Нео банк что это

Обновлено: 04.02.2023

Тысячи стартапов по всему миру предлагают новые и традиционные финансовые услуги в мобильном формате для узких сегментов аудитории и привлекают миллиарды долларов венчурных инвестиций. Насколько сильно они угрожают традиционной банковской системе?

Нашествие необанков

Как и любой другой предприниматель-визионер, он много говорит об огромном потенциале своего бизнеса. Но проработав десять лет в качестве инвестиционного банкира в Citi, Goldman, Citadel и Barclays, Чоуди четко понимает, насколько огромен этот потенциал на самом деле. Основатель MoneyLion и другие энтузиасты финтеха уверены: молодые цифровые банки — так называемые необанки — имеют все шансы революционизировать рынок банковских услуг и создать новое поколение «Морганов» и «Меллонов». «Ходят слухи, что [финтех-сервис] Chime проводит очередной раунд при оценке в $5 млрд», — вдохновенно говорит Чоуди об одном из конкурентов.

Фундамент этой революции — новая инфраструктура, благодаря которой создать необанк теперь относительно просто и дешево, а также молодое поколение, которое предпочитает не расставаться со смартфонами. На открытие настоящего банка может уйти несколько лет и миллионы долларов на гонорары юристам и другие расходы, тогда как мобильные приложения позволяют стартапу моментально подключиться к продуктам традиционных финансовых учреждений и запуститься со стартовым капиталом не более $500 000.

«Я не верю, что феномен Netflix повторится. То есть что финтех разорит банки так же, как Netflix в свое время разорил крупнейшую в США сеть видеопроката Blockbuster»

«Теперь вы можете вывести [финтех-]компанию на рынок за несколько месяцев, а не за несколько лет», — подтверждает генеральный партнер инвесткомпании Andreessen Horowitz Анжела Стрендж, которая входит в совет директоров Synapse — молодого проекта из Сан-Франциско, чья технология упрощает для других стартапов создание банковских продуктов.

С помощью таких платформ-посредников крохотные необанки могут предлагать продукты, как у банков-гигантов: сберегательные вклады со страховкой FDIC, текущие счета с дебетовыми картами, банкоматы, кредитные карты, валютные операции и даже бумажные чеки. В итоге финтех-предприниматели концентрируются на своей нише, пусть очень узкой и необычной, зато максимально удобной для конкретной аудитории.

Взять Dave. Dave (да, это настоящее название!) — это приложение, которое спасает людей от постоянных штрафов за неодобренный овердрафт. Созданный 34-летним серийным предпринимателем Джейсоном Уилком, новичком на рынке финансовых услуг, сервис взимает с пользователей $1 в месяц и, если вероятность овердрафта для них высока, моментально вносит на счет до $75 авансом. Неплохой маленький бизнес, но Bank of America вряд ли стоило опасаться конкуренции.

В игру вступают и признанные финтех-компании, до того обходившие банковскую сферу. Так, нью-йоркская Betterment, с помощью алгоритмов управляющая активами клиентов объемом $18 млрд, недавно открыла высокодоходный сберегательный счет. За две недели проект привлек депозиты на сумму $1 млрд. «Успех оказался беспрецедентным. За всю нашу историю мы никогда не росли так быстро», — удивляется сооснователь и гендиректор Betterment Джон Стейн. Теперь компания открывает бесплатный текущий счет с дебетовой картой, на очереди — кредитные карты и ипотека.

Необанки быстро становятся угрозой для традиционных банков. По оценке McKinsey, к 2025-му цифровая конкуренция может «отъесть» до 40% совокупных доходов индустрии. «Я не верю, что феномен Netflix повторится. То есть что финтех разорит банки так же, как Netflix в свое время разорил крупнейшую в США сеть видеопроката Blockbuster», — говорит Найджел Моррис, управляющий партнер QED Investors — венчурной фирмы из Александрии, специализирующейся на финтехе. «[Традиционные банки] — это действительно сложный бизнес с непростым регулированием и относительно инертными потребителями». Однако «если [необанки] смогут заставить людей объединиться, [они] получат большую часть денег. Экономика может резко преобразиться. Это меняет правила игры», — заключает эксперт.

40 отказов для «Денежного льва»

Дивакар (Ди) Чоуби должен был стать программистом, а не инвестиционным банкиром. Уроженец индийского города Ранчи, он приехал в США в возрасте четырех лет — отец изучал программирование в магистратуре Сиракузского университета. Затем семья оказалась в Нью-Джерси. Мать Чоуби обучала детей с особенностями развития, а отец работал программистом в Cisco и планировал будущее сына.

Когда Ди начал учиться в Университете Чикаго в 1999-м, он записался на множество курсов по информатике, которые выбрал отец. Однако после пары четверок с минусом сдался, признается Чоуби. Он решил специализироваться на экономике и прошел курсы по корпоративным финансам и бухгалтерскому делу в бизнес-школе. Окончив университет с отличием, стал инвестиционным банкиром — и оставался им на протяжении следующих десяти лет.

Находясь внутри системы, Чоуби видел, что традиционные банки мучительно медленно реагируют на предпочтения клиентов и не используют все возможности смартфонов. Такая ситуация вкупе с бесконечной чередой банковских скандалов убедила его, что для «частного онлайн-банкира» еще есть свободная ниша. В 2013-м он ушел с должности с почти семизначной зарплатой и основал MoneyLion.

Чоуби привлек $1 млн посевного финансирования и стал предлагать в приложении бесплатную оценку кредитоспособности и микрокредиты. Но получить новые средства было нелегко. 40 инвесторов отказали проекту в поддержке, посчитав видение основателя непрактичным и расфокусированным. «Когда мы начинали, меня высмеивали во многих кабинетах», — вспоминает он.

На открытие настоящего банка могут уйти миллионы долларов, тогда как мобильные приложения позволяют стартапу запуститься со стартовым капиталом не более $500 000

Управлять быстрым ростом, пытаясь при этом снизить издержки, оказалось непросто. Прошлой весной и летом MoneyLion был завален потоком жалоб от Бюро по улучшению деловых практик. Некоторые клиенты сталкивались с длительными задержками при переводе денег на счета MoneyLion или с них, а когда обращались за помощью, получали только автоматические ответы. Чоуби говорит, что проблемы с софтом были исправлены, а число менеджеров по работе с клиентами выросло с 140 до 230.

Другие необанки тоже столкнулись с проблемами роста. В октябре у Chime — компании из Сан-Франциско с 5 млн клиентских аккаунтов — возникли технические проблемы, которые не удавалось решить в течении трех дней. Пользователи не могли проверить баланс, а некоторые — воспользоваться дебетовыми картами. Chime обвинил в сбое партнера — платформу Galileo Financial Technologies, которая используется многими финтех-стартапами для обработки транзакций.

Децифровизация финтеха

Теплым осенним днем двухметровый Тим Спенс стремительно обходит 31-этажный офис своего работодателя в Цинцинатти. Работодатель — крупный региональный банк Fifth Third, который был создан 161 год назад и сегодня располагает активами на $171 млрд. Одетый в клетчатый спортивный пиджак, без галстука, Спенс не похож на обычного банкира. Он им и не является.

У Fifth Third 1143 филиала, но Спенс сосредоточен на Dobot — мобильном приложении, которое банк приобрел в 2018 году и перезапустил в 2019-м. Dobot позволяет пользователям персонализировать цели накоплений и автоматически переносит средства с текущих на сберегательные счета. «Всего за шесть месяцев у нас 80 000 загрузок почти без расходов на маркетинг», — гордится менеджер.

Экспансия в нише мобильных продуктов — часть разработанной им трехчастной стратегии «Покупай-Сотрудничай-Создавай», призванной отразить натиск необанков. «Сотрудничество» подразумевает как вложения в финтех-компании, так и финансирование займов, привлеченных стартапами. Fifth Third заключил договор с QED Морриса, чтобы инвестировать в стартапы, которые поддерживает венчурная фирма. Одним из первых вложений через QED стала GreenSky — финтех-компания из Атланты, которая выдает займы на ремонт дома (часть из них финансирует Fifth Third) через сеть генеральных подрядчиков.

Lendeavor — онлайн-платформа, которая предоставляет крупные займы молодым стоматологам под запуск частной практики

«Главное, в чем я завидую венчурным стартапам, с которыми мы конкурируем, — это то, каких специалистов они умеют привлекать. Это поразительно», — признается Спенс.

Несмотря на то, что менеджер иногда завидует «молодежи», а иногда сотрудничает с ней, он не считает, что необанки нанесут существенный ущерб традиционным банкам. «Никто из них не продемонстрировал, что может предоставлять базовые банковские услуги», — поясняет Спенс. По его мнению, наличие физических офисов также все еще важно для выстраивания долгосрочных отношений с клиентами. В недавнем опросе Javelin среди 11 500 потребителей равное число респондентов оценили онлайн-опции и доступность физических офисов как ключевые факторы в принятии решения воспользоваться услугами банка.

При этом Fifth Third сокращает число филиалов в среднем на 3% в год и открывает новые офисы, отвечающие потребностям миллениалов. Эти пространства на треть меньше прежних. Вместо извилистых очередей к кассам там можно найти стойки обслуживания и переговорные с диванами. Банкиры с планшетами встречают клиентов у дверей — в духе магазинов Apple.

Это поднимает вопрос о том, станут ли необанки настолько успешными, что откроют физические офисы, как уже поступили выходцы из электронной коммерции — онлайн-магазины Warby Parker, Casper и, конечно же, Amazon. В конце концов, прецедент в американской банковской системе уже есть. В начале 1990-х Capital One продвигала использование больших данных в продаже кредитных карт, став одной из первых успешных финтех-компаний. Но в 2005 году она начала скупать традиционные банки. Сегодня это десятый крупнейший банк страны с $379 млрд активов и 480 филиалами.

Поскольку я занимаюсь юридическим сопровождением финтех-проектов, могу точно сказать: в этой теме нужно разбираться всем, кто хочет остаться на рынке IT в ближайшие годы. Ведь сегмент, по прогнозам, будет только расти.

По сути, необанк — это банк, который существует полностью в цифровом виде. Некоторые из них работают без банковской лицензии, из-за чего не попадают под действие российского закона №395-1 «О банках и банковской деятельности». Они существуют как финтех-оболочки, дополняющие банки теми функциями, которых нет у менее продвинутых и гибких конкурентов.

Именно эта неповоротливость стала причиной появления необанков. Они быстрее, они легче коммуницируют с клиентом, им проще меняться и оптимизировать процессы, поскольку им не нужно поддерживать сотни физических филиалов и модернизировать клиентскую базу.

За рубежом необанки появились намного раньше, чем в России, поэтому и ассортимент продуктов и услуг, предлагаемых ими, более разнообразный: тут и доступ к криптовалюте, и открытие вкладов с мультивалютными счетами, и аналитика расходов, и др. В 2016 году в одной только Великобритании исследовательский центр Burnmark насчитал 40 таких банков, а по миру их на тот момент было уже 70.

На российском рынке необанки появились в 2015 году. Самые известные из них — «Тинькофф Банк», «МодульБанк», «Точка Банк» и т.д. Зато рынок они захватили стремительно. KPMG подсчитала, что big data используются 84% российских финансовых организаций, а чат-боты — более 60%.

Сегодня необанки существуют в нескольких форматах, но я чаще пользуюсь классификацией, которую предлагает компания IBM.

В России выделяют ещё одну модель — модель E. Её ввели исследователи из российского Bloomchain. Под этой моделью понимаются некредитные организации, которые работают в сегменте платежных операций, к примеру, «ЮMoney».

У классических российских банков (Сбер, ВТБ, «Русский Стандарт» и т.д.) есть два основных способа взаимодействия с клиентом через необанк:

  • полностью отдать необанку общение с клиентом, при этом работать под лицензией классического банка. Тот же «Точка банк» — это акционерное общество без банковской лицензии. Он работает на базе ПАО Банк «ФК Открытие» и КИВИ Банк (АО). В его распоряжении — мощности и технологии сразу двух стабильных банков, а клиенты могут выбрать, на базе какого из них лучше открыть счет.
  • построить общение с клиентом через сервисы самостоятельно, на своей платформе через мессенджеры с чат-ботами. Образец «жанра» — «Тинькофф Банк».

Модели заработка у текущих необанков зависят от того, есть ли у них банковская лицензия. Если есть, то они могут зарабатывать на чистом процентном доходе (ЧПД), как и стандартные банки. Так поступил один из самых известных необанков в мире Monzo, когда получил лицензию. Если нет, то вход идут комиссии со сделок или абонентская плата за обслуживание.

В первую очередь, по российским законам некоторые операции невозможно делать полностью онлайн. Например, нужно обязательно прийти в отделение или встретиться с сотрудником банка, чтобы подписать документы вместе с ним. Понятно, что с 1 января 2021 года стал действовать закон об использовании биометрии в банках и правительству очень хочется ускорить сбор таких данных. Но есть загвоздка: половина россиян сдавать её не собирается, в том числе потому, что не доверяет её сборщикам и уровню защищённости базы. Значит, цифровому банку в России всё равно придётся искать способы общения с клиентом вживую с минимальными затратами или тратить большие усилия, чтобы убеждать клиентов в своей цифровой надёжности.

Также есть общемировой тренд на снижение межбанковской комиссии и желание российских госорганов давить на уменьшение её размера среди российских банков. Попытки снизить стоимость эквайринга происходят регулярно, что делает этот источник дохода нестабильным. Последний раз такое жёсткое ограничение действовало с апреля по октябрь 2020 года из-за пандемии, но то ли ещё будет.

Ещё одна неприятная правда состоит в том, что такие необанки ассоциируются у пользователей с финуслугами для карманных расходов, а крупные суммы клиенты предпочитают хранить в классических банках.

Причём тенденция наметилась ещё до пандемии: в 2019 году Accenture с помощью Digital Banking Tracker подсчитал, что в Британии, где среди необанков громадная конкуренция, средний размер депозитов уменьшился на 25% до £260 ($340) на клиента. Так что нужно изрядно постараться, чтобы убедить потенциальных клиентов в своей надёжности.

Читайте о правовых аспектах IT-сферы и новостях с точки зрения юриста в моём Telegram-канале «Безжалостный юрист» и в моих статьях на vc.

Как-будто это только зумерам не нравится сидеть в очередях ради того, чтобы просто провести платёж или открыть счёт

Россиюшка же, все бумеров в могилу живыми кладут.

Они там зарабатывают на кешбеке. Мы просто этого всего не понимаем, т.к. слишком дремучие. А зумеры смекалистые пошли, быстро сообразили что выгоднее заработка на кешбеке может быть только нефтяной бизнес (и то не факт).

Я один сначала прочитал нае банки?

Европейская директива PSD2 дала бурный толчок развитию платежного бизнеса и необанков в Европе. Если РФ кардинально не поменяет законодательство в этой области, то отставание будет нарастать с каждым годом. Ну и конечно, монополия гос. банков, в первую очередь Сбера ни к чему хорошему не приведет.

В России самые великие онлайн банки, Европе до них еще 300 лет.

300.000 тысяч лет же!

Правильно понимаю, что необанки ориентированы на сегмент потребителей, склонных к импульсивным покупкам, которым кровь из носу нужно дать как можно более быстрый доступ к кредитным продуктам?

У большинства необанков нет кредитных продуктов.

Из каждого утюга про изменения ради зумеров, как-то даже страшно становится

Сколько стоит создать необанк?

После статьи про Бланк, наткнулся на какой-то банк Хайс с лицензией от Модульбанка. Что?

Хайс — новый независимый финансовый проект, связанный с банковским сервисом. Для такой деятельности ему нужна лицензия, и мы ее предоставляем.

Мы, кстати, первый полностью частный банк, который оказывает такую поддержку подобным финтехам 🙂

Если говорить о том, чем мы отличаемся, то Модульбанк оказывает широкий спектр услуг для бизнеса, а Хайс заточен под сегмент ИП в сфере услуг и соединяет в себе сервисы для ИП и физлиц.

Комментарий удален модератором

Необанк. "Как много в этом звуке . "
Во-первых. Необанк - это давно назревшая необходимость не только для зумеров. Это нужно всем. Другое дело, что зумеры, в силу возраста, гораздо легче воспринимают новации. Просто, с людьми уже с определённым опытом необходимо чуть больше вести разъяснительную персонализированную работу.
Во-вторых. Необанк это далеко не только удалённый доступ и продвинутые технологии оплаты (хотя, это очень важно). Необанк - это ещё и разумное сочетание диджитализации и персонализированного контакта с Потребителем, а также возможность омниканального доступа Потребителя, включая офлайн (да, да!), к продуктам и услугам банка.
И в третьих. Нет никакой проблемы ни с законодательством, ни с тем, что население боится сдавать свою биометрию. Есть проблема поиска проблем. Все эти вопросы решаемые. Только грамотный, творческий подход к их решению и стремление достичь заявленной цели помогут выстроить настоящий Необанк.
Из помех, которые реально есть - это уже действующие финансовые структуры. Они проинвестировали кучу денег в новые технологии со старой идеологией и будут делать всё, чтобы настоящий Необанк заработал как можно позже.

"На российском рынке необанки появились в 2015 году. Самые известные из них — «Тинькофф Банк», «МодульБанк», «Точка Банк» и т.д.".

Необанк все же большее, чем просто "банк без филиалов и с бОльшей поддержкой в чате". Разве нет? Есть Сбер закроет отделения и усилит поддержку в чате - он станет необанком? Нет же.

Всем привет! Мы — Цифровые привычки и входим в ТОП-5 подрядчиков Сбера. Мы активно развиваемся в сфере финтеха и следим за трендами.

Сегодня рассмотрим один из финтех-трендов, который с 2019 года стремительно набирает популярность по всему миру — необанки.

Необанк или цифровой банк — это банк, который предоставляет финансовые услуги в режиме онлайн. Несмотря на то, что подобные банки начали появляться в конце 90-х, сам термин «необанк» ‎впервые был описан в книге «Digital Bank» Криса Скиннера в 2014 году.

Первым прототипом необанка стал британский First Direct, который открылся в 1989 году. У банка не было отделений, а услуги оказывались по телефону круглосуточно. Уже в 1995 году в США появился первый в мире виртуальный банк Security First Network, который также не имел отделений, но услуги оказывались уже в Интернете.

Главной особенностью необанка является отсутствие офисов и отделений, в которых клиент может выполнить ту или иную операцию. То есть для пользователей он существует только в онлайне. Но отсутствие физических филиалов не является обязательным.

Компания IBM в 2019 году выделила 4 разновидности цифровых банков:

  1. Модель А. Необанк, который является частью традиционного банка, но находится под другим брендом. В такой модели цифровой банк по максимуму перенимает инфраструктуру «материнского»‎ банка. Так, в случае неудачи, традиционный банк не понесет репутационных потерь. Примером такого необанка выступает Сингапурский FRANK.
  2. Модель В. Необанк, который является дочерней компанией традиционного банка. Представляет из себя онлайн-пространство «материнского» банка, при этом находится под его же брендом. Так финансовая организация может выстраивать свой бренд в Интернете и расширять спектр услуг для клиентов. В качестве примера можно привести американский необанк Simple.
  3. Модель С. Необанк с собственным названием и стратегией продвижения, находится под традиционным банком. Формат, при котором создается более гибкая цифровая версия «материнского» банка. В отличие от модели А не использует приемы и принципы работы традиционного банка. Примером такого необанка является французский Hello Bank.
  4. Модель D. Созданный с нуля необанк. При этом отсутствие физических отделений не обязательно. Главное, чтобы услуги преимущественно оказывались в цифровом пространстве. Например, отечественный Тинькофф Банк.

Для работы необанку не требуется полноценная банковская лицензия, достаточно оформить финансовую или платежную — все зависит от услуг, которые планирует оказывать банк. Деятельность подобных виртуальных банков регулирует как Центробанк, так и Министерство финансов.

Настоящие цифровые банки хорошо масштабируются, а их внимание сосредоточено на улучшении пользовательского опыта.

  • Скорость обслуживания;
  • Отсутствие необходимости посещать физический офис банка;
  • Управление финансами в режиме реального времени;
  • Персонализированные предложения.
  • Прекращение работы из-за технических сбоев;
  • Проблемы обеспечения кибербезопасности;
  • Предоставление ограниченного спектра услуг.

В 2016 году в Великобритании начал свою работу Atom Bank, которому удалось привлечь 110 миллионов фунтов стерлингов в депозитах уже к 20 декабря того же года. Atom предоставляет своим клиентам широкий спектр услуг: открытие депозитов, кредитование, получение ипотеки и т.п. Кроме того мобильное приложение банка активно использует биометрию: аутентификация происходит с помощью технологий распознавания лица и голоса.

N26 — это один из крупнейших необанков Европы, который был запущен в 2015 году в Германии. К концу 2016 году его клиентская база насчитывала более 200 тысяч клиентов из восьми стран.

В 2006 году в России открылся первый дистанционный банк — Тинькофф Кредитные Системы (нынешний Тинькофф Банк), который к 2015 году эволюционировал в полноценный необанк. Банк занимается выпуском платежных карт, депозитами и ипотекой. На третий квартал 2020 года общее число клиентов Тинькофф Банка составило 18.5 миллионов человек.

В 2015 году в России открылся первый цифровой банк для предпринимателей и предприятий — Точка. Банк оказывает услуги по открытию ООО и ИП, ведению бухучета, взаимодействию с налоговой, проверки контрагентов и т.п.

Стоит упомянуть NUUM — необанк для геймеров от компании МТС. Он появился в декабре 2020 года и уже в августе смог войти в ТОП-10 приложений русского AppStore.

Что сейчас происходит с необанками в России? В 2021 году Сбербанк стал лучшим цифровым банком России по версии «World’s Best Digital Bank Awards 2021»‎. Тинькофф Банк одержал победу в номинации «Самый инновационный цифровой банк». Это говорит о том, что отечественные необанки активно развиваются и совершенствуются.

Таблица победителей “World’s Best Digital Bank Awards 2021” по Центральной и Восточной Европе. Скриншот: Global Finance

Пользователи стали чаще отдавать предпочтение необанкам. Все благодаря их доступности, функционалу и особым фишкам: виртуальные и одноразовые карты, снятие наличных в любой точке мира без комиссий, доступ к криптовалюте и т.п. Кроме того, цифровой банк позволяет пользователям настраивать автооплаты счетов, накапливать бонусы и просматривать финансовую аналитику.

Необанки активно используют современные тренды. Например, борьбу за экологию и благотворительность. Цифровой банк BUNQ за каждые потраченные клиентом 100€ сажает дерево. Также большинство банков позволяют каждый месяц перечислять фиксированную сумму благотворительным организациям в автоматическом режиме. А часть из них показывает, кто из ваших контактов поддерживает ту же организацию, что и вы.

Стоит отметить и тесную связь банка с клиентами. Необанки часто проводят пользовательские опросы на предмет внедрения новых механик, услуг и предложений. Это позволяет им внедрять тот функционал, которым будут пользоваться клиенты.

Доверяют ли пользователи необанкам? Да. Например, в бразильском Nubank количество уникальных пользователей перевалило за 30 миллионов. Это указывает на популярность цифрового банка и на доверие клиентов.

Согласно исследованию Payments cards & mobile к 2026 году около половины мира будут пользоваться услугами цифровых банков. Количество пользователей с 2.5 миллиардов на момент 2021 года достигнет более 4.2 миллиардов.

Индекс использования цифрового банка в мире. Источник: Payments cards & mobile

Statista прогнозирует увеличение скачиваний мобильных приложений необанков к апрелю 2022 года. Отметим, что резкий прирост загрузок наблюдается с начала 2020 года, когда началась пандемия коронавируса.

Прогноз по количеству скачиваний мобильных приложений популярных необанков в 2022 году. Источник: Statista

Ранее мы вынесли кибербезопасность к недостаткам необанков. Давайте разбираться.

Если цифровой банк, в который вы внесли денежные средства, является частью кредитной организации и юридически оформлен, то в России работает ФЗ «О страховании вкладов в банках Российской Федерации». Он регулирует вклады ‎и в необанках.

Если цифровой банк является самостоятельной организацией, то уже не входит в гарантированное страхование. В таком случае к компании предъявляются следующие требования:

  • Самостоятельное страхование денежных вкладов клиентов;
  • Запрет на использование клиентских средств в обороте;
  • Обеспечение безопасности клиентских счетов.

Отметим, что необанки модели D постоянно проверяются Центробанком и Министерством финансов.

Безопасность — это приоритетное направление любого цифрового банка. Например, необанк MOX выпускает пластиковые карты без реквизитов, все данные находятся в приложении. Британский StarlingBank использует геолокацию пользователей в случаях потери карты или компрометации данных. Так сотрудники банка могут узнать, кем была совершена транзакция: клиентом или мошенником.

При всех вложениях банков в кибербезопасность зачастую атаки совершаются непосредственно на клиентов.

По данным опроса Visa в 2021 году, только 0.2% россиян знают, как обезопасить данные банковских карт. При этом банки (традиционные и цифровые) создают собственные программы по повышению финансовой грамотности клиентов. Подобные программы есть у Сбербанка, Тинькофф Банка, ВТБ и Альфа-банка.

Примечательно, что около 15% опрошенных готовы рассказать данные карт мошенникам по телефону, а 65% и вовсе не обращают внимание на адрес страницы в Интернете, на которой производят платеж. Получается, что даже при достаточном уровне кибербезопасности цифрового банка пользователь остается незащищенным от приемов социальной инженерии. И это относится не только к цифровым банкам.

Бесспорно, необанки будут продолжать увеличивать клиентскую базу и находить новые способы для привлечения пользователей. Например, начнут интегрироваться с мессенджерами, как это сделал Starling Bank с мессенджером Slack (источник: PaySpace). Или, как Experian, начнут развиваться в направлении кредитного скоринга (источник: Select). Также ожидается развитие цифровых банков в сторону B2B сектора.

Вытеснят ли необанки традиционные? Сейчас страны активно занимаются цифровизацией во всех сферах экономики. По прогнозам McKinsey к 2025 году традиционные банки могут потерять от 10% до 40% доходов из-за цифровых банков. А аналитики Wells Fargo отметили, что к 2026 году цифровизация в банках может сократить более 100 тысяч рабочих мест.

Когда в начале 2010-х были запущены первые необанки, их основным преимуществом были цифровые технологии, которые предлагали лучший клиентский опыт. Финтех-технологии, возможно, открыли новый путь в будущее финансовых услуг, но банки нашли способ быстро адаптироваться к ним.

Согласно новому исследованию платежной платформы финансовых технологий Marqeta, почти девять из десяти потребителей поколения Z (87%) по-прежнему предпочитают традиционных банковских провайдеров конкурентоспособным необанкам и финтех-компаниям, которые доминируют в новостях.

Необанкам еще предстоит пройти долгий путь, чтобы стать настоящими «соперниками» крупным традиционных банков. За что все-таки пользователи выбирают необанки и какое будущее их ждет — рассмотрим в этой статье.

Необанк (neobank) — это финтех-компания, которая предоставляет банковские услуги исключительно в цифровом формате. Это может быть реализовано с помощью мобильного приложения, мессенджера и соцсетей. Необанки не имеют собственной банковской лицензии, а значит не могут выдавать кредиты и страховать вклады самостоятельно. Они пользуются ресурсами одного или нескольких банков-партнеров.

Существуют синонимичные понятия технологичных банков, которые тоже могут называть необанками:

Цифровой банк (digital bank) — банк без физических отделений, все услуги предоставляет в дистанционном формате, банковская лицензия имеется.

Банк-претендент (challenger bank) — может быть небольшое количество отделений, услуги предоставляются преимущественно в дистанционном формате, есть собственная банковская лицензия.

Например, необанк Monzo из Великобритании имеет банковскую лицензию. В некоторых странах существует ограниченный тип банковских лицензий, которые предоставляются в качестве промежуточного этапа перед получением полноценной лицензии. Необанки могут постепенно наращивать свои ресурсы для полноценного входа в банковский сектор.

Необанк Chime из США и российский банк в мессенджерах TalkBank сотрудничают с уже существующими банками, которые имеют лицензию. Обязательство придерживаться нормативных требований лежит на банках-партнерах, а необанки предоставляют своим клиентам технологичные решения.

Существует смешанная модель работы, когда необанк получает лицензию на определенные виды услуг, а остальная деятельность ведется при помощи банков-партнеров. Например, Bnext из Испании.

Удобство и экономия времени. Мобильные приложения классических банков часто либо ограничены функционалом и приходится идти в отделение, либо в нем сложно разобраться из-за запутанного интерфейса. Необанки ставят во главу угла удобство для клиента.

Например, ZA Bank гарантирует очень быстрое обслуживание своих клиентов. Если процесс получения кредита занимает более 30 минут, ZA Bank предоставляет денежную скидку в размере 10 гонконгских долларов за каждую минуту сверхурочной работы.

В свою очередь TalkBank отказался от использования мобильного приложения вовсе и сразу строил банковские услуги прямо в мессенджере. Сейчас клиенты необанка могут выполнять все финансовые операции в пяти мессенджерах: Telegram, VK, Facebook, WhatsApp и Viber.

Выгодные тарифы. Зачастую крупные банки предлагают выгодные условия для новых клиентов на ограниченный период времени. Например, дают бесплатное обслуживание в течение года, затем будет списываться плата. Выгодная ставка по депозиту только на три месяца, затем значительно ниже, что увеличивает доход банка, но снижает доход клиента.

Например, TalkBank предлагает бесплатное обслуживание на протяжении всего пользования картой. А секрет успеха Wise связан с тем, что он стал в свое время одним из первых, кто предложил денежные переводы за границу с максимально низкой комиссией.

Гибкость. Помимо обычных банковских услуг необанки предоставляют услуги по автоматическому анализу движений средств на счете и вместе с этим предлагают их пользователям персонализированные финансовые решения.

В TalkBank реализован личный финансовый помощник на основе искусственного интеллекта Баффет. Он может напомнить должнику о возврате денег, ведет учет затрат на заправках, предоставляя детальную статистику расходов по всем автомобилям в семье, дает полезные советы на основе персональной финансовой активности и многое другое.

Поддержка 24/7. Сегодня традиционные банки предлагают как поддержку живыми операторами, так и запускают чат-ботов. Но боты пока недостаточно развиты — они не учитывают контекст клиента, а похожи на справочники и дают только общую информацию. Чат-бот должен быть не только навигатором и подсказывать, где найти баланс, выбранные категории кешбэка в текущем месяце и как оплатить кредит, но и давать решение прямо в чате.

Такой чат-бот работает в TalkBank, он не только дает ответы на вопросы, но и предлагает совершать все финансовые операции прямо в окне мессенджера — переводы, оплата услуг, пополнение и многое другое.

В швейцарском Yapeal появился чат-бот Yapolina, который моментально обрабатывает запросы клиентов и работает на трех языках: немецком, французском и английском.

Технологичность. Потребности клиентов меняются, они хотят, чтобы все было быстро и легко. Классические банки не успевают за изменениями, так как банк сам по себе бюрократическая и консервативная структура. Им сложно выстроить такой процесс, когда креатив будет трансформироваться в реальные продукты и технологии.

В финтех-компаниях отсутствуют множественные этапы согласований, что позволяет быстрее внедрять новые технологии. Сегодня важно иметь собственное высокотехнологичное банковское решение, чтобы быть конкурентоспособным на финтех-рынке, который динамично развивается, и необанки это понимают.

TalkBank предлагает готовые решения для банков, которые хотят догнать уходящих в отрыв лидеров рынка. Банки могут оставаться в конкурентной среде с другими банками и финтех-сервисами, которые уже реализовали эти инструменты. Банки получают и решения, и готового клиента. Минимизируются затраты на саму разработку, что обеспечивает быструю окупаемость инвестиций в партнерство с TalkBank Platform.

Первая категория клиентов — это сегодняшние школьники, поколение людей, которые, скорее всего, ни разу в жизни не зайдут в отделение банка. Но это не значит, что они не буду пользоваться банковскими сервисами. Наоборот, они уже сейчас интересуются банковскими продуктами, которые предлагают цифровой формат взаимодействия.

Родители таких школьников могут завести специальную детскую карту. Например, HyperJar помогает распределить деньги заранее по категориям карт. Можно открыть бесконтактную карту для ребенка и устанавливают лимиты по его тратам.

Приложение Gimi учит детей и молодых людей о деньгах. Он насчитывает около 1,2 миллиона пользователей по всему миру. Pixpay предлагает цифровую банковскую карту для подростков 10-18 лет, которой управляют их родители. Kard предоставляет подросткам банковский счет, IBAN и сопутствующую дебетовую карту Mastercard.

Вторая категория — цифровые кочевники (digital nomads). Это люди, которые не привязаны к определенной стране и месту. Кочевниками становятся фрилансеры, удаленные сотрудники компаний, предприниматели. Они могут работать из любой точки мира с ноутбуком на коленях и вследствии этого часто перемещаются по миру. Такие люди не нуждаются в офисах и отделениях, им необходимо иметь полностью дистанционный сервис с полным банковским функционалом.

Поэтому необанки, чтобы привлечь внимание таких клиентов, выступают не только провайдером финансовых услуг, но и предоставляют удобный инструмент для удовлетворения всех потребностей в одном окне.

Например, всем клиентам TalkBank позволяет оформить виртуальную карту без необходимости встречаться с курьером или посещать офис. Чат-бот быстро идентифицирует клиента и проверяет документы удаленно. Готовую виртуальную карту можно добавить в Apple Pay, Google Pay или Samsung Pay и пользоваться сразу.

Сервис финансового помощника «Баффета», который понравится цифровому кочевнику, помогает оформить страховку перед поездкой, получить информацию о курсах валют и не беспокоиться о блокировке карты.

Эксперт по необанкам из Accenture Том Мерри говорит, что фактор доверия по-прежнему играет роль. Спустя шесть лет необанки в действительности остаются скорее временным хранилищем для карманных денег миллениалов: размер депозитов составляет скорее сотни, а не тысячи долларов. По словам Мерри, необанки, может быть, и нашли путь к сердцу пользователя благодаря удобству, однако многие клиенты все еще считают традиционные банки более безопасными и надежными. Согласно данным сервиса Digital Banking Tracker от Accenture, во второй половине 2019 года средний размер депозитов в необанках, работающих в Великобритании, снизился на 25%: с $460 (£350) до $340 (£260) на клиента. Опять же, тренд очевиден.

Тем не менее, пандемия заставила обратить внимание клиентов на новые решения на рынке финансовых услуг, которые предоставляют полностью цифровой формат. На период локдаунов, когда все банковские отделения работали в ограниченном режиме, а банки не успели адаптироваться к предоставлению дистанционных услуг, необанки заняли выигрышную позицию.

Как отмечается в двух недавних аналитических отчетах, такие финтех-компании, как Monzo, Revolut и Starling за последние пять лет изменили банковский рынок Великобритании, обогнав крупные банки и завоевав приверженцев удобством своих мобильных интерфейсов.

В то же время исследование стартапа Plum, охватывающее 450 тыс. потребителей, привязавших свои банковские счета к его приложению по схеме Open Banking, показывает, что для многих из них необанки не стали основными поставщиками финансовых услуг.

Более 90% клиентов Plum пользуются счетами в традиционных крупных банках, и это свидетельствует о том, что необанкам еще предстоит пройти определенный путь, прежде чем они превратятся в надежных партнеров для большинства потребителей. Из 91% тех, кто привязал свой традиционный банковский счет к Plum, подключили необанк в качестве второго аккаунта только 2%.

Клиенты стали чаще заказывать и оплачивать услуги онлайн. Традиционные банки теперь будут вынуждены конкурировать теперь не только друг с другом, но и с финтех-компаниями и необанками, которые не обременены раздутым штатом и капитальными затратами, и поэтому способны быстро наращивать свою рыночную долю.

Необанкам нужно искать новые способы отличаться от других необанков. Очень крутой пример подала Experian, платформа, занимающаяся разработкой скоринговых моделей. Если их британские клиенты вовремя платят налоги и подписки на Spotify/Netflix, их кредитная история улучшается.

Кроме того, необанки будут захватывать новые ниши, такие как брокерские услуги, что открывает широкий доступ к инвестированию в иностранные фонды, недвижимость или автомобильные сделки. Необанки будут более активно смотреть в сторону сектора B2B, что сильно повлияет на будущее банковского дела.

Ориентация на национальные рынки. По состоянию на начало 2021 года только 43 необанка в мире предоставляют услуги в нескольких регионах, остальные ориентированы только на национальные рынки.

Активное участие в цифровом банкинге традиционных банков. Традиционные банки продвигают 27% всех активных необанков на рынке.

Трансформация в полноценные банковские учреждения. Необанки будут предлагать широкий спектр услуг, от открытия счета до продажи кредитных карт.

Ожидается, что к 2028 году рынок необанкинга достигнет примерно 593,62 миллиарда евро. У необанков еще есть много возможностей для увеличения доли рынка. Если они хотят удержать клиентов, то должны сосредоточиться на создании инновационных финансовых продуктов и услуг, которые улучшают жизнь клиентов, особенно тех, которые отвечают конкретным потребностям и которые традиционные банки не могут удовлетворить.

Если хотите комплексное Bank-as-a-service решение, мы в TalkBank умеем выстраивать готовую финансовую инфраструктуру для компаний при помощи API и наших банковских технологий. Эмитируем кобрендовые карты, реализуем чат-бот системы, предоставляем сервис «электронный кошелек», регистрацию самозанятых, удаленную идентификацию, настраиваем прием платежей, интернет-эквайринг и многое другое.

Узнайте, как TalkBank использует финтех в бизнесе с помощью нашего умного бота в WhatsApp👇🏼👇🏼👇🏼

Последнее десятилетие выдалось очень насыщенным для традиционных банков. Как всегда неожиданно пришел экономический кризис в 2008 году, спровоцировавший череду слияний и поглощений среди банков как по собственному желанию, когда наименее пострадавшие предприятия приобретали менее везучих конкурентов, так и по настоянию правительств и других регулирующих органов, когда финансовые организации принуждали объединяться с целью сохранения на плаву пошатнувшихся игроков.

В результате у подавляющего большинства традиционных банковских институтов ИТ-инфраструктура сильно усложнилась за счет объединения с конкурентами, и их фокус сместился на необходимость интеграции различных баз данных в единое целое, а также на создание более строгих стандартов ведения банковской деятельности, дабы избежать краха 2008 года в будущем.

Также крупные банки слишком поздно заметили начало «мобилизации» клиентской базы, которая произошла благодаря появлению смартфонов и повсеместному внедрению мобильных услуг — например, в США доля клиентов, пользующихся банковскими приложениями с мобильных устройств, выросла с 2011 по 2014 год почти с 22% до 39%. Сегмент рынка более современного банкинга на мобильных устройствах недолго пустовал, и целый ряд банков нового поколения начал набирать популярность по миру — исследовательский центр Burnmark насчитал почти 70 необанков по всему миру.

Банки нового типа, часто называемые банками-челленджерами или необанками, среди которых Monzo, Starling и Tandem и другие, — это полностью онлайн (без филиальной сети) банки, построенные с чистого листа на новых технологических платформах, в отличие от устаревшей инфраструктуры традиционных банков. Как правило, необанки предлагают более высокие процентные ставки, более низкий уровень комиссий (или вообще их отсутствие) и более высокий класс обслуживания и поддержки. Не имея за собой багажа в виде устаревшей ИТ-инфраструктуры, новые игроки имеют больше возможностей создавать современные банковские продукты.

Необанки либо сами получают банковскую лицензию, либо оперируют на базе одного из существующих банков, по сути покупая оптом услуги у предоставившей лицензию финансовой организации и продавая их в розницу своим клиентам. По первому пути идут большинство финтех-стартапов в Великобритании, которая за последние несколько лет сильно продвинулась в либерализации финансовой отрасли (тот же самый Monzo недавно получил лицензию), а по второму — компании из других юрисдикций, где получение лицензии является слишком дорогим и сложным процессом.

Первопроходцы необанковского движения, среди которых американские Simple и Moven, а также базирующийся в Великобритании Atom, сделали акцент на создании гораздо более современных пользовательских интерфейсов для банковских продуктов на базе достаточно простого набора технологий, а также поставили во главу угла первоклассную поддержку пользователей — вы можете задать вопрос (абсолютно любой и любыми словами) в мессенджере или по видеосвязи, как будто спрашиваете совет у друга, и вам тут же ответят (многие помнят забавные посты с диалогами со службой поддержки Рокетбанка, широко растиражированные пользователями). Позже данные пункты вошли в своеобразный джентльменский набор любого необанка. Однако не стоит думать, что на этом список предлагаемых банками-челленджерами инноваций закончился — многие новые игроки продолжают выводить на рынок новые продукты, так, например, Monzo позволяет оплачивать счета в один клик, а Osper предлагает возможность устанавливать недельные лимиты расходов по картам.

Еще одним ключевым преимуществом необанков перед их более традиционными конкурентами стал более низкий уровень взимаемых с клиентов комиссионных. У традиционных банков по данному пункту практически нет места для маневров, так как за счет данных доходов они покрывают свои высокие операционные расходы — например, среднестатистический розничный банк в Великобритании тратит 50% от всех расходов на поддержание своей филиальной сети и ИТ.

На чем зарабатывают необанки?

Несмотря на стремительный рост пользовательской базы необанков, устойчивость их бизнес-модели в долгосрочной перспективе вызывает опасения. Давайте же разберемся, на чем зарабатывают банки-челленджеры.

Традиционные банки имеют два основных источника доходов: комиссии и чистый процентный доход (разница между процентами, полученными по выданным кредитам, и процентами, выплаченными по депозитам).

Преимущество необанков в наличии гораздо более гибкой политики андеррайтинга по сравнению с традиционными банками является в то же время их недостатком. С одной стороны, благодаря более гибкой политике необанки быстрее набирают пользовательскую базу, но, с другой стороны, это значительно увеличивает риск кредитного портфеля. В связи с этим возникает вопрос, позволит ли такая модель получать прибыль в случае значительного ухудшения качества кредитного портфеля и роста просроченной задолженности и невыплат по кредитам.

Подход по принципу «ввяжемся в бой (то есть привлечем пользователей) сейчас, а разберемся (то есть повысим требования к заемщикам и почистим базу) позже», чреват последствиями — примером может служить недавний громкий скандал в социальных медиа в отношении закрытия счетов нескольким клиентам Simple в рамках перехода на ИТ-платформу банка BBVA. Здесь как раз перевес на стороне традиционных банков: закрытие счетов небольшому числу клиентов из нескольких миллионов, скорее всего, не нанесет значительного вреда их репутации, тогда как для банка-челленджера это может быть большим ударом.

Комиссии являются важнейшим источником дохода для необанков. Даже принимая во внимание тот факт, что большинство стартапов в отрасли используют в качестве маркетингового трюка для привлечения новых пользователей полное отсутствие комиссионных, это утверждение не совсем верно, так как они получают часть межбанковской комиссии (комиссия, которая взимается с каждой операции по банковским картам и делится между банком-эмитентом карты, банком, который процессит транзакцию, платежной системой и другими участниками системы).

В долгосрочной перспективе «комиссионная модель» заработка необанков, скорее всего, не сработает.

Во-первых, размер межбанковской комиссии снижается под давлением регуляторов и будет продолжать движение вниз — похожие процессы происходят в США, ЕС, Канаде и других регионах. Основатели немецкого банка Number26 соглашаются с данной тенденцией. Крупные финансовые группы пытаются минимизировать данные потери за счет вертикальной интеграции (например, за счет слияния банков с процессинговыми компаниями) — такая стратегия позволяет претендовать на бОльшую часть комиссии, а также повысить точность скоринговых моделей благодаря использованию данных о транзакциях, которые проходят через процессинговые центры, что, в свою очередь, повышает прибыльность.

В-третьих, в абсолютном выражении одного комиссионного дохода может быть недостаточно для роста бизнеса и достижения уровня безубыточности (например, бразильский Nubank показал в 2016 году убыток в размере $36 млн США, несмотря на достижение показателя в 1 млн открытых счетов).

Ряд необанков пытаются вводить новые модели монетизации и стали взимать абонентскую плату (в случае с голландским Knab это плата составляет от €5 до €7,5 в месяц) с пользователей по примеру популярных медийных платформ Netflix и Spotify, но нам еще стоит узнать, приживется ли такая модель в банкинге.

Размер имеет значение

Как и в любой другой отрасли с появлением все большего числа новых игроков часть необанков ждет банкротство или acquihire (сделка, когда компания покупается только ради ее сотрудников).

Несмотря на то что некоторые игроки даже при сравнительно небольшой пользовательской базе были приобретены (тот же Simple был куплен за $117 млн США испанской банковской группой BBVA в 2014 году, имея всего 100 000 клиентов) или привлекли большие инвестиционные раунды (Monzo со сравнимым числом пользователей на платформе недавно привлек 19,5 млн фунтов стерлингов по оценке порядка 65 млн фунтов стерлингов), вопрос о том, насколько большим может стать банк-челленджер, остается открытым.

По оценкам некоторых экспертов, розничным необанкам необходимо поддерживать число клиентов на уровне не ниже 200 000 для достижения достаточной рентабельности. Следующие 2-3 года покажут, удастся ли необанкам достичь и поддерживать такую клиентскую базу в долгосрочной перспективе, учитывая, что приток венчурных инвестиций в FinTech начинает постепенно снижаться.

Банк для СМБ

Большинство необанков ориентируется на розничный сегмент, незаслуженно оставляя корпоративных клиентов без внимания.

Часто такой подход мотивируется тем, что розничные клиенты более «легки на подъем» при переходе от традиционных банков, однако многие забывают, что сектор банкинга для СМБ не только не меньше по размеру (так, доходы от текущих счетов физических лиц для восьми крупнейших банков Великобритании составили 7,44 млрд. фунтов стерлингов в 2014 году, в то время как семь крупнейших банков заработали 7,1 млрд фунтов стерлингов от счетов СМБ), но и значительно более маржинальный — выручка на одного клиента из данного сегмента составила 907 фунтов, а такой же показатель для розничных клиентов лишь 146 фунтов.

Дальнейшие пути развития банков-челленджеров

Необанкам пора задуматься о предложении клиентам более сложных с точки зрения имплементации на мобильных устройствах, но при этом более прибыльных продуктов как, например, ипотечные кредиты.

Также не стоит забывать рынок банковских услуг для СМБ, особенно если удастся найти каналы привлечения клиентов, сравнимые по уровню стоимости нового клиента с привлечением розничных пользователей.

Традиционные банки в основном сфокусированы на получении ЧПД и комиссий и менее открыты к внедрению новых продуктов и получению новых источников доходов. Необанки, напротив, могут быть более гибкими и креативными в создании партнерств с небанковскими организациями, что может повысить прибыльность и снизить зависимость от традиционных источников банковского дохода.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: