельник 1987 года. В 1994 1995 годах произошел Мексиканский кризис В 1997 году Азиатский кризис В 1998 году Российский… … Энциклопедия инвестора

Кризис в Латвии (2009) — История Латвии Название Латвии … Википедия

Кризис ликвидности — неспособность быстрой продажи активов (предприятия, фирмы, банка) по цене близкой к рыночной, а также неспособность бесперебойно оплачивать в срок свои обязательства и предъявляемые к ним законные денежные требования. Тем не менее, между кризисом … Википедия

Кризис в мировом автопроме — вторая фаза (после ипотечного кризиса в США) мирового финансового кризиса 2008 2009, приведшая к рецессии и банкротствам среди мировых автогигантов. Ипотечный кризис в США спровоцировал в сентябре 2008 года кризис ликвидности мировых банков:… … Википедия

Кризис ликвидности — (Liquidity crisis) Кризис ликвидности это невозможность быстро продать Невыполнимость своевременной оплаты обязательств и нереальность быстрой продажи Содержание >>>>>>>> Кризис ликвидности (Liquidity crisis) это, определение это неспособность… … Энциклопедия инвестора

Ипотечный кризис — (Mortgage Crisis) Определение ипотечного кризиса, причины кризиса в США Информация об определении ипотечного кризиса, причины кризиса в США Содержание Содержание Определение в (2007) Убытки Оценки Причины в США Хроника ипотечного кризиса США и… … Энциклопедия инвестора

Финансовый кризис — (financial crisis) глубокое расстройство финансов страны, вызванное чрезвычайными событиями (экономическими, политическими,войнами и т.п.), часто переходящ ий в общий экономический кризис.Подробнее см. Бюджетный кризис. См. также Банковский… … Экономико-математический словарь

Банковская паника (Bank Panic; Run on Banks) — это массовое изъятие депозитов вкладчиками в связи с утратой доверия к конкретному банку или банковской системе в целом, опасением неплатежеспособности или банкротства банка, падением курса национальной валюты, усилением инфляции, нестабильностью функционирования финансовой системы государства.

Банковская паника является сложным явлением, а ее последствия — разрушительными для всей экономической системы. По подсчетам специалистов МВФ, расходы на ликвидацию последствий крупных кризисов, которые начинались с банковских паник, в период 1970-2007 гг. в среднем составляли около 13% ВВП пострадавшей страны.

Теории банковских паник

Наиболее известными теориями, объясняющими причины банковских паник, являются «теория внезапного изъятия», основанная на модели Даймонда-Дибвига, и теория, основанная на анализе информации, получаемой вкладчики о платежеспособности банка (разработана С. Жаклин и С. Бхатачаря), в соответствии с которой вероятность банковской паники зависит от сигналов, которые получают участники рынка, а также от выбранной ими стратегии.

Модель Даймонда-Дибвига разработана в 1983 г. Она основывается на теории игр и позволяет учесть обстоятельства, при которых спрос на ликвидные средства может привести к изъятию вкладов из банка. В ситуации одновременного изъятия средств большим количеством вкладчиков банк, как посредник между заемщиками и кредиторами, может оказаться неспособным осуществить эти выплаты. Поэтому банки вынуждены трансформировать неликвидные активы в ликвидные обязательства. При этом взаимоотношения между вкладчиками рассматриваются как согласованная игра при двух равновесных состояниях: когда никто не изымает свои средства со счетов, будучи уверенным, что так поступают все, и когда каждый стремится снять деньги со счета, поскольку считает, что все вкладчики будут пытаться забрать свои сбережения.

Обычно банк, привлекая ресурсы из различных источников, рассчитывает на низкую вероятность снятия средств в короткий промежуток времени, считая, что далеко не все владельцы счетов захотят воспользоваться своим правом на возврат денег в любое время. Поэтому банк выдает кредиты на длительный срок, резервируя относительно небольшие суммы, чтобы осуществлять выплаты вкладчикам по их требованию.

Во время банковской паники такое равновесие нарушается. Банки не могут быстро вернуть выданные на длительный срок кредиты. Поэтому, если все вкладчики одновременно пожелают вернуть свои вклады, то запас ликвидных средств быстро иссякнет. Банк успеет выплатить только первым вкладчикам, которые обратились в банк, и если другие кредиторы будут настаивать на возвращении своих взносов, то он станет банкротом.

Таким образом, даже здоровые банковские учреждения потенциально восприимчивы к банковской панике. Поддавшись банковской панике, вкладчики стремятся одновременно опередить и подражать друг другу. Модель Даймонда-Дибвига предполагает, что каждый вкладчик, который стремится получить свой вклад, ожидает, что другие вкладчики поступят так же. Если бы вкладчики руководствовались только своими собственными потребностями в средствах, то панического оттока средств не возникало.

На практике банки, в случае массового оттока средств, закрывают кассы и отказываются выдавать вклады сверх установленных лимитов, мотивируя это необходимостью подождать поступления денег от погашения кредитов. Однако Д. Даймонд и Ф. Дибвиг считают, что ограничения в выплатах вкладов не является оптимальным решением. Лучшим способом решения проблемы является страхование вкладов, поддерживаемое правительством или центральным банком. Если вкладчики уверены в том, что получат свои деньги назад за счет фонда страхования (гарантирования) депозитов, то они не будут участвовать в «набегах» на банк. Страхование депозитов является более эффективным способом предупреждения банковской паники, чем прекращение выплат денег вкладчикам. Именно с целью предотвращения массового досрочного изъятия средств вкладчиками из банков в 1930 г. в США был разработан и внедрен механизм страхования (гарантирования) вкладов.

Однако появление этих механизмов породило проблему непредсказуемого поведения экономических субъектов: будучи застрахованными, вкладчики склонны к размещению вкладов в более рискованных учреждениях, которые предлагают повышенные процентные ставки. Кроме того, оказалось, что в каждой стране аккумулированных фондами гарантирования вкладов средств недостаточно для компенсации всем вкладчикам в случае возникновения системного кризиса. Поэтому многие страны часто прибегают не к выплатам компенсаций вкладчикам, пострадавшим в результате банкротства банка, а к переводу таких вкладов в другие банки.

Согласно модели Даймонда-Дибвига, механизм досрочного изъятия вкладов хорошо работает при нормальных условиях. Проблемы возникают тогда, когда договора одновременно разрывает критическая масса вкладчиков, поскольку это требует от банка реализации своих активов себе в убыток. На рынке возникает серия распродаж активов, находящихся в залоге, а это приводит к падению цен на них. В результате убытки несут все участники рынка, и многие заемщики банка становятся неплатежеспособными.

Впервые банкиры столкнулись с такой ситуацией во время банковского кризиса в США в 1907 г., когда один из крупных банков вынужден был распродать на бирже заложенные под кредит акции компании-кредитора, что и привело к банковскому кризису. После банковской паники 1907 г. была создана Федеральная резервная система, которая стала выполнять функции кредитора последней инстанции.

Банковская паника может начаться понаслышке, но даже если некоторые вкладчики и знают, что это не соответствует действительности, они все равно будут опасаться, что большинство вкладчиков поверят этому и начнут паниковать. Исследователи считают, что именно асимметрия информации о состоянии банка порождает паническое поведение вкладчиков. Модель Даймонда-Дибвига допускает, что в условиях банковской паники для частных вкладчиков логичным будет участие в «набеге» на банк, несмотря на то, что это может привести к его краху. В данной ситуации срабатывает модель «пророчество сбывается», разработанная американским социологом Р. Мертоном именно на примере банковской паники.

Виды банковской паники

Выделяют несколько видов банковской паники:

  1. на уровне отдельного банка, группы банков и банковской системы;
  2. среди руководителей, акционеров и вкладчиков банка;
  3. среди контрагентов банка (кредиторов и заемщиков).

На уровне отдельного банка существенное изъятие средств при сокращении притока новых вкладов может происходить при нейтральной реакции участников рынка. В литературе такой вид банковской паники получил название «набег на банк» (bank run). Иногда банку удается компенсировать отток средств привлечением этих же или новых денег на менее благоприятных условиях (перезаключение договоров на короткий срок, под повышенную ставку и т.д.). Однако участники рынка могут расценить повышение процентных ставок по сравнению с рыночными как негативный сигнал.

Одновременное и массовое изъятие денег вкладчиками со своих счетов обусловлено их неуверенностью в платежеспособности банка. Парадокс заключается в том, что увеличение оттока вкладов само по себе может привести банк к потере платежеспособности. Чем больше вкладчиков снимает средства со счетов, тем выше вероятность неплатежей банка по своим обязательствам, стимулирует дальнейший отток денег.

«Бегство денег» с конкретного банка может быть вызвана опасениями клиентов, что данный банк может быть закрыт регулятором (отозвана лицензия, ограниченны операции), или сомнений относительно готовности акционеров и государства предоставить поддержку банку в трудной ситуации. Например, в России банковская паника летом 2004 г. была спровоцирована слухами о причастности ряда банков к отмыванию денег.

Банковская паника может перерасти в банковский кризис (или быть ее составляющей), характеризующийся глубоким расстройством банковской системы.

Причины банковской паники

Массовое изъятие денег с банковских счетов в конкретном банке может быть вызвано сочетанием макроэкономических и микроэкономических факторов:

В современных условиях банковские паники могут усиливаться благодаря использованию электронных инструментов. Так, использование платежной карточки позволяет изымать деньги из банкоматов любого банка, усиливает напряженность во всей банковской системе и может угрожать платежеспособным банкам.

Исторические примеры

Крах банка, Маковский В.Е.

Первой банковской паникой в России можно считать события, связанные с банкротством московского акционерного Коммерческого ссудного банка, который в октябре 1875 г. объявил о прекращении выдачи вкладов. Узнав об этом, обманутые вкладчики безуспешно штурмовали банк, требуя денег. Эта история вдохновила художника Маковского В.Е. на создание картины «Крах банка».

Крах Коммерческого ссудного банка был вызван злоупотреблениями со стороны его руководителей, которые выдали кредит в размере 8 млн. руб. прусскому авантюристу Бетель Струсбергу на проект, связанный со строительством железной дороги. Залогом под кредит были акции всего на 1 млн. руб., которые, как оказалось позже, не имели реальной стоимости и даже не были включены в котировочные листы на биржах. Крах Коммерческого ссудного банка породил цепную реакцию изъятия вкладов и даже банкротств в других регионах Российской империи.

В 2007-2008 рр. произошли банковские кризисы, сопровождавшиеся банковской паникой, во многих странах. В Украине банковская паника привела к краху нескольких банков, не справившихся с изъятием средств своих вкладчиков. Началась банковская паника с «набегов» вкладчиков «Проминвестбанка» на банкоматы этого и других банков. Эту панику удалось быстро локализовать, продав банк российскому инвестору. Однако на этом проблемы банковской системы Украины не закончились. В конце 2008 г. начались проблемы у «Укрпромбанка», который в середине 2008 г. начал привлекать депозиты по завышенным ставкам (рыночные ставки были на уровне 17%, а «Укрпромбанк» предлагал 21-23%). В январе 2009 г. Национальный банк ввел в «Укрпромбанк» временную администрацию и мораторий на удовлетворение требований кредиторов сроком на шесть месяцев. После обнародования этой информации вкладчиков «Укрпромбанка» охватила банковская паника. В отделениях банка образовались очереди. Правительством рассматривался вариант национализации банка, но в июле 2009 г. было принято решение о его ликвидации.

Основные мероприятия по предупреждению и устранению последствий банковской паники

С целью предотвращения банковской паники или смягчения ее последствий применяются соответствующие методы борьбы с банковской паникой.

На государственном уровне:

  • стимулирование развития экономики;
  • обеспечение финансовой стабильности, предотвращение кризисов;
  • создание надежной системы гарантирования вкладов.

На мезоуровне (банковская система):

  • периодическое стресс-тестирование банковской системы;
  • улучшение управления ликвидностью банковской системы;
  • повышение требований к банкам и усиление надзора за их деятельностью;
  • введение моратория на выплату вкладов до наступления срока погашения;
  • перевод вкладов из обанкротившихся банков в более надежные;
  • реорганизация неплатежеспособных банков;
  • информационная поддержка со стороны банковских ассоциаций и др.

На микроуровне (отдельный банк):

  • создание дополнительного буфера ликвидности;
  • введение ограничений на досрочное расторжение договора вклада и изъятия средств;
  • установление комиссии или пониженных процентных ставок за досрочное изъятие вкладов;
  • повышение процентных ставок по вкладам и сокращение их сроков;
  • создание пулов банков для взаимной поддержки;
  • увеличение рабочих мест в отделениях банка для выплаты вкладов;
  • усиление информационной и разъяснительной работы среди вкладчиков.

Ключевыми факторами предотвращения банковской паники, уменьшения ее масштабов и продолжительности является восстановление доверия рынка к банковской системе, поддержка ее ликвидности, обеспечение независимости и прозрачности деятельности центрального банка.

Все чаще можно услышать алармистские прогнозы о том, что к осени российский банковский сектор столкнется с драматическим ухудшением качества кредитных портфелей, а вслед за этим разразится мощный кризис. Это похоронит небольшие банки и вынудит санировать крупные. Этот вывод лежит на поверхности, но кризис будет не таким

Банковский сектор еще не ощутил в полной мере взмах крыльев черных лебедей, но ждать осталось недолго. О том, что проблемы проявятся несколькими месяцами позднее — летом или осенью,— сегодня говорят не только аналитики, но даже и чиновники. Во втором случае эти заявления, как правило, сопровождаются довольно оптимистичным дополнением, что с этим вызовом банковская система справится — «накоплен запас прочности». Однако все предпосылки для банковского кризиса есть – вопрос только в его характере и последствиях. И это будет не кризис плохих долгов, который предсказывают в России уже десяток лет, но он ни разу так и не случился.

Отличие сегодняшней ситуации от всех предыдущих кризисов в том, что проблемы начинаются не в финансовой сфере, а в реальном секторе, а уже дальше они перекинутся на финансовый рынок и банки. При этом нельзя не признать, что банки сейчас выглядят гораздо более подготовленными к стресс-сценариям, чем в том же 2008 году или в 2014-м. Так, наблюдается значительный профицит ликвидности, оцениваемый Банком России более чем в 2,5 трлн рублей. Кроме того, регулятор принял меры, позволяющие банкам в моменте не испытывать давления на капитал. Временно отменены требования по надбавкам к капиталу и необходимость досоздания резервов, также банки имеют возможность льготной переоценки портфелей ценных бумаг. Это существенно — ведь обесценение бумаг даже на 10% означает для банковского сектора потерю 200 млрд рублей.

Более того, системно значимые банки имеют возможность открыть в ЦБ безотзывные кредитные линии, причем регулятор снизил ставку по ним с 0,5% до 0,15%. Первым из банков этот инструмент «забронировал» Сбербанк, который не только пролонгировал, но и расширил лимит по кредитной линии от ЦБ до 500 млрд рублей. Не факт, что она будет выбрана, но таким образом Сбербанк создал для себя большой резерв ликвидности.

В том, что ситуация с ликвидностью будет ухудшаться, сомнений нет. Неизбежно изменение структуры банковских активов и существенное снижение их оборачиваемости. Произойдет это из-за «кредитных каникул», программ реструктуризации и пролонгации кредитов, на которые уже сегодня виден высокий спрос как среди корпоративных, так и розничных клиентов. Только за половину апреля банки получили заявок на реструктуризацию больше, чем за весь прошлый год. Системно значимые банки одобрили 60% заявок граждан и 80% заявок компаний на реструктуризацию.

Что подразумевает реструктуризация? В первую очередь — увеличение сроков действующих кредитов. Иногда – в разы. То есть в портфелях увеличится доля среднесрочных и долгосрочных кредитов, вырастет доля пролонгированных и реструктурированных займов, как и доля низколиквидных активов. Помните известную шутку о том, что спекулятивный инвестор становится стратегическим, как только с активом возникает проблема? Вот примерно та же история будет с кредитными портфелями: краткосрочные и среднесрочные займы быстро начнут превращаться в долгосрочные активы с неясными перспективами. В моменте они не станут ни просрочкой, ни плохими долгами. По ним не нужно будет досоздавать резервы. Однако банки в целом против своего желания существенно «удлинят» свои портфели.

Что будет происходить в то же самое время с их пассивами? Два ключевых источника фондирования — средства предприятий и вклады граждан – подвергнутся серьезному давлению. В корпоративном сегменте будет наблюдаться снижение остатков на текущих счетах и депозитах за счет падения выручки компаний при одновременном сохранении значительной части расходов. И это коснется не только малого бизнеса — в ближайшие пару кварталов запасы ликвидности будут таять практически у всех предприятий, и крупных в том числе. Аналогичная тенденция будет и с депозитами физических лиц. В марте этого года депозитная база сократилась на 1% (около 350 млрд рулей), что было вызвано «эффектом гречки» — подготовкой к самоизоляции (краткосрочным ростом расходов) и совершением крупных покупок на фоне падения рубля. Далее отток депозитов продолжится — люди будут «проедать» сбережения на фоне снижения доходов.

Кроме того, изменения в динамике и структуре портфелей окажут давление на процентную маржу сектора: уменьшение оборачиваемости кредитов, пролонгации на фоне торможения новых выдач, да еще и при росте доли более дорогих пассивов приведут к серьезному снижению прибыли. Да и регуляторные послабления как в части временной отмены досоздания резервов, так и отмены переоценки портфелей ценных бумаг – это фактически «отложенные» убытки четвертого квартала этого года (если послабления не будут продлены).

Еще более пугающая история — снижение комиссионных доходов. Именно они были ключевым драйвером роста прибыли банковского сектора. Чистые процентные доходы банков в 2019 году сократились, в то время как чистые комиссионные доходы выросли сразу на 13%, превысив 1,3 трлн рублей. Благодаря этому их доля в общей структуре доходов сектора увеличилась до 26%. Падают и комиссионные доходы от расчетно-кассовых операций, операций по оплате услуг ЖКХ, эквайринга, денежных переводов. Классическое «офлайновое» розничное кредитование, к которому была «привязана» основная масса комиссионных продуктов (страховые, юридические, инвестиционные, консультационные услуги), продаваемых банками, продолжит буксовать, а значит, и комиссионные доходы будут сокращаться. Безусловно, они не обвалятся катастрофически, ведь такие продажи есть и в онлайн-каналах, но до полноценного развития пресловутых «экосистем» еще надо дорасти. И к тому же экосистемы – удел крупнейших игроков.

Банковский сектор в этом году испытает несколько сильных ударов: по процентной и комиссионной марже и по ликвидности. Крупнейшие банки выдержат, но сильно потеряют в прибыли, для небольших и средних, причем рыночных банков это может оказаться фатальным. В этом отличие от серии падений и отзывов лицензий у банков за последние несколько лет: как правило, это были банки с нерыночными активами, нарисованным балансом, «дутым» капиталом. Теперь пришло время кризиса рыночных банков, не обладающих большим масштабом и доступом к ресурсам крупных холдингов или государства.

Генералы готовятся к прошедшей войне. Экономисты готовятся к прошедшим кризисам. На какие грабли наступит российская банковская система — на старые или на новые — и можно ли предсказать очередной финансовый кризис?

Первое обстоятельство, на которое следует указать, — это, конечно, уязвимость к внешним угрозам. О скором приближении нового мирового кризиса эксперты начали предупреждать еще с весны этого года. Многие индикаторы свидетельствуют о том, что мировая экономика может свалиться в рецессию. Один из индикаторов — инверсия доходности государственных ценных бумаг США, то есть превышение доходности краткосрочных облигаций над долгосрочными. В нормальной ситуации более «длинные» бумаги должны быть дорогими, следовательно, инверсия означает, что инвесторы ожидают проблем в экономике. Исторически это всегда предшествовало кризисам. Прибавим к этому торговую войну США и Китая, рост плохих активов и замедление китайской экономики. Наконец, в следующем, 2020 году исполнится как раз 12 лет с момента последнего глобального кризиса. Иначе говоря, все уверены, что мировой кризис можно только отсрочить, но не избежать. Это может стать «самосбывающимся прогнозом».

Среди всех сегментов российской экономики финансовая система страны может принять удар одной из первых. Очевидно, что никакой «тихой гаванью» в случае внешнего шока российский рынок не будет. В этом случае нас ждет классический сценарий: избавление от российских бумаг институциональными инвесторами, падение фондовых индексов и серьезное давление на рубль. Как мы уже успели убедиться, даже если источником мировой турбулентности будет американский рынок, инвесторы будут выходить прежде всего с «развивающихся рынков» (emerging markets), а значит, все те же Россия, Бразилия, Турция, Мексика, Индонезия испытают самые большие потери.

Для российских банков такой сценарий неприятен в первую очередь по причине большой экспозиции на фондовые риски на балансах. Вложения в ценные бумаги сейчас составляют более 12 трлн рублей (более 13% от всех активов банков). Возможный обвал фондовых рынков и обесценивание ценных бумаг могут стать критичными для ряда банков, в том числе и с точки зрения регулятивных требований (хотя мы уже были свидетелями того, как Центробанк разрешал временно учитывать ценные бумаги не по текущей рыночной стоимости для нормативных целей).

Второй фактор — что в таком случае произойдет с ключевой ставкой, может ли повториться история с ее разовым резким повышением в ответ на рост риска девальвации рубля.

Сейчас зависимость банков от вкладов населения выше, чем 10 лет назад. В 2008 году доля розничных вкладов составляла порядка 25% от всех пассивов; к началу 2009 года она упала до 21%, а сегодня превышает 30%. Но даже при неблагоприятном развитии событий вкладчики-физлица не несут серьезную угрозу банкам. Скорее, более болезненным может стать бегство из частных банков юридических лиц — перевод счетов в те же госбанки. Впрочем, этот процесс идет уже на протяжении десятилетия и в острые моменты усиливается, но не более того. За десять лет доля госбанков на рынке выросла примерно с 50% до 70%, а число банков с госучастием (в том числе на уровне регионов) превышает 50, включая санируемые банки. Пять с лишним десятков госбанков — даже в Китае их меньше. Однако если для развития отрасли и конкуренции на рынке это становится определенным вызовом (о чем уже говорит не только ФАС, но и сам ЦБ, обещая их приватизировать в будущем), то с точки зрения уязвимости и финансовой устойчивости это фактор поддержки сектора. Оставим за скобками вопрос, кто заплатит за эту устойчивость.

Вообще чистка банковского сектора принесла свои плоды: сейчас среди крупнейших банков отсутствуют кредитные организации-«зомби». В первой сотне, безусловно, есть несколько проблемных банков, но масштаб необходимых санаций уже точно не будет таким драматичным, как это было с «Открытием», Бинбанком или «Трастом».

И санации, и принудительное удаление с банковского рынка сотен игроков за последние годы не связаны с банковскими кризисами. И если в 2008 году ряд банков (ИБ «Кит Финанс», Связьбанк и т. д.) как раз и получили реализацию рисков после внешнего шока — рисков ликвидности и рыночного, когда, имея фактически «пирамиду РЕПО», попали на маржин-колы, — то после 2014 года отзывы лицензий и санации не были связаны непосредственно с финансовым кризисом. Ни «Югра», ни «Российский кредит», ни Мособлбанк и еще десятки аналогичных банков не стали жертвами рыночных рисков — падения ликвидности из-за бегства вкладчиков, валютного или фондового риска, ухудшения платежной дисциплины заемщиков из-за просадки экономики.

Самые большие истории краха российских банков связаны с одним риском: акционерным. Собственники банков слишком увлекались финансированием своих рискованных проектов, чаще всего строительства и девелопмента (а в этих сегментах и рыночная просрочка более 20%, что уж говорить о «собственных» проектах, финансирование которых не проходило реальную процедуру оценки рисков). Еще хуже, когда такие банки изначально строили систему «технического» кредитования и фактически вывода активов за периметр. Стоит еще раз повторить, что, к счастью, сейчас на рынке таких историй на порядок меньше.

Наконец, last but not least: проблема пузыря в розничном кредитовании, закредитованность населения, потенциальный кризис плохих долгов. Об этом почти весь этот год спорят представили министерств, ЦБ и аналитики. Может быть, здесь кроется главный вызов сектору? Коэффициент обслуживания долга по необеспеченным потребительским кредитам (отношение платежей по кредитам к доходам) вырос за первое полугодие 2019 с 8,3% до 8,8%. На фоне снижающихся уже шестой год подряд реальных располагаемых доходов населения это тревожный звонок. Однако банковская система успешно преодолела и более высокие показатели коэффициента обслуживания долга, который в 2014 году достигал 9,3%. Да, почти половина заемщиков хотя бы один раз задерживали обслуживание платежей по кредитам, но львиная доля таких случаев — это просрочка на несколько дней, чаще всего связанная с плохим планированием личных финансов и забывчивостью. Большинство таких заемщиков в итоге обслуживают и гасят кредиты.

За всю историю российского банковского рынка страны потребительское кредитование никогда не становилось системной угрозой

Кроме того, просроченная задолженность по розничному портфелю уже длительное время колеблется на уровне всего около 1% от банковских активов (или 5-6% от портфеля всех розничных кредитов). Конечно, такой уровень просрочки объясняется в том числе и ростом объемов выдач потребительских кредитов, и ускоренным ростом ипотеки (пока еще с крайне низким уровнем плохих кредитов), на фоне чего просрочка «размывается». Однако за всю историю российского банковского рынка страны потребительское кредитование никогда не становилось системной угрозой, и только лишь один розничный монолайнер — банк «Связной» — утратил платежеспособность именно вследствие такой специализации и роста проблемных активов. Все остальные кейсы — это корпоративные или универсальные банки с проблемным корпоративным портфелем либо вовсе не банки, а суррогаты, кредитовавшие технических заемщиков и покупавшие такие же технические паи закрытых паевых инвестиционных фондов (ЗПИФов) и доли в ипотечных сертификатах участия (ИСУ). Безусловно, риски розничного кредитования могут стать существенными для отдельных специализированных банков, но не для всего банковского рынка. К тому же охлаждение розничного кредитования после вступления с 1 октября в силу регулятивных новаций (в том числе для заемщиков с большой долговой нагрузкой) снижает эти риски.

Тем не менее в розничном кредитовании есть и свой «черный лебедь». Новая реальность низкой инфляции и низких рублевых ставок может внезапно закончиться, и тогда — в случае устойчивого повышения стоимости фондирования —банки с большой долей кредитов, выданных под низкие ставки, столкнутся с «процентными ножницами», причем как раз эта история может затронуть очень значительный сегмент рынка. В первую очередь это ипотека. Все радуются историческим рекордам ипотечного рынка — ставкам ниже 8%. Одновременно с этим и средний срок ипотечного кредита вырос до 18 лет. У банков уже реально значимый объем ипотеки на балансах, и в случае разворота динамики ставок их ждет отрицательная процентная маржа, схлопывание роста портфеля и, соответственно, ускорение накопления просрочки и убытки.

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС кризис банковской системы страны. Является серьезным потрясением как для банковской системы, так и для экономики страны в целом. В условиях экономич. кризиса, сопровождающегося инфляцией, бюджетным дефицитом, развитие банков дестабилизируется, размер ресурсов, аккумулируемых банками, резко сокращается, что приводит к снижению доходности традиц. банковских операций, банки вынуждены искать побочные источники дохода, что увеличивает риски, отвлекает банковские ресурсы от производительной деятельности. На развитие кризисных явлений в банковской системе России влияли три основные группы причин: экономические, политические и социальные причины. Экономическими причинами Б.к. 1995 были: кризисное состояние экономики в целом (банковская система как часть экономики испытывает на себе весь спектр негативных влияний, включая платежный кризис, инфляцию, тяжелое налоговое бремя и т.д.); проведение ЦБ РФ жесткой рестрикционной политики (поддержание учетной ставки на высоком уровне, повышение норм обязат. отчислений в резервные фонды; введение валютного коридора; увеличение норматива миним. размера уставного фонда банков; требование ЦБ РФ летом 1995 погасить значительную часть задолженности по централиз. кредитам и процентов по ним); создание казначейств обусловило, особенно в регионах, перелив ден. средств из банков в казначейства, в к-рых открывались счета клиентов; банковские спекуляции на рынках межбанковских кредитов (депозитов) и ГКО; недостаток квалифицир. банковских кадров, к-рые могли бы оценить степень рискованности активных операций банка, диверсифицировать пассивы, определить экономически обоснованный уровень лимитов кредитования, учесть форс-мажорные обстоятельства банковской деятельности и т.д. Важнейшими политическими факторами были приближение выборов и принятие связанных с этим популистских решений, в т.ч. и в денежнокредитной сфере. К социальным факторам следует отнести падение доверия населения к банкам из-за краха финансовых пирамид и разорения отд. банков. Системный Б.к. 1998 принципиально отличается от предшествующих кризисов, включая самый острый из них – августа 1995. Главное отличие – кризис 1998 охватил большинство крупных многофилиальных банков, через к-рые проходила значит. часть платежного оборота и к-рые наиболее активно привлекали средства населения и получили международное признание. Кризис 1998 привел к убыточности большого числа российских банков, многих – к банкротству, к потере банковской системой заметной части своего капитала. Развитие кризиса во многом ускорилось вследствие внешних для банковской системы финансовых потрясений (дефолт по государственному долгу, резкая девальвация нац. валюты и разрушение финансовых рынков). Однако гл. причины российского Б.к. связаны с развитием банковской системы. Проблемы российских банков в значительной мере обусловлены недостатками в управлении активами, недооценкой рисков банковской деятельности (балансовых и внебалансовых операций) и тесным переплетением интересов собственников и менеджеров банков. Макроэкономич. факторы в такой ситуации лишь сыграли роль детонатора и усугубили внешние проявления внутрибанковских проблем. В целом совокупный ущерб банковской системы от кризиса (прямые убытки банковской системы, прирост просроченной задолженности банков, отложенные потери по внешней задолженности, потенциальные потери по срочным обязательствам, утрата активов банков с отозванными лицензиями) составил, по оценкам экспертов, 7% ВВП. Помимо банковской системы, довольно ощутимые потери понесли и др. субъекты экономики, связанные с ней: предприятия, население, государство. Макроэкономич. потери общества от Б.к., к-рые включают потери как собственников (прямые убытки, прирост просроченной задолженности), так и клиентов и кредиторов банков (сокращение нац. сбережений за счет утраты капитала банковской системы, потери клиентов – пр-тий и населения и кредиторов банков с отозванными лицензиями, обесценение вкладов из-за неплатежеспособности банков и задержек платежей в условиях ускорения инфляции, потери пр-тий в результате платежного кризиса, потери бюджетной системы из-за инфляц. обесценения налоговых платежей, застрявших в неплатежеспособных банках, эмиссионные затраты ЦБ РФ на решение проблемы вкладчиков), составили, по оценкам экспертов, около 9% ВВП. В странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) размеры макроэкономич. потерь в результате Б.к. и затраты на реструктуризацию банковской системы достигли 16–20% ВВП. В то же время в нек-рых странах Латинской Америки (Аргентина, Чили) и ЮгоВосточной Азии потери от Б.к. порой превосходили 40% ВВП. Российский кризис имеет как общие черты, так и особенности в сравнении с кризисами в др. странах. Общие черты включают: значит. ухудшение платежеспособности банков, рост числа банковских банкротств. Если в первой половине 1998 доля проблемных банков составляла около 30% численности банковских институтов, то в результате кризиса к началу октября 1998 – почти 50%, причем в них было сосредоточено около 40–45% банковских активов. Число коммерч. банков за 1998 сократилось на 13%. Резкое уменьшение стоимости банковских активов, что было вызвано обесценением ценных бумаг и увеличением доли сомнительной и безнадежной задолженности в кредитных портфелях банков; изъятие клиентами банков в ходе кризиса существ. части своих сбережений; масштабный кризис расчетов, к-рый привел к значит. потерям как пр-тий, так и бюджетной системы. Значит. потери банковской системы в России оцениваются в 50–60% банковского капитала. Вместе с тем кризис российской банковской системы отличается значительным своеобразием по сравнению с Б.к. последних лет в странах ЦВЕ, Азии и Латинской Америки. Если в странах с переходной экономикой осн. источником потерь банков являлись «плохие долги» предприятий, то в России, в условиях значит. обособленности банковского сектора от производства, ситуация иная. В 1998 доля просроченной задолженности в общем объеме банковских кредитов экономике с учетом просроченных процентов, включая банки с отозванными лицензиями, составляла около 15–16% (и только в период острой фазы кризиса в сентябре поднялась до 19%). В странах, где роль банков в финансировании производства значительно выше, доля просроченных кредитов в экономике достигала 30% и более. В России не получило широкого распространения и банковское кредитование операций с недвижимостью под залог крупных пакетов акций промышл. и торговых компаний, т.е. тех активов, стоимость к-рых может многократно сократиться в течение короткого промежутка времени. Б.к. в России в наибольшей степени поразил крупные и крупнейшие банки страны. В то же время мелкие и средние банки в целом оказались более устойчивыми. Основным источником потерь для крупных российских банков стала несбалансированная валютная позиция, возникшая из-за возможности получения внешних займов, и операции банков на рынке форвардных контрактов. Прекращение внешнего финансирования банковской системы во 2-м квартале 1998 и отрицат. внешнее финансирование (отток капитала) начиная с 3-го квартала, поставили перед российскими банками трудную задачу поиска достаточного объема ликвидных ресурсов, а девальвация рубля и подрыв доверия к банкам сделали ее неразрешимой. Отказ правительства от обслуживания внутреннего гос. долга привел к резкому ухудшению качества активов и показателей ликвидности банковской системы, в результате чего в тяжелое финансовое положение попали многие средние и мелкие банки, проводившие отнюдь не рискованную кредитную политику. В силу множества причин кризис российских банков был неизбежен. Избежать Б.к. не удалось практически ни одной стране с переходной экономикой, активно проводящей рыночные преобразования. То, что в России кризис разразился несколько позже, чем в странах ЦВЕ, объясняется тем, что наша банковская система имела больше возможностей для экстенсивного развития. В силу специфики кризиса макроэкономич. потери оказались относительно меньше, чем в странах ЦВЕ. Однако кризис 1998 привел к резкой декапитализации российской банковской системы, что поставило перед правительством и ЦБ РФ новые сложные задачи

Финансово-кредитный энциклопедический словарь. — М.: Финансы и статистика . Под общ. ред. А.Г. Грязновой . 2002 .

Полезное

Смотреть что такое "БАНКОВСКИЙ КРИЗИС" в других словарях:

Банковский кризис — (bank crisis, banking krisis) – кризис банковской системы страны, обычно – одно из проявлений финансового кризиса, когда он происходит в этой стране. Бывает, однако, что банковский кризис развивается самостоятельно, например, вследствие потери… … Экономико-математический словарь

банковский кризис — Кризис банковской системы страны, обычно – одно из проявлений финансового кризиса, когда он происходит в этой стране. Бывает, однако, что банковский кризис развивается самостоятельно, например, вследствие потери населением доверия к банковским… … Справочник технического переводчика

Кризис — (Krisis) Содержание Содержание Финансовый кризис История Мировая история 1929 1933 годы время Великой депрессии Черный понедельник 1987 года. В 1994 1995 годах произошел Мексиканский кризис В 1997 году Азиатский кризис В 1998 году Российский… … Энциклопедия инвестора

Кризис в Латвии (2009) — История Латвии Название Латвии … Википедия

Кризис ликвидности — неспособность быстрой продажи активов (предприятия, фирмы, банка) по цене близкой к рыночной, а также неспособность бесперебойно оплачивать в срок свои обязательства и предъявляемые к ним законные денежные требования. Тем не менее, между кризисом … Википедия

Кризис в мировом автопроме — вторая фаза (после ипотечного кризиса в США) мирового финансового кризиса 2008 2009, приведшая к рецессии и банкротствам среди мировых автогигантов. Ипотечный кризис в США спровоцировал в сентябре 2008 года кризис ликвидности мировых банков:… … Википедия

Кризис ликвидности — (Liquidity crisis) Кризис ликвидности это невозможность быстро продать Невыполнимость своевременной оплаты обязательств и нереальность быстрой продажи Содержание >>>>>>>> Кризис ликвидности (Liquidity crisis) это, определение это неспособность… … Энциклопедия инвестора

Ипотечный кризис — (Mortgage Crisis) Определение ипотечного кризиса, причины кризиса в США Информация об определении ипотечного кризиса, причины кризиса в США Содержание Содержание Определение в (2007) Убытки Оценки Причины в США Хроника ипотечного кризиса США и… … Энциклопедия инвестора

Финансовый кризис — (financial crisis) глубокое расстройство финансов страны, вызванное чрезвычайными событиями (экономическими, политическими,войнами и т.п.), часто переходящ ий в общий экономический кризис.Подробнее см. Бюджетный кризис. См. также Банковский… … Экономико-математический словарь

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: