На чем поднялся тинькофф

Обновлено: 03.10.2022

Олег Тиньков создаёт на продажу очередной бизнес — на смену пельменям и пиву пришёл инновационный банк. Но взятая на вооружение американская модель виртуального банка с трудом приживается в российских условиях.

Этой осенью журналу «Секрет фирмы» исполняется 15 лет. Представляем вашему вниманию один из лучших материалов, выпущенных за это время. Полный список архивных текстов, которые мы решили вспомнить по случаю нашего праздника, опубликован в конце.

Текст: Максим Котин («Секрет фирмы» №7 от 25.02.2008)

Ричард Брэнсон летает на воздушном шаре, а Олег Тиньков ездит на велосипеде. В этом отличие. Сходство в том, что Тиньков и Брэнсон предпочитают один и тот же московский клуб The Most.

А ещё создают бизнесы один за другим, эпатируют публику и много зарабатывают, рискуя. «В рисках весь крем», — говорит Тиньков. Но за рисковость ему приходится расплачиваться волосами. Он даже наклоняет голову и показывает волосы, изменившие цвет за время строительства разнообразных рисковых компаний. «Риски и седые волосы — вот он я», — говорит сорокалетний предприниматель.

Один год из пяти уже на исходе, и седины у сорокалетнего Олега Тинькова должно было прибавиться. Осенью «Тинькофф. Кредитные системы» продавал облигации с фантастической доходностью 18%, но купили у него чуть больше чем на 1 млрд рублей и, по слухам, от половины до трёх четвертей объёма выкупил сам эмитент, чтобы сохранить лицо. В результате у банка случились проблемы с фондированием. И прежде немногие верили, что автору скандальных пельменей «Дарья» и не менее скандального пива «Тинькофф» (утверждавшему, например, что для рекламы «человечество ещё не придумало ничего лучше голых жоп») под силу стать успешным банкиром. Теперь, после провала на рынке облигаций, не верит почти никто.

Но предприниматель и не думает унывать — рисковать-то не привыкать. «Не разместили бонды? Насрать на эти бонды. Тиньков на плохом рынке собрал $20 млн под стартап. Такая неудача! Пускай кто-нибудь пойдёт и под бизнес-план на плохом рынке продаст на $20 млн», — предлагает скептикам Тиньков.

В условиях мирового финансового кризиса удачно продать облигации на 1,5 млрд рублей для банковского стартапа и правда было почти невозможно. Но если бы Тиньков обращал внимание на такие незначительные препятствия, как невозможность, он бы, наверное, до сих пор работал слесарем на угольной шахте в Ленинске-Кузнецком.

Кроет бык овцу

Бывший глава российского представительства Visa, а ныне президент ТКС Оливер Хьюз считает, что Олег Тиньков умеет выбрать правильный момент, чтобы «что-нибудь начать делать».

«Что-нибудь начать делать» — точное определение. Тиньков, например, начал делать сеть магазинов электроники «Техношок» в 1992 году — за год до возникновения «Техносилы». Продав сеть в 1997-м за $7 млн, начал делать премиальные «самолепные» пельмени, когда другие производители едва научились продавать свою продукцию в упаковке, в которой пельмени не слипались. В 2002-м «Дарья» ушла за сумму, которая, по оценкам, составила уже $40 млн. Наконец, Олег Тиньков начал делать бизнес на пиве, запустив сеть ресторанов и первый ультрапремиальный российский пивной бренд. В 2005-м предприниматель продал свои пивоваренные заводы Sun InBev уже за $230 млн (после выплаты долгов на руках у него оказалось $80 млн).

«У Олега каждый новый бизнес больше предыдущего, повышать планку для него дело чести», — замечает один из знакомых Тинькова. Значит, нужно, чтобы новый бизнес чуть ли не за миллиард перевалил — если следовать этой логике.

Сначала, чтобы подобраться к миллиарду, Тиньков подумывал заняться девелопментом. «Можно было строить от Питера до Самары», — мечтает он. Но строить от Питера до Самары всё же не стал, поскольку посчитал, что доходность девелопмента не такая фантастическая, как всем кажется (как это всегда и оказывается, когда всем кажется). К тому же девелоперский бизнес тяжёлый, детальный и скучноватый. «А я люблю работать с живыми людьми», — поясняет Тиньков.

Снова что-нибудь делать с живыми людьми он решил на рынке кредитных карт. Ведь на конец 2006 года на одну живую душу в России было только 0,05 активированных кредиток, в то время как в США на одного человека их больше трёх — есть где разгуляться. «Каким путём пойдёт российский рынок, большой философский вопрос», — замечает Оливер Хьюз. Для Тинькова это, впрочем, не вопрос. Строительство сетей и мегамоллов убедило его в том, что путь у нас американский, а не европейский. «Европа не любит жить в кредит, и объёмы экспресс-кредитов, которые сегодня выдают лидеры российского рынка, кроют континентальную Европу как бык овцу, — говорит Тиньков. — Но я не помню ни одной страны в мире, где нужно оформлять кредит, чтобы купить чайник. Вместо того чтобы каждый раз заполнять бумажки, ты их заполняешь один раз, когда оформляешь карту. Потом провёл пластик — и всё».

Точного размера российского рынка экспресс-кредитования никто, правда, не знает. Но аналитики делают смелые предположения, что рынок кредитных карт, поедая экспресс-кредитование, может вырасти с $4 млрд до $50 млрд всего за пять лет. К несчастью, не один Тиньков прислушивается к аналитикам. Российские лидеры рынка потребкредитования в последние годы стали активно предлагать своим клиентам, уже оформившим кредиты, переоформить их на кредитки или завести кредитную карту просто в добавление к дебетовой. Особенно преуспел "Русский стандарт", который в 2006 году, в момент старта ТКС, занимал уже 67% рынка кредитных карт (по данным «Хоум Кредит энд Финанс банка», который поставил себя на второе место, оценив свою долю в 8%). У Тинькова всех инвестиций — $50 млн ($30 млн он решил потратить на своих детей). Как же нескромному предпринимателю со скромной суммой протиснуться между гигантами и заработать заветный миллиард?

Я вам покажу

«Я вам покажу,— говорит Оливер Хьюз и показывает свою кредитную карту.— Я почти 15 лет клиент банка First Direct. Все делаю через интернет и call-центр. Поэтому я его и выбрал — не надо приходить куда-то, стоять в очереди».

На Западе виртуальный банкинг завоевал себе место ещё до появления самого термина «виртуальность». Хьюз вспоминает, что в Великобритании в начале 1980-х сложилась ситуация, похожая на нынешнюю российскую. В банковской рознице доминировали четыре крупных банка. Но появился институт кредитных бюро, информацией которых могли пользоваться и небольшие банки, и агрессивные американские компании смогли сильно потеснить большую четвёрку — причём, как правило, общались они с клиентами по почте и телефону, инвестируя деньги в качественные call-центры, вместо того чтобы вкладывать в ненужные клиентам розничные отделения.

Развитие интернета и SMS-технологий пришлось как нельзя кстати банкам, считающим розничную сеть ненужной роскошью. И теперь аналитики The Boston Consulting Group вынуждены констатировать, что из-за развития директ-маркетинга и интернета «тенденция снижения значимости розничной сети для некоторых видов продаж будет только усиливаться». В Европейской ассоциации финансового менеджмента и маркетинга (EFMA) и вовсе предсказывают, что розничные отделения банков в ближайшем будущем ужмутся до консультационных пунктов с тремя-четырьмя сотрудниками.

Похоже на подходящий момент, чтобы что-нибудь подобное сделать в России, тем более что строить национальную сеть отделений тут сложно и дорого. По мнению Оливера Хьюза, рынок в последнее время просто кричал о таком проекте. По итогам прошлого года доля платежных операций по всем пластиковым картам выросла с 18,7% до 21,4%. Для народа, который сначала использовал карты для снятия наличных в банкомате, цифра, близкая к четверти,— уже неплохой показатель (всего к концу 2007 года банки выпустили 103,3 млн карт, на 38% больше, чем в 2006-м). Даже запущенная в 2005 году система кредитных бюро вселяет здоровый оптимизм: если в начале 2007-го банки передали всего 16 млн кредитных историй, то сегодня в кредитных бюро их уже 35 млн. «Это очень позитивная динамика, — оценивает заместитель начальника управления регулирования деятельности участников финансового рынка ФСФР Алексей Волков. — При 50 млн историй, переданных в кредитные бюро, можно будет считать, что система сложилась».

При этом ни один российский банк не смотрел на директ-маркетинг как на главный маркетинговый канал. А значит, у любителя рисков Олега Тинькова есть неплохой шанс заработать, рассылая кредитные карты людям, которые стали способны осознать термин «грейс-период». «Можно пользоваться деньгами 50 дней, если вовремя платить. На халяву, — поясняет Тиньков. — Чем это плохо-то?»

Кнопка

Когда Олег Тиньков проводил собеседования с известными топ-менеджерами на банковском рынке, многие оказывались разочарованными дилетанскими познаниями пивного гуру. «Пришёл вице-президент Ситибанка, увидел, что я ничего не понимаю, и ушёл, — вспоминает Тиньков. — А я и пиво когда продавал, не очень понимал процесс пивоварения. Варилось и варилось».

Оливер Хьюз не следил за предпринимательскими успехами Олега Тинькова до того, как тот появился на банковском рынке, хотя и посещал рестораны «Тинькофф» и даже когда-то кушал пельмени «Дарья». Но пришёл и не ушёл, а принял предложение возглавить ТКС. На рынке теперь строят смелые гипотезы про размер гонорара Хьюза. А сам он объясняет, что решил рискнуть, поскольку Тиньков демонстрировал желание работать в команде: «Он же не сказал: я могучий, всё знаю вдруг в банковской сфере, а привлёк специалистов и консультантов The Boston Consulting Group, MasterCard Advisers, Ernst & Young и Goldman Sachs» (последние даже так увлеклись, что Goldman Sachs купил осенью у Тинькова миноритарный пакет ТКС). К тому же успех такого банка кроется в маркетинге. «А в маркетинге Тиньков. почти сказал "гений". очень-очень-очень талантливый человек, — льёт мёд Оливер Хьюз. — Он щупает потребителей. Знает, на какие кнопки нажимать».

Пощупав потребителей, Тиньков должен был узнать, что у них выпирает проблема из трёх букв — называется она МММ. А в боку колет 1998 год. Пережив такие радости, люди могут не совсем адекватно относиться к виртуальному банку, который присылает письма по почте, не имеет ничего, кроме веб-странички, а активировать карту предлагает по телефону (оставляя простор для фантазии мошенников). Но Тиньков нашёл кнопку. В контрольном листе вопросов, на которые должен без запинки отвечать консультант ТКС после недели обучения, одним из первых значится следующий: кто такой Олег Тиньков, как он заработал капитал и какое отношение он имеет к пиву «Тинькофф».

Когда Олег Тиньков строил свой первый бизнес — магазины «Техношок», он сумел использовать себе на благо чужие рекламные бюджеты, стилизовав свою рекламу под рекламу одного из кандидатов в губернаторы Петербурга. Назвав теперь банк своим именем, Олег Тиньков снова использует чужой рекламный бюджет — на этот раз пивоваренной компании SUN InBev, которой он продал пиво. По словам консультанта Interbrand Zintzmeyer & Lux Сергея Шарюкова, по стоимости бренд «Тинькофф» попадает в лонг-лист из 150 брендов, но в топ-40 не попадает. Зато узнаваемость пива под этим именем за последний год выросла с 23% до 31% (а это неплохое 20 место среди всех пивных брендов). Рост известности пива, которое больше не рекламируется по телевидению, — прямой результат рекламной поддержки бренда новыми хозяевами, которые инвестируют в BTL-продвижение и прессу.

«"Тинькофф" — важный фактор нашего маркетингового подхода, — признаёт Оливер Хьюз. — Это сильный бренд, модный, смелый и узнаваемый». Пресс-служба SUN InBev заявила, что компания не против использования слова «Тинькофф» в названии банка. И если банк обанкротится, пиву хуже, по мнению пресс-службы, не станет. Хуже ли банку от пивного названия? Опыт «Русского стандарта» показывает, что алкогольные аллюзии не помеха. ТКС ведь выдаёт кредиты, а не привлекает деньги населения.

Коммерсант отрабатывает полученный от SUN InBev карт-бланш на все сто, снова продавая дорого и красиво то, что могло бы стоить и дешевле. Российское пиво «Тинькофф», про которое Тиньков и сам не в курсе, как оно там варилось, продавалось в стильной бутылке дороже импортного. Теперь не самые дешёвые кредитные тарифы банка «Тинькофф. Кредитные системы», не имеющего отделений для встречи клиентов с консультантами, Олег Тиньков продаёт в знакомой премиальной упаковке. Хотя банк предпочитает работать в регионах и ориентируется на людей с доходом $500-1500, единственная пока кредитка ТКС названа даже не Gold, а сразу Platinum. «Мы сами рассылаем приглашение человеку завести кредитную карту, — оправдывается Оливер Хьюз. — Мы его выбираем, а не он нас. Так мы создаём клуб "Тиньков Платинум"».

Сверхъестественным образом

Чтобы рассылать приглашения в платиновый клуб, нужно знать адрес платиновых клиентов. Но это в США директ-маркетинг по объёму занимает второе место после телевизионной рекламы, а у нас, по данным АКАР, в 2006 году на медиарекламу компании потратили $6,5 млрд, в то время как на весь BTL только $1,65 млрд (а он помимо адресных рассылок включает в себя промоакции и ивенты). И дело не только в количестве. Большинство баз создавалось в ходе промоакции или в результате формирования программ лояльности. «Такие российские базы, в отличие от зарубежных, для глубокого анализа, как правило, не годятся, — говорит Андрей Карпов, руководитель отдела по работе с клиентами агентства "М-Сити". — Обычно нам известны лишь пол, возраст и место проживания человека. Оценить покупательную способность можно только приблизительно».

Кредитные бюро тут, конечно, могут помочь, но далеко не всегда. В США не нужно спрашивать разрешения клиента, чтобы передать его историю в бюро, а у нас нужно. По словам Александра Викулина, генерального директора Национального бюро кредитных историй (НБКИ), передав в НБКИ информацию об одном заёмщике, можно приобрести историю самое дорогое за 22 рублей. А если покупать, не передавая, это обойдётся в 250 рублей. Банки-лидеры передают примерно столько же, сколько покупают,— «лишние» клиенты, очевидно, получают совет не давать разрешения на передачу информации в бюро.

Да и занялся Тиньков прямыми рассылками в неподходящий момент. С 2008 года, по новому закону о персональных данных, владельцы адресных баз, прежде чем заниматься рассылками, должны пройти регистрацию в Россвязьохранкультуре. Также они обязаны рассылать письма только с подтверждённого согласия адресата. «Рынок адресной информации до закона был в зачаточном состоянии, теперь окончательно умер», — констатирует Андрей Карпов.

Но разные формальности Тинькова вряд ли остановят — юристы не должны управлять бизнесом. Формально, например, у нас нельзя получать кредитную карту без личного визита в банк, но личные визиты «совершают» представители ООО ТКС, которому клиенты подписывают доверенность. Трудности директ-маркетинга в этом смысле и вовсе мелочи: если формально нельзя купить чужую базу, то можно воспользоваться донорским брендом и рассылать информацию под логотипом партнёра-донора (ТКС скупает базы, сотрудничая, например, с «НТВ-плюс», каталожной компанией Burda и страховщиком «Русский мир»; идут переговоры и с «королями директ-маркетинга», как называет Тиньков руководителей издательского дома Reader's Digest). А если нельзя получить достаточно информации о платёжеспособности заёмщика, то без неё можно обойтись. Тиньков говорит, что продаст банк через пять лет, поскольку, как обычно, больше и не выдержит. С некоторым дисконтом за излишне большое количество недобросовестных плательщиков можно будет, наверное, и смириться.

С почтовыми проблемами, как оказалось, тоже можно жить. По информации «Почты России», в 2007 году это предприятие доставило 1,5 млрд писем, утратив менее 0,01%. Это несколько оптимистично — Андрей Карпов оценивает потери «менее 5%» по простой корреспонденции. Ещё большей проблемой может быть скорость доставки, но и с этим можно работать, если объёмы корреспонденции делают компанию одним из крупнейших клиентов «Почты России». «Можно проводить розыгрыши для сотрудников почты», — объясняет Оливер Хьюз.

Фирмы, занимающиеся торговлей по почте, уже взяли на вооружение подобные приёмы. По информации «Почты России», первой программу стимулирования почтовых работников запустила компания «Почтовый торговый дом» — она уже не первый год определяет регион-победитель по итогам года на основании полученных заказов по каждому каталогу, внутри региона выделяется три лучших отделения, которым вручается бытовая техника. ТКС пока так не поступает, но хочет поступать. «Чтобы повышать уровень доставки и понимания, что за странные жёлтые письма приходят в отделения, — говорит Оливер Хьюз. — Существует миф, что в России письма не доставляются, а в США всё доставляется сверхъестественным образом. Это не так». Самому Хьюзу, например, в Лондоне однажды не доставили кредитную карту. Ну и ничего в этом страшного нет — доставили потом.

Мы не извиняемся

Несмотря на браваду, Тиньков, похоже, активно ищет способы адаптировать модель Capital One к реалиями российского рынка. ТКС уже начал сотрудничать с сетевыми компаниями, Edelstar Владимира Довганя и другими. «Нестандартно для рынка финансовых услуг. Кого-то удивило, ну и ради бога. Мы не извиняемся за это», — комментирует Оливер Хьюз.

Ищет ТКС партнёров для выпуска кобрендинговых карт (пока удалось договориться со SkyExpress). Смотрит банк и в розницу — на ритейлеров, имеющих собственную программу лояльности (а значит, и базу для донорской рассылки). Правда, Тиньков в интервью газете «Коммерсантъ» признался, что хотел бы стать партнёром таких компаний, как Sela, «Л'Этуаль», «Евросеть». А последняя не имеет своей развитой программы лояльности и, возможно, интересует ТКС именно как ритейловый партнёр.

Пока Тиньков не вытащил все козыри, хоронить инновационный проект рано. Может, и «Тинькофф. Кредитные системы» возненавидят владельцы почтовых ящиков. А заодно будут ненавидеть и самого Тинькова. «Этот банк я построил сам, — говорит предприниматель. — Купил стул, купил сервер, собрал своими ручками. Надеюсь заработать. Могу и потерять».

Очень интересная стори о друзьях, спекуляциях и чуйке Олега Тинькова, у которого сейчас $2,3 миллиарда своих собственных средств.

Наш Олег Родился в обычной рабочей семье где папа был шахтером, а мама швеей. Как видите игра начиналась без дополнительных бонусов и кодов.

Маленький Олег любил велосипеды и уже с 12 лет катался по Советскому Союзу от секции велоспорта, но вместе с медалями привозил в свой город джинсы, кроссовки и прочий шмот, на чем и начал зарабатывать.

Потом Армия с овчарками в погран. войсках.

Следующий этап в жизни, тогда еще Ленинградский горный институт. Уже там он закорешился с будущими предпринимателями: основателями «Пятерочки», «Ленты» и «Дикси». А мы с Вами знаем, что дружба важнее денег или связи решают все , не имей сто рублей . в общем вы поняли. Вместе они начинают заниматься спекуляцией.

В Питерской общаге студентам он продает водку. У иностранцев, учащихся по обмену, покупает все забугорное и везет в Сибирь для перепродажи: джинсы, косметика, парфюмерия, чёрная икра. А оттуда привозит японскую бытовую технику.

На 3 курсе Олег бросает учебу и налаживает оптовую поставку техники из Сингапура: калькуляторы, магнитофоны, телевизоры (честно говоря, ради такого я бы тоже бросил). Все было круто, но со временем снижение прибыли от оптовой торговли из-за внешних факторов, подтолкнуло Тинькова к открытию своей сети магазинов. В 1995 он основывает «ТехноШок», а через 3 года продает его за $7 млн.

Открывает производство пельменей и называет Дарья, в честь своей дочери, а потом снова продает, уже Абрамовичу в 2001 за $21 млн.

В 1998 Открывает пивной ресторан, куда, как он сам рассказывает, однажды заехал Путин и бухнул с ним. Забегу вперед – в 2009, уже сеть ресторанов, была продана.

Открывает пивной завод и разливает свое пиво Тинькофф. В 2005 снова продает бизнес. В этот раз бельгийцам за $200 млн.

В 2006 приобрел «Химмашбанк» и переименовывает в «Тинькофф Кредитные Системы», а как все развивалось дальше Вы уже знаете, а может даже и поучаствовали в виде пользователей его кредитных карт.

Простой вывод

В чем же секрет его успеха? Я считаю в нужной дружбе и связях. Его гену перепродавать и зарабатывать в крови, лично я в 12 лет думал о другом. Чуйке вовремя скидывать что-либо, так как некоторые его бизнесы сдувались после их продажи. Ну и характер – мы многое не знаем, что и как обсуждалось в закрытых кабинетах и саунах в 90-е, а крыши были и были даже с его стороны, как он сам признался в одном из эфиров в соц. сетях.

Первый крупный бизнес был создан в 1993 году. ООО "Петросиб".
Фирма занималась оптовой продажей в другие компании техники: калькуляторы, видики, телевизоры. . Тиньков понимает, что на рознице можно заработать в разы больше. И в 1994 году открывает свой первый розничный магазин электротехники в Санкт-Петербурге. Называя его "Sony", оборот был 20 т.$/день. После открытия второго магазина задумывается о названии своей сети. Называет сеть "Техношок"

“У магазинов появились очереди. Мы не успевали подвозить технику. Оборот магазина составлял от 20 до 50 тысяч долларов в день. И это несмотря на то, что мы продавали дороже всех на 15-20 %. Так как у нас был хороший сервис, качественная техника, обученный в штатах персонал, а также шло много денег на рекламу. Бизнес шёл очень хорошо, и мы стали расширяться. К началу 1996 года у нас действовала полноценная сеть: пять магазинов в Петербурге, по два в Омске и Кемерово и один – в Новосибирске.”

В 1997-ом прибыль в магазинах начала уменьшаться — Тиньков решает продать все сети «Петросиба». Продал он его за 7 млн. $.

2. Пельмени "Дарья"

В 1998 году открывает компанию по производству пельменей называет "Дарья" в честь своей дочери. Себестоимость пельменей была всего 1$ продавaлись за 3 $. Помимо пельменей запускает другую полуфабрикатную продукцию: чебуреки, вареники, котлеты. Под другими брендами: «Равиоли», «Питерский смак», «Три поросёнка», «Толстый кок». Ежемесячная чистая прибыль составляла 300 тысяч $

В 2001 голу решает продать компанию Абромовичу при личной встрече, озвучивает цену в 21 миллион $. Чистая прибыль вышла в 14 миллионов $, остальной частью пришлось закрыть долги.

3.Пиво "Tinkoff"

Весной 2003 года запускает производство пива на заводе Tinkoff. Уже к 2005 году около 1% от общей доли рынка пива в России. В этом же году ему поступило предложение на покупку завода от бельгийской компании InBev. Сделка проходит успешно. Продал за 201миллион $, Олег заработал чистыми 80 миллионов $.

4. Банк Tinkoff

В 2006 году приобретает московский банк "Химмашбанк". Далее переименовывает его "Тинькофф кредитные системы". Уже в то время банк не имел отделения, все операции происходили онлайн, по телефону и интернету. Все обслуживание было дистанционным. По версии ежемесячного издания GlobalFinance, «Тинькофф банк» признан лучшим по результатам опросов пользователей соцсетей в 2017 году.


Сетевое издание «Компромат ГРУПП» уже писало о своеобразных услугах «Тинькофф-банка». Он, помимо традиционного обслуживания счетов и проведения платежей, предлагает клиентам постоянную слежку, арест средств по произвольным основаниям, создание ситуаций, когда по сомнительным документам списывают клиентские деньги и много других новшеств, которые неизменно заканчиваются в пользу банка с ощутимым материальным профитом. Даже на фоне несовершенной, мягко говоря, российской банковской системы, такие упражнения с деньгами физических и юридических лиц, доверившихся банку, выглядят абсолютно нетерпимо.

Впрочем, эти факты могут удивить лишь тех, кто плохо знаком с методами, которыми ведет бизнес Олег Тиньков, собственник банка, определяющий лично его политику и в общем, и в частностях. Науку, так сказать, предпринимательства Олег Юрьевич усваивал не в академических аудиториях с высколобыми профессорами. Его курсами первичного накопления капитала были прокуренные туалеты в центре Петрбурга, обшарпанные студенческие общаги и уличные лотки «овощи-фрукты», где будущий банковский воротила фарцевал французской парфюмерией, спекулировал джинсами и прочим ширпотребом, обвешивал покупателей картошки и бананов, приобретая особое видение мира «не украдешь – не проживешь». Вот как вспоминал эти годы сам Тиньков:

«Поскольку в моем общежитии и в других общежитиях нашего Горного института на ул. Наличная, а также в общежитиях Университета на Васильевском острове, училось много иностранцев, это дало мне возможность заняться бизнесом. Как это было? Эти негры и тому подобные иностранцы привозили всякую парфюмерию, джинсы и прочую хрень и, по сути, обменивали на рубли. На эти рубли они жили, ходили по дискотекам, снимали русских глупых девочек… Я брал у них ту же парфюмерию на один день, выходил на улицу и перепродавал значительно дороже! А на сохраненную маржу безбедно существовал как студент: бухал, покупал шампанское и, в общем-то, все девочки были мои в общаге. Естественно, я также спекулировал водкой, покупая ее днем в магазине по 10 рублей и продавая ночью уже по 20 рублей!»

Подписывайтесь на наш канал

«Особенно мне нравилось торговать фруктами, потому что на овощах много не заработаешь. А вот на фруктах поднажить удалось, особенно на бананах. Банан — это самый выгодный продукт! После того, как я сам проработал месяц в ларьке и заработал пару тысяч рублей, я до сих пор, когда хожу на рынок, смотрю очень внимательно за пальцами продавцов, которые отгружают фрукты. Потому что у них руки шаловливые!»

Правда, право безнаказанно обворовывать покупателей Тиньков признает только в условиях социализма. При капитализме этого терпеть никак нельзя: «Реально не понимаю, как брать откат, воруя у человека, который о тебе заботиться и которому ты смотришь в глаза?». То есть облапошить клиента – нормально, а хозяина – табу. Если помнить об этих жизненных принципах, которые Тиньков не скрывает, тогда становится понятным, почему у клиентов его банка регулярно возникают разного рода неприятности с одним финалом – деньги, в той или иной форме, пополняют банковские активы.

Олег Тиньков и Рина Восман

Олег Тиньков и Рина Восман

Но Олег Тиньков не всё говорит о своей барыжной молодости. Некоторые подробности его занятий в начале девяностых хранили архивы МВД, которые банкир за немалые деньги почистил в середине нулевых. Однако до дел оперативных проверок в анналах КГБ-ФСБ руки не дотянулись. А они, эти дела, стали известны «Компромат ГРУПП» и содержат увлекательные детали того, как Олежик подводил тем же самым неграм-студентам, в обмен на джинсы, доверчивых девах со своей малой сибирской родины, а также близлежащих к Ленинграду-Петербургу деревень. Позже, со свойственным ему стремлением к прогрессу, Олег Юрьевич поставил закупки женского тела на профессиональную основу, экспортируя наложниц в бордели Израиля и Юго-Восточной Азии. Особым спросом пользовались эстонки, которых исправно обеспечивала Рина Восман, уроженка Кохтла-Ярве Эстонской ССР. С ней Тиньков сошеля на почве фарцовки: Рина содержала в женских общежитиях Ленинградского горного института нечто вроде борделя, и, повышая класс и цену подопечных, одевала их в «фирму». Можно сказать, они нашли друг друга – вскоре к барыжничеству-сутенерству добавилась торговля подержанными авто, валютой, да и из Юго-Восточной Азии партнеры доставляли разные вдохновляющие субстанции, которые с немалым наваром раскидывали по ночным клубам северной столицы. Родство душ и совпадение моральных ориентиров привело к тому, что Олег Тиньков стал называть Рину женой. Правда, оформлять отношения не спешил, «проверял чувства» до 2009 года. Впрочем, могли быть и другие причины, по которым Олежик не спешил связывать себя узами брака.

Моему голубоглазому властелину, хозяину моих мыслей и надежд в память сладостных минут 19.06.1993

Моему голубоглазому властелину, хозяину моих мыслей и надежд в память сладостных минут 19.06.1993

В узком круга он до сих пор иногда показывает книгу гениального французского актера и президента всемирного гей-клуба Жана Маре «Жизнь актера» с дарственной надписью, которая в переводе звучит так: «Моему голубоглазому властелину, хозяину моих мыслей и надежд в память сладостных минут 19.06.1993».

Стоит ли удивляться, что у столь разностороннего человека со своеобразными взглядами на бизнес, ни один проект не закончился удачей? Сеть магазинов «Техношок», производство замороженной продукции «Дарья», пивоварни и пивные «Тинькофф» - все канули в лету, оставив, правда Тинькова с деньгами, а его партнера – с убытками. Тот же самый алгоритм можно обнаружить и в деятельности последней затеи бывшего сутенера – банка «Тинькофф». Тому свидетельство - многочисленные отзывы клиентов банка в неподцензурных социальных сетях и на уважаемом сайте «Банки.ру». Нужно ли более убедительное подтверждение простому правилу: из сутенера барыгу сделать легко. Банкира – никогда.


Кандидат в мастера спорта по велоспорту Олег Тиньков приехал в Ленинград в конце 1980–х, отслужив в армии на Дальнем Востоке.

Он поступил в Горный институт, однако не окончил его: в начале 1990–х гораздо перспективнее было торговать.

Шоковая терапия

В 1992 году он создал в Петербурге ТОО "Петросиб". Компания закупала в Сингапуре электронику, которую потом продавала в Сибири с многократной наценкой. В 1994 году открыл первый магазин Sony на Васильевском острове, затем второй — на ул. Марата. А потом розничное направление стало основным: оно переросло в торговые сети "ТехноШок" и "MusicШок". В 1997 году Олег Тиньков продал первую сеть Виктору Гордейчуку за $7 млн, а вторую — московской группе Gala Records.

Слепил — продал

На вырученные от продажи бизнеса деньги Олег Тиньков создал завод пельменей, назвав его в честь своей дочери — "Дарья". Через 3 года бизнесмен продал и его: Роман Абрамович в 2001–м выложил за предприятие $21 млн, из которых после погашения кредитов осталось $14 млн. Эти средства Олег Тиньков вложил в пивоварню, которую назвал уже в честь всей своей семьи — Tinkoff. Спустя 4 года продукция его петербургской пивоварни захватила 1% федерального рынка. Настало время продать и это детище: в середине 2005 года за $201 млн бельгийскому концерну InBev.

Кредиты не той системы

В 2006 году Олег Тиньков с партнерами купил небольшой московский Химмашбанк, который переименовал в "Тинькофф Кредитные системы" (ТКС–банк, впоследствии переименован в Тинькофф–банк). В отличие от остальных банков страны, новая кредитная организация вообще не имела представительств, оказывая финансовые услуги удаленно.

С 2008 года банк рос на 130–140% в год, и к 2013–му, когда он вышел на IPO на Лондонской бирже, активы превысили 91 млрд рублей (64–е место по РФ). Инвесторы купили более 45% акций кредитной организации за $1,087 млрд, из которых на развитие пошло $175 млн. Сам Олег Тиньков заработал на IPO $250–270 млн.

В 2014–2015 годах новые акционеры Тинькофф–банка, вероятно, сильно пожалели о своей щедрости: сегодня весь банк стоит едва ли не меньше, чем они выложили за него на IPO. Зато сам банк в январе 2016 года выкупил более 50 тыс. своих акций на бирже, чтобы раздавать перспективным топ–менеджерам в рамках программы стимулирования.

Параллельно с банком Олег Тиньков развивал микрофинансовую организацию "Кредитка.ру", а после IPO открыл и страховую компанию.

> Оценка состояния подразумевает стоимость бизнеса без учета долговой нагрузки. Также при оценке не учитывалось личное имущество.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: