Сбербанк монополист или нет

Обновлено: 18.07.2024

Проблема комиссий за внутрибанковские переводы, в первую очередь лидера рынка Сбербанка, на которую активно жалуются граждане, может быть решена. По итогам анализа рынка денежных переводов физлиц ФАС, ЦБ и Минфина такие комиссии признаны недопустимыми, а Сбербанк по сути признан монополистом с долей 94% всех переводов, пишет «Коммерсант».

Объектом анализа стал сегмент переводов денежных средств с банковских счетов (текущих и карточных) на банковские счета граждан посредством удаленных каналов, то есть с помощью сайта банка, интернет-банка и мобильных приложений.

Исследование показало, что комиссии, взимаемые при межбанковских переводах, выступают барьерами для смены банка потребителями и перевода средств в другую кредитную организацию. При этом рынок характеризуется высокой концентрацией, отмечается в анализе, фактически на нем есть один монополист — Сбербанк. По данным отчетности кредитных организаций на первое полугодие 2018 года, он осуществил 94% переводов. Доля банка на карточном рынке и рынке средств физлиц существенно ниже — 66% и 45,5% соответственно. На остальных участников рынка (с учетом банковских групп — 229) приходится лишь 6% рынка банковских розничных денежных переводов.

Исходя из анализа жалоб, граждан больше всего волнует практика взимания комиссий при внутрибанковских межрегиональных переводах. Какие именно банки взимают такие комиссии, в исследовании не указано. Однако из крупных кредитных организаций публично известно только о подобной практике Сбербанка — его клиенты массово рассказывают о ней как в соцсетях, так и на профильных банковских форумах. Согласно информации на сайте банка, вне одного региона внутренний перевод через удаленные каналы обойдется клиенту в 1%, но не более 1 тыс. рублей. В исследовании такая практика называется недопустимой, поскольку установление различных комиссий за внутрибанковский перевод в пределах одного региона и вне его свидетельствует о «межрегиональной дискриминации потребителей».

По итогам анализа подготовлен доклад, направленный в правительство. В нем с учетом согласованных позиций ЦБ, Минфина и ФАС предложено на законодательном уровне закрепить две ключевые нормы. Во-первых, установить требование о том, что размеры комиссии за внутри- и межрегиональные переводы в рамках одной кредитной организации должны быть равны. То есть если банк не взимает комиссию за переводы по картам, выпущенным в Москве, то и на межрегиональном уровне не должен. Вторая норма — чтобы обеспечить его развитие и конкурентную среду, предлагается законодательно закрепить обязанность всех банков присоединиться к создаваемой ЦБ системе быстрых платежей (СБП). Предельное значение тарифов в СБП установит регулятор, но в диапазоне 0,5—3 рублей за трансакцию.

В случае реализации предложенных мер пострадает в первую очередь Сбербанк: он рискует лишиться комиссионных доходов не только от внутрибанковских межрегиональных переводов, но и существенной части межбанковских, резюмирует издание.

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Центробанк, ФАС и Минфин признали Сбербанк монополистом на рынке банковских переводов с долей 94% и предложили зафиксировать их равную стоимость вне зависимости от региона.

К изучению ведомства подтолкнуло распоряжение правительства от 16 августа прошлого года, когда кабмин утвердил план мероприятий по развитию конкуренции на 2018–2020 годы. «Под прицелом» Банка России, Федеральной антимонопольной службы (ФАС) и Министерства финансов оказались переводы денежных средств с банковских счетов, как текущих, так и карточных, на банковские счета граждан посредством удаленных каналов. То есть с помощью сайта банка, интернет-банка и мобильных приложений.

Как показало исследование, комиссии, взимаемые при межбанковских переводах, выступают барьерами для смены банка потребителями и перевода средств в другую кредитную организацию. При этом рынок характеризуется высокой концентрацией, отмечается в анализе.

Фактически же на нем один монополист – Сбербанк. По данным отчетности кредитных организаций на первое полугодие 2018 года, он осуществил 94% переводов. При этом доля банка на карточном рынке и рынке средств физических лиц существенно ниже – 66% и 45,5% соответственно.

На остальных участников рынка с учетом банковских групп, – а их 229, –приходится лишь 6% рынка банковских розничных денежных переводов.

Естественно, что граждан больше всего волнует практика взимания комиссий при внутрибанковских межрегиональных переводах.

Какие именно банки взимают такие комиссии, в исследовании не указано. Однако из крупных кредитных организаций публично известно только о подобной практике Сбербанка: его клиенты массово рассказывают о ней не только в социальных сетях, но и на профильных банковских форумах.

В ВТБ, Газпромбанке, Альфа-банке, Тинькофф-банке, «Русском стандарте» и «Открытии» заверили, что не взимают комиссии при внутрибанковских переводах вне зависимости от региона. В Сбербанке же от комментариев отказались.

Тем не менее, согласно информации на сайте банка, вне одного региона внутренний перевод через удаленные каналы обойдется клиенту в 1%, но не более 1 тыс. руб.

В исследовании ЦБ, ФАС и Минфина подобную практику назвали недопустимой, поскольку установление различных комиссий за внутрибанковский перевод в пределах одного региона и вне его свидетельствует о «межрегиональной дискриминации потребителей».

Доклад, подготовленный по итогам, направлен в правительство. В нем с учетом согласованных позиций ведомств предложено на законодательном уровне закрепить две ключевые нормы. Во-первых, установить требование о том, что размеры комиссии за внутри- и межрегиональные переводы в рамках одной кредитной организации должны быть равны. То есть если банк не взимает комиссию за переводы по картам, выпущенным в Москве, то и на межрегиональном уровне не должен.

Вторая норма более значимая для всего рынка: чтобы обеспечить его развитие и конкурентную среду, предлагается законодательно закрепить обязанность всех банков присоединиться к создаваемой регулятором системе быстрых платежей (СБП).

Ранее сообщалось, что в СБП предельное значение тарифов установит Центробанк, но в диапазоне 0,5–3 руб. за трансакцию.

Как уточнили в Белом доме, пока официального ответа правительства на доклад нет. Но, по словам источников, знакомых с ситуацией, «очевидно, что предложения достаточно проработаны и будут поддержаны».

В случае реализации предложенных мер пострадает в первую очередь Сбербанк.

«После запуска СБП, которую поддерживают все крупнейшие банки, кроме монополиста, необходимость в системах переводов отдельных игроков отпадет. Соответственно, Система быстрых переводов снимет проблему размера комиссий. Мы очень приветствуем эту инициативу», –прокомментировали в Тинькофф-банке.

Согласны с этим и в Газпромбанке: «СБП – сервис национальной платежной системы. Если международные платежные системы обязывают своих участников поддерживать определенные сервисы, то почему это правило не должно действовать в рамках национального платежного пространства?», – задаются вопросом представители финансовой организации.

В любом случае, по мнению экспертов, инициатива даст клиентам возможность активно пользоваться услугами того банка, который они считают максимально удобным, а не того, в котором получают зарплату или другие выплаты.

А что вы знаете про сбербанк? Большинство людей на этот вопрос ответит, что это государственный и самый крупный банк России. Президент и Председатель правления — Герман Оскарович Греф.

Из этой статьи вы многое узнаете о нем. Эта та информация, которую не разглашают, а, даже можно сказать, прячут. Вы узнаете, на кого же в действительности работает Герман Греф.

Ну а пока поговорим о Сбербанке.

Не поспоришь с тем, что это самый крупный банк в России. Он всегда занимает первую строчку рейтинга среди банков.

Но совсем недавно, в 2016 году, он занимал третье место среди самых дорогих публичных компаний по капитализации.

В 2017 году он уже был на втором месте.

А в 2018 году он вышел на первое место.

Хороший результат, не правда ли?

В рейтинге по выручке последние три года Сбербанк занимает четвертое место.

А вот то, что Сбербанк является государственным, люди глубоко ошибаются. Верят телевизору, экспертам и СМИ, которые целенаправленно врут и вводят в заблуждение.

Например газета «Коммерсантъ» пишет, что Сбербанк — это Российский госбанк.

Об этом пишут «Известия», что Сбербанк — это госбанк.

ТАСС также утверждает, что сбер — это госбанк.

То, что Сбербанк является госбанком, пишут даже на сайте Президента России. То есть власть так же врет, что Сбербанк — это государственный банк.

Зайдем на сайт Сбербанка, в раздел « Акционерам и инвесторам ». Далее – « Акции » и « Структура акционерного капитала ».

И что же мы видим? Здесь размещена информация об акциях Сбербанка. Давайте посмотрим, кто же владеет акциями.

Банк России имеет 50% и плюс еще одна акция.

Юр. лица нерезиденты — 45,64% (Это иностранные компании, или одна иностранная компания, и они владеют почти половиной акций Сбербанка.

Юр.лица резиденты — имеют 1,52% (Это Российские компании, или компания).

Ч астные инвесторы — имеют 2,84%.

Как вы видите, государства среди компаний нет.

Сбербанк почти целиком принадлежит иностранцам, а именно на 95,64% .

Вы можете подумать, что Банк России – это Государственный банк, принадлежит России или контролируется ею. Но это не так.

Заходим на официальный интернет – портал и открываем Конституцию. Статья 75 ч.2.

И что же мы видим? Оказывается, Центральный банк не зависит от государственной власти.

В Законе «О Центральном Банке» в статье 1 также прописано, что функции полномочия Банк России осуществляет независимо.

А вот статья 2 еще интереснее. Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России не отвечает по обязательствам государства.

Центробанк — это частный, неподконтрольный России банк . Он исполняет указания Международного Валютного Фонда.

В сентябре 2018 года Набиулина слетала в США и выступила с докладом на Конференции МВФ в Вашингтоне. Выступление закончилось аплодисментами.

А по возвращении, она объявила о повышении ключевой ставки.

А через три месяца Центробанк повышает ключевую ставку еще раз.

Набиулина в точности выполняет указание МВФ.

Также не верьте новостям, которые радостно сообщают нам о том, что Россия вошла в золотую пятерку по запасам золота в международных резервах.

Золото это не России, а Центробанка, и Россия не может на него претендовать (Статья 2 ФЗ «О Центральном Банке).

Центробанк независим и никому не подчиняется. Сказку о том, что В.Путин хочет национализировать Центробанк, начали рассказывать еще в 2000 году. Но воз и ныне там. Рассказывают эту сказку 19 лет, и будут рассказывать еще столько же.

Но вернемся к Сбербанку.

Как вы думаете, какое отношение Герман Греф имеет к Американскому финансовому холдингу JPMorgan CHASE & Co, активы которого превысили 2,5 миллиарда долларов?

Оказывается, Герман Греф состоит в Международном Совете JPMorgan .

А вот и документы с официального сайта JPMorgan .

Здесь указана информация о холдинге, заместителях председателя, совете директоров, консультативном совете и других должностных лицах. А также, здесь представлены члены международного совета.

Документ от 31 декабря 2012 года.

И среди членов совета значится Герман Греф. Красивенько получается!

А теперь посмотрим на сайте Сбербанка биографию Германа Грефа. Ну, конечно же, информации о том, что Греф член международного совета JPMorgan CHASE & Co здесь вы не найдете.

А иначе может пошатнутся вера в то, что Сбербанк государственный банк. Этой информации вы не найдете даже в Википедии.

За какие такие заслуги перед иностранным финансовым холдингом Грефа избрали в совет? Остается только догадываться. Возможно, что половиной Сбербанка владеет JPMorgan?

И в заключении давайте посмотрим, какую ставку по ипотеке предлагает Сбербанк в России и в странах Европы.

В России ипотеку на готовые квартиры Сбербанк предлагает от 10,2%. И это только в рамках для молодых семей. Для остальных ставка выше.

А теперь посмотрим, какие ставки Сбербанк предлагает в «загнивающей» Европе.

Пользуюсь Сбербанком давно, как, наверное, и многие - по необходимости. Сбербанк никогда не был лучшим, но был просто нормальным и удобным банком, карты и счета в котором есть у всех. Именно из-за этого я им и пользовался - в основном из-за возможности быстрых переводов денег с карты на карту практически любому.

Так вот, для этих целей я все время использовал карту Maestro Momentum R - безымянная карта, которая выдается сразу при обращении в офис. Довольно удобно, основные задачи выполняет. Но есть и минусы, например, нельзя привязать к Apple Pay, или не везде в интернете принимают Маэстро (там на 2 цифры больше, чем в номере обычной карты).

И вот срок действия моей карты подходит к концу, хочу заказать новую, и с радостью узнаю из приложения, что банк предлагает сейчас замечательное решение как раз для моего случая - Цифровую карту (иначе Digital), которая не имеет физического носителя, только счет и номер, и ее можно привязать к телефону для оплаты. Шикарно, и что важно - бесплатно.

Разумеется я попытался заказать такую карту из приложения, и. Мне отказали. Без объяснения причин - попросили обратиться в офис. Ладно, пошел в офис, там меня гоняли от окошка к окошку более 1 часа, и в итоге не смогли разобраться, почему, и администратор отделения сказал мне, что по условиям они могут отказать без объяснения причин, что они и делают. Мол - идите лесом.

Ладно, попытался заказать карту Моментум - тоже отказали. Тоже без конкретной причины. Пытался заказать любую другую карту - отказ.

Потом звонил в банк, там создали обращение, сказали, что причин для отказа нет, пообещали разобраться. Я подумал, ну ладно, может если не разберутся, то хотя бы причину назовут. Прошло несколько дней, пришло СМС, в котором меня опять послали без объяснения причин, хотя обещали позвонить и все рассказать. Пришло опять "мы вам отказываем без объяснения причин". Это выглядит как "вы нам просто не нравитесь и все".

У меня по счетам проходят довольно крупные суммы, я активно пользуюсь картами, исправно плачу кредит (в том же Сбербанке), у меня хорошая кредитная история и нет проблем с другими банками, я никогда не нарушал каких-либо правил Сбербанка, или любого другого банка. У меня примерно 5 карт различных банков, которыми я регулярно пользуюсь.

Я не понимаю, почему, когда человек приходит и хочет остаться вашим клиентом (хоть и вынужденно), ему отказывают без объяснения причин? Это как минимум неуважение, не указывать причину. А еще большее неуважение мурыжить клиента более часа в офисе, чтобы все равно послать. И обещать разобраться оп телефону, чтобы через несколько дней опять послать.

Очень странная политика у банка, который не понимает всей важности брендинга, репутации и лояльности клиентов. Да и конкурентов у вас меньше не становится, мы с каждым годом все дальше и дальше от модели СССР и скоро люди перестанут пользоваться чем-то по необходимости, с каждым днем все больше людей выбирают банки именно по качеству, надежности, отзывам и услугам. По всем параметрам, кроме, разве что, надежности, Сбербанк проигрывает. И, судя по всему, ему на это наплевать.

Также как и на тысячи других клиентов, которым банк блокирует счета без причин. Сам я с подобным не сталкивался, но знакомых много от подобного пострадало, знаю информацию "из первых уст", так сказать.
В общем жаль, что Сбербанк ведет себя как монополист, при том, что это уже далеко не так, и с каждым годом все более не так.

Процесс скупки Сбербанком крупнейших платформ Рунета стал заметен еще в прошлом году, а в последние месяцы на фоне проблем, которые большинство российских компаний испытывают в связи с новым экономическим кризисом, этот тренд стал еще более заметен. Для понимания масштаба происходящего — краткая выборочная хронология событий.

Месяц назад агентство Reuters со ссылкой на собственные источники сообщало и об интересе Сбербанка к покупке крупного пакета акций (до 30%) онлайн-магазина Ozon — третьего по выручке в этом сегменте в России. В качестве механизма вхождения в его капитал, по данным Reuters, является дополнительная эмиссия акций Ozon, после чего Сбербанк смог бы стать третьим крупнейшем совладельцем платформы вместе с АФК «Система» Владимира Евтушенкова и все тем же фондом Baring Vostok.

Эта новость появилась незадолго до того, как Сбербанк объявил о «разводе» с еще одним гигантом Рунета — компанией «Яндекс». Судя по официальному релизу Сбербанка, выход из партнерства, продолжавшегося с 2013 года, окажется для него исключительно выгодным. Продажа «Яндексу» 45% в компании Yandex.Market B.V. (бренды «Яндекс.Маркет», «Беру», «Суперчек» и др.) за 42 млрд рублей должна принести Сбербанку чистую прибыль около 20 млрд рублей, а одновременно Сбербанк с существенным дисконтом к рыночной стоимости — всего примерно за 2,4 млрд рублей — выкупил 25-процентную долю в компании «Яндекс.Деньги» — теперь этот сервис полностью принадлежит Сбербанку. Как пояснил глава Сбербанка Герман Греф, раздел активов понадобился в связи с тем, что «между экосистемами Сбербанка и „Яндекса“ существует сильная конкуренция, которая создает проблемы».

Об истинных масштабах «экосистемы» Сбербанка можно только догадываться — одно только вхождение в капитал Rambler Group обеспечило ему доступ к 56 млн уникальных пользователей цифровых активов холдинга. Учитывая подобный охват аудитории, не требуются даже небезызвестные конспирологические гипотезы, связанные со Сбербанком, — априори понятно, что Сбербанк фактически устанавливает монопольный контроль над российской сферой цифровых услуг. И это направление экспансии лежит вне компетенций регулятора финансового рынка — Банка России, а благосклонность к Сбербанку антимонопольных органов не вызывает никаких сомнений.

При этом в «экосистему» Сбербанка втягиваются и бизнесы, которые отнюдь не ассоциируются с приставкой «эко». Например, в мае прошлого года Сбербанк через цепочку аффилированных компаний стал владельцем 80% Антипинского НПЗ в Тюменской области — крупнейшего независимого нефтеперерабатывающего актива в стране. Вхождение Сбербанка в капитал предприятия состоялось после того, как оно оказалось на грани банкротства в связи с огромной долговой нагрузкой (основным кредитором Антипинского НПЗ, как можно легко догадаться, являлся Сбербанк), а в отношении его бывшего основного владельца Дмитрия Мазурова были возбуждены уголовные дела. В дальнейшем среди владельцев завода появились структуры, связанные с Государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR), а Сбербанк подал в отношении компаний Мазурова многомиллиардные иски. Кроме того, в ноябре прошлого года компания «Сбербанк инвестиции» стала владельцем Афипского НПЗ в Краснодарском крае — еще одного предприятия из сферы интересов Мазурова, которое теперь контролирует группа «Сафмар» Михаила Гуцериева.

Этот очень беглый и далеко не полный обзор активности Сбербанка в сфере слияний и поглощений наводит на логичный вопрос: за чей счет весь этот банкет?

Ответ на него просматривается в опубликованных в начале мая материалах Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), посвященных Сбербанку. В них, в частности, приводятся данные об условиях привлечения Сбербанком средств населения, которые являются более выгодными в сравнении с прочими участниками банковского рынка: «Данные средства, составляя наибольшую долю в обязательствах банка (около 56%), являются фактором поддержания стабильно высокого значения чистой процентной маржи (NIM). По расчету АКРА, по итогам 2019 года она составила 5,3% при среднерыночном показателе на уровне около 4% за аналогичный период».

Несмотря на очевидно непривлекательные ставки депозитов в сравнении с многими другими ставками, Сбербанк неуклонно наращивает портфель вкладов населения. По данным «Банки.ру», с конца прошлого года по нынешний май он увеличился почти на 5%, с 12,9 трлн до 13,5 трлн рублей. Для сравнения, объем вкладов физлиц во втором по этому показателю среди российских банков ВТБ на 1 июня составлял 4,3 трлн рублей.

Как следствие, Сбербанк имеет возможность извлекать гигантскую чистую прибыль как в абсолютных, так и в относительных показателях. «Доминирующее положение на российском банковском рынке позволяет Сбербанку задавать более выгодные для него ориентиры по ценовым условиям основных активных и пассивных операций. В 2019 году доля Сбербанка в прибыли всего банковского сектора РФ в сравнении с предыдущим годом снизилась и составила около 40%, однако мы ожидаем роста данного показателя по итогам 2020 года на фоне прогнозируемого общего снижения объемов банковской прибыли», — указывают аналитики АКРА, и пока их прогноз подтверждается текущими фактами.

По данным свежего исследования агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР), в мае по сравнению с апрелем прибыль российских банков (без учета санируемых) упала в три раза, с 35,5 млрд рублей до 12,2 млрд, а без учета результатов неизменно прибыльного Сбербанка система вообще сработала в минус, показав в мае убыток в 33 млрд рублей против апрельской прибыли в 24 млрд. В мае балансовый убыток зафиксировали 163 банка против апрельских 140. Возобновившиеся в последние дни отзывы банковских лицензий свидетельствуют о продолжении тренда на монополизацию российского банковского сектора — нынешний кризис переживут далеко не все кредитные организации, а воспользуются этим, естественно, «крупные рыбы».

В июне, следует из недавнего релиза Сбербанка, его чистая прибыль составила 62,3 млрд рублей, а за все первое полугодие достигла 337,5 млрд рублей. Это заметно меньше, чем за тот же период прошлого года (444,2 млрд рублей, по данным «Банки.ру»), но прибыль других российских банков (тех, у которых она еще остается) даже близко не сопоставима с этими показателями, к тому же у Сбербанка с недавних пор появились новые возможности поддерживать свою прибыль.

Результат очередного проявления комиссионной самодеятельности не заставил себя ждать: чистый комиссионный доход Сбербанка за первое полугодие вырос на 7,4% год к году до умопомрачительных 227,5 млрд рублей — как пояснили в банке, в основном это произошло в результате увеличения чистых доходов от расчетно-кассовых операций на 14,8% и двукратного роста доходов от брокерского обслуживания. За первое полугодие доходы Сбербанка только от комиссий за переводы составили 31 млрд рублей, хотя тенденция к их росту наблюдалась и раньше. Как следует из аналитики АКРА, в 2017—2019 годах доля чистых комиссионных доходов в структуре операционных доходов Сбербанка до создания резервов выросла с 21,8% до 26%. В целом причина этого понятна: комиссии приносят банкам гораздо более простой и гарантированный доход, чем кредитование российской экономики.

В первом квартале количество киберпреступлений в России выросло на 83,9%, а общие потери российской экономики от киберпреступлений в 2020 году могут составить порядка 3,5 трлн рублей — примерно на триллион больше, чем годом ранее, заявил несколько дней назад зампред правления Сбербанка Станислав Кузнецов. Причина происходящего, по его мнению, очевидна: рост киберпреступности спровоцировала пандемия коронавируса. Однако подобная аргументация выглядит, мягко говоря, неубедительно, учитывая то, что до середины марта, то есть практически до конца первого квартала, коронавирус почти не влиял на повседневную жизнь россиян.

Размах цифрового рвения банкиров и чиновников определенно не соответствует и тому, что можно назвать цифровой культурой населения — и откуда ей, спрашивается, взяться, если самой моде на цифровизацию среди российской элиты без году неделя? Отсюда, собственно, и пресловутые конспирологические гипотезы об истинных целях цифровизации и «чипизации», хотя ставить неудобные вопросы определенно нужно в несколько иной плоскости. Тотальная цифровизация, особенно в российском ее исполнении, определенно являет собой нечто прямо противоположное тому представлению о глобальной сети, которое было у ее отцов-основателей, видевших в интернете и новых ИТ-технологиях возможность для большего равенства людей.

Поэтому стремительное наступление цифрового тоталитаризма финансовых «экосистем» неизбежно поставит вопрос о том, по-прежнему ли возможна и в каких формах сетевая демократия. Пока единственным спонтанным популярным ответом на цифровое наступление, похоже, остается уход в старый добрый кэш — в разгар коронавирусного карантина спрос на наличность в России достиг рекордного уровня: по данным ЦБ, в середине мая с банковских счетов в среднем снималось 10−50 млрд рублей в день. Силы отдельно взятых банковских клиентов и организованной машины цифровизации определенно неравны, но это вовсе не значит, что ее возможности тотального контроля безграничны.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: