Как сбербанк опель покупал

Обновлено: 25.05.2024

Концерн General Motors отказался продавать марку Opel Сбербанку и компании Magna, поскольку покупатели требовали разрешить им в дальнейшем передать заводы немецкого бренда автопроизводителю, принадлежащему российскому правительству. Об этом говорится в переписке американских дипломатов, опубликованной сайтом WikiLeaks.

Концерн General Motors отказался продавать марку Opel Сбербанку и компании Magna, поскольку покупатели требовали разрешить им в дальнейшем передать заводы немецкого бренда автопроизводителю, принадлежащему российскому правительству. Об этом говорится в переписке американских дипломатов, опубликованной сайтом WikiLeaks, пишет газета The Times.

В начале июня 2009 года концерн General Motors заявил о том, что достиг предварительного соглашение о продаже 55-процентного пакета акций Opel консорциуму компании Magna и Сбербанка. Одна после нескольких месяцев переговоров руководство GM объявило, что не собирается продавать немецкий бренд. Тогда американцы сообщили о намерении провести реструктуризации немецкого бренда самостоятельно.

По сведениям американских дипломатов, во время переговоров российская сторона предъявила концерну требования из 31 пункта, в которых говорилось о возможности продажи заводов "Опеля" автопроизводителю, принадлежащему государству. Это в свою очередь открыло бы России доступ к технологиям и патентам немецкой марки. Именно это заставило GM отказаться от продажи.

При этом ранее сделка получила одобрение канцлера Германии Ангелы Меркель. По информации материалов WikiLeaks, немецкое правительство поддержало покупку "Опеля" Сбербанком, поскольку не знало о требованиях российского банка. Меркель была настолько недовольна срывом сделки, "что отказывалась разговаривать с руководством американского концерна". Российская сторона усмотрела в отказе от продажи "политическое решение", говорится в переписке. Однако, отмечают дипломаты, правительство США не является основным акционером GM, поэтому нежелание продавать марку Opel России было вызвано исключительно экономическими мотивами.

В середине июля 2011 года председатель совета директоров Volkswagen Мартин Винтеркорн заявил в интервью немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung, что если General Motors решится на продажу компании Opel, то ее приобретет китайский автопроизводитель. По его мнению, продажа марки была бы для GM естественной, поскольку с 1999 года американцы потеряли в Европе 14,5 миллиарда долларов. В дальнейшем представители пресс-службы Volkswagen попросили рассматривать слова Винтеркорна как предположение, а не как утверждение о том, что немецкую марку обязательно продадут.

По неофициальной информации, концерн Volkswagen заинтересовался покупкой "Опеля", однако его предложение не заинтересовало "Дженерал Моторз".

Концерн General Motors (GM) передумал продавать контрольный пакет Opel канадской Magna и российскому Сбербанку. Правительство России, называвшее сделку частью стратегии российского автопрома, не собирается поддерживать Magna и Сбербанк в том случае, если они опротестуют решение GM. Теперь американский концерн будет самостоятельно искать госфинансирование для Opel. Он уже заявил, что, в отличие от Magna и Сбербанка, рассчитывавших на €4,5 млрд, GM будет достаточно €3 млрд.

Вчера GM сообщил, что совет директоров концерна передумал продавать 55% акций Opel канадской Magna и российскому Сбербанку. Совет директоров одобрил эту сделку в сентябре (стоимость — €500 млн, см. "Ъ" от 11 сентября), но она так и не была запущена, и теперь GM решил, что ему выгоднее развивать Opel самостоятельно. В ближайшее время концерн представит Германии (на ее территории работает четыре из десяти европейских заводов Opel), а также другим странам Евросоюза подробный план реструктуризации Opel, пообещал президент GM Фриц Хендерсон. Суть этого плана он не раскрыл.

Таким образом, Magna и Сбербанк не смогли завершить самую амбициозную сделку в российском автопроме. Переговоры о покупке Opel они вели с весны и обошли в борьбе за него итальянский Fiat, китайскую BAIC и бельгийский инвестфонд RHJ. Премьер Владимир Путин называл покупку Opel частью стратегии развития российского автопрома — участие в ней Сбербанка символизировало перенос технологий Opel в Россию. Канцлер Ангела Меркель построила свою избирательную кампанию в бундестаг во многом на продаже Opel — она пообещала предоставить ему госфинансирование на €4,5 млрд, сохранив, таким образом, рабочие места на заводах Opel. Содиректор Magna и один из идеологов покупки Opel Зигфрид Вольф вчера также поблагодарил Сбербанк "за самоотверженность", отметив, что Magna будет сотрудничать с GM и дальше.

В Сбербанке от комментариев отказались. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков вчера выразил удивление отказом GM от продажи Opel. Он сказал, что Magna и Сбербанк намерены провести "глубокий юридический анализ" этого отказа, и напомнил, что российские власти готовы были взять на себя "часть рисков, в том числе финансовых" в случае, если бы Magna организовала сборку Opel в России (проект оценивался в сумму до €600 млн). Впрочем, даже если Magna и Сбербанк решатся на "юридический анализ" отказа GM, российское правительство не будет участвовать в этой работе, подчеркнул господин Песков. Российские власти делают немало для вывода российской автоиндустрии из кризиса, в частности готовы помогать АвтоВАЗу, отметил он.

Решение GM может означать, что концерн просто использовал Magna и Сбербанк для того, чтобы добиться госфинансирования для Opel со стороны Евросоюза, а также договориться с профсоюзами Opel о сокращении издержек, говорят источники "Ъ", близкие к переговорам сторон. Действительно, план Magna и Сбербанка в отношении Opel был самым дорогим с точки зрения госфинансирования (€4,5 млрд). Кроме того, Magna договорилась о сделке с ее непримиримыми противниками — Бельгией и Испанией, которые не соглашались на сокращения на своих заводах. Наконец, в понедельник стало известно, что сделку одобрил и профсоюз Opel, который отказался от повышения зарплат и оплаты отпускных — это позволит Opel экономить до €265 млн ежегодно. Нельзя исключать, что GM изначально не собирался продавать Opel, а Magna и Сбербанк помогли концерну уладить наиболее сложные вопросы, допускает Михаил Пак из ИК "Атон".

Однако профсоюз уже заявил, что не согласен с отказом GM от сделки — глава профсоюза Клаус Франц пообещал, что сегодня рабочие Opel проведут забастовки в Германии, а завтра — на других заводах в Европе. А премьер-министр земли Гессен Роланд Кох и его зам Йорг Уве Хан последовательно заявили, что GM, во-первых, стоит вернуть федеральному бюджету Германии бридж-кредит для Opel на €1,5 млрд, которые концерн уже получил, а во-вторых, не стоит надеяться на обещанное от Германии госфинансирование на €4,5 млрд. Представитель канцлера Ангелы Меркель Вильгельм Ульрих также выразил "сожаление" отказом от сделки и пообещал, что госпожа Меркель обязательно обсудит ситуацию с президентом США Бараком Обамой.

Что может предложить американский президент госпоже Меркель, опрошенные "Ъ" аналитики не знают. Понятно лишь, что GM наверняка будет указывать на то, что его собственный план спасения Opel более дешевый, чем дорогостоящий план Magna--Сбербанка, считает господин Пак. В GM вчера уже заявили, что не только с готовностью вернут полученные от Германии €1,5 млрд бридж-кредитов, "если это потребуется", но и то, что предварительная стоимость собственного плана концерна по спасению Opel всего €3 млрд. Это госфинансирование предстоит поделить между собой странам Евросоюза, на территории которых находятся предприятия Opel. В Еврокомиссии вчера не стали критиковать действия GM, сказав только, что готовы изучить план концерна в отношении Opel.

Покупка Opel российским Сбербанком и канадской Magna у General Motors (GM), одобренная канцлером Германии Ангелой Меркель и премьером Владимиром Путиным, должна была дать России доступ к западным технологиям автомобилестроения. Однако это не произойдет, поскольку GM не готов расставаться с контролем над Opel и тем более делиться интеллектуальной собственностью.

Неделю назад совет директоров GM одобрил продажу 55% акций немецкого Opel канадской Magna (разработчик автокомпонентов) и российскому Сбербанку. Партнеры заплатят за бумаги Opel €500 млн и поделят их поровну, а еще €4,5 млрд Opel получит в виде госфинансирования от властей Германии, которые поддержали сделку. Она должна быть закрыта до конца ноября, документы будут подготовлены в течение двух-трех недель. Владимир Путин называл ее "частью стратегии по развитию отечественной автоиндустрии".

Столь громкое название сделки связано с тем, что в ней участвует российский госбанк, и поэтому она преподносится как перенос западных технологий автомобилестроения в Россию. Технологии — это вещь, которая не то что стоит дорого, а не продается вовсе; российские автопромышленники уже не раз пытались их получить. Например, АвтоВАЗ, продавший 25% акций французскому концерну Renault, не смог договориться о копировании его решений или покупке брендов концерна. Renault сразу заявил, что технологиями не торгует, а АвтоВАЗу предложил довольствоваться лицензионной сборкой своих автомобилей Logan. Вносить изменения в их конструкцию или копировать их технологические решения АвтоВАЗ не имеет права.

И когда Magna и Сбербанк начали переговоры с GM о выкупе у концерна всей интеллектуальной собственности Opel, начиная с инженерных решений и заканчивая правом использования бренда и доменных имен в интернете, на рынке заговорили, что более амбициозного проекта российский автопром не знал. Однако если старт переговоров был многообещающим, то к моменту одобрения сделки GM не только смог снять все ключевые требования Magna и Сбербанка, но и начал навязывать им ряд новых условий, которые позволят американскому концерну сохранить влияние в Opel, оставаясь миноритарием (GM после сделки оставит себе 35% акций Opel).

Magna вступила в переговоры с GM в мае, когда американский концерн находился в процессе банкротства. Это давало возможность жестко диктовать ему условия: Magna предложила GM продать Opel и по большому счету о нем забыть. Канадская компания, по словам источников "Денег", рассчитывала сделать на его платформах новые российские автомобили, а сам бренд Opel превратить чуть ли не в главный бренд российского авторынка — речь шла об увеличении доли Opel в России на порядок, с нынешних 2-3% до 20%. Таких показателей предполагалось достичь в том числе за счет местной сборки, и мощности для нее пообещала предоставить группа ГАЗ Олега Дерипаски.

Но уже в августе GM не только вышел из процедуры банкротства, но и получил конкурирующее предложение о покупке Opel от инвестфонда RHJ. У этого фонда американские акционеры — основатель и глава крупного частного фонда Ripplewood Holdings Тимоти Коллинз (15,2%), нью-йоркская инвесткомпания BlackRock (8,4%) и частный инвестфонд Davis Selected Advisors (5,6%). Аналитики отмечали, что сделка с RHJ давала GM возможность продать Opel портфельному инвестору с американскими корнями, который помог бы реструктурировать актив. Впоследствии GM мог бы выкупить контроль над Opel. Ни о какой передаче технологий в этом случае речь не шла.

Неудивительно, что GM выдвинул подобные требования и Magna. Концерн заявил, что готов работать с Magna только на условиях лицензионных платежей, когда канадская компания платит ему 3-5% с оборота от продажи автомобилей. Кроме того, концерн настаивал на праве преимущественного выкупа акций Opel у Magna или Сбербанка, если кто-то захочет их продать. Сбербанк к тому моменту уже понимал, что эта инвестиция для него временная, и был готов перепродать свою долю в Opel (27,5%) либо группе ГАЗ, либо другому госбанку, рассказывают собеседники "Денег".

GM такие условия сделки вполне устраивали еще и потому, что предложение Magna в денежном выражении было лучше, чем RHJ: канадская компания предлагала за контроль над Opel €350 млн наличными (остальное — в виде облигаций, конвертируемых в акции Opel), а RHJ — €300 млн. Но главное, что Magna, которая пользовалась поддержкой российских и немецких властей, могла рассчитывать на гораздо большее, чем RHJ, госфинансирование в Германии для Opel (бельгийский инвестфонд претендовал только на €3,2 млрд). Готовность Ангелы Меркель выделить столь солидную поддержку Magna объяснялась в том числе тем, что канадская компания пообещала канцлеру не закрывать заводы Opel в Германии накануне выборов в бундестаг.

В итоге уже в августе Magna отказалась от притязаний на право полного использования интеллектуальной собственности Opel, вопрос с преимущественным выкупом остался нерешенным. Но сам факт отказа от права полного использования ноу-хау Opel превратил его покупку "в бессмысленное мероприятие", говорит Михаил Пак из ИК "Атон". Действительно, для работы с иностранным автопроизводителем по лицензии совершенно не обязательно покупать не только его контрольный, но даже блокирующий пакет. Например, российское ОАО "Соллерс" собирает по лицензии SsangYong только новые модели внедорожников (таково жесткое условие российской стороны), и для этого не потребовалось акционерное участие в корейском концерне. В случае же с Opel речь будет идти о том, что Magna и Сбербанк не только не смогут использовать его разработки, но и будут платить GM лицензионные платежи, хотя и станут контролирующим собственником Opel. Почему Magna согласилась на такие условия, аналитики и собеседники "Денег" не понимают. Один из них сказал только, что "договориться на других условиях было нереально".

Сразу после того, как совет директоров GM принципиально одобрил сделку с Magna и Сбербанком, концерн выдвинул покупателям Opel новые требования. Во-первых, он вновь поднял вопрос об обратном выкупе акций. Во-вторых, вице-президент GM Джон Смит официально заявил, что концерн претендует минимум на половину мест в правлении Opel (всего их восемь) и намерен назначить своих топ-менеджеров на две ключевые должности — главы подразделения сбыта и маркетинга и новых разработок. Последнее, в частности, означало, что GM сохранит контроль не только над уже существующими, но и над новыми разработками Opel. Наконец, утверждают собеседники "Денег", Magna будет обязана согласовывать с GM свою инвестпрограмму по Opel, то есть все производственные планы.

По сути, речь идет о равноправном партнерстве в Opel, говорит Михаил Пак. "Конечно, Magna предложено назначить главу Opel, но все равно компании с паритетным руководством управляются достаточно сложно",— продолжает управляющий директор AG Capital Александр Агибалов. По его мнению, GM и Magna, у которых наверняка есть собственные взгляды на развитие на российском рынке, могут столкнуться в итоге с конфликтом, аналогичным тому, что произошел между акционерами ТНК-ВР. Здесь также показателен пример АвтоВАЗа и Renault: владелец блокпакета завода госкорпорация "Ростехнологии" разделила места в его правлении с представителями Renault, однако недавно большинство из них покинули завод — рычагов влияния на оперативное управление заводом у них не было.

Ответ Magna на новые предложения GM еще не поступал, но, если канадская компания примет и их, сделка окончательно потеряет смысл, считает Кирилл Таченников из ИК "Открытие". С другой стороны, не согласиться на такую структуру управления также будет тяжело, ведь Magna и Сбербанк уже официально объявлены покупателями Opel, то есть сделке с их участием уже фактически дан старт, добавляет господин Пак.

Одновременно с этим против покупки Opel Magna и Сбербанком выступили клиенты Magna, которым она поставляет автокомпоненты,— немецкие BMW и Volkswagen. Они совершенно справедливо заметили, что после сделки Magna из их партнера превратится в прямого конкурента, а Volkswagen пригрозил разрывом контрактов. Вряд ли Magna как конкурент будет останавливать поставки компонентов своим клиентам, говорит Иван Бончев из Ernst & Young, но канадская компания, как никто другой, представляет себе структуру себестоимости и может на нее влиять. Например, те или иные автокомпоненты могут теоретически поставляться на конвейеры Volkswagen и BMW по более высоким ценам, чем для Opel. Содиректор Magna Зигфрид Вольф уже обещал "жестко отделить сборку автомобилей (Opel.— "Деньги" ) от выпуска компонентов", но проконтролировать Magna будет чрезвычайно сложно, говорит господин Бончев.

Наконец, против сделки выступают те страны Евросоюза, где Magna намерена закрыть заводы Opel,— Испания и Бельгия. Они призывают Еврокомиссию разобраться с тем, почему в вопросе госфинансирования Opel власти Германии действуют предвзято, то есть отказываются закрывать немецкие заводы, но допускают их закрытие в других странах ЕС. Против сделки настроены и оппозиционные политики в Германии, которые указывают на то, что от €170 млн до €600 млн Opel намерен инвестировать в автосборочное производство в России, что означает создание рабочих мест в России на фоне их сокращения в Германии, причем за счет немецкого бюджета.

История эта стала почти детективной. Концерн «Дженерал Моторс» раз пять или шесть менял свое решение на диаметрально противоположное. За продажу «Опеля» русскому Сбербанку и канадской «Магне» выступали рабочие завода, правительство Германии и… здравый смысл. Если американский автогигант стал убыточным, то что-то из своей империи надо продавать, чтобы спасти всё остальное. А на деле — поведение «Джи Эм» было похоже на собаку на сене из комедии Лопе де Вега: и сама не может использовать и другим отдавать не хочет. Но вот произошло, дожали. Почему же «Дженерал Моторс» так упирался, не желая продавать «Опель» инвестору made in Russia?

Чтобы понять суть упорства американцев, которые никак не хотели продавать, обратимся к истории. Когда «Опель» стал принадлежать янки? Ваш вариант ответа? Не будем вас мучить: «Дженерал Моторс» владеет «Опелем» с 1929 (!) года. Посмотрите ещё раз на эту дату. Когда гитлеровские солдаты ехали по Чехословакии, Польше, Франции, они ехали на автомобилях, которые произвели… американцы. По нашим Украине и Белоруссии парни в серых мундирах также катили оказывается на американской продукции.

Согласитесь, любопытно. Уже за одну возможность вспомнить пикантные истории восхождения Адольфа Гитлера к власти на деньги американских и британских монополий мы должны быть признательны Герману Оскаровичу Грефу. Но суть проблемы глубже. Контроль над основными производственными активами страны дает контроль и над самой страной. Над её политикой и будущим. Когда США в конце двадцатых годов прошлого века влили многомиллиардные инвестиции в промышленность Германии, то делали это с практической целью. Она была очень простой — создать (воссоздать) мощную военную державу, руками которой навести в Европе нужный англосаксам порядок. Доминированию Великобритании и США в тот момент мешал только СССР. Вот на погибель нам и шли «инвестиции» в германскую промышленность.

И только когда немецкая индустриальная мощь вновь стала расти, к власти в 1933 году парламентским путем, с соблюдением всех канонов западной демократии, привели того, кто должен был повести немецкую армию на Восток.

Контроль над промышленными активами — великая вещь. И терять его не хочется. Американцам. А Германии очень даже хочется, чтобы заокеанские «друзья», широко улыбаясь держали их за горло не так сильно. И для этого создается «консорциум» инвесторов. Канадская компания и российский банк. Я убежден, что в глубине владельцев «Магны» англосаксов найдено не будет. И именно поэтому так сопротивлялись янки. Ведь итог для США печален — потеря контроля над предприятием оборонного значения. Россия же не меньше Германии заинтересована в планомерном выдавливании Вашингтона откуда только можно. Кроме того, наши плюсы и в том, что за обесценивающиеся доллары, мы покупаем реальное производство. Доллар может рухнуть и исчезнуть, но заводы в Германии вряд ли. А американцам за эти активы всучили их же ничем не обеспеченные зеленые бумажки.

По чисто политическим причинам и упирались американцы. Все что угодно, но только не продажа русским. Ведь союз России и Германии ещё со времени Бисмарка — главный кошмар англосаксов. Пришлось Герману Грефу даже заявить, что потом Сбербанк продаст купленный пакет акций (ссылка). Однако ничего не помогало. Американцы стояли насмерть. Но вот случилось, дожали. Хотя ещё вчера в заголовках новостей было коротко и ясно: Опель не продается (ссылка). Что же произошло за эти сутки? Почему США поменяли свое решение на благоприятное для России? Что или кто на них повлиял, останется тайной. Но это точно не экономика самого концерна «Джи Эм», потому, что миллиардами долларов за сутки не разбрасываются.

С утра в новостях: «Джи Эм» пришла к выводу, что имеет все финансовые возможности удержать в своей структуре «Опель» и «Воксхолл» (ссылка). А вечером того же дня (!) Ангела Меркель уже выражала радость от того, что «Опель» меняет владельцев. С чем я вас и поздравляю.

Но «Дженерал Моторс» все же оставил себе 35% акций. Думаете, ему нужны автомобильные платформы? Нет, США нужно оставить дверь открытой. Сунуть туда ногу. Вдруг возникнет необходимость пропихнуть туда все тело.

Минфин объявил о приобретении контрольного пакета акций Сбербанка у Банка России. Сумма сделки составила 2,14 трлн руб., тогда как ранее этот пакет оценивался в 2,4–2,5 трлн руб. Сэкономленные средства не будут лишними для бюджета в условиях роста расходов на поддержку экономики.


Фото: Александр Подгорчук, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Александр Подгорчук, Коммерсантъ / купить фото

Сегодня Минфин объявил о покупке 50% обыкновенных акций Сбербанка у Банка России за счет средств Фонда национального благосостояния. Сделка осуществлена по средневзвешенной цене торгов на Московской бирже за период с 9 марта по 7 апреля, составившей 189,44 руб. за одну акцию. Сумма сделки — около 2,14 трлн руб. В ЦБ уточнили, что договоры купли-продажи были заключены 8 апреля, а сегодня акции были переданы правительству РФ.

Во владении ЦБ осталась еще одна обыкновенная акция Сбербанка, которая будет передана не позднее 6 мая. Сохранение этой акции у Банка России необходимо для заключения акционерного соглашения, пояснили в ЦБ.

В Сбербанке не комментируют сделку.

10 марта заместитель министра финансов Владимир Колычев, ответственный за эту сделку, называл обстоятельства для покупки Сбербанка хорошим моментом. В этот день акции Сбербанка подешевели почти на 9% на фоне общего обвала фондового рынка после срыва сделки по ограничению добычи нефти ОПЕК+. На следующий день глава Минфина Антон Силуанов заявил, что сделка может завершиться в один транш, и не исключал ее завершение в апреле. «Мы намерены не откладывать в долгий ящик, поэтому, как только будет принято законодательство, мы оперативно завершим эту сделку»,— сказал господин Силуанов (цитата по ТАСС). Он отметил, что Фонд национального благосостояния формируется в валюте и в рублевой выражении резервы стали выше. «Поэтому мы рассчитываем, что у нас будет достаточно финансовых ресурсов осуществить эту сделку одномоментно»,— пояснил он.

В начале апреля Минфин объявил, что в марте конвертировал средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) в размере $8,67 млрд, €7,92 млрд и £1,6 млрд в 1,49 трлн руб. в целях приобретения обыкновенных акций Сбербанка.

Как обвал рынков повлиял на покупку Сбербанка

В середине марта были приняты поправки в законодательства, регулирующие сделку по продаже контрольного пакета Сбербанка. При этом предложенный ранее механизм оферты миноритариям был заменен на механизм акционерного соглашения, гарантирующего для миноритариев сохранение преемственности политики, которую реализует государство через своих представителей в совете директоров Сбербанка. Помимо этого в окончательной версии получалось, что ЦБ вместо 700 млрд руб. получит от продажи Сбербанка 300 млрд руб. Дополнительно в течение 2020–2023 годов ЦБ получит 200 млрд руб. как компенсацию за убытки по итогам продажи санируемых банков. Тогда же в новый совет директор Сбербанка был номинирован Антон Силуанов. В начале апреля совет директоров Сбербанка принял решение о переносе годового собрания акционеров с 24 апреля на 26 июня.

Рынок сдержанно отреагировал на передачу контрольного пакета Сбербанка от ЦБ правительству. Обыкновенные акции снизились в цене на 1%, тогда как индекс Московской биржи опустился на 1,2%.

Как отмечает начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко, «сделка готовилась несколько месяцев, но внезапно за месяц произошел биржевой коллапс». По его словам, дефицит бюджета может превысить 1 трлн руб.— «лишние расходы для государства в данный момент не нужны». Однако в целом, «в особенности с учетом отсрочки платежа за пакет, для государства вопрос оценки пакета не первоочередной», считает он. И в «отсутствие оферты от государства на рынок акций это тоже в моменте не повлияет».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: