Какие убытки банк может понести в случае реализации коррупционного риска

Обновлено: 26.11.2022

Об учете потерь от реализации события операционного риска

Вопрос

1. Просьба привести примеры прямых потерь от реализации события операционного риска в виде начисления амортизационных расходов по причине операционного риска.

2. Просьба пояснить определение потенциальных потерь от реализации события операционного риска, в том числе потерь (в том числе хищение) средств клиентов, контрагентов, работников и третьих лиц, которые не были компенсированы кредитной организацией (головной кредитной организации банковской группы) (далее – кредитная организация).

3. Как следует учитывать потери, которые понесли кредитные организации от пандемии COVID—19? Просьба привести примеры подобных расходов, которые следует регистрировать в базе событий?

4. Какие из нижеприведенных примеров можно учитывать в качестве прямых потерь от отрицательной переоценки стоимости торгового портфеля и (или) финансового инструмента в части, обусловленной нарушением правил совершения сделок и операций с инструментами торгового портфеля, правил совершения операций, определенных во внутренних документах кредитной организации:

пример 1 — отрицательный финансовый результат по сделкам, заключенным с нарушением лимитов;

пример 2 — отрицательный финансовый результат при заключении разнонаправленных сделок с целью манипулирования финансовыми результатами;

пример 3 — отрицательный финансовый результат при исправлении ошибок бухгалтерского учета в результате некорректно введенного курса иностранной валюты при переоценке средств в иностранной валюте (ошибки со стороны системы или сотрудника);

пример 4 — отрицательный финансовый результат при исправлении ошибок бухгалтерского учета в результате некорректно введенной котировки при оценке справедливой стоимости ценных бумаг, ПФИ (ошибки со стороны системы или сотрудника);

пример 5 — отрицательный финансовый результат, полученный при исправлении некорректного расчета финансового результата от купли-продажи ценных бумаг, заключения сделок ПФИ и купли-продажи иностранной валюты (ошибки со стороны системы или сотрудника).

5. Просьба привести примеры прямых потерь от реализации операционного риска, связанных с поиском возможности возврата ошибочного платежа, в соответствии с абзацем четвертым подпункта 3.12.5 Положения Банка России от 8 апреля 2020 года № 716-П «О требованиях к системе управления операционным риском в кредитной организации и банковской группе» (далее – Положение № 716-П).

6. Допускается ли для учета потерь, относящихся к конфиденциальной информации (например, зарплаты работников или представителей кредитной организации) использование усредненных значений?

7. В соответствии с пунктами 6.17 и 6.18 Положения № 716-П при расчете чистых потерь от реализации событий операционного риска не учитываются возмещения, полученные от физических и юридических лиц, способных оказать влияние на деятельность кредитной организации. Просьба пояснить, могут ли возмещения, полученные от работников кредитной организации (например, кассиров) учитываться в целях расчета чистых потерь?

Просьба уточнить критерии для определения физических и юридических лиц, способных оказать влияние на деятельность кредитной организации?

8. Просьба уточнить порядок учета потерь в следующих полях базы событий в соответствии с пунктом 6.6 Положения № 716-П: агрегированная сумма валовых потерь, агрегированная сумма прямых потерь, агрегированная сумма косвенных потерь. Участвуют ли значения полей вышеуказанных потерь при расчете контрольных показателей уровня операционного риска и риска информационной безопасности?

9. Относятся ли расходы кредитной организации, связанные с выплатой денежных средств работнику кредитной организации при расторжении трудовых отношений, в случае если трудовые отношения расторгаются по причине события операционного риска, к потерям от реализации операционного риска и подлежат ли данные потери регистрации в базе событий?

10. В случае если по событию операционного риска, связанному с нарушением кредитной организацией законодательства РФ по причине операционного риска, к кредитной организации были предъявлены штрафные санкции в следующем отчетном году и в сумме, меньшей размера потенциальных потерь, определенных кредитной организацией при регистрации события в базе событий, каким образом кредитной организации следует скорректировать величину потерь в базе событий?

11. Является ли закрытым перечень источников получения возмещения по потерям от реализации события операционного риска, указанный в пункте 6.6 Положения № 716-П?

12. Следует ли кредитной организации при расчете валовых потерь от реализации событий операционного риска руководствоваться подпунктом 4.2.4 пункта 4.2 Положения № 716-П и приложением 1 к Положению № 716-П?

Ответ

Абзац десятый подпункта 3.12.1 пункта 3.12 Положения № 716-П распространяется на случаи доначисления амортизации на материальные активы до 100% (путем дебетования счета расходов) после реализации события операционного риска перед их списанием. Указанный абзац распространяется в том числе и на ускоренную амортизацию из-за реализации событий операционного риска, результатом которых стало утеря, хищение, утрата потребительских свойств материальных активов (дебет счета расходов – прямые потери). Поступившее затем страховое возмещение следует учитывать отдельно как возмещение, относящееся к данному событию операционного риска.

Покупка кредитной организацией нового оборудования взамен списанного, не осуществлённые непосредственно с дебетованием счета расходов, не относится к потерям, указанным в абзаце десятом подпункта 3.12.1 пункта 3.12 Положения № 716-П.

В зависимости от обстоятельств реализованного события операционного риска кредитной организации необходимо определить тип и источник операционного риска, так как причины утраты материальных активов могут носить как внешние, так и внутренние причины.

Предлагаем для целей выявления событий операционного риска анализировать в рамках процедур последующего контроля случаи внепланового (ускоренного) доначисления амортизации до 100% и списания с баланса материальных активов.

Основное определение потенциальных потерь приведено в пункте 3.13 Положения № 716-П. В подпункте 3.13.3 пункта 3.13 Положения № 716-П приведено разделение этого вида потерь на 2 группы:

потери (в том числе хищение) средств клиентов, контрагентов, работников и третьих лиц, которые не были компенсированы кредитной организацией, с учетом положений абзаца восьмого пункта 6.5 Положения № 716-П, включая потери средств физических лиц, в том числе индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, штрафы, наложенные на должностных лиц кредитной организации (далее – потери клиентов, некомпенсированные кредитной организацией);

другие потенциальные потери.

Потери клиентов, некомпенсированные кредитной организацией, следует относить к потенциальным потерям, так как при определенном стечении обстоятельств кредитная организация может быть обязана выплатить компенсацию, которая будет отнесена к прямым потерям (например, в случае если клиент обратится в суд и решение будет принято в его пользу).

Рекомендуем учитывать случаи, когда кредитная организация выплачивает компенсацию потери клиента, которую ранее отказывался компенсировать, то есть когда такие потенциальные потери становятся прямыми потерями, чтобы определить статистику подобных случаев.

Кредитные организации должны осуществлять мероприятия по обеспечению непрерывности и восстановлению деятельности (далее – ОНиВД), разрабатывать планы ОНиВД в соответствии с Положением Банка России от 16 декабря 2003 года № 242-П «Об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах», формировать бюджеты на непредвиденные расходы, связанные с реализацией ОНИВД, в том числе в результате эпидемий и пандемий, прочих чрезвычайных ситуаций. Поэтому расходы кредитной организации на обеспечение текущей деятельности, в том числе на поддержание непрерывности деятельности в условиях пандемии (например, COVID—19) не должны относиться к прямым потерям от реализации операционного риска. Таким образом закупка средств индивидуальной защиты (масок, перчаток, антисептиков) и прочие расходы для целей обеспечения непрерывности деятельности не относятся к прямым потерям от реализации операционного риска.

К прямым потерям от реализации операционного риска вследствие COVID 19 необходимо относить потери от событий операционного риска, вызванных недостатками организации работы в условиях пандемии (например, выплату штрафов за нарушение перчаточно-масочного режима в офисах банка по результатам проверки Роспотребнадзора, что является событием операционного риска).

В части примера 1: отрицательный финансовый результат учитывается как прямые потери. Если произойдет положительная переоценка финансового результата по этим сделкам, которые ранее были зафиксированы как отрицательные с нарушением лимитов, то они должны учитываться в базе событий операционного риска как возмещение с даты отражения проводки в бухгалтерском учете.

В части примера 2: если соответствующими правилами бизнес-процесса предусмотрены стоп-лоссы, то потери в рамках реализации лимитов стоп-лосс являются потерями от рыночного риска и не относятся к операционному риску. Если же сделки были несанкционированными, совершенными с нарушением регламентов принятия (управления) рыночным риском (например, лимитов) или при неправильном отражении в учете, некорректном предоставлении документов, то фиксация отрицательного финансового результата по таким сделкам является событием операционного риска. Такие события следует выявлять в рамках процедур последующего контроля (например, проверок СВА порядка совершения операций с инструментами торгового портфеля).

В части примеров 3—5: отрицательный финансовый результат при исправлении ранее допущенной ошибки в учете, приведшей к положительному финансовому результату, следует классифицировать как потенциальные потери. Данные ошибки должны быть зафиксированы в базе событий операционного риска. В случае если ошибка не привела к прямым потерям, а результатом послужило отражение в бухгалтерском учете неправомерного дохода, ошибка не признается прямой потерей, и, соответственно, ее следует относить к потенциальной потере.

Примерами потерь от ошибочных платежей, связанных с поиском возможности возврата ошибочного платежа, указанных в абзаце четвертом подпункта 3.12.5 Положения № 716-П, являются:

случаи, когда ошибочный платеж проведен через платежную систему, правилами которой предусмотрены комиссии за возврат;

случаи, когда возврат платежной системой не может быть осуществлен инструментами урегулирования претензий внутри платежной системы и возврат осуществляется следственными и(или) судебными процедурами с соответствующими расходами на эти процедуры.

Считаем возможным для определения потерь, в которых должна фигурировать заработная плата сотрудников (например, осуществляющих действия по возврату мошеннического кредита или платежа), использовать усредненные или обезличенные значения, но не менее реальных значений заработной платы.

Возмещения, полученные от работников кредитной организацией (например, от кассиров для покрытия недостачи), необходимо учитывать в качестве возмещения при условии, что данные возмещения не осуществляются за счет средств (например, кредитов), предоставленных кредитной организацией этому работнику для цели покрытия недостачи, или предоставленных связанным с кредитной организацией лицом, определённым в соответствии с критериями пункта 8.2 Инструкции Банка России от 29 ноября 2019 года № 199-И «Об обязательных нормативах и надбавках к нормативам достаточности капитала банков с универсальной лицензией» (далее – Инструкция № 199-И).

Критерии связности физических и юридических лиц с кредитной организацией определяются в соответствии с критериями пункта 8.2 Инструкции № 199-И.

В поле базы событий «агрегированная сумма валовых потерь» указывается совокупная величина всех прямых потерь с учетом требований подпунктов 6.7.1 – 6.7.3 пункта 6.7 Положения № 716-П и всех косвенных потерь, определяемых в соответствии с пунктом 3.13 Положения № 716-П. Данная величина рассчитывается до учета возмещений потерь, реализованных вследствие события операционного риска.

В поле базы событий «агрегированная сумма прямых потерь» указывается совокупная величина всех прямых потерь, определяемых в соответствии с пунктом 3.12 Положения № 716-П, рассчитываемая до учета возмещений потерь, реализованных вследствие события операционного риска.

В поле базы событий «агрегированная сумма косвенных потерь» указывается совокупная величина всех косвенных потерь, определяемых в соответствии с пунктом 3.13 Положения № 716-П, рассчитываемая до учета возмещений потерь, реализованных вследствие события операционного риска.

В контрольных показателях уровня операционного риска, определяемых в соответствии с приложением 1 к Положению № 716-П, суммы потерь рассчитываются суммарно по всем событиям операционного риска за определенный период, в то время как в полях базы событий «агрегированная сумма валовых потерь», «агрегированная сумма прямых потерь», «агрегированная сумма косвенных потерь» указываются совокупные потери, реализованные в рамках одного события операционного риска.

Расходы кредитной организации, связанные с выплатой денежных средств работнику кредитной организации при расторжении трудовых отношений в соответствии с трудовым законодательством (даже если трудовые отношения расторгаются по причине события операционного риска), являются затратами на персонал и относятся к текущей деятельности процессов управления персоналом кредитной организации. Указанные расходы не являются потерями от операционного риска и не подлежат регистрации в базе событий.

В случае регистрации кредитной организацией события операционного риска, связанного с нарушением кредитной организацией законодательства Российской Федерации, размер штрафных санкций, которые могут быть наложены на кредитную организацию в связи с данным нарушением, следует рассматривать в качестве потенциальных потерь от данного события операционного риска, при этом сумма фактически уплаченных кредитной организацией штрафных санкций должна быть отражена в базе событий как прямая потеря от события операционного риска и относиться к тому отчетному периоду, в котором данная потеря была отражена на счетах бухгалтерского учета. При регистрации прямой потери от реализации операционного риска рекомендуем не корректировать ранее отраженную величину потенциальных потерь и указать в базе событий, например, в поле «обоснование величины потери», что данные прямая и потенциальная потери связаны между собой.

Подтверждаем, что перечень источников получения возмещения по потерям от реализации события операционного риска, указанный в пункте 6.6 Положения № 716-П, не является закрытым и может быть дополнен кредитной организацией исходя их характера и масштаба своей деятельности.

Подпункт 4.2.4 пункта 4.2 Положения № 716-П и приложение 1 к Положению № 716-П не устанавливают порядок расчета валовых потерь от реализации операционного риска для их отражения в базе событий. Подпункт 4.2.4 пункта 4.2 Положения № 716-П устанавливает требования к информации о событиях операционного риска, включаемых во внутренние отчеты по операционному риску, а приложение 1 к Положению № 716-П устанавливает требования к перечню контрольных показателей уровня операционного риска и риска информационной безопасности в целом по кредитной организации.

ЦБ обяжет банки по-новому оценивать операционные риски и подсчитывать ущерб в случае их реализации. Речь идет о потерях от самых разных событий — от краж до исков о харассменте. Банкам теперь придется изменить риск-системы

Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Банк России опубликовал проект положения «О требованиях к системе управления операционным риском в кредитной организации и банковской группе». Документ разработан по следам декабрьского решения Базельского комитета по банковскому надзору, который в конце 2017 года уточнил подход к оценке операционного риска для расчета норматива достаточности капитала в рамках стандарта Basel III, говорится в пояснительной записке к проекту.

Новый базельский подход будет внедрен с 2022 года, но для соответствия ему банки должны будут собрать информацию о потерях от «событий операционного риска» минимум за последние пять лет.

Ошибки и недостатки

Разработанное ЦБ положение содержит требования к системе учета операционных рисков и классификацию событий, ущерб от которых банки должны будут подсчитывать в рамках управления операционными рисками, — от ошибок менеджмента и действий регулятора до судебных издержек из-за харассмента и дискриминации по национальному признаку.

В документе приводится категоризация операционных рисков по причинам возникновения, типам событий, направлениям деятельности и видам потерь. По причинам операционные риски делятся на четыре категории: ошибки и недостатки процессов (неэффективная организация управления банком, несоответствие процедур управления «масштабам деятельности кредитной организации» и требованиям законодательства); риски, связанные с действиями персонала; сбои информационных и технологических систем банков; действия внешних причин (речь, в частности, идет о действиях госорганов, регулятора и правоохранителей).

Самая подробная классификация установлена для типов событий — это семь видов событий первого уровня, каждый из которых содержит несколько типов событий второго уровня. Кроме того, у банков есть право ввести еще более детальный учет событий операционного риска, вводя в классификацию события третьего уровня.

Классификация событий операционного риска

1. Внутреннее мошенничество (преднамеренное превышение сотрудниками банков своих полномочий; кражи и мошенничество с их стороны в целях получения личной выгоды).

2. Внешнее мошенничество (кражи и мошенничество со стороны третьих лиц, кибератаки на инфраструктуру банка и хищение средств клиентов).

3. Нарушения кадровой политики и безопасности труда (выплаты компенсаций сотрудникам из-за нарушений трудового законодательства; нанесение ущерба здоровью работников из-за несоблюдения норм безопасности, штрафы надзорным органам, нарушения прав граждан, связанные с дискриминацией — половой, расовой, национальной и др.).

4. Нарушения прав клиентов и нанесение им ущерба (раскрытие конфиденциальной информации, нарушение условий договоров, навязывание дополнительных услуг, несоблюдение законодательства в сфере противодействия отмывания доходов, нанесение ущерба контрагентам).

5. Ущерб материальным активам из-за стихийных событий и форс-мажоров (природные, техногенные, социальные, медико-биологические катастрофы и т.д.).

6. Нарушения функционирования и сбои систем (сбои в работе программного обеспечения; сбои водо- и энергоснабжения).

7. Нарушения при организации, исполнении и управлении процессами (ошибки при подготовке и проведении банковских операций, ведении бухучета, документооборота, расчетов с клиентами, недостатки в работе контрагентов).

Как участнику госзакупок отстоять свои права в период перемен: 5 советов

Фото: Shutterstock

«Медвежий» рынок в США: как долго он продлится и чего ждать инвесторам

Фото: Kimberly White / Stringer

На США надвигается рецессия. Как действуют Джордж Сорос и Рэй Далио

Фото: Chris McGrath / Getty Images

Почему фрилансеры все-таки не заменят компании ключевых сотрудников

Фото: Александр Артеменков / ТАСС

Как не ошибиться, создавая собственную торговую марку

Фото: Pexels

Потолок выше 700 тыс. руб. в месяц: cколько получают No-code разработчики

Фото: Andrea Verdelli / Getty Images

Локдауны в Китае грозят новым логистическим кризисом. Чего ждать

Работодатель должен вернуть работнику «избыточный» НДФЛ: как это сделать

При учете потерь ЦБ предлагает делить их на прямые и непрямые, а последние — на качественные и косвенные. Прямые потери — это снижение стоимости активов, их досрочное списание, денежные выплаты клиентам и служащим в порядке компенсации во внесудебном порядке, судебные издержки и т.д. Качественные потери — отток клиентов, снижение качества предоставления услуг, приостановка деятельности в результате неблагоприятного события и др. Косвенные потери — недополученные запланированные доходы, расходы на оплату услуг привлеченных по отдельным договорам специалистов (например, оценщиков и консультантов), повышение стоимости заимствований в результате события операционного риска. Все потери от операционных рисков должны фиксироваться банками в специальной базе событий.

Банки должны будут привести свои системы в соответствие с новым положением к концу 2019 года, а с 2020 года ЦБ начнет оценивать, насколько их системы управления операционным риском соответствуют новым стандартам. Если система не соответствует стандартам, а кредитная организация это несоответствие не устраняет, ЦБ сможет воспользоваться мерами из ст. 74 закона «О ЦБ» (предполагает широкий набор — от штрафа до ввода временной администрации).

Издержки на классификацию

Приведение систем управления операционным риском в соответствие с новыми регулятивными требованиями до 2022 года, безусловно, повлечет дополнительные издержки со стороны банков, считает ведущий методолог «Эксперт РА» Юрий Беликов. Проект документа, основанный на уточненных подходах Базеля III, регламентирует процесс управления операционным риском намного более детально, чем действующие нормативные акты регулятора, отмечает он. Одно из основных требований — ведение подробной базы данных о потерях по операционному риску, говорит эксперт: такие базы давно ведутся всеми банками, но теперь все занесенные в них события должны быть четко классифицированы и дополнены причинно-следственными связями (в том числе связями с другими видами рисков).

Для адаптации баз данных и алгоритмов их ведения к новым стандартам потребуется их реструктуризация и внесение существенных изменений в управленческий учет, прогнозирует Беликов. Как минимум это дополнительные трудозатраты, которые могут потребовать расширения штата технических специалистов. Кроме того, внедряя в российскую практику базельские подходы, Банк России продолжает курс на усиление контроля кибербезопасности в банках, добавляет эксперт. Впрочем, изменив систему управления операционным риском, банки смогут уменьшить его давление на достаточность капитала, что немного «разгрузит» капитал и позволит разместить больший объем собственных и привлеченных средств в доходные активы под риском, заключает Юрий Беликов.

Проект ЦБ предполагает значительную перегруппировку риска, которым подвержены банки, расширяя понятие операционных рисков, подтверждает член правления ВТБ Максим Кондратенко. Так, к операционному риску отнесены модельный и стратегический риски, указывает он. Первый связан с ошибками при разработке методик и моделей оценки активов и рисков, второй — это риск возникновения убытков из-за ошибок при принятии решений по стратегии и развитию банка. Раньше эти риски выделялись как отдельные, говорит Кондратенко. При обсуждении предложенного ЦБ проекта необходимо исключить дублирование контрольных процедур и оценки рисков. При этом все виды риска, перечисленные в проекте ЦБ, ВТБ оценивает и сейчас.

Видео:Телеканал РБК

Промсвязьбанк также сообщил, что оценивает все указанные риски. Предложенная ЦБ структура оценки «не стала для банка неожиданностью», отметил директор дирекции рисков Промсвязьбанка Евгений Гришин. «Развитие управления рисками, и в частности операционными рисками, всегда требует вложений ресурсов, как человеческих, так и материальных, в особенности в крупных финансовых организациях. В настоящее время наше развитие в этом направлении прежде всего связано с новым статусом банка как опорной кредитной организации по сопровождению гособоронзаказа, где вопросам информационной и кибербезопасности уделяется особое внимание», — подчеркнул Гришин.

В пресс-службе Россельхозбанка отметили, что предложенные ЦБ новые требования «в высокой степени соответствуют» той системе управления операционным риском, которая существует в банке сейчас. При этом банку все же потребуется провести «дополнительные мероприятия по адаптации некоторых элементов» управления операционным риском к новым требованиям регулятора.

Большая часть банков из топ-10 по объему активов не ответила на запросы РБК, в Сбербанке отказались от комментариев.​

2. Основные понятия

В настоящих Рекомендациях используются следующие основные термины и определения:

коррупционное правонарушение - злоупотребление полномочиями, злоупотребление должностными полномочиями, дача взятки, посредничество во взяточничестве, получение взятки, мелкое взяточничество, коммерческий подкуп, посредничество в коммерческом подкупе, мелкий коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения (полномочий) вопреки законным интересам общества, государства, организации в целях получения выгоды (преимуществ) для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица;

коррупционный риск - возможность совершения работником организации, а также иными лицами от имени или в интересах организации коррупционного правонарушения;

оценка коррупционных рисков - общий процесс идентификации, анализа и ранжирования коррупционных рисков;

идентификация коррупционного риска - процесс определения для каждого бизнес-процесса 1) критических точек и 2) возможных коррупционных правонарушений, которые могут быть совершены работниками организации в каждой критической точке;

критическая точка - подпроцесс, особенности реализации которого создают объективные возможности для совершения работниками организации коррупционных правонарушений;

подпроцесс - установленные регулирующими документами процедуры и реальные действия и взаимодействия структурных подразделений, коллегиальных органов, работников организации, совершаемые в целях реализации конкретного бизнес-процесса (например, формирование плана проведения закупок, разработка документации к закупке, объявление закупки, прием заявок от участников и т.д. - подпроцессы, имеющие место в рамках осуществления закупочной деятельности организации);

бизнес-процесс - регулярно повторяющаяся последовательность взаимосвязанных действий структурных подразделений и отдельных работников организации, направленных на реализацию уставных целей (функций) организации (например, отдельным бизнес-процессом является закупочная деятельность организации);

направление деятельности - совокупность бизнес-процессов, направленных на реализацию единой уставной цели (функции) организации (например, такие бизнес-процессы, как закупочная деятельность, кадровая работа и управление персоналом, административно-хозяйственное и материально-техническое обеспечение и т.п., составляют единое направление деятельности "Обеспечение деятельности организации");

анализ коррупционного риска - процесс понимания природы коррупционного риска и возможностей для его реализации посредством 1) выявления наиболее вероятных способов совершения коррупционного правонарушения при реализации бизнес-процесса ("коррупционных схем") и 2) определения должностей или полномочий, критически важных для реализации каждой "коррупционной схемы";

коррупционная схема - выстроенный по определенному сценарию механизм использования работником полномочий в личных целях или в интересах третьих лиц (наиболее вероятный способ совершения коррупционного правонарушения).

индикатор коррупции - сведения, указывающие на возможную подготовку или совершение работником организации коррупционного правонарушения;

ранжирование коррупционных рисков - процесс определения уровня значимости каждого коррупционного риска с учетом 1) возможного ущерба в случае реализации коррупционного риска и 2) вероятности реализации коррупционного риска, а также их последующее ранжирование по степени значимости.

В России с 1 октября «неквалам» нужно доказывать свои знания о некоторых инструментах, если они хотят их купить или ими воспользоваться. Мы подготовили серию текстов, которые помогут легко пройти тестирование

Фото: Spencer Platt / Getty Images

В октябре неквалифицированных инвесторов ждут изменения — им придется проходить тесты перед тем, как покупать сложные финансовые инструменты или воспользоваться некоторыми возможностями. Банк России подготовил 11 тем, в каждой из которых по семь вопросов. Три из них — на самооценку, однако ответы на них не будут влиять на результат. А другие четыре вопроса — на проверку знаний инвестора, и ответить правильно нужно на все.

Кроме того, уже с 1 сентября тесты стали обязательными для тех, кто хочет купить облигации со структурным доходом. А с 1 апреля 2022 года их введут для желающих вложиться в иностранные ETF . Мы подготовили серию текстов, чтобы вы были во всеоружии.

Что такое маржинальная торговля?

Если инвестору или трейдеру не хватает собственных средств или он хочет поспекулировать на рынке, то на помощь может прийти маржинальная торговля .

Маржинальная торговля — это режим, когда инвестор торгует на заемные деньги или берет в долг ценные бумаги у брокера. Для займа нужен залог — активы на брокерском счете, в том числе валюты. Он называется маржой. Поэтому, для того чтобы получить кредит, инвестору нужно обязательно иметь деньги или ценные бумаги. Соотношение собственных и заемных средств называется кредитным плечом.

Маржинальная торговля бывает двух типов: в лонг ( длинная позиция ) и в шорт ( короткая позиция ). В первом случае инвестор ставит на повышение цены актива и рассчитывает с помощью займа увеличить потенциальную прибыль.

Например, трейдер Иннокентий занял деньги у брокера, купил на них акции и ждет, когда их цена вырастет. Если одна бумага стоила $100, а потом поднялась до $200, то прибыль с нее составит $100. Допустим, на свои деньги он мог бы купить десять акций, а с помощью кредита может приобрести, например, 20 бумаг. Тогда прибыль будет не $1000, а $2000.

В случае торговли в шорт инвестор занимает ценные бумаги , чтобы поставить на падение их цены. Потом их нужно будет выкупить и вернуть брокеру. Он покупает, например, 20 акций по $200 и отдает Иннокентию. Тот, в свою очередь, продает их, так как считает, что в будущем они подешевеют и вернуть их можно будет за меньшую цену. Допустим, стоимость этих акций упала до $100, тогда трейдер выкупает их по указанной цене и возвращает. Получается, что Иннокентий продал все акции за $4000, а выкупает их обратно для брокера за $2000. Разницу в цене он оставляет себе как прибыль. Маржинальную торговлю часто используют для спекуляций.

Чтобы закрыть маржинальную позицию, нужно вернуть то, что вы заняли. Если вы купили на заемные деньги иностранную акцию, то вы как бы заняли валюту у брокера, на которую потом приобрели бумаги. Эту валюту нужно вернуть, и если на вашем счете только рубли, то маржинальная позиция не закроется — необходимо купить валюту, чтобы закрыть долг.

Как правило, за использование заемных средств нужно платить комиссию брокеру. Обычно в течение одного торгового дня маржинальное кредитование бесплатно, но потом вам будут начислять проценты как по обычному кредиту. Информацию о том, сколько стоит заем, можно узнать у вашего брокера.


Каким может быть размер убытков при маржинальной торговле?

При маржинальном кредитовании размер возможной прибыли будет больше, чем если бы вы пользовались только своими деньгами. Но и убытков тоже, так как они будут рассчитываться не только на ваши деньги, но и на заемные. Допустим, трейдер Иннокентий купил акции Virgin Galactic, заняв деньги у брокера, так как верит, что через неделю они вырастут на 50%. Он приобрел 100 бумаг по $25 за штуку — потратил $2500. Из них половина — средства брокера.

Но чуда не случилось, и на очередных плохих новостях акции Virgin Galactic упали на 20%, до $20. То есть позиция из 100 бумаг стала стоить $2000. Таким образом, Иннокентий потерял $500. Если бы он купил 50 акций за свои $1250, то был бы в минусе на $250, то есть в два раза меньше, чем с кредитом.

В другой раз Иннокентий взял в долг у брокера 100 акций Virgin Galactic по $20, так как разочаровался в компании и решил, что ее бумаги будут падать. После этого он их продал по той же цене. Однако все опять пошло не так — за неделю акции выросли до $25 за бумагу. В итоге Иннокентию пришлось покупать 100 акций на $500 дороже, чем он покупал, чтобы вернуть их брокеру. Таким образом, трейдер потерял $500.

Фото:Slava Dumchev / Shutterstock

Брокер может принудительно закрыть позицию клиента — разбираем, когда и почему

Перед тем как дать вам в долг деньги или бумаги, брокер рассчитывает стоимость вашего ликвидного портфеля — валюты и ликвидных ценных бумаг на вашем счете. Он оценивается в рублях. Брокер также считает начальную и минимальную маржу.

Начальная маржа — начальное обеспечение для новой сделки или сумма, которую вы вносите на счет до получения кредита. Минимальная маржа — минимальное обеспечение для поддержания уже открытой позиции. Их считают по каждому активу отдельно, кроме рублей.

Перед тем как рассчитать их, мы посмотрим на еще один термин — ставка риска. Это вероятность того, что цена актива на бирже изменится. Брокеры публикуют ее на своих сайтах. При этом ставка может быть как лонг, так и шорт, это зависит от позиции, которую вы хотите открыть.

Начальная маржа одного актива: начальная ставка риска * стоимость актива.

Минимальная маржа одного актива: делим начальную маржу пополам.

Посмотрим на примеры.

Трейдер Иннокентий решил купить 20 акций Tesla по $735 за бумагу, но у него хватает денег только на десять штук. У него нет других ценных бумаг, значит, на его счету $7350 — это его ликвидный портфель. Если доллар, например, стоит ₽73, то в рублях стоимость портфеля — ₽536 550.

Допустим, что начальная ставка риска по доллару — 20%. Тогда начальная маржа будет: 20%*$7350 = $1470.

Минимальная маржа: $1470 / 2 = $735.

Если стоимость портфеля опустится ниже уровня минимальной маржи и Иннокентий не пополнит счет, то брокер может закрыть часть позиций трейдера. Это называется маржин-колл. Если стоимость портфеля будет меньше начальной маржи, но выше минимальной, то Иннокентий не сможет заключать новые сделки, а сможет только выкупить часть активов.

Оценка коррупционных рисков

При выстраивании эффективной антикоррупционной политики критически важным является понимание того, какие коррупционные правонарушения могут быть совершены работниками данной конкретной организации с учетом специфики ее деятельности, в рамках каких бизнес-процессов такие правонарушения наиболее вероятны, каковы возможные способы или схемы их совершения и к каким последствиям они могут привести.

Во-первых, это позволит обеспечить адресность принимаемых организацией антикоррупционных мер. Будет заложена основа для противодействия не коррупции в целом, а отдельным коррупционным практикам, которые реально могут возникнуть в ходе функционирования данной конкретной организации. Тем самым увеличивается действенность антикоррупционных мер, повышается эффективность использования выделяемых на них кадровых, финансовых и иных ресурсов.

Во-вторых, систематизированная информация о возможных коррупционных практиках и способах их реализации сотрудниками организации дает основания для формирования перечня должностей работников, которые требуют более пристального внимания в силу реализации функций, связанных с коррупционными рисками. Это позволит избежать возложения избыточных антикоррупционных стандартов на работников, полномочия которых не дают им реальных возможностей для совершения коррупционных правонарушений, и, в то же время, учесть те случаи, когда отдельные работники, занимающие не самые высокие должности в организации, могут играть существенную роль в совершении отдельных коррупционных правонарушений.

В этой связи основополагающим элементом системного и последовательного подхода к предупреждению коррупции в организации является оценка коррупционных рисков, и именно с нее рекомендуется, по возможности, начинать процесс внедрения антикоррупционных мер.

Примерный порядок оценки коррупционных рисков в организации представлен на Рисунке 1. В зависимости от специфики конкретной организации процедура оценки коррупционных рисков может иметь свои особенности. Вместе с тем рекомендуется включать в нее, как минимум, три ключевых составляющих:

1) идентификация коррупционных рисков - определение коррупционных правонарушений, которые могут быть совершены работниками данной организации, и обнаружение тех бизнес-процессов и составляющих их подпроцессов ("критических точек"), в ходе которых возможно совершение таких неправомерных действий. Приоритетное внимание рекомендуется уделять преступлениям, связанным с получением и дачей взятки, коммерческим подкупом, а также, особенно для организаций с государственным участием, неправомерным использованием работником своих полномочий в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или иных лиц либо в целях нанесения вреда другим лицам;

2) анализ коррупционных рисков - определение возможных способов совершения коррупционного правонарушения с учетом особенностей реализации бизнес-процессов в организации ("коррупционных схем"), круга лиц, которые могут быть вовлечены в совершение коррупционного правонарушения, уязвимостей бизнес-процессов, то есть тех особенностей их организации, которые способствуют или не препятствуют совершению коррупционного правонарушения;

3) ранжирование (определение значимости) коррупционных рисков - оценка вероятности совершения коррупционного правонарушения на определенном этапе того или иного бизнес-процесса и возможного вреда, наносимого организации и обществу в целом, в случае совершения работником (работниками) организации коррупционного правонарушения.

Выявление, анализ и ранжирование коррупционных рисков закладывают основания для последующего управления ими: принятия мер по минимизации коррупционных рисков, мониторинга эффективности и, при необходимости, корректировки принимаемых мер.

Рисунок 1. Процесс оценки коррупционных рисков

Организации, планирующей проводить оценку коррупционных рисков, рекомендуется разработать и утвердить приказом руководителя организации собственный порядок (методику) оценки коррупционных рисков, учитывающий специфику данной организации: сферу ее деятельности и уставные цели, характер взаимодействия с государственными органами и иными регулирующими инстанциями, наличие или отсутствие внешнеэкономической деятельности и иные факторы.

При проведении оценки коррупционных рисков рекомендуется руководствоваться следующими основными принципами:

1) анализировать бизнес-процессы, а не личностные качества.

В качестве предмета оценки рекомендуется определить риски, связанные с природой реализуемых организацией целей (направлений деятельности), а также с особенностями построения отдельных бизнес-процессов и подпроцессов организации - то есть с объективными возможностями для совершения коррупционных правонарушений. Оценка коррупционных рисков не должна быть направлена на проведение личностной диагностики работников организации и выявление субъективных качеств, повышающих вероятность совершения кем-либо из них коррупционных правонарушений.

2) проверять на наличие коррупционных рисков все бизнес-процессы.

Коррупционные риски могут возникать при реализации практически любого направления деятельности и бизнес-процесса организации. В связи с этим необходимо учитывать, что применение подхода, при котором из всех направлений деятельности и бизнес-процессов организации заранее выделяется перечень наиболее коррупционноемких, которые впоследствии становятся предметом оценки, имеет определенные недостатки.

С одной стороны, значительно увеличивается вероятность того, что отдельные бизнес-процессы, связанные с коррупционными рисками, не получат необходимого внимания только потому, что они направлены на реализацию направлений деятельности, изначально не признанных коррупционно опасными. С другой стороны, возникает опасность того, что на всех работников организации, вовлеченных в реализацию направления деятельности (бизнес-процесса), признанного коррупционно опасным, будут предусмотрены антикоррупционные стандарты вне зависимости от того, присутствуют ли коррупционные риски именно в их деятельности (в рамках отдельных подпроцессов).

В связи с этим при наличии необходимых ресурсов объектом анализа должны стать все бизнес-процессы организации.

3) рационально распределять ресурсы.

Оценку коррупционных рисков рекомендуется проводить применительно ко всем бизнес-процессам организации, однако при этом следует учитывать, что полномасштабная оценка коррупционных рисков в крупных предприятиях зачастую требует значительных кадровых и финансовых ресурсов.

В этой связи одним из возможных подходов может стать предварительное ранжирование функций организации по степени коррупционной опасности и выстраивание графика оценки коррупционных рисков, при котором ежегодно детальная оценка коррупционных рисков проводится в отношении части направлений деятельности (бизнес-процессов) организации, начиная с наиболее коррупционно опасных. Например, в первый год предметом оценки коррупционных рисков становятся три направления деятельности или бизнес-процесса организации, в следующий - еще три, и так далее пока не будут проанализированы все направления деятельности (бизнес-процессы).

4) обеспечивать сочетание беспристрастности лиц, проводящих оценку, и понимания ими особенностей рассматриваемого бизнес-процесса.

С одной стороны, оценку коррупционных рисков, возникающих при реализации какого-либо бизнес-процесса, не рекомендуется поручать исключительно владельцу этого бизнес-процесса. В определенных обстоятельствах структурное подразделение, ответственное за реализацию конкретного бизнес-процесса, может быть заинтересовано в сокрытии недостатков, присущих его организации, в том числе коррупционных рисков.

С другой стороны, возложение обязанностей по проведению оценки исключительно на внешних по отношению к рассматриваемому бизнес-процессу субъектов также оказывается нецелесообразным. В частности, подразделения, ответственные за реализацию мер по противодействию коррупции в организации, могут быть в достаточной мере беспристрастными, но при этом не обладать необходимыми техническими и иными знаниями особенностей организации оцениваемого бизнес-процесса. Это может не позволить им провести достаточно детальную оценку и выявить все имеющиеся коррупционные риски.

Оптимальным представляется поручать оценку коррупционных рисков коллегиальному органу (рабочей группе, комиссии), в которую будут включены методологи и, возможно, непосредственные исполнители оцениваемых бизнес-процессов, работники, ответственные за реализацию мер по предупреждению коррупции в организации, а также, при необходимости, представители иных структурных подразделений (юридического, внутренней безопасности, внутреннего аудита и т.д.). Крупным и средним предприятиям, при наличии необходимых ресурсов, также рекомендуется привлекать к проведению оценки коррупционных рисков квалифицированных внешних экспертов.

5) максимально конкретизировать описание коррупционных рисков.

Оценка коррупционных рисков не должна сводиться лишь к общему обозначению бизнес-процессов организации, при реализации которых возможно совершение коррупционных правонарушений. Целесообразно определить состав потенциальных коррупционных правонарушений и насколько возможно полно проанализировать вероятные способы их совершения (коррупционные схемы). Такой подход позволит в дальнейшем разработать более эффективные меры предупреждения коррупции в организации.

6) обеспечивать взаимосвязь результатов оценки коррупционных рисков с проводимыми в организации антикоррупционными мероприятиями.

Оценка коррупционных рисков должна быть нацелена на конкретный практически значимый результат. Она необходима, прежде всего, для того, чтобы выявить уязвимости бизнес-процессов и слабые места в существующей в организации системе мер предупреждения коррупции и указать направления для повышения ее эффективности. Оценка коррупционных рисков сама по себе не является мерой противодействия коррупции, она закладывает фундамент для принятия таких мер.

Соответственно, результаты оценки коррупционных рисков должны быть основой при планировании антикоррупционных мер в организации и разработке соответствующих локальных нормативных актов. Внедрение в организации любых антикоррупционных механизмов и выбор способа их применения должны основываться на четком понимании того, минимизации каких коррупционных рисков и устранению каких потенциальных коррупционных схем они будут способствовать.

7) проводить оценку коррупционных рисков регулярно.

Результаты оценки коррупционных рисков должны актуализироваться на регулярной основе, поскольку бизнес-процессы организации, распределение полномочий по их реализации между структурными подразделениями, процедуры внутреннего контроля и иные обстоятельства, имеющие принципиальное значение с точки зрения оценки коррупционных рисков, меняются с течением времени.

В этой связи оценку коррупционных рисков рекомендуется проводить:

1. непосредственно перед первоначальным внедрением системы мер предупреждения коррупции в организации;

2. в дальнейшем на регулярной основе:

- либо в форме полной оценки коррупционных рисков в организации через определенные промежутки времени (например, каждые два - три года) - такая форма в большей степени подходит для малых и средних предприятий;

- либо в форме более длительных циклов (например, каждый год оценка коррупционных рисков проводится применительно к нескольким направлениям деятельности (бизнес-процессам) организации, после завершения оценки всех направлений деятельности (бизнес-процессов) цикл повторяется) - такая форма в большей степени подходит для крупных предприятий;

3. при изменении существенных обстоятельств, таких как:

- масштабные изменения целей и задач организации и (или) ее организационно-штатной структуры;

- выявление случаев совершения коррупционных правонарушений;

- изменение антикоррупционного законодательства в странах, где компания осуществляет свою деятельность;

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: