Оао альфа банк полагало что в статье газеты комерсантъ была опубликована

Обновлено: 29.01.2023

30 млн руб. присудил Солнцевский суд Москвы 28 ноября 2003 года сенатору от Тувы Сергею Пугачеву, удовлетворив иск к президенту Фонда эффективной политики Глебу Павловскому. Причиной иска послужила опубликованная в интернете "служебная записка" Павловского, в которой Пугачев назывался одним из организаторов заговора в высших органах власти. 16 февраля 2004 года Мосгорсуд отклонил кассацию Павловского, но снизил сумму компенсации до 10 млн руб.
7,5 млн руб. отсудили 10 июля 2003 года в Арбитражном суде Москвы президент Альфа-банка Петр Авен, глава "Альфа-групп" Михаил Фридман и компания "Альфа-Эко" у ЗАО "МАПТ-Медиа" (издатель газеты "Версия") и журналиста Олега Лурье. Суд признал не соответствующими действительности публикации "Альфа. Групповой портрет" и "Криминальное чтиво по-русски". В статьях Авен и Фридман обвинялись в организации транзита наркотиков через Россию, контактах с международной преступностью и других противоправных действиях, а Альфа-банк и "Альфа-Эко" — в отмывании денег наркобизнеса. Апелляция ответчиков была отвергнута.
6 млн руб., по решению Московского арбитражного суда от 6 октября 2004 года, должна заплатить газета "Московская правда" Альфа-банку и Михаилу Фридману. Поводом стала заметка Константина Ласкина "Пуля и перо" от 21 июля о причастности истцов к убийству главного редактора российской версии Forbes Пола Хлебникова. Суд обязал редакцию газеты выплатить Михаилу Фридману 3 млн руб., Альфа-банку — 2 млн руб. Автор должен выплатить истцам по 500 тыс. руб. Срок подачи апелляции истекает 6 ноября.
4 млн руб. Чертановский райсуд Москвы обязал выплатить газету "Мегаполис-экспресс" спикеру Госдумы Геннадию Селезневу 4 октября 2002 года. 4 февраля 2002 года в материале "Карьера вальяжного Гены" газета излагала слухи о нетрадиционной ориентации Селезнева и обвиняла его в финансовой ангажированности. 16 января 2004 года решением Арбитражного суда Москвы ООО "Редакция газеты 'Мегаполис Экспресс'" признано банкротом, выплата не производилась.
600 тыс. руб., по решению Басманного суда Москвы, 24 октября 2003 года должен был получить первый замгенпрокурора РФ Юрий Бирюков от "Новой газеты". Поводом стала публикация "Петляющий вектор Генпрокуратуры", в которой журналист Роман Шлейнов утверждал, что Бирюков препятствует проведению расследования по материалам "в отношении крупных федеральных чиновников", поступающим из комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией. Первоначальная сумма иска Бирюкова составляла 10 млн руб. с издания и 1 млн руб. с автора публикации. О выплате не сообщалось.

Сколько платят за испорченную репутацию в мире
"Репутационный ущерб", который "Коммерсантъ" якобы нанес Альфа-банку, суд оценил по мировым стандартам.

$100 млн: GTE Corp. против Home Shopping Network
В 1989 году завершилась многолетняя тяжба между американскими компаниями Home Shopping Network (HSN) и GTE Corp. Первоначально истцом выступала HSN, обвинявшая GTE в предоставлении некачественных услуг связи. Сумму ущерба компания оценила в $1,5 млрд. GTE ответила встречным иском, в котором требовала компенсации за ущерб, нанесенный репутации компании. Победила GTE: суд решил, что ответчик по встречному иску должен заплатить по $50 млн компенсации репутационного ущерба двум подразделениям GTE Corp.
€30 млн: LVMH против Morgan Stanley
В 2004 году парижский суд поддержал иск, вчиненный компанией LVMH фирме Morgan Stanley за публикацию отчета, в котором в невыгодном свете представала деятельность истца. Ответчики назвали обвинения местью. Некоторое время назад LVMH пыталась приобрести компанию Gucci, которая обратилась за помощью к Morgan Stanley и в итоге сохранила независимость. Суд счел, что неблагоприятный для LVMH отчет нанес компании "огромный финансовый и репутационный ущерб". Он был оценен в €30 млн (против €100 млн, которые требовала LMVH).
$9,5 млн: BankAtlantic и Алан Леван против ABC
В 1995 году суд вынес решение по иску главы флоридского BankAtlantic Алана Левана против телекомпании ABC за выход в эфир передачи, в которой расследовалась якобы незаконная деятельность банка и его руководителя. В передаче, в частности, сообщалось, что Леван отказался дать интервью. Сам он заявлял, что звонил редакторам телепередачи, а интервью перед камерой не дал, потому что журналисты отказались исключить из возможных тем вопросы о его личной жизни. Передача, считал Леван, "разрушила его репутацию". Суд постановил выплатить $8,75 млн за ущерб репутации лично Левану, а $750 тыс. — BankAtlantic.
$7,5 млн: Леонард Росс против New York Times Co.
В 1993 году суд в Калифорнии поддержал иск бизнесмена Леонарда Росса против газеты Santa Barbara News-Press и ее издателя — компании New York Times Co. Газета опубликовала статью, в которой указывалось, что федеральные власти дважды начинали следствие против Росса по обвинению в уголовных преступлениях. Как было доказано в суде, следствие проводилось только один раз. Из общей суммы компенсации $5 млн было выплачено за "нанесение ущерба репутации", еще $2,5 — за "эмоциональное расстройство".
$3 млн: Brown & Williamson Tobacco Corp. против CBS
В 1988 году чикагский суд постановил, что телекомпания CBS в одной из передач представила непроверенную информацию о том, что табачная компания Brown & Williamson Tobacco Corp. проводит рекламную кампанию, ориентированную на молодежь. Руководству CBS не удалось доказать, что непроверенная информация была передана в эфир без злого умысла. Из общей суммы иска табачная компания получила $1 млн компенсации за ущерб, нанесенный репутации, а $2 млн — в виде "выплаты в качестве наказания виновного".

Истцом ОАО «Альфа-Банк» в Арбитражный суд г. Москвы подан иск о защите деловой репутации, пресечении действий ответчика ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом» по злоупотреблению свободой массовой информации, взыскании убытков 20 774 366 руб. 61 коп., взыскании репутационного вреда 300 000 000 руб. Основанием для его подачи явилась публикация 7 июля 2004 года в газете «Коммерсантъ» N 121 редакционной статьи под заголовком «Банковский кризис вышел на улицу. Системообразующие банки столкнулись с клиентами».

Обстоятельства дела

7 июля 2004 года в газете «Коммерсанть» ( № 121) была опубликована редакционная статья под заголовком «Банковский кризис вышел на улицу. Системообразующие банки столкнулись с клиентами», в которой рассказывалось о произошедшем банковском кризисе. ОАО «Альфа-Банк» обратилось в суд, полагая, что распространенные в данной публикации сведения не соответствуют действительности и порочат его деловую репутацию. В частности, истец оспаривал следующие фрагменты статьи:

«…к вечеру (6.07.2004г.) отделения Альфа-банка осаждали сотни вкладчиков».

«Вчера (т.е. 6.07.2004г.) впервые с начала кризиса на межбанке серьезные проблемы открыто появились у двух крупных ритейловых банков — Альфа-банка и Гута-банка».

«Вчера (т. е. 6.07.2004г.) ближе к вечеру отделения Альфа-банка были буквально атакованы клиентами. К 19.30 в отделении Альфа-банка на Соколе собралась толпа людей — человек 80. «Вы записались на завтра?» — спрашивает мужчина в очереди. «А что толку? — отвечают ему. — Я вот сегодня с утра записывался в центральном отделении — безрезультатно. В итоге пришлось ехать сюда. Девушка у входа в зал, битком заполненный людьми, говорит, что очередь на получение денег с карт стоит уже часа три — а впереди еще человек 40.»Но это лучше, чем в центре. Мы тут целым офисом объехали все отделения — там вообще очередь под 200 человек, люди записываются на следующие дни». В Сокольниках уже к семи часам в очередь не записывали. В центре сразу несколько отделений были закрыты, а в банкоматах закончилась наличность».

«Как сообщил вчера «Ъ» источник в банке, там «работал только расчетный центр».

Ответчик настаивал на том, что изложенные в спорной публикации сведения полностью соответствуют действительности и не содержат утверждений о нарушении истцом норм действующего законодательства, в связи, с чем не могут являться порочащими. Кроме того, опубликованные сведения были получены ответчиком из информационного агентства, что освобождает его от ответственности в силу ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации». Ответчик также утверждал, что законодательство не предусматривает возможности взыскания в пользу юридического лица «репутационного» вреда. В отношении требования о взыскании убытков ответчик указал, что истцом не доказан факт наличия убытков и их размер, а также причинную связь между действиями ответчика и предъявленными к взысканию убытками.

20 октября 2004 года суд вынес решение, которым удовлетворил требования истца и обязал ответчика опубликовать опровержение спорных сведений, выплатить в пользу ОАО «Альфа-Банк» 20 505 906 руб. 69 коп. в возмещение убытков, причиненных распространением несоответствующих действительности и порочащих деловую репутацию истца сведений и 300 000 000 (триста миллионов) руб. в возмещение репутационного вреда, причиненного умалением деловой репутации истца.

27 декабря 2004 года суд апелляционной инстанции изменил ранее вынесенное решение в части взыскания убытков, обязав ответчика выплатить истцу 10 895 157 руб. 17 коп.

Суд кассационной инстанции 30 марта 2005 года вынес постановление, которым изменил ранее вынесенные решения в части взыскания нематериального вреда и обязал ответчика компенсировать истцу нематериальный (репутационный) вред а размере 30 000 000 (тридцать миллионов) рублей.

Мотивировка суда

Суд подчеркнул, что порочащими признаются не только сведения о нарушении законодательства, но и сведения, порочащие производственную или общественную деятельность истца:

«Таким образом, вопреки доводам ответчика, порочащими признаются не только сведения, содержание утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, но и иные сведения, порочащие производственно-хозяйственную или общественную деятельность».

На основании этого, проанализировав спорные сведения, суд пришел к выводу, что они безусловно порочат деловую репутацию истца:

При этом суд посчитал, что ответчик не представил доказательств, подтверждающих достоверность опубликованных сведений. Суд также не согласился с позицией ответчика об освобождении его от ответственности на основании ст. 57 Закона РФ «О СМИ», поскольку, по мнению суда, в спорной публикации отсутствовала ссылка на какое-либо информационное агентство, что лишает ответчика возможности апеллировать к этому доводу:

Кроме того, из показаний свидетеля Г.Е.А., которая по заданию редакции побывала в отделении банка на Соколе следует, что ответчик при подготовке статьи не основывался на данных, полученных от информационного агентства. В статье «Банковский кризис вышел на большую дорогу» (газета «Коммерсанть» № 158 от 27.08.2004) ответчик подтверждает, что направлял своих корреспондентов для проверки информации об очередях в отделениях Альфа-Банка. Изложение в спорной публикации высказываний клиентов банка подразумевает, что сотрудники газеты должны были непосредственно слышать такие высказывания.

Данные обстоятельства дают основания для вывода о том, что при публикации статьи «Банковский кризис вышел на улицу» ответчик не руководствовался сведениями, предоставленными ему информационным агентством, а сам осуществлял сбор информации. Ответчик в судебном заседании данного обстоятельства не отрицал.

Суд считает также, что представленное ответчиком письмо информационного агентства от 19.08.2004 с подтверждением факта распространения 6 июля 2004 года в новостной ленте агентства вышеуказанных сведений, не является надлежащим доказательством использования в спорной публикации сведений, предоставленных ответчику информационным агентством. Ответчик не представил суду ни подлинной новостной ленты информационного агентства за 06.07.2004, ни доказательств получения ответчиком именно 06.07.2004 от информационного агентства изложенных в спорной публикации сведений по электронной почте».

Рассматривая требования истца о возмещении убытков суд указал, что в соответствии с п. 5, 7 ст. 152 ГК РФ юридические лица, в отношении которых распространены сведения, порочащие деловую репутацию и не соответствующие действительности, вправе требовать возмещения убытков Кроме того, представленные истцом документы в обоснование требования о возмещении убытков позволяют, по мнению суда, сделать вывод о том, что истцом доказан и факт возникновения и размер убытков, и причинная связь между действиями ответчика и понесенными истцом убытками.

При этом суд не согласился с позицией ответчика о том, что в указанный в статье период не только газета «Коммерсанть», но и другие средства массовой информации распространяли информацию о проблемах в Альфа-Банке, что не позволяет сделать однозначный вывод о том, что именно публикация в газете «Коммерсанть» явилась причиной оттока денежных средств.

«Суд принимает во внимание также тот факт, что газета «Коммерсанть» является авторитетным средством массовой информации, которая пользуется доверием читательской аудитории и занимает лидирующие позиции при освещении событий в области экономики».

«В данном определении Конституционный Суд РФ указывает на то, что статья 152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением (пункт 5). «Данное правило в части, касающейся защиты деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (пункт 7 статьи 152 ГК Российской Федерации).

Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК РФ). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции РФ, в соответствии с которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

Решая вопрос о размере присуждаемого репутационного вреда, суд пришел к следующим выводам:

«Оценив доводы сторон, а также представленные ими доказательства, суд приходит к выводу о том, что распространенная ответчиком недостоверная и порочащая истца информация, причинила вред репутации истца. Этот вред выразился в утрате доверия к банку со стороны его клиентов, что повлекло значительный отток денежных средств из банка с 7 июля 2004 года. В обоснование размера нематериального вреда, истец ссылается на то, сумма уменьшения объема депозитной базы и является мерой умаления его деловой репутации. Однако, исходя из требований разумности, истец не может требовать от ответчика возмещения нематериального вреда в размере, равном сумме оттока вкладов — физических лиц.

Ответчик не представил возражений против суммы возмещения нематериального вреда, причиненного умалением деловой репутации истца.

При оценке размера нематериального вреда суд принимает во внимание зависимость репутации банков от ее общественной оценки, создаваемой, в том числе, средствами массовой информации. Негативная информация о банке непосредственно влияет на его финансовую устойчивость.

На основании изложенного, суд считает возможным удовлетворить требование истца о компенсации нематериального вреда в заявленной им сумме».

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами, к которым пришел суд первой инстанции относительно удовлетворения требований об опровержении спорных сведений и возмещении репутационного вреда. В дополнение к обоснованию возможности компенсации юридическому лицу нематериального вреда суд сослался на позицию Европейского Суда по правам человека по этому вопросу:

«При этом в Определении Конституционного суда имеется указание, согласно которому Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в соответствии со статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (статья 41). Исходя из этого, Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 6 апреля 2000 года по делу «Комингерсол С.А. против Португалии» пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки. При этом необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией, а также беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании.

Кроме того, в приведенном Постановлении Европейского суда по названному делу (источник: сайт Европейского Суда по правам человека, перевод на русский язык Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 2001г., N 2) указано, что в свете собственной судебной практики и практики в государствах-членах Совета Европы Суд не может исключить возможность того, что коммерческой компании может быть присуждена компенсация за нематериальные убытки. Суд напоминает, что Конвенция должна толковаться и применяться таким образом, чтобы гарантировать права, которые являются реальными и действенными. Соответственно, поскольку основной формой возмещения убытков, которую может присудить Суд, является денежная компенсация, Суд обязательно должен иметь полномочия, если гарантированное статьей 6 Конвенции право должно быть действенным, присуждать денежную компенсацию за нематериальные убытки коммерческим компаниям в том числе.

Анализ приведенных положений норм права и указанных судебных решений позволяет сделать вывод о необходимости обеспечения судом как равной защиты неимущественных прав физических и юридических лиц, так и равной ответственности при их нарушении, независимо от их субъектного состава, возможности применения к истцу меры защиты в виде взыскания нематериального «репутационного» вреда».

Однако суд пришел к выводу, что суд первой инстанции необоснованно удовлетворил в полном объеме требования истца о возмещении убытков, поскольку в отношении части убытков отсутствует причинно-следственная связь между возникшим ущербом и спорной публикацией в газете:

«Как следует из исковых требований, истцом заявлено о возмещении как реальных убытков, так и убытков, представляющих упущенную выгоду, судом первой инстанции требования удовлетворены в полном объеме. Однако при исследовании изложенных доводов апелляционной жалобы в этой части, суд апелляционной инстанции соглашается с ответчиком в части недоказанности оснований для взыскания следующих реальных убытков: 1) от покупки дополнительных объемов наличных долларов США в сумме 7.447.119 руб. 73 коп.; 2) убытков, связанных с дополнительными расходами на охрану в сумме 1.694.791 руб. 93 коп.; 3) убытков, связанных с дополнительными расходами на инкассацию в сумме 169.874 руб. 97 коп.; 4) убытков, связанных с расходами от увеличения трудозатрат, в сумме 298.962 руб. 89 коп. Истец суду пояснил, что указанные затраты были произведены для восстановления своего права, которое было нарушено противоправными действиями ответчика. Однако, по мнению суда апелляционной инстанции между указанными затратами, понесенными истцом, и действиями ответчика не имеется причинно-следственной связи. Приобретение дополнительного количества наличных долларов США в сумме 7 447 119 руб. 73 коп., как следует из материалов дела, обусловлено обращениями вкладчиков о выдаче внесенных денежных средств, что повлекло, по мнению апелляционной инстанции, наступление у ответчика договорной обязанности совершить такие действия надлежащими образом. По таким же основаниям апелляционный суд находит необоснованным взыскание и других убытков, связанных с дополнительными расходами на охрану, инкассацию, увеличение трудозатрат. Поступление большого количества обращений вкладчиков с такими требованиями в указанный истцом период не может повлиять на выводы суда, поскольку такие затраты могут быть оценены как совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности истца. В связи с изложенным, общая сумма взыскиваемых убытков подлежит уменьшению на сумму 7.447.119 руб. 73 коп., составляющую расходы на приобретение дополнительных наличных долларов, 1.694.791 руб. 93 коп.- расходы на охрану, 169.874 руб. 97 коп.- расходы на инкассацию, 298.962 руб. 89 коп.- расходы, связанные с увеличением трудозатрат».

Суд кассационной инстанции, согласившись с ранее вынесенными судебными актами по данному делу, изменил их лишь в части размера взыскиваемого в пользу истца нематериального вреда. Суд обосновал свое решение тем, что судом первой и апелляционной инстанций не были учтены требования разумности и справедливости:

«Вместе с тем, арбитражным судом при рассмотрении дела не применено положение статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающее учет требования разумности и справедливости при определении размера компенсации нематериального вреда.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, арбитражными судами установлены, однако не применены разумные и справедливые пределы нематериального вреда, по сути, норма материального права, арбитражный суд кассационной инстанции считает возможным изменить судебные акты в части взыскания нематериального вреда, определив его в сумме 30 000 000 рублей, и отказать во взыскании 270 000 000 рублей».

В итоге суд первой, апелляционной и кассационной инстанций пришел к выводу, что ответчиком были распространены не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию истца сведения, что влечет за собой их опровержение, а также возмещение истцу убытков и нематериального вреда.

Ожидаемое случилось. Скандально известный рэпер Алишер Валеев (Моргенштерн), по заявлению Альфа-Банка, больше не является сотрудником этой кредитной организации. Его стремительно "ушли" после обращения учредителя Царьграда Константина Малофеева, а также возбуждения против фрик-музыканта дела о пропаганде наркотиков. Мы предупреждали Альфа-Банк, что скандальный рекламный ход до добра не доведёт, но там, видимо, решили, что хотят набить эти шишки самостоятельно.

21 апреля подошла к концу история, которая продолжалась целый месяц. Альфа-Банк, вне всякого сомнения, задумывал рекламную кампанию с участием Моргенштерна как способ заманить в число своих клиентов подрастающее поколение и даже детей. Не вышло. Напротив, все попытки банка делать хорошую мину при плохой игре провалились. Ну не может быть лицом банка рэпер с татуировкой на лице, который при этом кичится своими доходами и тем, что получил "десять лямов" за рекламный клип. А ведь после скандального клипа банк неожиданно взял рэпера на работу, чтобы отвести от себя удар со стороны Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Тоже не вышло.

По данным источников Царьграда, банк уже начал терять клиентов. Связавшись с одним из наиболее отвратительных персонажей из мира шоу-бизнеса, Альфа не просчитала возможные риски. И это как раз тот случай, когда принцип "чем больше шума, тем выгоднее", то есть скандальная реклама – это тоже реклама, не работает. История в итоге привела к потерям для банка, причём как в клиентской базе, так и имиджевым.

Что произошло?

Вся эта скандальная и аморальная история началась ещё в конце февраля, когда Моргенштерн выпустил ролик под названием "Клип за 10 лямов", снятый на деньги и в поддержку Альфа-Банка. В ролике популярный в молодёжной среде исполнитель появился с бутылкой спиртного в отделении Альфа-Банка и лихо станцевал под бодрую музыку с полуголыми "сотрудницами" кредитной организации. В названии клипа не было никакой иронии, ведь в самом ролике "сотрудник" банка подходит к Моргенштерну и предлагает ему за съёмки 10 млн рублей, на что рэпер и соглашается.

ФАС нашла в ролике с десяток нарушений закона "О рекламе". 25 февраля 2021 года ФАС завела дело в отношении Альфа-Банка. В антимонопольном ведомстве тогда отметили, что "созданный в рекламе образ противоречит реальному образу сотрудников банка", а также упомянули сцену, в которой Моргенштерн проводит выданной ему картой банка по груди одной из "сотрудниц", используя девушку как "платёжный терминал".

Действия MORGENSHTERNа по использованию оголённой части тела девушки в качестве платёжного терминала для имитации оплаты банковской картой унизительны для женщины, поскольку женщина отождествляется с предметом,

Более того, один из наиболее важных моментов – призыв рэпера к несовершеннолетним уговорить родителей завести им карту Альфа-Банка. Моргенштерн при этом использовал лексику вроде "чё" вместо "чего" и назвал возможный отказ родителей сделать это словом "западло".

Среди претензий ФАС: распитие алкоголя (нарушение п. 3 ч. 5 ст. 5 закона "О рекламе"), обращение Моргенштерна к несовершеннолетним с призывом попросить родителей завести им карту (нарушение п. 2 ст. 6 того же закона), использование фразы "лучший банк страны" при отсутствии объективных критериев, на основании которых делается такое заключение.

Альфа выкручивалась до последнего

В этот момент руководство Альфы оказалось перед выбором. Либо отказаться от сотрудничества с Моргенштерном, осознав все претензии, либо пытаться "спасать" скандального рэпера. По непонятным для самих клиентов банка причинам менеджеры выбрали второе. И поначалу казалось, что это неплохой и очень хитрый ход: в банке решили перехитрить ФАС и объявить о приёме Моргенштерна на работу.

15 марта Альфа-Банк выпустил пресс-релиз, в котором объявил, что Моргенштерн назначен директором по работе с молодёжью. Претензии ФАС тогда отпали по той причине, что рэпер стал сотрудником Альфы, а значит, ролик не являлся рекламой и не мог нарушить закон "О рекламе".

Перед Моргенштерном даже была поставлена цель привлечь 100 тыс. новых клиентов. В то же время уже тогда было понятно, что эти цели были заявлены скорее ради самого заявления. Директор по маркетингу и коммуникациям Альфа-Банка Алексей Гиязов заявил тогда, что после скандального ролика банк получил лишь 25 тыс. новых заявок от клиентов (хотя и это кажется сомнительным).

Сложилась парадоксальная ситуация. Закон "как бы не нарушен", хотя на самом деле всё то, что было озвучено ФАС, осталось таковым. Клип могут смотреть дети, которые теперь будут просить родителей завести им карту Альфы, а уж о нравственной стороне вопроса применительно к танцам с полуобнажёнными "сотрудницами" и говорить не приходится. Но думается, что именно этот момент и послужил в итоге поводом для многих клиентов закрыть свои счета в Альфе.

Вас ведь предупреждали

26 марта председатель Общества "Царьград" Константин Малофеев выпустил заявление, дав исчерпывающую характеристику как действиям Альфа-Банка, так и рэперу Моргенштерну.

В заявлении говорится, что под псевдонимом Моргенштерн скрывается уроженец Уфы, 23-летний Валеев Алишер Тагирович, который умудрился быть трижды отчисленным из разных учебных заведений за пьянство и за сексуальные домогательства. Однако сегодня "главный рэпер России" "известен как один из главных пропагандистов содомии, сатанизма, наркомании, алкоголизма, распутства и алчности – всего того, что в любом здоровом обществе считается глубоко порочным и безнравственным".

Вместо того чтобы в ответ на растущую волную общественного возмущения разорвать контракт с Моргенштерном и извиниться перед согражданами, Альфа-Банк, напротив, взял его на работу, чем полностью ассоциировал себя с фрик-рэпером и исповедуемыми им "ценностями", а также продемонстрировал своё отношение к консервативной части нашего общества и традиционным ценностям – Богу, христианской этике, семье, детям и т. д.,

– отмечается там же.

В этой связи председатель Общества как православный христианин и отец троих детей призвал всех неравнодушных прекратить свои отношения с Альфа-Банком и отказаться от услуг банкиров, которые насаждают в России безнравственные ценности.

Но Альфа пыталась ввести ненормального Моргенштерна в нормальное трудовое и правовое поле.

Алишер настроен на серьёзную работу и обещал, что нам не придётся за него краснеть. Моргенштерн будет ходить в офис, как и все, участвовать в планёрках и отчитываться о результатах,

– заявлял тогда директор по маркетингу и коммуникациям Альфа-Банка Алексей Гиязов.

Однако 17 апреля Управление по контролю за оборотом наркотиков (УНК) Главного управления МВД по Москве возбудило административное дело в отношении рэпера Моргенштерна. Поводом послужили его клипы на песни "Розовое вино – 2" и Family.

В частности, в отношении музыканта было возбуждено административное дело по ч. 1 ст. 6.13 КоАП (пропаганда либо незаконная реклама наркотических средств). Рэперу грозит административный штраф до 1 млн рублей.

И вот тут в Альфе поняли, что терпеть этого больше нельзя. Он обещал банку, что "за него не придётся краснеть", и, похоже, моментально нарушил своё же обещание. В Альфе не растерялись и моментально "переобулись" в воздухе.

Новость о том, что он наш сотрудник, – это не более чем рекламный ход. Он не является нашим сотрудником,

– сообщили РБК в пресс-службе банка в ответ на запрос с просьбой прокомментировать возбуждение дела против сотрудника банка Алишера Валеева.

Вот так. В банке, конечно, пытаются как-то сгладить удар. Дескать, "будем и дальше с ним работать". Но эту фразу можно считать имеющей обратный смысл, ведь ни один банк в такой ситуации не будет показательно посыпать голову пеплом. На людях постараются сохранить лицо (эффективность тоже сомнительна), но, думается, серьёзные разборки идут теперь в самих департаментах банка.

Ранее Царьград уже отмечал, что скандальная реклама в России на протяжении многих лет не доводила до добра даже влиятельные западные бренды и франшизы. Среди них – Reebok, "Леруа Мерлен", Nike и целый ряд других. Часть менеджеров были уволены после скандалов, а ведь там, как и в ситуации с Альфой, поначалу казалось, что речь идёт об удачном рекламном ходе для привлечения внимания. Не вышло.

Источник Царьграда на условиях анонимности (мы назвали его Виктором Ининым) передал нам фразу одного из сотрудников Альфа-Банка:

От нас бегут. Это какой-то бунт. Трудно объяснить взрослому здравомыслящему человеку, почему правление выбрало лицом банка человека с татуировкой на лице. Да мы и сами уже недовольны проектом, хочется скорее избавиться от этого выбора,

Поэтому ситуация с Альфой показательна. И дело тут не в большом "бабле", которое некие менеджеры заработали на хайпе. Русским людям просто неприятно, когда из подвалов какой-либо субкультуры вытаскивают на поверхность представителя "прогрессивной общественности" в образе зататуированного чучела, не способного грамотно связать два слова.

Авторитетный частный банк должен быть таковым. Авторитетным. А сейчас к нему намертво приклеится этот "пассажир", с которым теперь будут ассоциировать как сам банк, так и его менеджеров. Но вас ведь предупреждали.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Вчера Арбитражный суд Москвы обязал Альфа-Банк вернуть издательскому дому «Коммерсантъ» 270 млн. рублей, выплаченных ранее в качестве компенсации «репутационного вреда», якобы нанесенного банку публикацией в «Коммерсанте». Напомним, в январе в соответствии с решением Арбитражного суда Москвы «Комерсант» выплатил Альфа-Банку 300 млн. рублей, однако 23 марта арбитраж Московского округа уценил репутацию банка до 30 млн. рублей. Представители Альфа-Банка отреагировали на вчерашнее решение крайне болезненно: если ранее вице-президент банка Александр Гафин выражал удовлетворение всеми судебными решениями, то теперь он объявил о намерении оспаривать их в высших инстанциях.

В понедельник «Коммерсант» опубликовал факсимиле приглашения Альфа-Банку от судьи московского арбитража Натальи Денисовой явиться в среду к ней в суд. Судья приглашала Альфа-Банк уже во второй раз. В первый раз, 27 апреля, представители банка в суд не явились, потому что уведомление о дате судебного заседания якобы потерялось на почте. В результате Альфа-Банк в течение 35 суток, по сути, пользовался беспроцентным кредитом «Коммерсанта» на 270 млн. рублей, а потери ИД за тот же срок, по оценке коммерческого директора ИД «Коммерсантъ» Павла Филенкова, составили, «по самым скромным оценкам, около 3,9 млн. рублей».

Вчера без четверти десять официальный представитель Альфа-Банка в суде Татьяна Колчева уже сидела в коридоре на лавочке возле двери судьи Натальи Денисовой. На двери висела компьютерная распечатка расписания рабочего дня судьи. Судя по ней, вчера рабочий день госпожи Денисовой должен был начаться в 10.30 с рассмотрения тяжбы между страховщиками и неким ООО. Но сверху наспех синей ручкой было дописано: «10.00. ОАО ’Альфа-банк ’. ЗАО ’Коммерсантъ ИД’».

В начале одиннадцатого судья пригласила стороны и судебного пристава Алексея Рейдика (он отвечал за взыскание денег с «Коммерсанта» в пользу Альфа-Банка) в свою комнату. Один из представителей «Коммерсанта» переставил стул в комнате судьи на другое место, чтобы лучше видеть судью. «Мебель никто больше переставлять не будет?» — поинтересовалась госпожа Денисова и, получив отрицательные ответы, открыла заседание.

Представители «Коммерсанта» в суде предъявили суду оригиналы финансовых документов о переводе Альфа-Банку денег за якобы понесенный банком «репутационный вред» и кратко напомнили судье о сути дела.

28 января 2005 года «Коммерсант» выплатил Альфа-Банку 300 млн руб. «репутационного вреда», который якобы понес банк того, что газета «Коммерсант» 7 июля 2004 года опубликовала статью «Банковский кризис вышел на улицу». В статье сообщалось об очередях вкладчиков в отделениях Альфа-Банка. 23 марта 2005 года Федеральный арбитражный суд Московского округа (ФАСМО) по кассационной жалобе «Коммерсанта» уценил репутацию Альфа-Банка до 30 млн руб. Чтобы вернуть 270 млн. рублей, «Коммерсант» подал в Арбитражный суд Москвы заявление о повороте исполнения решения арбитражного суда первой инстанции и выдаче «Коммерсанту» исполнительного листа для службы судебных приставов.

Первым делом судья поинтересовалась, через какие банки шла оплата, а потом спросила, есть ли у «Коммерсанта» точный расчет суммы, какую надо ему вернуть. «Это очень просто подсчитать,— сообщили судье представители «Коммерсанта».— Надо от 300 млн. отнять 30 млн. — получится 270 млн.».— «А где у вас это в заявлении написано?» — спросила госпожа Денисова. Ей показали место в заявлении, где это было написано. «Кто что может сказать?» — спросила судья и посмотрела на госпожу Колчеву. «Нет»,— произнесла официальный представитель Альфа-Банка, и это было единственное, что она произнесла вчера в зале суда.

Судья Наталья Денисова попросила всех подождать в коридоре и через полчаса пригласила обратно. Судья зачитала свое определение, из которого следовало, что Альфа-Банк обязан вернуть «Коммерсанту» 270 млн. рублей. «Данное решение может быть обжаловано в течение месяца в Девятом арбитражном апелляционном суде,— сообщила госпожа Денисова и добавила, повысив голос: — Верните мебель на место!» На этом судебное заседание завершилось.

На вопрос «Коммерсанта», не желает ли официальный представитель Альфа-Банка Татьяна Колчева прокомментировать решение судьи, госпожа Колчева второй раз произнесла: «Нет». И снова замолчала. Тот же вопрос, направленный по электронной почте в адрес руководителя пресс-службы Альфа-Банка Станислава Исмагилова (по просьбе банковской пресс-службы «Коммерсант» общается с ней по делу о возврате денег только таким способом), остался до конца дня без ответа.

Зато в интервью Русской службе новостей вице-президент Альфа-Банка Александр Гафин вчера заявил: «Можете представить, что десяткам тысяч людей было испорчено лето (видимо, имелось в виду лето 2004 года.— «Коммерсант») того, что они прочитали, на наш взгляд, неверную информацию. Поэтому я думаю, что мы подадим кассацию в высшую инстанцию и будем продолжать это дело дальше, потому что мы отстаиваем интересы не свои, а в первую очередь интересы наших вкладчиков».

Из этого заявления непонятно, какое именно судебное решение намерен оспаривать господин Гафин: вчерашнее решение московского арбитража или решение ФАСМО об уменьшении размера компенсации банку с 300 млн. до 30 млн. рублей. Однако очевидно, что его позиция, после того как банк обязали вернуть 270 млн. руб. их законному владельцу в лице «Коммерсанта», кардинально изменилась. Ведь еще 23 марта господин Гафин выражал «удовлетворение» решением суда. Причем тогда он особо подчеркивал: «Деньги для нас никогда не являлись главным».

Примечательно, что другие руководители Альфа-Банка вчера ничего не говорили о возможных дальнейших процессуальных действиях. Между тем перед началом процесса свои претензии «Коммерсанту» публично излагали и председатель совета директоров банка Михаил Фридман, и президент Петр Авен. Поэтому нельзя исключать того, что Александр Гафин делает столь противоречивые заявления просто потому, что не слишком хорошо знаком с позицией своего собственного руководства.

Впрочем, не намерен останавливаться на достигнутом и ИД «Коммерсантъ». Начальник юридической службы «Коммерсанта» Георгий Иванов вчера заявил: «Судом первой инстанции было принято необходимое процессуальное решение для возврата ранее уплаченных ИД денежных средств. Но вчерашнее решение судьи Арбитражного суда Москвы не меняет принципиальной позиции Ъ, который по-прежнему настроен добиваться полной отмены решений судов и возврата всех уплаченных банку денег».

Вчера во второй половине дня представитель «Коммерсанта» получил в суде копию определения и попросил выдать ему исполнительный лист. Однако девушка, специалист суда, раздраженно заявила: «У меня слишком много дел. Приходите в пятницу».

Сразу по получении исполнительного листа судебные приставы возбудят исполнительное производство и обяжут Альфа-Банк в срок до пяти дней исполнить решение суда. Если в течение этого срока банк не отдаст деньги, то автоматически начнется взимание с банка «штрафного» исполнительского сбора в размере 7% в день от 270 млн. рублей.

Аудитор KPMG указал «Уралсибу» на недорезервирование

Аудитор санируемого банка «Уралсиб» — KPMG — считает, что резервы кредитной организации по ряду активов корпоративного портфеля должны быть выше созданных сейчас, следует из последней опубликованной отчетности. По оценкам экспертов, банку могли потребоваться дополнительные провизии не менее чем на 5 млрд руб. Источники “Ъ” отмечают, что «порой банки готовы жертвовать качеством в погоне за маржой».


Фото: Сафрон Голиков, Коммерсантъ

Фото: Сафрон Голиков, Коммерсантъ

Аудитор «Уралсиба» в отчетности за 2021 год отметил, что не согласен с оценкой банка в части создания резервов по ряду активов. Речь идет о кредитах, выданных корпоративным клиентам, не связанным с банком, на 7,6 млрд руб.

Это кредит корпоративному клиенту, который осуществляет деятельность в сегменте финансовых услуг (название компании не приводится). Исходя из отчетности банк создал резерв на возможные потери по нему в 102,2 млн руб. Справедливая стоимость кредита была определена методом дисконтирования ожидаемых денежных потоков с использованием ставки дисконтирования 17,0%, говорится в отчете. Вдобавок к кредиту отражено условное обязательство кредитного характера на 426,8 млн руб. (резервов по нему — 4,3 млн руб.).

Однако аудитор не согласился с оценкой резерва, посчитав, что он должен быть выше.

Аналогичная оговорка приведена по кредиту лизинговой компании «Уралсиб» на 24,9 млрд руб. Аудитор не согласился с отнесением этого кредита к четвертой категории качества и отметил риск полного обесценения. Согласно 590-П, выделяется пять категорий качества ссуд, где пятая представляет собой самые плохие активы (так называемые безнадежные ссуды). По мнению аудитора, «Уралсибу» необходимо было досоздать еще 3,6 млрд руб. резервов по указанным активам.

В ноябре 2021 года лизинговая компания «Уралсиб» была присоединена к банку, кредитно-обесцененные ссуды были признаны. «Уралсиб» находится в процессе финансового оздоровления с 2015 года. Всего на санацию выделено 91,9 млрд руб., уже погашено 14 млрд руб. долга (см. “Ъ” от 12 августа 2020 года). На момент публикации отчетность за 2021 год, в которой выражено мнение аудитора, была удалена.

В KPMG на вопросы “Ъ” не ответили. В «Уралсибе» “Ъ” сообщили, что «аудитор использует эту стандартную формулировку с начала финансового оздоровления банка, то есть с 2015 года». Однако, как следует из предшествующих отчетов, в последний раз похожая ситуация была в 2015 году — первой половине 2017 года. Тогда аудиторы писали, что в составе инвестиционной недвижимости есть активы справедливой стоимостью 7,6–8,6 млрд руб., однако не согласились с рядом допущений, в рамках которых оценивалась справедливая стоимость, и сочли, что она должна быть выше.

Сейчас в банке объясняют ситуацию тем, что он «находится в процедуре финансового оздоровления и по части активов создает резервы по графику, предусмотренному действующим планом финансового оздоровления, и делает это с опережением графика».

По оценке независимого эксперта Андрея Бархоты, суммарный объем доначисления резервов может составить не менее 5 млрд руб. Он отмечает, что в последние несколько лет ставка резервирования кредитных активов планомерно снижалась. «Дополнительное резервирование в представленном объеме не критично для банка, однако ухудшит его риск-профиль, окажет негативное воздействие на капитальную базу и финансовую эффективность»,— поясняет эксперт. По его словам, финансовый результат «Уралсиба» в последние три-четыре года был обусловлен «во многом недостаточным резервированием кредитного портфеля на фоне стремления банка к более высокой процентной марже».

Банкам облегчили кредитование сделок по выкупу активов

По расчетам господина Бархоты, в случае досоздания резервов на 7 млрд руб. только за счет капитала банка, без мобилизации накопленной прибыли, он снижается на 10%, а норматив достаточности может опуститься до 10–10,5% (на начало 2022 года — 11,5%), что ухудшает устойчивость «Уралсиба».

Впрочем, по мнению эксперта, в новых условиях это должно расцениваться «как временные трудности, преодолеваемые в среднесрочном периоде».

В то же время, уточняет господин Бархота, наибольший удельный вес в кредитном портфеле «Уралсиба» занимают предприятия торговли. Они считаются одними из самых рискованных, отмечает эксперт, а «в условиях разрыва логистических связей, вероятно, находятся под дополнительным давлением». Услуги рейтингования «Уралсибу» оказывают АКРА и НКР, которые отказались комментировать заключение аудитора и возникающие в связи с ним риски.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: