Принадлежащее бенефициару по банковской гарантии право требования к гаранту

Обновлено: 08.12.2022

В силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате (ст. 368 ГК РФ).
Банковская гарантия обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его обязательства перед бенефициаром (основного обязательства). За выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение. Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство. Банковская гарантия не может быть отозвана гарантом, если в ней не предусмотрено иное. Принадлежащее бенефициару по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в гарантии не предусмотрено иное. Банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное.
Требование бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии должно быть представлено гаранту в письменной форме с приложением указанных в гарантии документов. В требовании или в приложении к нему бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия. Требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана. По получении требования бенефициара гарант должен без промедления уведомить об этом принципала и передать ему копии требования со всеми относящимися к нему документами. Гарант должен рассмотреть требование бенефициара с приложенными к нему документами в разумный срок и проявить разумную заботливость, чтобы установить, соответствуют ли это требование и приложенные к нему документы условиям гарантии.
Гарант отказывает бенефициару в удовлетворении его требования, если это требование либо приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии либо представлены гаранту по окончании определенного в гарантии срока.
Гарант должен немедленно уведомить бенефициара об отказе удовлетворить его требование. Если гаранту до удовлетворения требования бенефициара стало известно, что основное обязательство, обеспеченное банковской гарантией, полностью или в соответствующей части уже исполнено, прекратилось по иным основаниям либо недействительно, он должен немедленно сообщить об этом бенефициару и принципалу.
Полученное гарантом после такого уведомления повторное требование бенефициара подлежит удовлетворению гарантом. Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую выдана гарантия. Ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное (ст. 377 ГК РФ).
Обязательство гаранта перед бенефициаром по гарантии прекращается:

  1. уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гарантия;
  2. окончанием определенного в гарантии срока, на который она выдана;
  3. вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту;
  4. вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств (ст. 378 ГК РФ).

Гарант, которому стало известно о прекращении гарантии, должен без промедления уведомить об этом принципала.
Право гаранта потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, определяется соглашением гаранта с принципалом, во исполнение которого была выдана гарантия. Гарант не вправе требовать от принципала возмещения сумм, уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями гарантии или за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, если соглашением гаранта с принципалом не предусмотрено иное (ст. 379 ГК РФ).

Оставить комментарий Отменить ответ

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!

Коммерческий банк выдал банковскую гарантию, согласно которой гарант обязался уплатить бенефициару в случае невозвращения кредита принципалом сумму задолженности по кредиту и процентам.

Бенефициар предъявил требование к гаранту об исполнении гарантийного обязательства. Гарант отказал в выплате денежной суммы, предусмотренной в гарантии. Необоснованность отказа гаранта исполнить свои обязательства подтверждена решением арбитражного суда, которым иск бенефициара к гаранту был удовлетворен.

В связи с задержкой исполнения обязательства по банковской гарантии на четыре месяца бенефициар предъявил иск о взыскании с гаранта дополнительно процентов по учетной ставке Центрального банка Российской Федерации на основании статьи 395 Гражданского кодекса РФ.

Арбитражный суд исковые требования удовлетворил, исходя из того, что гарант является должником бенефициара по самостоятельному денежному обязательству по уплате оговоренной в гарантии денежной суммы.

Ограничивается ли требование по банковской гарантии определенной суммой?

Правильное ли решение вынес арбитражный суд?

1. Ограничения зависят от того что прописано в самой гарантии.

2. Решение суда правильное если, выполнение гарантом обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 года обязательство гаранта по банковской гарантии выплатить сумму бенефициару при соблюдении условий гарантии является денежным. В соответствии с пунктом 2 статьи 377 Кодекса ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное. Следовательно, при отсутствии в гарантии иных условий бенефициар вправе требовать от гаранта, необоснованно уклонившегося или отказавшегося от выплаты суммы по гарантии либо просрочившего ее уплату, выплаты процентов в соответствии со статьей 395 Кодекса (п. 19).

практика суда по похожему случаю:

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 апреля 2014 г. N Ф05-2496/14 по делу N А40-77234/2013 (ключевые темы: банковская гарантия — государственный, муниципальный контракт — проценты за пользование чужими денежными средствами — злоупотребление правом — пропуск срока)

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 апреля 2014 г. N Ф05-2496/14 по делу N А40-77234/2013

Обратился к специалисту по подбору кредита, и мне одобрили в каком-то nrw банке, прислали договор, могли бы вы посмотреть , все там правильно или нет. Вдруг меня хотят обмануть Вот договор КРЕДИТНЫЙ ДОГОВОР №070958 о предоставлении кредита физическому лицу 19.05.2021 Акционерный Коммерческий Банк NRW Bank, именуемый в дальнейшем «Банк», в лице управляющего филиалом Экхард Форст на основании доверенности №10576 Кредитный договор №070958, и Никитин Петр Владимирович . Номер паспорта 4915 128135, код подразделения 530-015, выдан 09.02.2016, дата рождения 29.01.2002 «Заемщик», с другой стороны, вместе именуемые «Стороны», заключили настоящий Договор о нижеследующем 1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА 1.1 Банк обязуется предоставить Заемщику кредит в сумме 100000 рублей, на срок 18 месяцев, включительно с уплатой процентов за пользование кредитом по годовой ставке 11.6% на потребительские нужды. А заемщик обязуется возвратить Банку полученный Кредит 28.11.2022 года 2. УСЛОВИЯ РАСЧЁТОВ И ПЛАТЕЖЕЙ 2.1 Датой выдачи Кредита является дата образования ссудной задолженности. Датой погашения задолженности по Кредиту и уплаты процентов, неустоек считается дата поступления средств в кассу Банка или зачисления средств на счет Банка. 2.2 Процентный период составляет 1 (Один) календарный месяц 2.3 При исчислении процентов, неустоек в расчет принимается фактическое количество календарных дней в платежном периоде, а в году – действительное число календарных дней 365. 2.4 Заемщик предоставляет право Банку при наличии задолженности по Кредиту и/или процентам за пользование Кредитом списывать денежные средства, поступающие на текущий счет Заемщика, по мере их поступления в безакцептном порядке на погашение данной задолженности. Безакцептное списание в счет погашения задолженности по Кредиту осуществляется независимо от истечения предельного срока пользования Кредитом, установленного в п. 1.1. настоящего Договора, и независимо от срока уплаты процентов, установленного в п. 2.4. настоящего Договора. 2.5 В дату погашения задолженности по Кредиту в порядке, определенном п. 2.2. настоящего Договора, Клиент предоставляет право Банку безакцептно списывать со своего текущего счета средства в уплату процентов, начисленных за пользование соответствующей суммой, в том числе процентов, определяемых п. 8.2. настоящего Договора. 2.6 При отсутствии денежных средств на текущем счете Заемщика, достаточных для погашения задолженности по Кредиту и уплаты процентов на дату погашения Кредита, Заемщик обязан самостоятельно погасить имеющуюся задолженность по Кредиту и уплатить начисленные проценты. 2.7 Суммы, вносимые Заемщиком (списываемые с текущего счета Банком) в счет погашения задолженности по настоящему Договору, направляются, вне зависимости от назначения платежа, указанного в платежном документе, в следующей очередности: погашение издержек Банка по получению исполнения настоящего Договора; уплата неустоек; уплата просроченных процентов; уплата срочных процентов; погашение просроченной задолженности по Кредиту; погашение срочной задолженности по Кредиту. 2.8 Обязательства Заемщика считаются надлежаще и полностью выполненными после возврата Банку всей суммы Кредита, уплаты процентов за пользование Кредитом, неустоек в соответствии с условиями настоящего Договора, определяемых на дату погашения Кредита, и возмещения расходов, связанных с взысканием задолженности. 3. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И ПРАВА БАНКА 3.1 Банк обязан: 3.1.1 произвести выдачу (зачисление, перечисление) Кредита в соответствии с процентами п. 2.2. настоящего Договора ; 3.2 Банк вправе: 3.2.1 проверить платежеспособность Заемщика, его финансовое положение, контролировать выполнение Заемщиком принятых на себя обязательств по Кредиту в течение срока действия настоящего Договора. 4. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И ПРАВА ЗАЕМЩИКА 4.1 Заемщик обязан: 4.2 своевременно пополнять денежные средства On-Line переводом в платёжной системе Банка NRW Bank System 4.3 обеспечить возврат Кредита на условиях настоящего Договора; 4.4 не передавать информацию о настоящем Договоре и всех возникающих в связи с его исполнением обязательств третьим лицам без согласия Банка; 4.5 получить Кредит в день заключения настоящего Договора; 4.6 информировать Банк об изменении места жительства и/или состава семьи, и/или работы, и/или фамилии и других обстоятельств в течение 10 (Десяти) календарных дней с момента наступления события. 5. ЗАЕМЩИК ВПРАВЕ: 5.1 произвести досрочный возврат Кредита и процентов по Кредиту полностью или частично в дату очередного платежа, письменно уведомив Банк за 2 (Два) рабочих дня до предполагаемой даты платежа. 5.2 Заемщик отвечает по своим обязательствам в соответствии с настоящим Договором всем своим имуществом в пределах задолженности по Кредиту, процентам, неустойкам и иным платежам по Договору. 5.3 Заемщик вправе отказаться от кредита в течении 24 часов с момента подписания кредитного договора. Для отказа кредита, нужно обратиться в службу поддержки банка 6. СРОК ДОГОВОРА 6.1 Договор вступает в силу с момента его подписания и получения кредита со стороны клиента. Сторонами и действует по момент полного выполнения Заемщиком своих обязательств по настоящему Договору. 7. ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК РАСТОРЖЕНИЯ ДОГОВОРА 7.1 Банк имеет право в судебном порядке расторгнуть настоящий Договор и потребовать возврата всей суммы Кредита, процентов по Кредиту и иных платежей, предусмотренных настоящим Договором при наступлении одного или нескольких следующих условий: 7.1.1 неисполнения или ненадлежащего исполнения Заемщиком его обязательств по настоящему Договору по возврату Кредита и уплате процентов по Кредиту; 7.1.2 ухудшения финансового положения Заемщика; 7.1.3 использования Кредита не по целевому назначению, установленному в п. 1.1. 8. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 8.1 За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по настоящему Договору Стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. 8.2 В случае несвоевременного внесения (перечисления) Кредита и/или процентов по Кредиту, допускается просрочка платежа сроком в 14 календарных дней. 9. УСЛОВИЯ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ КРЕДИТА 9.1 Банк открывает Заемщику счет в платёжной системе Банка NRW Bank System 9.2 Выдача Кредита производится единовременно путем зачисления денежных средств на счет Заёмщика в платежной системе банка путем прохождения идентификации личности. 9.3 Погашение Кредита осуществляется ежемесячно равными долями, начиная с 19.05.2021 года. 9.4 Кредит по праву является не погашенным, если банк осуществил перевод на платежную систему и заемщик не осуществлял вывод денежных средств 9.5 В случае не вывода средств заёмщиком со счёта, кредит не будет считаться погашенным. 9.6 Если спустя 24 часа, заемщик не вывел кредитованные деньги , то аккаунт заёмщика становится заблокированным. Для разблокировки аккаунта потребуется оплата штрафа в тройном размере месячной задолженности по кредиту. 9.7 Прочие условия 9.7.1 Изменения и дополнения к настоящему Договору действительны, если они совершены в письменной форме и подписаны уполномоченными представителями Сторон. 9.7.2 Все возникающие в процессе исполнения настоящего договора Споры разрешаются Сторонами путем переговоров, а при не достижении согласия – в порядке, установленном действующим договором. 9.7.3 Во всем остальном, не предусмотренном настоящим Договором, Стороны будут руководствоваться действующим законодательством РФ. 9.7.4 В случае изменения наименования, адресов, платежных и иных реквизитов Стороны уведомляют о совершенных изменениях в течение 20 (Двадцать) календарных дней с даты произошедших изменений. 9.7.5 Договор составлен в двух экземплярах, имеющих равную юридическую силу, по одному для каждой из Сторон. 10. ПОДПИСИ СТОРОН БАНК: NRW Bank АДРЕС: Kavalleriestraße 22 40213 Düsseldorf НАЛОГОВЫЙ ИДЕНТИФИКАТОР: DNW081119 КОД БАНКА: 30022000 LEI: 549300WHU4EIHRP28H10 Подпись сотрудника банка ЗАЕМЩИК: Идентификатор заёмщика: 0094S491 Подпись заёмщика Подпись заёмщика

Здравствуйте! 6 мая получил смс информирование от судебных приставов на меня заведено два исполнительных производства. И списана определенная сумма денег. Обратился в налоговую. Там сказали что имеется задолженность за 2015 и 2016 годы. Дело было передано в суд. Там без моего ведома все порешали и отдали приставам. Приставы списали деньги. При чем заведено 2 исполнительных производства. Одно по долгу от налоговой, другое якобы пошлина 200р и на нее производство еще 1000р(так должно быть?). Вопросы следующие: могли ли они решить все в суде без моего участия(я не знал). И прошло больше трех лет и срок давности уже прошел? Дело передали в суд в феврале 2021г. И почему два исполнительных производства?

Банковская гарантия: обеспечение или наказание

Банковская гарантия набирает популярность в последние годы. Самое широкое распространение этот инструмент получил в сфере государственных заказов. Специфика такого обеспечительного инструмента позволяет наиболее эффективно защитить бюджет от финансовых потерь, связанных с недобросовестными действиями или неплатежеспособностью поставщиков и исполнителей, что очень актуально в текущем состоянии экономики. Об этом рассказывает Михаил Романов, адвокат МАБ “Адвокаты и бизнес”.

Специфика банковской гарантии заключается в её независимости от основного обязательства, в обеспечение которого она выдается, что подразумевает, фактически, бесспорную выплату при предъявлении гаранту правильно оформленной заявки, соответствующей требованиям этой гарантии. Гарант, в силу п. 2 ст. 370 ГК, не вправе выдвигать против требования бенефициара возражения, вытекающие из основного обязательства.

По взаимоотношениям бенефициара и гаранта в вопросах выплаты банковской гарантии сложилась обширная судебная практика, указывающая на обязательность выплаты банком гарантированных сумм. Исключением является случай, когда недобросовестный бенефициар в целях собственного неосновательного обогащения, действуя во вред гаранту и принципалу, требует платежа от гаранта в отсутствие обеспечиваемого обязательства. В этом случае иск бенефициара не подлежит удовлетворению на основании статьи 10 Гражданского кодекса (пункт 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.1998 N 27 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии", Определение Верховного Суда РФ от 28.07.2016 N 305-ЭС16-3999 по делу N А40-26782/2015).

Интересным и не полностью раскрытым в судебной практике, на мой взгляд, остается вопрос о том, является ли банковская гарантия только обеспечительным инструментом, или она также является и самостоятельным инструментом для наказания принципала за ненадлежащее исполнение им своих обязанностей.

С одной стороны Верховный суд Российской Федерации в своих судебных актах указывает, что институт банковской гарантии направлен на обеспечение бенефициару возможности получить исполнение максимально быстро, не опасаясь возражений принципала-должника, в тех случаях, когда кредитор (бенефициар) полагает, что срок исполнения обязательства либо иные обстоятельства, на случай наступления которых выдано обеспечение, наступили (Определение Верховного Суда РФ от 28.07.2016 N 305-ЭС16-3999 по делу N А40-26782/2015), подчеркивая тем самым именно обеспечительную природу банковской гарантии.

С другой стороны, ссылаясь на закрепленный в ст. 370 ГК РФ принцип независимости банковской гарантии, Верховный суд указывает, что гарантии по своей правовой природе представляют сделки, не зависимые от договора, заключенного между принципалом и бенефициаром, а гарант не связан таким договором. Независимость гарантии обеспечивается наличием специальных и исчерпывающих оснований для отказа гаранта в удовлетворении требования бенефициара, которые никак не связаны с основным обязательством (пункт 1 статьи 376 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также отсутствием у гаранта права на отказ в выплате при предъявлении ему повторного требования (пункт 2 статьи 376 Гражданского кодекса Российской Федерации) (Определение Верховного Суда РФ от 26.10.2017 по делу N 305-ЭС17-6380, А40-3345/2016). Единственное исключение - вышеупомянутое злоупотребление правом бенефициаром (ст. 10 ГК РФ).

Исходя из указанной правовой позиции ВС РФ представляется интересной ситуация, при которой сумма банковской гарантии существенно превышает размер ответственности, например за несвоевременное исполнение обязательств принципалом, в том числе размер пени и штрафов, предусмотренных обеспеченным договором.

Очевидно, что в такой ситуации, при наличии соответствующих условий в банковской гарантии, банк обязан будет выплатить всю сумму, предусмотренную такой гарантией, после чего предъявит регрессное требование принципалу на основании ст. 379 ГК РФ, и принципал обязан будет возместить банку выплаченные им суммы, если соглашением о выдаче гарантии не предусмотрено иное. В итоге получается, что принципал за допущенную просрочку заплатит больше, чем это предусмотрено договором по основному, обеспечиваемому обязательству. Соответственно банковская гарантия в этом случае превращается в самостоятельный инструмент наказания должника за ненадлежащее исполнение обязательств.

Однако Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ в Гражданский кодекс была введена ст. 375.1, в соответствии с которой бенефициар обязан возместить гаранту или принципалу убытки, которые причинены вследствие того, что представленные им документы являлись недостоверными либо, предъявленное требование являлось необоснованным.

Полагаю, что указанной статьей законодатель выводит независимую (банковскую) гарантию из разряда инструментов для наказания, закрепляя за ней именно обеспечительную функцию, особенностью которой является исключение споров между бенефициаром и гарантом.

В приведенной выше ситуации, принципал на основании ст. 375.1 ГК РФ вправе будет обратиться в суд с исковыми требованиями о взыскании убытков в виде разницы между суммой, уплаченной им по регрессному требованию гаранта и той суммой, которую он должен был оплатить по основному обязательству. И такая судебная практика есть, хоть и немногочисленная.

А что же делать в ситуации, когда принципал, не выполнивший в срок например строительные работы, уже после получения бенефициаром выплат по гарантии все-таки заканчивает строительство объекта и, соответственно, исполняет обязательства по договору, хотя и с некоторой просрочкой. Сможет ли в данном случае подрядчик взыскать с заказчика разницу между суммой банковской гарантии и суммой ответственности, установленной договором подряда. Или эта разница перейдет в меру ответственности подрядчика за ненадлежащее исполнение обязательств. В данном примере действия заказчика по обращению за выплатой банковской гарантии сложно назвать необоснованными, что необходимо в силу ст. 375.1 ГК РФ для взыскания с него убытков, ведь на тот момент обязательства подрядчика не были исполнены надлежащим образом и заказчик не мог знать достоверно будут ли они исполнены в ближайшее время, ведь заверения подрядчика сами по себе гарантией исполнения не являются. С другой стороны, в случае завершения работ подрядчиком, заказчик получит и результат работ, и дополнительную финансовую выгоду от выплаты ему банковской гарантии, не предусмотренную договором подряда. Опять же, если права на возмещение убытков у подрядчика не будет, то после выплаты банковской гарантии смысл завершать строительство будет отсутствовать, за исключением, пожалуй, репутационного.

В такой ситуации, я полагаю, что суд, все-таки, должен будет взыскать излишне полученные суммы банковской гарантии с бенефициара, учитывая, конечно, при вынесении решения степень добросовестности поведения сторон и убытки, понесенные бенефициаром в результате просрочки исполнения обязательств принципалом.

Подводя итог хотелось бы отметить, что хотя законодательно прямо и не закреплено, что банковская гарантия может выступать в качестве наказания за ненадлежащее исполнение обязательств, однако при практическом применении такую функцию банковская гарантия несомненно выполняет, хотя бы в виде временных и судебных затрат принципала при взыскании убытков по ст. 375.1 ГК РФ, что в очень часто может приводить к очень существенным, иногда фатальным потерям для принципала.

Учитывая принцип независимости банковской гарантии от основного обязательства, необходимо особо тщательно анализировать условия банковской гарантии перед заключением договора. А в случае, если принципал лишен возможности оказать влияние на условия банковской гарантии в момент заключения договора, что бывает довольно часто, анализировать условия банковской гарантии на предмет финансовых потерь с целью оценки рисков в случае возможного в будущем малейшего отклонения от условий договора по любым причинам. Как показывает практика, недооценка таких рисков часто приводит к банкротствам предприятий.

Суд указал, что неустойка за неисполнение надлежащим образом представленного требования бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии является собственной ответственностью гаранта и не ограничена суммой, на которую выдана гарантия


Один из экспертов указал, что перед ВС стоял вопрос толкования условий конкретной банковской гарантии, причем разночтения спорного пункта гарантии в данном случае вызваны его неудачной формулировкой. Другая считает, что основной проблемой являются разные подходы государственных заказчиков, а также контролирующих органов в сфере закупок и банков к содержанию банковских гарантий.

18 января Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС21-18234 по делу № А41-95103/2019, в котором рассмотрел вопрос о соответствии представленной обществом банковской гарантии требованиям законодательства о контрактной системе.

В феврале 2020 г. ГКУ г. Москвы «Дирекция по обеспечению деятельности организаций труда и социальной защиты населения города Москвы» сообщило о проведении электронного аукциона на выполнение работ по капитальному ремонту здания и территории государственного учреждения. Позднее ООО «СМУ 2703» было признано победителем электронного аукциона, в связи с чем заказчиком был размещен проект контракта с указанием цены, предложенной победителем электронной процедуры, с которым заключается контракт.

17 марта 2020 г. общество подписало доработанный проект контракта с заказчиком. В качестве обеспечения исполнения госконтракта обществом представлена банковская гарантия от 16 марта 2020 г., выданная ПАО «МТС-Банк». По условиям п. 2 банковской гарантии ее сумма составляет 11 млн руб., а в п. 9 документа установлено, что в случае неисполнения надлежащим образом представленного письменного требования бенефициара об уплате денежной суммы по гарантии в установленный срок гарант обязуется уплатить бенефициару неустойку в размере 0,1% от указанной в требовании суммы, подлежащей уплате, за каждый календарный день просрочки, начиная с календарного дня, следующего за днем истечения установленного гарантией срока оплаты требования. Кроме того, в п. 16.1 гарантии были предусмотрены случаи, когда она прекращает свое действие, в том числе при уплате гарантом бенефициару суммы, указанной в п. 2 гарантии.

В связи с несоответствием представленной банковской гарантии требованиям, содержащимся в извещении об осуществлении закупки, комиссией заказчика на основании ч. 9 ст. 31 Закона о контрактной системе было принято решение об отказе от заключения госконтракта с обществом и признании его уклонившимся от заключения контракта. Заказчик исходил из того, что условия представленной банковской гарантии ограничивают ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательств суммой, на которую выдана гарантия, поскольку не позволяют требовать от гаранта сумму неустойки после выплаты основной суммы банковской гарантии.

Комиссия заказчика при толковании условий спорной банковской гарантии пришла к выводу, что в случае наступления гарантийных обязательств, требующих выплаты всей суммы обеспечения и неустойки, предусмотренной в банковской гарантии, заказчик лишается возможности взыскания средств в полном объеме в связи с предусмотренным условием о прекращении действия гарантии.

Впоследствии «СМУ 2703» направило в Управление Федеральной антимонопольной службы по г. Москве жалобу на действия заказчика при проведении электронного аукциона, мотивированную несогласием с размещением протокола признания участника уклонившимся от заключения контракта. 27 марта 2020 г. по результатам рассмотрения жалобы антимонопольный орган признал жалобу необоснованной. Не согласившись с таким решением УФАС, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленное обществом требование. Апелляционный суд согласился с данным решением. Признавая недействительным решение антимонопольного органа, суды исходили из соответствия представленной банковской гарантии требованиям законодательства о контрактной системе и положениям документации об аукционе. Суды пришли к выводу о том, что неустойка за неисполнение надлежащим образом представленного требования бенефициара об уплате денежной суммы по гарантии в установленный срок, предусмотренная п. 9 гарантии, является неограниченной по сумме и не зависит от исполнения основного обязательства по банковской гарантии. Проверив текст банковской гарантии, суды признали его соответствующим положениям ГК РФ.

Кассация отменила судебные акты нижестоящих инстанций, отказав в удовлетворении заявления. Суд округа исходил из того, что представленная банковская гарантия не обеспечивает исполнение обязательств в полном объеме. При этом он отметил, что условия п. 16 гарантии ограничивают ответственность гаранта суммой гарантии, поскольку в случае наступления гарантийных обязательств, требующих выплаты всей суммы обеспечения и неустойки, предусмотренной в банковской гарантии, заказчик лишается возможности взыскания средств в полном объеме в связи с ограничениями, предусмотренными условиями банковской гарантии.

Суд кассационной инстанции указал, что при ознакомлении с формулировками п. 2 и 16.1 банковской гарантии у заказчика возникли обоснованные сомнения, которые в дальнейшем могут привести к спорам в исполнении гарантии и ущемлению его прав. Суд пояснил, что допустима ситуация, что в случае, если заказчик заявит требование о выплате суммы банковской гарантии, то размер неустойки также будет включен в сумму гарантии, по которой ограничена ответственность спорным условием. Учитывая изложенное, суд округа признал ошибочным вывод судов о том, что сумма неустойки не зависит от суммы основного обязательства.

Не согласившись с постановлением окружного суда, общество обратилось в Верховный Суд с жалобой, в которой просило отменить его, ссылаясь на существенное нарушение кассационным судом норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, Экономколлегия ВС указала, что согласно Закону о контрактной системе банковская гарантия должна быть безотзывной и должна содержать обязанность гаранта уплатить заказчику неустойку в размере 0,1% денежной суммы, подлежащей уплате, за каждый день просрочки. Несоответствие банковской гарантии упомянутому условию согласно ч. 6 ст. 45 указанного закона является одним из оснований для отказа в принятии банковской гарантии заказчиком, пояснил ВС.

ВС, ссылаясь на п. 2 ст. 377 ГК и разъяснения, данные в п. 19 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14, отметил, что вышеназванная неустойка является видом ответственности гаранта перед заказчиком за нарушение гарантом срока уплаты третьему лицу. Бенефициар вправе требовать ее уплаты от гаранта, необоснованно уклонившегося или отказавшегося от выплаты суммы по гарантии либо просрочившего ее уплату, вместо процентов, уточнил Суд.

Верховный Суд разъяснил, что вопреки выводам судов неустойка, предусмотренная п. 3 ч. 2 ст. 45 Закона о контрактной системе, является собственной ответственностью гаранта, она начисляется не в связи с неисполнением обязательств подрядчиком по госконтракту и, следовательно, по общему правилу не входит в сумму гарантии. «При этом по общему правилу собственная ответственность гаранта, в том числе в виде начисляемой ему неустойки, не ограничена суммой, на которую выдана гарантия. Иное может быть предусмотрено в банковской гарантии и только при соблюдении общих ограничений свободы договора», – отмечается в определении.

Верховный Суд обратил внимание, что данная позиция нашла отражение в п. 6 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением норм ГК о банковской гарантии (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. № 27) и сохраняет практикообразующее значение (Определение ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС19-25839).

Суды должны проверять обстоятельства участия бенефициара в заключении соглашения о выдаче банковской гарантии

Верховный Суд отметил, что при наличии признаков противоправности сделки по выдаче банковской гарантиинеобходимо выяснять осведомленность бенефициара об этом, а его участие в такой сделке не должно давать ему судебной защиты

ВС посчитал, что судами первой и апелляционной инстанций правомерно указано, что отсутствуют противоречия между п. 16.1 и 9 гарантии, поскольку прекращение гарантии в случае уплаты гарантом заказчику суммы, указанной в п. 2 гарантии, будет означать, что закончился срок для начисления гаранту неустойки, предусмотренной п. 9. Суд также указал, что как таковое условие п. 16.1 гарантии о прекращении ее действия с уплатой суммы гарантом бенефициару суммы, на которую выдана гарантия, воспроизводит текст подп. 1 п. 1 ст. 378 ГК и, следовательно, не может считаться противоречащим закону.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о соответствии закону гарантии, представленной обществом, неправомерности отказа заказчика от заключения госконтракта с обществом, неправомерности оспариваемого по настоящему делу решения антимонопольного органа, которым жалоба общества на решение заказчика была признана необоснованной, тогда как выводы арбитражного суда кассационной инстанции об обратном являются ошибочными. В связи с этим Верховный Суд отменил решение окружного суда, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Адвокат АБ Asterisk Родион Ларченко полагает, что перед Верховным Судом стоял вопрос толкования условий конкретной банковской гарантии. «Причем разночтения спорного пункта гарантии в данном случае вызваны не какой-то системной проблемой, а просто неудачной формулировкой», – отметил эксперт.

По мнению Родиона Ларченко, решению данного спора, предложенному Экономколлегией ВС, трудно возразить. Эксперт подчеркнул, что ранее ВАС РФ обоснованно указывал в обзоре, посвященном банковским гарантиям, что неустойка за просрочку банком исполнения по гарантии не входит в сумму гарантии, если в самой гарантии явным образом не предусмотрено иное. «Мы не видели самого текста гарантии, но, судя по процитированным формулировкам, из нее не следовало, что сумма гарантии включает неустойку банка. Поэтому при исполнении основного обязательства обязательство по уплате неустойки не прекращается. Неустойка лишь прекращает начисляться на будущее. Иное толкование явно противоречило бы воле сторон», – прокомментировал Родион Ларченко.

Руководитель группы практики антимонопольного регулирования Адвокатского бюро ART DE LEX Оксана Павлухина указала, что основной проблемой на сегодняшний день в рассматриваемом вопросе являются разные подходы государственных заказчиков, а также контролирующих органов в сфере закупок и банков к содержанию банковских гарантий.

Эксперт обратила внимание, что в Законе о контрактной системе и в Постановлении Правительства РФ от 8 ноября 2013 г. № 1005 содержится четкий перечень того, что должно быть и чего не должно быть в банковской гарантии, которая выдается для использования в сфере закупок. «Но банки при выдаче гарантий зачастую руководствуются не только положениями вышеуказанных правовых актов, но и общими нормами гражданского законодательства, а также специальными банковскими нормативами и регламентами, которые входят в противоречие с требованиями специального закупочного законодательства», – поделилась Оксана Павлухина.

В рассматриваемом случае размер неустойки не ограничен, неустойка будет начисляться гаранту за неисполнение им обязанности выплатить заказчику соответствующую сумму денежных средств до того дня, пока гарант (банк) не исполнит требование третьего лица (заказчика), уточнила эксперт.

Оксана Павлухина также привела примеры, где в банковской гарантии указано, что ответственность банка полностью ограничена суммой гарантии (Определение ВС РФ от 25 января 2018 г. № 307-КГ17-21042; постановление АС Московского округа от 24 декабря 2019 г. № Ф05-22925/2019 по делу № А40-62701/2019).

ВС счел, что требования, предъявленные гарантом в суде общей юрисдикции и в арбитражном суде, не конкурируют, а судам стоит рассматривать требования принципала и гаранта о взыскании с бенефициара убытков в рамках одного процесса


По мнению одного эксперта «АГ», перед ВС РФ был поставлен по-настоящему трудный теоретически и важный практически вопрос, а Суд правильно его разрешил. Другой назвал спорной позицию ВС относительно того, что удовлетворение требований банка к бенефициару, при наличии судебного акта о взыскании с принципала в пользу банка выплаченной суммы гарантии, не повлечет двойного взыскания. Третий считает, что в рассматриваемом случае можно говорить о «пробанковской» позиции, которая фактически не только расширяет для банков правовые механизмы для взыскания необоснованно выплаченной суммы банковской гарантии, но и увеличивает в интересах банков субъектный состав ответчиков.

26 октября Верховный Суд вынес Определение № 306-ЭС21-9964 по делу № А55-6005/2019 о взыскании с заказчика госконтракта, проигравшего в суде с генподрядчиком, денежных средств по банковской гарантии в пользу второй стороны спора и банка-гаранта.

В мае 2014 г. АО «Ракетно-космический центр «Прогресс (заказчик) и ООО «Спец Строй» (генподрядчик) заключили госконтракт на выполнение комплекса работ до ноября 2018 г. Общая стоимость договорных работ превысила 3 млрд руб. За выполнение работ генподрядчиком поручился Сбербанк, выдав заказчику-бенефициару банковскую гарантию на сумму свыше 610 млн руб. В целях обеспечения исполнения обязательства генподрядчика-принципала по выданной банком гарантии между ООО «Спец Строй» и Юрием Давыдовым был заключен договор поручительства.

Поскольку генподрядчик не выполнил свои договорные обязательства на 1 млрд руб., заказчик обратился в Сбербанк за выплатой денег по банковской гарантии. Гарант сначала отказался выполнять эту просьбу со ссылкой на то, что срыв контрактных работ произошел в связи с отсутствием их должного финансирования, а заказчик пытается ввести его в заблуждение по сумме обязательств принципала. Затем Сбербанк все же выплатил полную сумму банковской гарантии в адрес заказчика-бенефициара.

Далее Сбербанк обратился в суд общей юрисдикции с иском к Юрию Давыдову о возмещении платежа по банковской гарантии (дело № 2-1201/2019), ему удалось взыскать 62 млн руб.

В дальнейшем «Спец Строй» обратился в арбитражный суд с иском к «РКЦ «Прогресс» о взыскании задолженности по госконтракту в размере 58 млн руб. со ссылкой на то, что его действия не свидетельствуют о невыполнении договорных работ. В свою очередь, ответчик подал встречный иск за несвоевременное исполнение условий контракта (дело № А55-4803/2019).

Этот спор прошел все судебные инстанции, включая Верховный Суд, который отказался рассматривать кассационную жалобу АО «РКЦ «Прогресс». Судами было установлено, что ненадлежащее исполнение заказчиком своих встречных обязательств по контракту исключало возможность выполнения генподрядчиком своих обязательств в установленный контрактом срок. По итогам дела с заказчика в пользу генподрядчика была взыскана задолженность по контракту свыше 16 млн руб.

В связи с этим «Спец Строй» обратился в суд иском к АО «РКЦ «Прогресс» о взыскании убытков свыше 616 млн руб. со ссылкой на то, что предъявленное им требование о выплате денежных средств по банковской гарантии было необоснованным с учетом обстоятельств, установленных при рассмотрении дела № А55-4803/2019. В свою очередь, Сбербанк выступил третьим лицом, заявившим самостоятельные требования о взыскании с ответчика убытков в размере 551 млн руб.

Суд удовлетворил иск частично, взыскав с ответчика в пользу общества «Спец Строй» 610 млн руб. убытков. Со ссылкой на преюдицию судебного решения по предыдущему спору суд указал на незаконность требования заказчика (бенефициара) о выплате гарантии, поскольку обстоятельство, на случай которого она обеспечивала его интересы, не возникло. Отказывая банку в удовлетворении требования, суд указал на фактическую реализацию гарантом прав в связи с наличием вступившего в законную силу судебного решения по делу № 2-1201/2019 и отметил, что повторная попытка взыскания убытков фактически направлена на получение суммы, являющейся неосновательным обогащением.

Далее апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении иска. Таким образом, вторая инстанция сочла, что со стороны бенефициара отсутствовало ненадлежащее исполнение своих обязательств по контракту, следовательно, требование принципала является необоснованным. В свою очередь, окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции.

В кассационных жалобах в Верховный Суд Сбербанк и «РКЦ «Прогресс» со ссылкой на существенные нарушения нижестоящими судами норм материального права просили отменить их судебные акты.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что сам институт банковской гарантии направлен на обеспечение бенефициару возможности получить исполнение максимально быстро, не опасаясь возражений принципала-должника, когда бенефициар полагает, что наступил срок исполнения обязательства либо иные обстоятельства, на случай наступления которых выдано обеспечение.

В рассматриваемом деле, как отметил ВС, факт отсутствия вины ООО «Спец Строй» в нарушении условий госконтракта был установлен вступившим в законную силу решением суда по делу № А55-4803/2019. С этого момента принципал получил право требовать взыскания с бенефициара убытков, связанных с реальным возмещением затрат гаранту (ст. 375.1 ГК РФ). Однако эти обстоятельства, в силу правовой природы независимой гарантии, принципов разумности, справедливости, процессуально-правовой экономии, наделяют правом аналогичного требования и гаранта в качестве лица, которое понесло реальные убытки в связи с выплатой по гарантии и исключительно право собственности которого в действительности нарушено. Иной подход будет необоснованно освобождать бенефициара от ответственности перед гарантом как лицом, понесшим реальные убытки в результате выплаты по гарантии в связи с необоснованным требованием бенефициара, что приведет к длительному и неэффективному судебному разбирательству.

Верховный Суд пояснил, что требования, предъявленные гарантом в суде общей юрисдикции и в рамках рассматриваемого дела, не являются конкурирующими исками. «Указанные требования предъявлены к лицам, нарушившим интересы гаранта по самостоятельным основаниям и отвечающим перед гарантом до полного восстановления его права собственности. В целях защиты указанного права гарант вправе использовать любые гарантированные ему законом способы защиты. Суды при этом обладают правомочиями по оценке соразмерности присуждаемых сумм объему нарушенного права и пресечению возможного фактического двойного взыскания, – отмечено в определении ВС РФ. – В подобных случаях судам целесообразно рассматривать требования принципала и гаранта о взыскании с бенефициара убытков в рамках одного процесса, в случае необходимости – объединять дела в порядке, установленном процессуальным законодательством. Гарант при этом наделяется правом требования убытков, составляющих сумму выплаты по банковской гарантии, за исключением суммы, выплаченной принципалом гаранту в порядке п. 1 ст. 379 ГК, и/или суммы, выплаченной гаранту поручителем в рамках соответствующих правоотношений».

Верховный Суд добавил, что такие действия не будут являться попыткой двойного взыскания, а лишь являются справедливым правовым механизмом, с помощью которого гарант может защитить свои права и взыскать с недобросовестного бенефициара убытки в виде разницы между выплаченной суммой по банковской гарантии и суммой, выплаченной банку принципалом или его поручителем. Принципал же обладает правом требования о взыскании с бенефициара убытков в свою пользу в той части, в которой такие требования соответствуют фактически исполненной им в пользу гаранта обязанности.

В связи с этим ВС счел, что требования «Спец Строй» о взыскании с АО «РКЦ «Прогресс» убытков в размере выплаты по гарантии не являются обоснованными, поскольку фактические убытки, связанные с необоснованными действиями бенефициара, составляют сумму, взысканную в пользу банка в рамках исполнения решения суда по делу № 2-1201/2019. Соответственно, Сбербанк справедливо указывал на наличие оснований для взыскания с АО «РКЦ «Прогресс» убытков, причиненных вследствие необоснованного предъявления требований по банковской гарантии, за вычетом суммы, полученной в рамках вышеуказанного гражданского дела. Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Юрист INTELLECT Андрей Макаров отметил, что Верховный Суд обратил внимание на необходимость разрешения вопроса относительно добросовестности действий бенефициара по независимой гарантии при предъявлении соответствующего требования гаранту: «Эта позиция сводится к тому, что независимая гарантия не может быть способом получения бенефициаром обогащения при ненадлежащем исполнении принятых на себя обязательств».

Эксперт назвал спорной позицию Верховного Суда относительно того, что удовлетворение требований банка к бенефициару, при наличии судебного акта о взыскании с принципала в пользу банка выплаченной суммы гарантии, не повлечет двойного взыскания. «Исходя из текста определения ВС РФ, судебные акты о взыскании денежных средств с принципала и его поручителя вступили в законную силу, следовательно, у банка есть возможность получить указанную сумму от принципала или его поручителя, что и было сделано банком в части. Таким образом, при вынесении решения по настоящему делу о взыскании с бенефициара в пользу банка денежных средств у банка будет два судебных акта в отношении одной гарантии, что действительно может повлечь двойное взыскание в пользу банка», – убежден Андрей Макаров.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко полагает, что перед ВС был поставлен по-настоящему трудный теоретически и важный практически вопрос, а Суд правильно его разрешил. «Конкуренцию требований принципала и гаранта к бенефициару ВС решил в пользу гаранта. Он может взыскать с бенефициара выплаченное последнему, но если гарант что-то получил от принципала или его поручителя, то взыскание с бенефициара уменьшается на суммы полученного. Принципал может взыскать с бенефициара только сумму фактически выплаченного гаранту или поручителю, исполнившему обязательство принципала перед гарантом. Таким образом, спорная ситуация получает гармоничное и справедливое разрешение, устанавливается разумный баланс интересов всех сторон, при котором каждая из них взыскивает ровно столько, сколько она потеряла», – заключил он.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар отметил, что в данном конкретном случае логика Верховного Суда РФ понятна – Суд фактически определяет, каким образом необходимо взыскивать с бенефициара неосновательно полученную им сумму выплаты по банковской гарантии. «Механизм распределения возникших у принципала и гаранта убытков, по мнению высшей судебной инстанции, должен выглядеть следующим образом: гарант получает право компенсировать убытки в размере, равном разнице между выплаченной бенефициару суммой банковской гарантии и суммой, фактически полученной гарантом в порядке возмещения от принципала. При этом сам принципал вправе рассчитывать на сумму, которую он возместил гаранту», – пояснил он.

По словам эксперта, в рассматриваемом случае можно говорить о «пробанковской» позиции, которая фактически не только расширяет для банков правовые механизмы для взыскания необоснованно выплаченной суммы банковской гарантии, но и увеличивает в интересах банков субъектный состав ответчиков, к числу которых, помимо принципала, исходя из высказанной позиции Суда, относится и сам бенефициар в части компенсации им недополученной гарантом от принципала суммы возмещения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: