Дмитрий агарков и тинькофф чем закончилось

Обновлено: 06.02.2023

42-летний воронежец Дмитрий Агарков перехитрил банк "Тинькофф Кредитные Системы" и благодаря этому прославился на всю страну. Как ему это удалось?

"Он не 24 миллиона, а реальные 4 года за мошенничество получит"

При оформлении кредитной карты в анкете-заявлении Дмитрий Агарков изменил мелкий шрифт, вписав свои условия - предложил выдать ему беспроцентный и безлимитный кредит. В банке заявление подписали, судя по всему, автоматически - и отправили Агаркову кредитную карту, тем самым заключив с ним договор. Дмитрий решил потребовать в суде от банка компенсировать нарушение его условий. В досудебной претензии к банку, ссылаясь на заключенный договор, он указал 24 млн рублей.

Независимые эксперты сочли, что у клиента неплохие шансы выиграть иск к банку. Прежде всего потому, что есть вступившее в силу судебное решение, в котором договор, заключенный на условиях Агаркова, признан законным. Комментируя ситуацию, владелец банка Олег Тиньков высказался в "Твиттере": "По мнению наших юристов, он не 24 млн, а реальные 4 года за мошенничество получит", да и представители банка называли его в СМИ мошенником. Дмитрий решил за это подать на банкиров в суд.

Свои условия - мелким шрифтом

История взаимоотношений Дмитрия Агаркова с банками началась в 2005 году. Он, как и многие граждане РФ, обжегся на кредитной карте, которую получил по почте.

- По той карте все суды я проиграл, - признается Агарков. - Мне пришлось выплатить огромные проценты за пользование средствами банка. Во время этих судов пришлось выучить, что такое акцепт, узнать все о заключении договоров. В 2008 году мне по почте пришло предложение от "Тинькофф Кредитные Системы", где мелким шрифтом было предложено взять кредит под большие проценты. Я уже знал, что в Гражданском кодексе есть статья о свободе договора между двумя сторонами - на этом основании я вправе предложить банку свои условия. Что я и сделал. Если честно, не ожидал, что банк подпишет договор, и очень удивился, когда через месяц мне пришла кредитная карта.

Итак, Агарков решил предложить банку новые условия договора, которые разместил на своей странице в Интернете. Он отсканировал заявление-анкету от ТКС-банка и в части с мелким шрифтом внес изменения: процентная ставка за пользование кредитом и комиссия за выдачу наличных составляют ноль процентов. А также вписал, что "клиент вправе не оплачивать все комиссии и платы, предусмотренные тарифами". То есть прописал для себя безлимитный и беспроцентный кредит. А при расторжении договора в одностороннем порядке предусмотрел компенсацию от банка в 6 млн рублей.

Агарков с самого начала не платил проценты по кредитной карте. Возвращал банку только то, что брал - то есть "тело" кредита. Как и было указано в его договоре. Два года вопросов к Агаркову не возникало. Банк расторг с ним договор и выставил заключительный счет в апреле 2010-го. По мнению финансистов, клиент начал допускать просрочку по оплате минимального платежа.

В 2012-м банк обратился в суд, чтобы взыскать с Агаркова с учетом комиссий и штрафов более 45 тыс. рублей. Клиент предоставил в суд договор, подписанный банком, и озвучил условия, согласившись погасить основной долг - 19 тыс. рублей.

Суд установил, что договор, подписанный в 2008 году, - законный. И что клиент имел полное право, как одна из сторон, предлагать свои условия. По решению суда от 6 сентября 2012 года в пользу банка с Агаркова была взыскана только сумма основного долга - 19 тыс. рублей. В декабре после апелляции оно вступило в законную силу. Таким образом, Агарков добился в суде права не платить проценты и штрафы.

Отсудить у банкиров 24 млн рублей

А уже в августе в Коминтерновском райсуде Воронежа состоялись предварительные слушания по беспрецедентному иску клиента к банку. Как считает Агарков, выступив с иском о взыскании процентов и штрафов, банк нарушил свои обязательства. Дмитрий требовал, чтобы банк исполнил свои обязательства: выплатил за изменения условий и тарифов в одностороннем порядке - по 3 млн рублей за каждое. По мнению клиента, банк нарушил 8 пунктов.

Агарков направил в юрслужбу банка для урегулирования спора в досудебном порядке претензию, в которой указал сумму в 24 млн рублей. При этом сумма исковых требований - 900 тысяч: с исков до миллиона не надо платить госпошлину. И если Агаркову удалось бы добиться решения в свою пользу и оно вступило в законную силу, следующий иск на более крупную сумму был бы удовлетворен автоматически.

- Я хотел доказать, что по статье 1 Гражданского кодекса не только банки, но и обычные люди имеют право на свободу договора, - сказал Дмитрий. - По закону клиенты могут предлагать банкам свои условия. За деньгами и известностью я не гонюсь. Хочу, чтобы люди знали о своих правах и действовали в рамках закона. Чтобы клиенты читали договоры, которые им предлагают банки. Прежде всего читали текст, написанный мелким шрифтом.

Станислав Рывкин, руководитель адвокатского бюро:

- Не усматриваю в ситуации ничего, кроме головотяпства и самоуверенности сотрудников банка. Мошенничеством может считаться хищение средств путем обмана или злоупотребления доверием. Ни того, ни другого я в ситуации с воронежским клиентом банка не вижу. Заемщик направил банку свои условия договора, и тот их принял, выслав ему карту. Если считать мошенничеством форму, в которой заемщик сделал предложение (я имею в виду мелкий шрифт и ссылку на сайт), тогда таковым можно считать и действия банка. Ведь форма, в которой банк предложил делать оферту клиенту, идентична оферте этого заемщика. В данном случае банк прислал клиенту не договор, а анкету-заявление, тем самым предложив заемщику сделать оферту. Что он и сделал, предложив свои условия. Банк их принял и попал в ловушку, которую выстраивают обычно сами кредитные организации. В государстве, где все участники гражданских правоотношений равны, подобный иск клиента с большой вероятностью был бы удовлетворен.

Когда верстался номер

Стороны отказались от претензий друг к другу. Кроме того, банк выпустил для Дмитрия Агаркова дебетовую карту, по которой банк начисляет 10% годовых на остаток по карте и платит cash back до 30% по отдельным видам покупок

Банк "Тинькофф Кредитные Системы" (ТКС), возглавляемый Олегом Тиньковым (№151 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России по версии Forbes, состояние — $0,7 млрд), в среду заявил об урегулировании конфликта с жителем Воронежа Дмитрием Агарковым, требовавшим у банка 24 млн рублей за нарушений условий кредитного договора, сообщается на сайте банка.

Со своей стороны, Хьюз добавил, что кредитная организация ведет работу по повышению финансовой грамотности. При этом он отметил, что клиенты должны быть ответственными заемщиками. Хьюз добавил, что банк выпустил для Агаркова дебетовую карту, по которой банк начисляет 10% годовых на остаток по карте и платит cash back до 30% по отдельным видам покупок.

В этой ситуации в выигрыше тот, кто пользовался кредитом несколько лет, считает генеральный директор «Интерфакс — ЦЭА» Михаил Матовников. По его мнению, судебный процесс не был выгоден ни одной из сторон: Агарков вряд ли смог бы отсудить $1 млн, но нажил бы проблем — как минимум его бы стали опасаться другие банки. Если посмотреть на этот вопрос с точки зрения истины, то станет очевидно, что борьба с несправедливыми практиками банка — это не борьба лжецов с обманщиками, отметил собеседник Forbes. Если бы победу над банком одержал человек, который действовал так же, как и сам банк, это не было бы правильным выходом — борьба должна вестись в сугубо правовом поле, считает он.

Поведение клиента в данной ситуации может быть расценено как злоупотребление правом, считает начальник юридического департамента Нордеа Банка Андрей Зуев. У банка есть нормальная правовая позиция для оспаривания претензий, поэтому непонятно, зачем в этой ситуации идти на уступку, сказал он.

Об измененном договоре стало известно после того, как в 2010 году ТКС разорвал договор с воронежцем из-за просрочки выплаты кредита и подал на него в суд, требуя выплаты долга в сумме более 45 000 рублей. Агарков предоставил в суде договор с банком, который был признан законным. Воронежец подал ответный иск на банк, требуя компенсации в размере 24 млн рублей.

Работая в издательстве ЭКСМО, я выпускал книги Олега Тинькова и бывал на его встречах с читателями. На них приходили сотни людей – больше, чем к любому другому нашему автору, в основном молодые ребята, для которых Тиньков был героем, ролевой моделью. Они хотели научиться делать бизнес, как он. Как издатель, я их хорошо понимал: в книгах Тиньков выглядел удачливым флибустьером, человеком, для которого общепринятая мудрость значила гораздо меньше собственной «чуйки». Молодым мужчинам легко объяснить, что тормоза придумали трусы.

Собственно, именно поэтому в конфликте Тинькова с воронежцем Дмитрием Агарковым «сетевое общественное мнение» в лице тех же самых молодых ребят поддержало Агаркова.

Получив письмо от банка «Тинькофф кредитные системы» (ТКС) с предложением кредитной карты, Агарков исправил в присланной анкете условия: ставку кредита сделал нулевой, убрал кредитный лимит, вписал сумасшедшие штрафы за невыполнение условий договора. И отправил изготовленный документ в банк. Там его подмахнули не глядя – привыкли, что так поступают клиенты. На основании своего договора Агарков не платил процентов, которые ТКС начислял ему по карте, и, когда банк попытался взыскать их с него, суд встал на его сторону. А Тиньков обвинил его в мошенничестве и пригрозил посадить на четыре года.

Кто в этой ситуации флибустьер, а кто – нытик? Для читателей Тинькова ответ очевиден.

А он обиделся: «Боже, что за страна? Мошенники у вас герои. Халявщики и лентяи одни. Карету мне, карету!»

Агарков, конечно, не мошенник – он никого не заставлял подписывать свой вариант договора. И, конечно, герой: он выставил на посмешище не одного Тинькова, а всех наших банкиров, старающихся максимально запутать клиентов, чтобы стрясти с них побольше денег.

Вот как они это делают (возьмем пример того же ТКС Банка).

Чтобы стать клиентом ТКС, достаточно заполнить вот такую анкету – ее получил и Агарков. Подписывая анкету, клиент соглашается с Условиями комплексного банковского обслуживания (их надо посмотреть отдельно вот здесь) и тарифным планом – таким, какой банк сочтет нужным предложить именно ему.

Впрочем, один из планов выложен-таки в сети со злобными комментариями, которые предлагаю игнорировать: сами разберемся.

Согласно этому документу, клиент имеет право на нулевую ставку по кредиту в течение 55 дней после того, как совершит покупку с помощью карты. Затем, между 55-м днем после операции и моментом выставления счета-выписки по карте, клиент платит «базовую процентную ставку» – 12,9% годовых. А после – уже 0,12% в день, то есть 43,8% годовых.

Проделайте эксперимент над собой: сколько времени у вас уйдет, чтобы понять, какую именно ставку вам придется платить по кредиту?

А теперь еще раз внимательно взгляните на анкету. В ней мелким шрифтом написано следующее: «Если в настоящем Заявлении-Анкете не указано мое несогласие на включение в Программу страховой защиты заемщиков Банка, то я согласен быть застрахованным лицом по указанной Программе, а также поручаю Банку ежемесячно включать меня в указанную Программу и удерживать с меня плату в соответствии с Тарифами».

Над большим, заметным полем, в котором надо указать свои имя и фамилию, а рядом – поставить подпись, есть два маленьких квадратика, сопровождаемых надписями совсем уж миниатюрным шрифтом. Одна из надписей гласит: «Я не согласен участвовать в Программе cтраховой защиты заемщиков Банка, при этом понимаю, что в этом случае, вне зависимости от состояния моего здоровья и трудоспособности, я обязан исполнять мои обязательства перед ТКС Банк (ЗАО) в полном объеме и в установленные договором сроки».

Программа не описана ни в Условиях комплексного банковского обслуживания, ни в анкете, ни в тарифном плане, так что совершенно непонятно, защиту от чего получает клиент, у которого нет достаточно сильной лупы, чтобы прочесть этот текст. Зато он будет каждый месяц платить 0,89% своей задолженности за страховку черт знает от чего.

Кстати, а почему шрифт такой мелкий? «Это экономия, там ничего нет существенного в нашей анкете», – отвечает Тиньков.

Ладно бы еще этим все ограничивалось. Ради эксперимента я как-то раз заполнил заявление на кредитную карту на сайте ТКС Банка. И получил ответ: «О решении Вы будете проинформированы по SMS и электронной почте. Мы также сообщим о Вашем тарифном плане и доступном кредитном лимите». Следом – в тот же день – пришло другое письмо: мол, по моей заявке принято положительное решение, мне позвонит специалист, чтобы договориться о доставке карты. Никаких упоминаний о тарифном плане в этом письме уже не было, а про кредитный лимит сообщалось: «Начальную сумму Вашего кредитного лимита Вы узнаете после доставки карты».

Надо ли говорить, что, когда мне позвонили из банка, я потребовал не валять дурака и назвать лимит.

Но ответа все равно не получил – банку оказалось легче отказаться от клиента, чем раскрыть страшную тайну лимита. Я написал об этом в фейсбуке – и получил буквально следующий ответ от представителя ТКС (да, вот с такой пунктуацией и орфографией): «Ваше желание – Ваше право, и Ваш выбор. Мы свое желание и право сообщить величину лимита после проведения встречи так же считаем своим выбором. Сожалею, что Вы считаете иначе, при этом уважаю Ваше мнение. Специалист Банка соответствующим образом отметил Ваше пожелание отказаться от карты».

Ваше право и ваш выбор – считать вышеописанное честным или не очень честным поведением. Одно можно сказать – в похожие игры с клиентами играет подавляющее большинство российских банков. Так нечего и удивляться, что человека, обыгравшего банк по его же правилам – с помощью «экономного» шрифта – считают героем, а не мошенником.

А вот банкир стал бы героем, если бы смог преодолеть себя – и открыто предложить клиенту то, что у него для клиента есть. То есть одинаковым крупным шрифтом указать в документе, под которым клиент ставит подпись (да, в одном-единственном документе) все особенности продукта. Единую (желательно) процентную ставку, которая будет действовать с понятного, конкретного момента при условии внесения минимального платежа – и «штрафную» ставку на случай, если этот платеж не внесут. Обе эти ставки надо бы указать в процентах годовых – так люди привыкли.

Еще в этом героическом документе надо указать штраф за неуплату и описать страховую программу, в которую клиенту предлагается вступить (да, именно так, а не отказаться от вступления). И неплохо бы включить в текст предлагаемый кредитный лимит – хотя бы в процентах от зарплаты, которую банк все равно проверяет, звоня клиенту на работу.

А пока – какие-то вы не герои. Тиньков вот договорился с Агарковым: не стал больше требовать с него проценты по кредиту. И что дальше? Для клиентов банка ведь ничего не изменилось. Пусть покупают лупы и калькуляторы.

Олег Тиньков в соцсетях попрощался с Тинькофф Банком и заявил, что «забирает из страны» бренды Tinkoff и La Datcha. «У меня не осталось ничего в России», — утверждает бизнесмен. Ранее он заявил, что продал долю в Тинькофф Банке компании миллиардера Владимира Потанина под давлением «за копейки»

Бизнесмен Олег Тиньков заявил, что «забирает из страны» бренды Tinkoff и La Datcha. Об этом он написал в Instagram (заблокирован в России, принадлежит Meta, которую в России признали экстремистской организацией, ее деятельность запрещена). Тиньков отметил, что оба бренда принадлежат его семье, и он не хочет, чтобы они дальше ассоциировались с Россией и конфликтом на Украине.

Кроме того, бизнесмен попрощался с основанным им Тинькофф Банком. «Прощай Тинькофф Банк. Прощай Россия. У меня не осталось ничего в России. И это плохо, для России», — написал Тиньков (орфография и пунктуация — как в оригинале). По его собственным словам, он был одним из немногих в России, кто строил «честный, свободный и американский тип бизнеса». Бизнесмен также поблагодарил миллиардера Владимира Потанина, компания которого «Интеррос» решила приобрести долю семьи Тинькова в Тинькофф Банке — хотя и, по словам Тинькова, за «копейки».

Это первый пост Тинькова после того, как «Интеррос» объявил о сделке по покупке 35% акций TCS Group — головной компании Тинькофф Банка — у Rigi Trust, подконтрольной Тинькову и его семье компании. Стороны не раскрыли условия сделки, она была согласована с Центробанком. Тиньков заявил, что для него «пришло время уйти на пенсию и заниматься здоровьем и семьей».

1 мая в интервью The New York Times Тиньков заявил, что сделка — это навязанная ему «отчаянная продажа», и что он передал пакет акций «за копейки» — за 3% от того, что он считает справедливой стоимостью компании. Тиньков заявил, что его выхода из состава акционеров Тинькофф Банка потребовали представители администрации президента на следующий день после того, как бизнесмен опубликовал запись с критикой «специальной военной операции»* России на Украине. В случае неисполнения требования банку пригрозили национализацией, утверждает Тиньков. Кремль не ответил на запрос NYT по этому поводу.

Тиньков после начала «военной операции» и обвала бумаг российских компаний лишился статуса миллиардера по оценке Forbes. Тинькофф Банк назвал заявления своего основателя его личным мнением и подчеркнул, что Тиньков давно не участвует в деятельности банка. 24 марта Тиньков попал под санкции Великобритании. До этого Тиньков заявлял, что «ни разу не был в Кремле», и просил не называть его «олигархом».

*Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

42-летний Дмитрий Агапов доказал в суде, что не обязан платить проценты по банковскому кредиту. И теперь требует взыскать с банка в его пользу 999 тысяч рублей.

Тяжба воронежца Дмитрия Агапова (фамилия изменена по его просьбе) и банка «Тинькофф кредитные системы» может стать прецедентом общероссийского масштаба. Получив по почте анкету банка для открытия кредитной карты, Дмитрий изменил набранные мелким шрифтом условия предоставления кредита в свою пользу. По условиям воронежца, которые он выставил банку, клиент, к примеру, не должен платить процент по кредиту. А в случае, если банк изменит условия договора или расторгнет его, кредитная организация окажется должна Дмитрию 3 миллиона рублей. Насколько внимательно в банке читали анкету, присланную Дмитрием — неизвестно. Но факт остаётся фактом — банк принял анкету на условиях клиента (!) и выдал ему кредитную карту. И сейчас Дмитрий доказывает в суде, что это не он должен банку, а банк — ему.

«Дружба» Дмитрия с банками началась в далёком теперь уже 2004 году. Именно тогда, как рассказал предприниматель «МОЁ!», он получил по почте предложение открыть кредитную карту в одном из банков. К предложению предлагалась анкета. Заполнение этого документа и получение его банком автоматически считалось заявлением на выдачу кредита.

— Очень скоро по почте пришла кредитная карта, и, конечно, я начал ей пользоваться. Потом заметил, что с меня списывают гораздо больше, чем я предполагал, — вспоминает Дмитрий. — А всё дело было в том, что я, как и большинство из нас, не прочёл то, что в анкете было набрано мелким шрифтом. И зря. Именно в этих абзацах крылись дополнительные условия предоставления кредита и дополнительные комиссии. В общем, переплата по кредиту приближалась к 70 % годовых! Но так как тут виной была моя невнимательность, пришлось платить. Зато что такое акцепт, оферта, на каких условиях предоставляется кредит я выучил наизусть.

Банковские «премудрости» пригодились Дмитрию довольно скоро. По словам предпринимателя, в 2007 году он получил по почте предложение открыть кредитку в банке «Тинькофф кредитные системы». В этой анкете тоже были абзацы, набранные мелким шрифтом, в одном из них в частности говорилось, что подробные условия предоставления кредитов размещены на сайте банка. А в этих условиях, оказывается, оговаривались различные комиссии, которые увеличивают процент по кредиту.

Сама анкета была достаточно короткой. Дело в том, что общие условия предоставления кредита и тарифы, как говорится в анкете, представлены на сайте банка. Подписывая анкету, клиент соглашается с этими условиями. Но есть и вторая сторона — банк. Если он выдаёт кредитку, значит, он тоже согласен с условиями предоставления кредитов.

— Для начала я открыл в интернете сайт и разместил на нём свои условия предоставления кредитов. — делится секретами Дмитрий. — В частности, предложил банку не брать с меня процент по кредиту, не брать с меня платы за выпуск карты, заплатить мне неустойку в 3 миллиона рублей, если банк решит расторгнуть договор в одностороннем порядке. В анкете я указал адрес именно этого сайта с условиями договора. Кстати, анкета, которую я отправил представителям банка, отличалась от типовой не только этим. С неё я, к примеру, убрал все логотипы банка. Представляете, какой была моя радость, когда через некоторое время я получил от банка кредитную карту? Ведь это значит, что банк принял мои условия!

К 2010 году компьютеры банка насчитали Дмитрию Агапову более 29 тысяч рублей задолженности по основному долгу, более 10 тысяч рублей — по просроченным процентам и ещё 5,5 тысяч рублей штрафных процентов. В 2012 году банк обратился в мировой суд по месту жительства Дмитрия.

Мировые судьи рассматривают очень много дел о взыскании задолженностей по кредиту. Решения принимаются по накатанной. Однако на сей раз судья была очень удивлена. Анкету, заполненную Дмитрием, предоставил истец — то есть, сам банк. Ответчик же обратил внимание судьи на то, что в этой анкете, заверенной банком стоит ссылка вовсе не на сайт банка.

Прочитав сайт, созданный Дмитрием, судья пришла к выводу, что банк не прав. «Банк принял условия договора, поскольку выслал истцу для активации карту», — говорится в решении суда. И на этом основании судья отказала банку во взыскании с Дмитрия Агапова задолженности по процентам в 15,5 тысяч рублей. Для России это решение уникально.

А на днях оно получило уникальное продолжение — Дмитрий Агапов подал в районный суд Коминтерновского района исковое заявление с требованием обязать банк «Тинькофф кредитные системы» исполнить другие условия их необычного договора. Например, выплатить ему неустойки за изменение условий договора. Пока предприниматель требует с банка 999 тысяч рублей. Однако говорит, что со временем исковые требования могут быть увеличены — общую сумму неустоек предприниматель оценивает в 24 миллиона рублей. Первое судебное заседание по его иску должно состояться 5 сентября.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: