Как сталин ограбил банк

Обновлено: 16.07.2024

Разбойное нападение (на языке членов РСДРП «экспроприация» или экс»), совершенное 13 июня 1907 года на тбилисской Эриванской площади, вошло в историю как одно из самых дерзких и крупных преступлений начала ХХ века. Нападавшие, убив, по официальным данным, трех человек, сопровождавших инкассаторский фаэтон и ранив еще 50, скрылись с 250 тысячами рублей, суммой эквивалентной современным 5 миллионам долларов.

Кто участвовал в «эксе»

Роман Бракман в своей книге «Секретная папка Иосифа Сталина. Скрытая жизнь» приводит любопытную версию участия в экспроприации будущего генералиссимуса. По его сведениям, Макс (Меер) Валлах (будущий советский нарком иностранных дел Максим Литвинов), Иосиф Сталин и уроженец Тбилиси Симон Тер-Петросян (Камо) по поручению Владимира Ленина, находившегося на тот момент в Берлине, занимались непосредственной подготовкой к разбойному нападению. Бомбы для этого изготавливал будущий нарком внешней торговли СССР Леонид Красин. У грабителей были сообщники в тифлисском отделении госбанка, которые и сообщили им время и место проезда инкассаторов, а также размер перевозимой суммы.

Камо осуществлял практическое руководство и сам участвовал в разбое. Вместе с ним, по данным автора книги «Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства», Акима Арутюнова, в нападении на инкассаторов принимали участие тбилисские уголовники Елисо Ломидзе, Датико Чиабришвили, Бочуа Куприашвили, Степко Инцкирвели, Вано Каландадзе, а также дамы – Аннета Сулаквелидзе и Пация Голдава. Эти же фамилии называла в своих воспоминаниях вдова Камо Софья Медведева-Тер-Петросян. Девушки отслеживали маршрут следования фаэтона инкассаторов, предупреждали подельников и после совершения нападения помогали им скрыться в запутанных тбилисских переулках.

«Экспроприаторы» бросили в сторону фаэтона несколько бомб (по разным данным восемь, эту цифру на допросе назвал караульный Жиляев). Также в нападении были использованы револьверы. Камо, переодетый в офицерскую форму, догнал лошадей, понесших фаэтон после первого взрыва, и, стреляя из револьвера, захватил два мешка с деньгами, после чего нападавшие скрылись, никто из них не был задержан.

О роли Сталина в «эксе» есть прямо противоположные мнения. Роман Бракман утверждает, что Коба работал осведомителем царской охранки и должен был сообщить департаменту полиции о готовящемся нападении. Но по какой-то причине не сделал этого. Писатель так обозначил участие Сталина в разбое: «во время ограбления Коба стоял в дверях дома, курил и наблюдал за кровавой сценой».

Бывший член РСДРП, Татьяна Вулих, находившаяся с 20-х годов в эмиграции, писала в своих воспоминаниях, что Сталин стоял за всеми «эксами», проводимыми боевой организацией партии социал-демократов в начале 1900-х годов. Но лично в экспроприациях никогда не участвовал. Впрочем, документального подтверждения эти сведения не имеют и в советской печати об участии Сталина в таких разбоях никогда не упоминалось.

Судьбы экспроприаторов

Согласно исследованию издания New Times, доподлинно известно, как окончилась жизнь четырех непосредственных участников нападения на инкассаторский фургон. Двое из них, Елисо Ломидзе и Пация Голдава, на момент нападения имели серьезную степень заболевания туберкулезом (чахоткой). Ломидзе умер от нее в 1917 году, будучи освобожденным из сибирской ссылки после Февральской революции (был осужден за другие преступления, «экс» ему не доказали). Голдава прожила после нападения несколько лет и также скончалась от туберкулеза. Вано Каландадзе по прозвищу Ванечка был застрелен в Баку при сопротивлении жандармам, пришедшим его арестовывать.

Дольше всех, судя по всему, прожил «бригадир» экспроприаторов Камо (Тер-Петросян). По воспоминаниям его вдовы Софьи Медведевой, Тер-Петросян, осенью того же, 1907-го, года был арестован в Берлине, местная полиция нашла в квартире боевика оружие, взрывчатку и революционную литературу. Арестованный симулировал в Моабитской тюрьме сумасшествие, его выдали России. Через 3 года бежал из Тифлисской психлечебницы и сумел перебраться за границу. В Париже у него состоялась встреча с Лениным. По возвращении в Россию пытался организовать еще один партийный «экс» на Корджокском шоссе, но нападение провалилось – большинство членов банды разбежалось.

Камо снова арестовали и приговорили к повешению по каждому из четырех инкриминируемых ему преступлений. Однако боевик попал под амнистию, объявленную по случаю 300-летия дома Романовых и смертный приговор заменили 20-летней каторгой. Февральская революция освободила Камо из Харьковской тюрьмы. Он активно включился в борьбу против Белого движения на Северном Кавказе, в последние годы жизни работал во Внешторге и Наркомфине Грузии. Тер-Петросяна высоко ценил Ленин, комплиментарное упоминание об этом деятеле есть в собрании сочинений первого главы советского государства.

Летом 1922 года Камо в Тбилиси насмерть сбил грузовик – машина врезалась в Тер-Петросяна, когда тот ехал на велосипеде. Смертельно раненый, он скончался в больнице от полученных травм, не приходя в сознание.

От банального ограбления экспроприация отличалась тем, что деньги, вырученные с ее помощью, расходовались на нужды революции. Участвовал ли Сталин в таких мероприятиях, кем он был прежде всего – революционером или грабителем – один из самых острых вопросов в биографии вождя. Но прежде чем разбираться в событиях на Эриванской площади, рассказывать, кто такой Камо, и что Коба делал в Тифлисе в июне 1907 года, обратимся к идеологии революционеров.

Уже в 1905 году в рядах РСДРП наметился серьезный раскол. Большевики во главе с Лениным эксы не осуждали, меньшевики – наоборот. Деньги от Марии Андреевой (а точнее, от Саввы Морозова) в конце концов закончились, а между тем, мятежникам требовалось оружие, агитационные материалы… Леонид Красин тратил огромные суммы на разработку бомб. Но взять их было решительно негде. Большевики, в отличие от эсеров, ничего в этом деле не смыслили, а вот последние были настоящими профессионалами. В ходе налета на Купеческое общество взаимного кредита в 1906 году захватчики добыли аж 875 тыс. рублей. Тифлисский «улов» был в разы скромнее, но эта экспроприация – самая известная и самая спорная в истории русских революций.

Сегодня в 11 утра Тифлисе на Эриванской площади транспорт казначейства в 350 тысяч был осыпан семью бомбами и обстрелян с углов из револьверов, убито два городовых, смертельно ранены три казака, ранены два казака, один стрелок, из публики ранены 16, похищенные деньги за исключением мешка с девятью тысячами изъятых из обращения, пока не разысканы, обыски, аресты производятся, все возможные аресты приняты.

Телеграмма заведующего особым отделом полковника Бабушкина в Департамент Полиции, Тифлис, 13 июня 1907 г.

Впоследствии цифру исправят до 250 тысяч. Виновных искали долго, поскольку политические партии нечасто брали на себя ответственность за теракты, но если подобное и происходило, то сознавались, как правило, эсеры. Здесь же грешили на чиновников, эсеров, максималистов, ростовские отряды анархистов… В общем, достаточно долго искали не там. А вот так все было на самом деле.

13 июня 1907 года в 10:00 по местному времени кассир государственного банка Курдюмов и счетовод Головня получили по почте сумму в размере 250 тыс. рублей. Ценный груз перевозили в двух фаэтонах с вооруженными солдатами. Предприятие было действительно рискованным, но за эксом стоял Симон Тер-Петросян, носивший партийный псевдоним «Камо» – близкий друг Кобы, человек деятельный и горячий. Камо обладал огромной физической силой и сообразительностью, искусно избегал арестов, притворяясь умалишенным. В тифлисском деле пригодились его навыки стратега – Камо сообразил, что при транспортировке получить доступ к деньгам легче всего. Тем более, что оружия и людей было достаточно.

Получив все необходимые сведения о перевозке, экспроприаторы принялись готовиться к операции. Камо оделся кавалерийским капитаном, чем впоследствии запутал заместителя начальника полиции. Остальные исполнители экса обосновались в таверне «Тилипучури» в внимательно наблюдали за обстановкой на улице. Как только кареты с деньгами пересекли Эриванскую площадь, в них полетело около десятка бомб. Раздались оглушительные взрывы. Революционеры бросились к первому фаэтону; под ноги одной из лошадей пришлось бросить очередную бомбу, чтобы не упустить ценную добычу. Краденые деньги были доставлены прямиком в Финляндию, где их уже ожидал Ленин.

Следующая проблема заключалась в сбыте награбленного. С мелкими купюрами все было понятно, но вот номера 500-рублевок стали известны всем зарубежным банкам, поэтому их для конспирации решили сжечь. Уничтожение банкнот получили Якову Житомирскому. К несчастью для экспроприаторов, тот оказался царским агентом и сдал корешки всех купюр представителям власти. У грабителей ничего не вышло.

В октябре 1907 года Камо, будучи в Германии, успел приобрести 50 маузеров, 150 патронов и взрывчатку, но был арестован местной полицией. В тюрьме Тер-Петросян мастерски изображал психа: его зрачки не реагировали на боль, он буянил, бил надзирателей и в конце 1909 года добился своего – был отправлен в Россию. Здесь Камо обследовали повторно и заключили в Метехский замок. А после экса отношения в РСДРП стали еще хуже.

Так при чем здесь Сталин, и откуда взялся популярный миф? Впервые об участии Кобы в Тифлисском ограблении заговорила Татьяна Вулих – меньшевичка, которая 1920-х уехала на Запад. А как известно, меньшевики эксы осуждали. Кроме того, когда в 1908 году Сталина арестовали во второй раз, захват фаэтонов в Тифлисе ему не инкриминировали. Неоднократно высказывалось мнение, что Сталин просто-напросто замел все следы, но на тот момент это было и не нужно. Камо, несмотря на запятнанную биографию, оставался героем в буквальном смысле этого слова, так что, будь Коба участником тех событий, он вряд ли стал бы скрывать этот факт. О Татьяне Вулих информации тоже мало, но в ее дневниках участники экса описаны с удивительной точностью. А вот о Сталине, который якобы участвовал в захвате, почти ничего нет.

Они, конечно, своё дело знают, науку свою. А кавказцев не знают. Может, для них всякий кавказец — сумасшедший? А тут ещё большевик. Это я тоже подумал тогда. Ну, как же? Давайте продолжать: кто кого скорей с ума сведёт? Ничего не вышло. Они остались при своём, я — тоже при своём.


Вообще-то говоря, часть 500-рублёвых ассигнаций большевикам удалось использовать. Талантливая художница Афанасия Леонидовна Шмидт (партийный псевдоним Фаня Беленькая) перерисовала вручную номера на купюрах. Кстати, одна из них, где первая цифра получилась неудачно, была спрятана, а в 1934 г. её снова достали и долгое время она вместе с бутылкой, в которой была упакована, хранилась как экспонат в Музее Революции в Москве. Может, и сейчас хранится, не исключаю.

У них своя философия: " что первично деньги или власть. " За прошедшие 100 лет ни чего не изменилось…

Я уважаю, и? фашист хр… а твоё место где? а слабо путятину и его воровской шайке прямо сейчас высказать обвинить и т.д. Да конечно Сталин не сможет тебе свернуть шею патриот ты хр. ))))

«какие народы он уничтожал? „- казачество например, балкарцев и чеченцев на Кавказе, корейцев на Дальнем Востоке, поляков (немного, всего 1,5 млн. чел) на Западе…

Извините, в какой работе Ленин велел уничтожить казачество как класс? Учитывая, что казачество не было классом, а было сословием, высшим органом государственной власти в Советской России стали советы рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов, а в составе высшего органа исполнительной власти — Всероссийского Центрального Исполнительного комитета — на протяжении всей Гражданской войны действовал казачий отдел? Могу также напомнить о том, что Ленин лично приветствовал Первый съезд трудового казачества, а обе конные армии РККА в годы Гражданской войны были укомплектованы в основном донскими и кубанскими казаками.

а еще младенцев живьем ел)) как раз этих самых новорожденных балкарцев и прочих корейцев) что ерунду-то говорить

«Гитлер уничтожал чужие народы, Сталин уничтожал и чужие и свои народы.»
==========
Гитлер начал свою политическую деятельность именно с уничтожения своего народа. Про «Холокост» ничего не слышали?
А какие «чужие» народы уничтожал Сталин?

«Война с Польшей … недоразумение?»
===========
Лига Наций, не посчитала действия СССР в отношении Польши «войной» или «актом агрессии».
……………
«А массовые репрессии в СССР — это сказки по белого бычка?»
===========
«Сказка про белого бычка» — это ваш горячечный бред про «массовые репрессии в СССР».

А всю историю желающие могут прочесть на сайте СПУТНИК ГРУЗИЯ в колонке прогулки по Тбилиси… Революционер Камо и юная армянка из Тифлиса…

В знаменитом на весь мир эксе принимала непосредственное участие моя бабушка — Нина Михайловна Габинова (Шахпаронова) в возрасте 15 лет, которая встретила двух боевиков и спрятала их в чулане на 2 дня. Она и рассказала мне всю эту историю еще в 1967 году на том месте, где все это происходило — площади Ленина. Сам Коба никакого участия не принимал, но был в курсе происходящего. Все было сделано гением подобных дел — Великим Камо, который по праву вошел в историю. После него не родился еще человек, способный на такое, не считая знаменитое ограбление уже в 1977 году хранилища сбербанка в Ереване двумя уникальными людьми, но по сути это ограбление отличалось от экса 1907 года.

Вот так и творятся подобные мифы: одна жаба проквакала, другие такие же охотно подхватили, завизжали — и пошло-поехало: и Сталин — грабитель, да ещё и собственноручно «пятьсотмиллионов» расстрелявший, и Жданов в блокадном Ленинграде пирожными обжирался, и буряты какие-то в Донбассе воюют… Тьфу.

Хорошая статья. Побольше бы подобных.
Слишком много мифов, баек и просто лжи вокруг имени самого лучшего руководителя России за всю обозримую историю нашей страны.

От банального ограбления экспроприация отличалась тем, что деньги, вырученные с ее помощью, расходовались на нужды революции. Участвовал ли Сталин в таких мероприятиях, кем он был прежде всего – революционером или грабителем – один из самых острых вопросов в биографии вождя. Но прежде чем разбираться в событиях на Эриванской площади, рассказывать, кто такой Камо, и что Коба делал в Тифлисе в июне 1907 года, обратимся к идеологии революционеров.

Коба

Коба

Уже в 1905 году в рядах РСДРП наметился серьезный раскол. Большевики во главе с Лениным эксы не осуждали, меньшевики – наоборот. Деньги от Марии Андреевой (а точнее, от Саввы Морозова) в конце концов закончились, а между тем, мятежникам требовалось оружие, агитационные материалы… Леонид Красин тратил огромные суммы на разработку бомб. Но взять их было решительно негде. Большевики, в отличие от эсеров, ничего в этом деле не смыслили, а вот последние были настоящими профессионалами. В ходе налета на Купеческое общество взаимного кредита в 1906 году захватчики добыли аж 875 тыс. рублей. Тифлисский «улов» был в разы скромнее, но эта экспроприация – самая известная и самая спорная в истории русских революций.


Сегодня в 11 утра Тифлисе на Эриванской площади транспорт казначейства в 350 тысяч был осыпан семью бомбами и обстрелян с углов из револьверов, убито два городовых, смертельно ранены три казака, ранены два казака, один стрелок, из публики ранены 16, похищенные деньги за исключением мешка с девятью тысячами изъятых из обращения, пока не разысканы, обыски, аресты производятся, все возможные аресты приняты.Телеграмма заведующего особым отделом полковника Бабушкина в Департамент Полиции, Тифлис, 13 июня 1907 г.

Впоследствии цифру исправят до 250 тысяч. Виновных искали долго, поскольку политические партии нечасто брали на себя ответственность за теракты, но если подобное и происходило, то сознавались, как правило, эсеры. Здесь же грешили на чиновников, эсеров, максималистов, ростовские отряды анархистов… В общем, достаточно долго искали не там. А вот так все было на самом деле.

13 июня 1907 года в 10:00 по местному времени кассир государственного банка Курдюмов и счетовод Головня получили по почте сумму в размере 250 тыс. рублей. Ценный груз перевозили в двух фаэтонах с вооруженными солдатами. Предприятие было действительно рискованным, но за эксом стоял Симон Тер-Петросян, носивший партийный псевдоним «Камо» – близкий друг Кобы, человек деятельный и горячий. Камо обладал огромной физической силой и сообразительностью, искусно избегал арестов, притворяясь умалишенным. В тифлисском деле пригодились его навыки стратега – Камо сообразил, что при транспортировке получить доступ к деньгам легче всего. Тем более, что оружия и людей было достаточно.

Получив все необходимые сведения о перевозке, экспроприаторы принялись готовиться к операции. Камо оделся кавалерийским капитаном, чем впоследствии запутал заместителя начальника полиции. Остальные исполнители экса обосновались в таверне «Тилипучури» в внимательно наблюдали за обстановкой на улице. Как только кареты с деньгами пересекли Эриванскую площадь, в них полетело около десятка бомб. Раздались оглушительные взрывы. Революционеры бросились к первому фаэтону; под ноги одной из лошадей пришлось бросить очередную бомбу, чтобы не упустить ценную добычу. Краденые деньги были доставлены прямиком в Финляндию, где их уже ожидал Ленин.

Следующая проблема заключалась в сбыте награбленного. С мелкими купюрами все было понятно, но вот номера 500-рублевок стали известны всем зарубежным банкам, поэтому их для конспирации решили сжечь. Уничтожение банкнот получили Якову Житомирскому. К несчастью для экспроприаторов, тот оказался царским агентом и сдал корешки всех купюр представителям власти. У грабителей ничего не вышло.

Маузеры

Маузеры

В октябре 1907 года Камо, будучи в Германии, успел приобрести 50 маузеров, 150 патронов и взрывчатку, но был арестован местной полицией. В тюрьме Тер-Петросян мастерски изображал психа: его зрачки не реагировали на боль, он буянил, бил надзирателей и в конце 1909 года добился своего – был отправлен в Россию. Здесь Камо обследовали повторно и заключили в Метехский замок. А после экса отношения в РСДРП стали еще хуже.

Так при чем здесь Сталин, и откуда взялся популярный миф? Впервые об участии Кобы в Тифлисском ограблении заговорила Татьяна Вулих – меньшевичка, которая 1920-х уехала на Запад. А как известно, меньшевики эксы осуждали. Кроме того, когда в 1908 году Сталина арестовали во второй раз, захват фаэтонов в Тифлисе ему не инкриминировали. Неоднократно высказывалось мнение, что Сталин просто-напросто замел все следы, но на тот момент это было и не нужно. Камо, несмотря на запятнанную биографию, оставался героем в буквальном смысле этого слова, так что, будь Коба участником тех событий, он вряд ли стал бы скрывать этот факт. О Татьяне Вулих информации тоже мало, но в ее дневниках участники экса описаны с удивительной точностью. А вот о Сталине, который якобы участвовал в захвате, почти ничего нет.


Они, конечно, своё дело знают, науку свою. А кавказцев не знают. Может, для них всякий кавказец — сумасшедший? А тут ещё большевик. Это я тоже подумал тогда. Ну, как же? Давайте продолжать: кто кого скорей с ума сведёт? Ничего не вышло. Они остались при своём, я — тоже при своём.Камо в разговоре с Горьким о своих арестах и медицинских осмотрах.

Этот человек стал олицетворением революции 1917 года с её крайней жестокостью, бескомпромиссностью и авантюризмом. Он грабил банки, убивал, совершал военные перевороты и шпионил в пользу большевиков в Тибете. Был ли он талантлив? Безусловно. Яков Блюмкин владел языками, мог перевоплощаться, а о его способности за секунды усилием воли менять возраст ходили легенды.


Яков Блюмкин родился в 1900 году в Одессе в многодетной семье мелкого торговца. В 14 лет пошёл работать электромонтёром, участвовал в отрядах самообороны против еврейских погромов, вступил в партию эсеров. В 17 лет Блюмкин уже был агитатором выборов в Учредительное собрание, а в ноябре 1917 года примкнул к отряду матросов-анархистов и принимал участие в боях с частями Центральной рады Украинской Народной Республики.
С юности был не в ладах с законом, подделывал бронь, по которой люди освобождались от призыва на фронт, а когда его поймали и судили, свалил вину на начальника. Ходили слухи, что не гнушался и грабежами.
Но революция всё списала. В 1918 году восемнадцатилетний «революционер» стал начштаба 3-й Украинской советской армии, а после её разгрома оказался комиссаром РККА в Феодосии.


Яков Блюмкин (слева) и Мишка Япончик (справа)
С начала 1918 года он вместе с одесским уголовником Мишкой Япончиком формировал в Одессе первый Железный отряд добровольцев. В том же году принимал активное участие в «экспроприации» (в пользу революции, разумеется) Государственного банка Одессы. По слухам, к рукам авантюриста прилипло около полумиллиона из четырёх миллионов золотых полновесных рублей.
Возможно, именно эти деньги сыграли роль в его дальнейшей карьере. Именно в 1918 году Блюмкин познакомился с неким «латышским полковником» Адамом Эрдманом (Бирзе), который, как позже оказалось, работал на англичан. Венцом карьеры Эрдмана у большевиков стало курирование советской военной разведки. В 1924 году, уже будучи в эмиграции, он прислал Дзержинскому издевательское письмо, в котором рассказал, как под носом у большевиков создал контрреволюционное подполье.
Возможно, именно благодаря этому человеку в мае 1918 года Яков Блюмкин и оказался в Москве, на работе в ЧК. Ничего удивительного в этом нет — председателю ВЧК Дзержинскому нужны были специалисты широкого профиля.

Убийство немецкого посла

В Москве власть быстро вскружила Блюмкину голову. Он стал вхож в поэтические круги, общался с Есениным, водил знакомство с Гумилёвым, подписал «Манифест имажинистов». По свидетельствам самих поэтов, вёл себя «хозяйчиком», хвастался, что может подвести под расстрел любого, показывал уже подписанные Дзержинским расстрельные листы и частенько хватался за пистолет.
Самым известным терактом эсера Блюмкина стало убийство немецкого посла Вильгельма фон Мирбаха.
Историки до сих пор спорят, кому это было выгодно: Дзержинскому, который плёл заговор против Ленина, или Ленину, который таким образом избавился от немецкого дипломата, много знавшего о том, кто давал большевикам деньги.


Ленин и немецкий посол Вильгельм фон Мирбах
За полтора месяца до смерти Мирбах отправил в Германию телеграмму, в которой требовал от правительства 40 миллионов марок, «чтобы удержать у власти Ленина», и дополнительно три миллиона марок ежемесячно на эти же цели. 11 июня 1918 года казначейство Германии выделило необходимые суммы. Кроме того, Мирбах активно требовал от Ленина выдачи Германии императора Николая II и его семьи. Для немцев императрица Александра Фёдоровна по-прежнему оставалась германской принцессой. Это не устраивало Ленина, который собирался уничтожить Романовых. Но и это ещё не всё: Мирбах был уверен, что большевики доживают последние дни, и собирался организовать в России новое прогерманское и антибольшевистское правительство.
В смерти посла были заинтересованы и левые эсеры, которые надеялись столкнуть лбами немцев и большевиков и прийти к власти.
К этому времени девятнадцатилетний авантюрист Блюмкин возглавлял в ВЧК отдел по борьбе с немецким шпионажем. «На дело» пошли вдвоём — вторым стал фотограф отдела Николай Андреев. Предлогом для встречи с послом стало «дело Роберта Мирбаха» — якобы родственника Вильгельма Мирбаха, а на самом деле его однофамильца.
Расположение комнат в посольстве Блюмкин узнал от электрика — агента ВЧК Якова Фишмана.
6 июля 1918 года Блюмкин с Андреевым получили в ЧК на руки «дело Мирбаха», Блюмкин выписал себе и Андрееву удостоверение, после чего чекисты отправились к послу, вооружившись бомбой и пистолетами.
В 14:15 они подъехали к зданию германского посольства на «паккарде». Мирбах, которого не раз предупреждали о покушении, был осторожен, но тут чутьё ему изменило — он посчитал, что от чекистов опасности исходить не может.
Встреча проходила в гостиной посольства, и кроме Мирбаха и чекистов на ней присутствовали доктор Рицлер и переводчик лейтенант Мюллер. Беседа длилась 25 минут.
Мирбах отрицал, что имеет отношение к арестованному человеку, и утверждал, что ему безразлична его судьба. Наконец Блюмкин выхватил пистолет и сделал три выстрела — в каждого из немцев. И все три раза промахнулся. Оглушённый посол вскочил с кресла, но тут Андреев бросил в него бомбу — она не взорвалась. Тогда Андреев выхватил пистолет и выстрелил убегающему Мирбаху в спину. Тот, смертельно раненый, упал. Блюмкин подобрал не взорвавшуюся бомбу и с силой швырнул её об пол. После взрыва чекисты выпрыгнули через разбитое окно в сад и, подбежав к машине, ретировались от посольства. Блюмкин был ранен в ногу — охрана открыла огонь вслед террористам.



Сбежав, убийцы оставили на столе в посольстве улики: папку с «делом Мирбаха» и удостоверение с подписью самого Дзержинского. Впрочем, Дзержинский заявил, что подпись была поддельной.
Ещё менее героическое описание убийства даёт в книге большевик-перебежчик Борис Бажанов. Якобы Блюмкин метнул бомбу в посла и тут же выпрыгнул в окно, но неудачно: сломал ногу, зацепился штанами за забор и повис. Дело докончил Андреев, который убил Мирбаха из пистолета, вышел из посольства, снял Блюмкина с забора и увёз.
Благодаря уликам дело получилось громкое. Немцы требовали расстрела виновных, и Дзержинский нашёл козла отпущения — заместителя председателя ВЧК, эсера Александровича, вся вина которого была в том, что он шлёпнул печать на удостоверение Блюмкина.
Мирбах умер через час после покушения, а раненого Блюмкина доставили в отряд ЧК Попова, тут же постригли, побрили, переодели красноармейцем и отправили в лазарет. Удивительно, но охрана посольства не опознала его — все уверяли, что террористу было не менее 38 лет, и отказывались признавать убийцу в девятнадцатилетнем юнце.

Приговорён и освобождён

Удивительным образом убийство Мирбаха сыграло на руку всем — и Ленину, и Дзержинскому. Блюмкин и Андреев из Москвы скрылись. Андреев вскоре умер от тифа, а вот Блюмкин оказался живучим. На Украине он попал в плен к петлюровцам, которые замордовали его, сочли мёртвым и выбросили голым на железнодорожные пути. Но он выжил, в апреле 1919 года явился с повинной в киевское ЧК, был судим за убийство посла и приговорён к смерти. Однако следственная комиссия приняла решение амнистировать террориста, взамен потребовав от него выдачи лидеров партии эсеров.
Возмущённые предательством эсеры трижды совершали на Блюмкина покушение. Дважды Блюмкину удалось избежать верной смерти, но в третий раз он был тяжело ранен и вынужден скрытно покинуть Киев.


Фотография с экспедиционного паспорта до Пекина, выданного китайским губернатором в Урумчи в 1926 году во время Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха
По условиям амнистии, Блюмкин должен был «смыть вину кровью», поэтому вплоть до 1920 года он воевал на Южном фронте, а позже — на Каспии.
В 1920 году Блюмкина перевели в Наркомат иностранных дел и отправили работать в Иран, где предприимчивый авантюрист сумел за четыре месяца подготовить и совершить государственный переворот и даже стать членом ЦК компартии Ирана. В боях он был ранен шесть раз. За эту блестящую операцию Блюмкин получил орден и прощение — его зачислили в академию Генштаба Красной армии. Он вступил в партию, получил обширные знания и выучил арабский, китайский, монгольский и турецкий языки.
В 1922 году Блюмкин работал у Троцкого в секретариате и выполнял его личные поручения. В 1923 году вернулся под начало Дзержинского в иностранный отдел ОГПУ, где руководил разведкой на Ближнем Востоке и в Азии.
Дальнейшая деятельность Блюмкина покрыта мраком. По некоторым данным, он под видом ламы-монгола принимал участие в одной из экспедиций Николая Рериха на Тибет — якобы искал там Шамбалу. По другим — был заслан в Афганистан под видом бродячего дервиша, где хотел выйти на секту исмаилитов — потомков профессиональных убийц ассасинов.
Из Афганистана он якобы пробрался в Индию, где его задержала английская контрразведка, но находчивый Блюмкин сумел убежать, выкрав секретные документы англичан. Затем его послали в Монголию искать золото барона Унгерна. В Монголии он стал одним из основателей монгольской службы безопасности.
С середины 1920-х годов его уже можно было найти в Константинополе, откуда он под видом владельца прачечной Гурфинкеля руководил сетью агентов на Ближнем Востоке и наладил канал вывоза из СССР и продажи редких иудейских рукописей.
Искать какие-то сверхъестественные причины деятельности Блюмкина бессмысленно. Скорее всего, большевики с его помощью пытались нащупать болевые точки англичан. Например, известна попытка Блюмкина свергнуть далай-ламу, стравив его с соперниками, а также перейти на сторону большевиков, получая от них оружие и золото.

От Константинополя в подвал ОГПУ

Но время авантюристов заканчивалось. В 1924 году умер Ленин, началась внутрипартийная борьба между Троцким и Сталиным, в результате которой Троцкий начал терять контроль над армией. В 1928 году Троцкого выслали сначала в Алма-Ату, а затем выдворили из страны в Константинополь.


Лев Троцкий (в центре)
Принять это Блюмкин не смог. Для него Троцкий был кумиром, недаром в Москве Блюмкин щеголял бородкой «под Троцкого» и даже подражал манерам морвоенкома. Известно, что он не раз встречался в Константинополе как с самим Троцким, так и с его сыном. Троцкий уговаривал Блюмкина остаться в ОГПУ, объясняя, что «свои люди нужны везде».
Несмотря на убеждения, первые партийные чистки Блюмкин прошёл без проблем. Его выдала любовница Елизавета Зарубина, сотрудник госбезопасности. Она рассказала руководству, что Блюмкин не только «не поддерживает линию партии», но и передаёт кому-то в СССР письма опального наркома Троцкого.
Блюмкина задержали в Москве после недолгой автомобильной погони. Его арестовали и долго с пристрастием допрашивали. В ноябре 1929 года по приговору тройки ОГПУ — Менжинского, Ягоды и Трилиссера — приговорили к расстрелу как троцкиста и изменника. Потом отвели в подвал и убили. Его смерть тоже обросла слухами. По одному из них, в последний миг он сорвал с глаз повязку и сам скомандовал палачам: «По революции! Пли!»; по другой версии, запел «Интернационал».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: