Сибур какой банк обслуживает

Обновлено: 12.07.2024

Российские «Сибур», ВТБ и «Газпром», а также бизнесмен Юрий Мильнер фигурируют в материалах о деятельности офшоров, опубликованных в воскресенье Международным консорциумом журналистских расследований (ICIJ), который финансируется, в частности, одним из фондов Джорджа Сороса.

По их данным, «Сибур» является партнером транспортной компании Уилбура Росса, министра торговли США, а ВТБ и «Газпром» принимали участие в финансировании сделок Мильнера по приобретению долей в Facebook и Twitter.

В документах говорится, что один из крупнейших клиентов Navigator — нефтехимическая компания «Сибур», с которой Navigator с 2014 года получил 68 млн выручки. Интерес международного консорциума к этой компании вызван тем, что среди держателей акций «Сибура» находятся предприниматели Кирилл Шамалов и Геннадий Тимченко, попавшие в санкционный список США, отмечается в материале ICIJ.

По данным консорциума, министр финансов США начал осуществлять инвестиции в Navigator в 2011 году, а в 2012-м вошел в состав директоров компании, но в 2014 году его сменил Венди Терамото, в 2017 году возглавивший его аппарат в министерстве.

Представитель американского Минторга Джеймс Рокас заявил ICIJ, что Росс вошел в совет директоров Navigator уже после того, как компания начала работать с «Сибуром», и никогда не встречался с Шамаловым, Тимченко или Леонидом Михельсоном, основным акционером «Сибура». Рокас также отметил, что Росс не участвует ни в каких вопросах, имеющих отношение к трансокеанским грузовым судам, и кроме того, глава Минторга США всецело поддерживает антироссийские санкции Белого дома.

Американский сенат неоднократно спрашивал Росса о наличии деловых связей с Россией, когда его кандидатура была вынесена на обсуждение для утверждения на пост министра. В основном вопросы касались его работы в Банке Кипра. Однако Росс не стал отвечать на последовавшее затем отдельное письмо пяти сенаторов из демократической партии.

Журналисты также представили информацию о российском предпринимателе Юрии Мильнере, у которого, согласно консорциуму, есть доли в американских соцсетях Facebook и Twitter. Как сообщается в публикуемых данных, российский банк ВТБ выделил инвестиционному фонду Мильнера DST Global 191 млн долларов, чем помог в покупке доли в Twitter (2011).

Сам Мильнер дал интервью New York Times (входит в ICIJ), в котором подтвердил, что ВТБ участвовал в финансировании сделки. При этом предприниматель отметил, что из российских государственных институтов его фирма получила лишь 5% средств. По словам Мильнера, ВТБ выступил пассивным инвестором, а сделку организовал сам DST Global, так что банк не получил никакого влияния на Twitter.

Бизнесмен также добавил, что бумаги ВТБ торгуются на фондовой бирже в Лондоне и что банк уже осуществлял инвестиции в Кремниевой долине.

ВТБ, согласно данным консорциума, подтвердил ICIJ и его партнерам свое участие в этой сделке. Банк заявил, что «прибыльно продал свою долю в компании». ВТБ подчеркнул, что является «исключительно коммерческим банком» и у него «никогда не было каких бы то ни было политически мотивированных сделок».

Кроме того, консорциум заявил об участии дочерней компании «Газпрома» Gazprom Investholding в офшорной компании, совместно с DST Global вложившейся в Facebook. Мильнер рассказал журналистам, что ему об этом сотрудничестве не было известно до обращения ICIJ и его партнеров.

В Gazprom Investholding консорциуму сообщили, что на самом деле давали средства офшорной компании Kanton Services, однако опровергли «участие российских чиновников».

Юридическая компания Appleby заявила в конце октября, что произошла утечка данных ее клиентов. Руководство компании ответило на запрос американского консорциума ICIJ и связанных с ним СМИ. Журналисты обращались к фирме за комментариями насчет попавших в их распоряжение документов об операциях компании и ее клиентов. Appleby тогда рассказала, что провела тщательное и обширное расследование предположений и не нашла каких-либо доказательств нарушений со стороны компании или ее клиентов.

Ранее располагающийся в столице США консорциум ICIJ совместно с рядом международных СМИ обнародовал данные о деятельности офшорных компаний, в которых говорится о 120 политиках, включая премьер-министра Канады Джастина Трюдо, членов администрации президента США Дональда Трампа, двор королевы Великобритании Елизаветы II, а также компании Apple и Uber.

Консорциум ICIJ уже опубликовывал «панамские документы» с данными об офшорных счетах ряда действующих и бывших мировых политиков. Позже WikiLeaks сообщила, что обнародование «панамских документов» нацелено на Россию и бывший Советский Союз и финансируется Агентством США по международному развитию и Джорджем Соросом.

Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ), финансируемый, в частности, одним из фондов Джорджа Сороса, совместно с рядом международных СМИ опубликовал в воскресенье материалы о деятельности офшорных компаний в мире, в которых упоминаются 120 политиков, в том числе премьер Канады, члены администрации Дональда Трампа, двор Елизаветы II, а также компании Apple и Uber.

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

О том, что Михельсон покупает «Сибур холдинг», Газпромбанк объявил в декабре 2010 г. До сих пор сумма сделки не раскрывалась. Банк лишь сообщал в конце года, что «текущая оценка» «Сибура» — более 225 млрд руб. без учета долга (43 млрд руб. на конец 2009 г.).

Как выяснилось в пятницу, «Сибур» обойдется Михельсону примерно в 150 млрд руб. ($5,5 млрд по текущему курсу). Исходя из этой оценки, за 37,5 млрд руб. в декабре были проданы первые 25% акций холдинга, следует из отчета Газпромбанка по МСФО за 2010 г. И эта же цена будет «базисом» для последующих сделок — при продаже оставшихся бумаг «Сибур холдинга», отмечается в отчете. В марте Михельсон увеличил долю в «Сибуре» до 50%.

Сам Михельсон накануне публикации отчета заметил, что сумма сделки была рыночной, потому что на ней сошлись и продавец, и покупатель. Представитель банка комментировать цену не стал. Она вполне справедлива, считает аналитик RMG Константин Юминов.

Точно такая же оценка — $5,5 млрд — была у «Сибура» весной 2008 г., когда Газпромбанк договорился о продаже контроля в компании ее менеджерам, рассказывал «Ведомостям» президент холдинга Дмитрий Конов. Газпромбанк тогда собирался помочь с финансированием, но сделка сорвалась.

Для Михельсона Газпромбанк также «предоставляет» часть финансирования, говорилось в декабрьском пресс-релизе банка. От покупателя нужно дополнительное обеспечение (помимо акций «Сибура»), отмечалось там же, но детали не раскрывались. Нет их и в отчете Газпромбанка. Впрочем, только дивиденды «Новатэка» за 2010 г. и выручка от недавних сделок с акциями этой компании (см. врез) могли принести Михельсону около 17 млрд руб.

А вот «Сибур», получив в 2010 г. 43,8 млрд руб. прибыли, платить дивиденды за прошлый год не будет — так решили акционеры холдинга, сообщил «Интерфакс».

Главный актив

«Новатэк» — самый известный актив Михельсона, он был одним из основателей этой компании и ее бессменным руководителем (пятничная капитализация на LSE — $42,7 млрд). До марта у Михельсона было 27,17% «Новатэка», еще 23,49% — у Геннадия Тимченко. Потом они договорились о продаже 12,09%-ного пакета французской Total примерно за $4 млрд (с пропорциональным сокращением долей); сделка закрылась 1 апреля. А в пятницу «Новатэк» сообщил, что 9,4% его акций продал Газпромбанк: эту долю должны были купить Михельсон и Тимченко по декабрьскому опциону примерно за 82 млрд руб., или $3 млрд по текущему курсу. Значит, теперь у Михельсона должно быть около 25,8% «Новатэка», у Тимченко — примерно 22%. У Газпромбанка могло остаться еще 3% компании: как выяснилось из отчета банка по МСФО, такой пакет был у него с 2009 г. (в отчете указана только стоимость доли на конец прошлого года — 29,8 млрд руб.).

ЗАО «Сибур холдинг»

Нефтехимический холдинг. Владельцы: Леонид Михельсон (50% через ЗАО «Миракл»), Газпромбанк (49,98% на март 2011 г.). Выручка (МСФО, 2009 г.) — 161,4 млрд руб., чистая прибыль — 19,3 млрд руб.

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Холдинг «Сибур» договорился об объединении активов с татарским ТАИФом, совладельцы которого — сыновья экс-президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Объединенная компания войдет в топ-5 мировых производителей каучука и полиолефинов

Фото: Егор Алеев / ТАСС

В обмен на контрольный пакет ТАИФа его крупнейшие акционеры получат 15% объединенной компании. Для сделки «Сибур» был оценен более чем в $20 млрд, рассказал РБК источник, близкий к одной из ее сторон. Оценка формировалась по принципу, схожему с тем, как оцениваются компании для IPO, сказал собеседник РБК. Аналитики Газпромбанка оценили долю, которую получат совладельцы ТАИФа, в $3,5–4,5 млрд. Таким образом, стоимость объединенной компании может превысить $23,5 млрд.

Зачем «Сибур» договорился об объединении

В пятницу, 23 апреля, Михельсон рассказал журналистам, что «первая идея, что это надо сделать (объединить активы с ТАИФом. — РБК), родилась десять лет назад» (цитата по «Интерфаксу»). По его словам, к практической реализации эти намерения подтолкнуло совещание у президента Владимира Путина по развитию нефтегазохимии, которое состоялось 1 декабря в Тобольске, где находится крупнейший завод «Сибура» — «Запсибнефтехим».

«Нужно активнее продвигать российскую нефтехимическую продукцию внутри страны, за рубежом, наращивать эффективность и объемы производства, — говорил тогда Путин. — Для этого в отрасли должны быть реализованы масштабные проекты с общим объемом инвестиций около 5 трлн руб.».

Александр Новак

Фото: Joe Raedle / Getty Images

Вы хотите выплатить дивиденды акционерам. Как отказаться от моратория

Фото: Levon Vardanyan / Unsplash

Новый бизнес за несколько дней: как открыть компанию в Армении

Как участнику госзакупок отстоять свои права в период перемен: 5 советов

Фото: МИФ

Почему Kraft Heinz провалила реструктуризацию: отвечает Джон Коттер

Фото: Shutterstock

Alibaba торгуется по рекордно низкой цене. Стоит ли покупать

Фото: Shutterstock

Почему инвесторы бегут из крипты: две причины и одна теория заговора

Какие активы выиграют и проиграют от укрепления рубля

Экономика РФ вступила в период изменений. Как это сказывается на банках

В ближайшие пять лет объемы производства «Нижнекамскнефтехима» и «Казаньоргсинтеза» должны вырасти в два раза, отметил президент Татарстана Рустам Минниханов, который присутствовал на церемонии подписания соглашения.

Несмотря на то что «Сибур» был крупным производителем нефтехимии, он оставался региональной компанией, а объединение с активами ТАИФа позволит ему стать мировым игроком с большими производственными мощностями, очень широким продуктовым портфелем и дистрибуцией, отмечает гендиректор Центра отраслевых исследований Андрей Костин. По данным рейтингового агентства НКР, на заводы двух компаний приходится 74–77% российского производства полиэтилена и полипропилена, которые используются для изготовления упаковки, пакетов, полимерных труб, кабелей и пластиковых стаканчиков. По итогам 2020 года Россия впервые стала чистым экспортером двух самых популярных видов полиэтилена — линейного полиэтилена низкой плотности и полиэтилена низкого давления, а доля страны на мировом рынке полиэтилена выросла до рекордных для нее 3,5% от мировых мощностей по его производству.

ТАИФ, который является вторым по величине нефтехимическим игроком в России после «Сибура», лидирует в мире в некоторых сегментах, включая производство каучука, а «Нижнекамскнефтехим» владеет собственными нефтехимическими технологиями, которые можно экспортировать, указывает Костин. Объединенная компания может диверсифицировать марки полимеров и предлагать клиентам любые опции без необходимости ставить их в очередь.

По его словам, для дальнейшего роста ТАИФу требовалось экстенсивно развиваться — приобретать другие активы или создавать новые производства. У компании большой опыт реализации проектов, но нет опыта мегапроектов в отличие от «Сибура», который недавно построил с нуля огромный завод «Запсибнефтехим» за $9 млрд и реализует проект Амурского газохимического комплекса. Это как раз тот партнер, который хорошо строит большие заводы — в срок и в рамках установленного бюджета, замечает Костин. У менеджмента «Сибура» большая экспертиза не только по крупным проектам, но и по построению глобального маркетинга, логистики и сырьевому обеспечению, заключает он.

«Крупные партнеры привлекаются в двух случаях: или денег не хватает, или человек хочет выйти из бизнеса. Сегодня у ТАИФа пока ни того, ни другого нет», — говорил председатель совета директоров и совладелец ТАИФа Альберт Шигабутдинов в интервью «Ведомостям» в июне 2019 года. «Кто конкретно будет заниматься программой развития группы ТАИФ — сам ли ТАИФ, Иванов ли, Петров, Exxon, ЛУКОЙЛ, «Сибур», — неважно. И программа, которая разработана, может быть скорректирована только совместно с нами, но в любом случае она должна быть реализована», — пояснял он условия привлечения мажоритарных акционеров. В пятницу Шигабутдинов отметил, что объединение с «Сибуром» позволит ТАИФу «существенно» ускорить реализацию своих проектов, размер инвестиций по которым в ближайшие десять лет составит более 1,5 трлн руб.

«Оба холдинга присутствуют на рынке полиолефинов и каучуков, но дополняют друг друга в плане ассортимента. Сделка предполагает синергетические эффекты, в том числе благодаря оптимизации потоков продаж продукции на экспорт и на внутреннем рынке», — говорится в отчете аналитиков Газпромбанка. Представители «Сибура» и ТАИФа не стали комментировать объем синергии от объединения, указав на «масштабный синергетический эффект».

Как будет устроена сделка

ТАИФ, созданный в середине 1990-х годов как инвестфонд, постепенно получил контроль над несколькими крупными промышленными предприятиями Татарстана, и сейчас его основная сфера деятельности — нефтепереработка и нефтехимия (нефтепереработка не войдет в объединенную компанию). По состоянию на 2017 год крупнейшими акционерами ТАИФа являлись два сына первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева — Радик и Айрат Шаймиевы (по 19,5%), а также Шигабутдинов и Рустем Сультеев (по 19,9%). Им четверым тогда принадлежало 78,8% компании.

Объединение нефтегазохимических активов компаний будет происходить в два этапа, рассказал РБК представитель «Сибура». На первом этапе в пользу существующих акционеров ТАИФа будет осуществлен дополнительный выпуск акций «Сибур Холдинга» в размере 15% акционерного капитала. Взамен «Сибур» получит 50% плюс одна акция ТАИФа. На втором этапе «Сибур» получит опцион на покупку оставшихся акций татарского холдинга, акционеры ТАИФа — право на аналогичных условиях реализовать пут-опцион. Второй этап сделки возможен через несколько лет, добавил собеседник РБК.

Леонид Михельсон

Недавно стало известно, что Михельсон продал 12,5% «Сибура» страховой группе СОГАЗ, снизив свою долю до 36%. По итогам допэмиссии для объединения с активами ТАИФа его пакет сократится до 30,6%, а СОГАЗа — до 10,625%. Доля второго по величине акционера «Сибура» Геннадия Тимченко составит 14,45%, китайских Sinopec и Фонда Шелкового пути — по 8,5%, гендиректора «Ладога Менеджмент» Кирилла Шамалова — 3,3%, действующего и бывшего менеджмента компании, включая Конова, — 9%.

Михельсон в феврале 2021 года говорил, что сейчас «не самое плохое время» для проведения IPO «Сибура» по макропараметрам, потому что в отличие от таких нефтяных гигантов, как ExxonMobil и Shell, нефтегазохимические компании мирового уровня «почти не просели». Теперь очевидно, что не стоит ждать IPO, пока не будет завершено объединение активов «Сибура» и ТАИФа, а Амурский ГХК, который планируется достроить в середине 2024 года, не достигнет зрелой фазы строительства, замечает Костин.

Амурский газохимический комплекс

По словам Конова, в результате объединения у партнеров возникает возможность и для новых проектов. «В ситуации, когда мы имеем замедляющийся спрос на продукты нефтепереработки в виде моторного топлива, нефтехимия является тем направлением, которое станет развиваться более активно. Мы понимаем, что нам необходимо будет сделать триллионные инвестиции», — отметил он.

Холдинг «Сибур» договорился об объединении активов с татарским ТАИФом, совладельцы которого — сыновья экс-президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Объединенная компания войдет в топ-5 мировых производителей каучука и полиолефинов

Фото: Егор Алеев / ТАСС

В обмен на контрольный пакет ТАИФа его крупнейшие акционеры получат 15% объединенной компании. Для сделки «Сибур» был оценен более чем в $20 млрд, рассказал РБК источник, близкий к одной из ее сторон. Оценка формировалась по принципу, схожему с тем, как оцениваются компании для IPO, сказал собеседник РБК. Аналитики Газпромбанка оценили долю, которую получат совладельцы ТАИФа, в $3,5–4,5 млрд. Таким образом, стоимость объединенной компании может превысить $23,5 млрд.

Зачем «Сибур» договорился об объединении

В пятницу, 23 апреля, Михельсон рассказал журналистам, что «первая идея, что это надо сделать (объединить активы с ТАИФом. — РБК), родилась десять лет назад» (цитата по «Интерфаксу»). По его словам, к практической реализации эти намерения подтолкнуло совещание у президента Владимира Путина по развитию нефтегазохимии, которое состоялось 1 декабря в Тобольске, где находится крупнейший завод «Сибура» — «Запсибнефтехим».

«Нужно активнее продвигать российскую нефтехимическую продукцию внутри страны, за рубежом, наращивать эффективность и объемы производства, — говорил тогда Путин. — Для этого в отрасли должны быть реализованы масштабные проекты с общим объемом инвестиций около 5 трлн руб.».

В ближайшие пять лет объемы производства «Нижнекамскнефтехима» и «Казаньоргсинтеза» должны вырасти в два раза, отметил президент Татарстана Рустам Минниханов, который присутствовал на церемонии подписания соглашения.

Несмотря на то что «Сибур» был крупным производителем нефтехимии, он оставался региональной компанией, а объединение с активами ТАИФа позволит ему стать мировым игроком с большими производственными мощностями, очень широким продуктовым портфелем и дистрибуцией, отмечает гендиректор Центра отраслевых исследований Андрей Костин. По данным рейтингового агентства НКР, на заводы двух компаний приходится 74–77% российского производства полиэтилена и полипропилена, которые используются для изготовления упаковки, пакетов, полимерных труб, кабелей и пластиковых стаканчиков. По итогам 2020 года Россия впервые стала чистым экспортером двух самых популярных видов полиэтилена — линейного полиэтилена низкой плотности и полиэтилена низкого давления, а доля страны на мировом рынке полиэтилена выросла до рекордных для нее 3,5% от мировых мощностей по его производству.

ТАИФ, который является вторым по величине нефтехимическим игроком в России после «Сибура», лидирует в мире в некоторых сегментах, включая производство каучука, а «Нижнекамскнефтехим» владеет собственными нефтехимическими технологиями, которые можно экспортировать, указывает Костин. Объединенная компания может диверсифицировать марки полимеров и предлагать клиентам любые опции без необходимости ставить их в очередь.

По его словам, для дальнейшего роста ТАИФу требовалось экстенсивно развиваться — приобретать другие активы или создавать новые производства. У компании большой опыт реализации проектов, но нет опыта мегапроектов в отличие от «Сибура», который недавно построил с нуля огромный завод «Запсибнефтехим» за $9 млрд и реализует проект Амурского газохимического комплекса. Это как раз тот партнер, который хорошо строит большие заводы — в срок и в рамках установленного бюджета, замечает Костин. У менеджмента «Сибура» большая экспертиза не только по крупным проектам, но и по построению глобального маркетинга, логистики и сырьевому обеспечению, заключает он.

«Крупные партнеры привлекаются в двух случаях: или денег не хватает, или человек хочет выйти из бизнеса. Сегодня у ТАИФа пока ни того, ни другого нет», — говорил председатель совета директоров и совладелец ТАИФа Альберт Шигабутдинов в интервью «Ведомостям» в июне 2019 года. «Кто конкретно будет заниматься программой развития группы ТАИФ — сам ли ТАИФ, Иванов ли, Петров, Exxon, ЛУКОЙЛ, «Сибур», — неважно. И программа, которая разработана, может быть скорректирована только совместно с нами, но в любом случае она должна быть реализована», — пояснял он условия привлечения мажоритарных акционеров. В пятницу Шигабутдинов отметил, что объединение с «Сибуром» позволит ТАИФу «существенно» ускорить реализацию своих проектов, размер инвестиций по которым в ближайшие десять лет составит более 1,5 трлн руб.

«Оба холдинга присутствуют на рынке полиолефинов и каучуков, но дополняют друг друга в плане ассортимента. Сделка предполагает синергетические эффекты, в том числе благодаря оптимизации потоков продаж продукции на экспорт и на внутреннем рынке», — говорится в отчете аналитиков Газпромбанка. Представители «Сибура» и ТАИФа не стали комментировать объем синергии от объединения, указав на «масштабный синергетический эффект».

Как будет устроена сделка

ТАИФ, созданный в середине 1990-х годов как инвестфонд, постепенно получил контроль над несколькими крупными промышленными предприятиями Татарстана, и сейчас его основная сфера деятельности — нефтепереработка и нефтехимия (нефтепереработка не войдет в объединенную компанию). По состоянию на 2017 год крупнейшими акционерами ТАИФа являлись два сына первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева — Радик и Айрат Шаймиевы (по 19,5%), а также Шигабутдинов и Рустем Сультеев (по 19,9%). Им четверым тогда принадлежало 78,8% компании.

Объединение нефтегазохимических активов компаний будет происходить в два этапа, рассказал РБК представитель «Сибура». На первом этапе в пользу существующих акционеров ТАИФа будет осуществлен дополнительный выпуск акций «Сибур Холдинга» в размере 15% акционерного капитала. Взамен «Сибур» получит 50% плюс одна акция ТАИФа. На втором этапе «Сибур» получит опцион на покупку оставшихся акций татарского холдинга, акционеры ТАИФа — право на аналогичных условиях реализовать пут-опцион. Второй этап сделки возможен через несколько лет, добавил собеседник РБК.

Недавно стало известно, что Михельсон продал 12,5% «Сибура» страховой группе СОГАЗ, снизив свою долю до 36%. По итогам допэмиссии для объединения с активами ТАИФа его пакет сократится до 30,6%, а СОГАЗа — до 10,625%. Доля второго по величине акционера «Сибура» Геннадия Тимченко составит 14,45%, китайских Sinopec и Фонда Шелкового пути — по 8,5%, гендиректора «Ладога Менеджмент» Кирилла Шамалова — 3,3%, действующего и бывшего менеджмента компании, включая Конова, — 9%.

Михельсон в феврале 2021 года говорил, что сейчас «не самое плохое время» для проведения IPO «Сибура» по макропараметрам, потому что в отличие от таких нефтяных гигантов, как ExxonMobil и Shell, нефтегазохимические компании мирового уровня «почти не просели». Теперь очевидно, что не стоит ждать IPO, пока не будет завершено объединение активов «Сибура» и ТАИФа, а Амурский ГХК, который планируется достроить в середине 2024 года, не достигнет зрелой фазы строительства, замечает Костин.

По словам Конова, в результате объединения у партнеров возникает возможность и для новых проектов. «В ситуации, когда мы имеем замедляющийся спрос на продукты нефтепереработки в виде моторного топлива, нефтехимия является тем направлением, которое станет развиваться более активно. Мы понимаем, что нам необходимо будет сделать триллионные инвестиции», — отметил он.

Нефтехимический гигант СИБУР завершает процесс встраивания купленных в Татарстане активов в свою корпорацию. Сегодня стало известно о переименовании головной компании бывшей империи ТАИФа в скромное «СИБУР-РТ». Изменения коснутся и модели управления дочерними предприятиями в республике.

ТАИФ остался один: СИБУР собрал заводы в Татарстане под зонтичным брендом

Нефтехимический гигант СИБУР завершает процесс встраивания купленных в Татарстане активов в свою корпорацию

СИБУР отказался именоваться ТАИФом

Холдинг СИБУР решил переименовать АО «ТАИФ», купленное осенью прошлого года у бенефициаров компании. Напомним, что холдинг приобрел 100% акций татарстанского предприятия вкупе с долями в «Нижнекамскнефтехиме», «Казаньоргсинтезе» и генерирующей компании ТГК-16. По договоренности СИБУР получил активы ТАИФа за 15% собственных акций и облигаций на 3 млрд долларов, которые будут погашаться в пользу их держателей – бывших акционеров ТАИФа – в течение 10 лет.

Бывший топ-менеджмент АО «ТАИФ» ушел руководить в созданную при подготовке к продаже заводов «Управляющую компанию "ТАИФ"». В материнской компании оставили лишь гендиректора – Руслана Шигабутдинова с его отцом – Альбертом Шигабутдиновым, который числится в статусе главного советника гендиректора по развитию. Компанию им составил Сергей Гринько, делегированный СИБУРом на должность заместителя генерального директора по экономике и финансам. Отметим, что кардинально сменился совет директоров компании – три четверти мест заняли сибуровцы.


В материнской компании оставили лишь гендиректора – Руслана Шигабутдинова

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Сегодня стало известно, что СИБУР решил отказаться от прежнего наименования – «ТАИФ» и переименовал компанию в «СИБУР-РТ». Отметим, что наличие двух ТАИФов в Татарстане приводило к путанице. И даже на традиционных совещаниях «Татнефтехиминвест-холдинга» в Кабмине не сразу становилось ясно, кому держать ответ перед Президентом республики, – то ли одному ТАИФу, то ли другому.

Запись о переименовании внесли в Единый государственный реестр юридических лиц, следует из данных информационного ресурса «СПАРК». Как уточнили «Татар-информу» в СИБУРе, компания сохранит функцию администрирования вопросов, связанных с акционерным управлением производственными активами.

«Нецелесообразно, чтобы на одной территории оставались две разные группы под одним брендом “ТАИФ”»


Фото: скриншот сайта

Эксперты прогнозировали, что руководство СИБУРа едва ли оставит в прежнем виде название материнской компании АО «ТАИФ». Они указывали на то, что нецелесообразно, чтобы на одной территории оставались две разные группы под одним брендом «ТАИФ».

СИБУР централизует административные функции в Татарстане

Вторая новость связана как раз с управлением СИБУРом кластером в Татарстане – холдинг решил централизовать административные функции «дочек» в республике. Сделать это планируется на базе новой структуры.

Новую схему вводят «в рамках внедрения единых для компании стандартов и повышения эффективности». Коснется она «Казаньоргсинтеза», «Нижнекамскнефтехима», ТГК-16 и головной компании в республике – «СИБУР-РТ».


Новую схему вводят «в рамках внедрения единых для компании стандартов и повышения эффективности». Коснется она «Казаньоргсинтеза», «Нижнекамскнефтехима», ТГК-16 и «СИБУР-РТ»

Централизовать планируется функции, связанные с юридической и кадровой поддержкой, документооборотом, корпоративной отчетностью.

Предполагается, что новая структура в будущем будет оказывать поддержку предприятиям холдинга и в других регионах. «При этом сотрудники новой структуры в основном остаются в географическом периметре Татарстана, а значит, в регионе закрепляются рабочие места», – отметили в пресс-службе СИБУРа.

В компании заявили, что централизация «поддерживающих функций в выделенных центрах признана во всем мире как один из самых эффективных способов повысить скорость процессов и качество результата». Как уверяют в СИБУРе, эта практика уже подтвердила свою эффективность в периметре самого холдинга.

Новая структура в Татарстане разместится на двух площадках: в Казани и Нижнекамске. В нее перейдут работать профильные сотрудники «Казаньоргсинтеза», «Нижнекамскнефтехима», ТГК-16 и «СИБУР-РТ». Усилят команду сотрудники из центра обслуживания в Нижнем Новгороде и корпоративного центра СИБУРа.

«Пришло время унификации»

Директор по внешним связям BitRiver Андрей Лобода считает, что выкуп нефтехимическим гигантом у восьми его ключевых владельцев АО «ТАИФ» активов в Татарстане «прошел образцово гладко на фоне высокой планки корпоративного управления обеих компаний».

«В этом году пришло время унификации названия и вполне логично, что это история одного бренда и что этот вопрос оговаривался между участниками сделки еще осенью. Вместе с тем к гордости Татарстана теперь добавился прославленный федеральный бренд», – считает эксперт.


«В этом году пришло время унификации названия и вполне логично, что это история одного бренда»

Вместе с тем он полагает, что по инерции сменившее название предприятие в народе будут называть ТАИФом еще лет пять. «Когда Procter and Gamble (P&G) покупал прославленный на весь СССР завод "Новомосковскбытхим" в Тульской области в 90-е годы прошлого века, переименовать его американцы решились в честь своей компании лишь спустя лет семь после сделки», – заметил эксперт.

Аналитик ФГ «Финам» Алексей Калачев отметил, что р ешение переименовать АО «ТАИФ» в структуру с названием «СИБУР» было вполне предсказуемым. «Предприятия единого холдинга должны работать под единым брендом в рамках единой корпоративной политики. Так будет эффективнее и в плане продвижения продукции, и в плане управления структурными подразделениями. Тем более когда на той же территории сохраняется структура с тем же наименованием. Схожесть до уровня смешения тут недопустима», – подчеркнул эксперт.

По его мнению, сохранение при этом прежней региональной структуры управления, по крайней мере на данном этапе, также вполне оправданно, чтобы обеспечить преемственность, управляемость и бесперебойность работы предприятий, расположенных в регионе. «Централизация административных функций на региональном и межрегиональном уровнях позволяет в рамках единого холдинга оптимизировать структуру управления и сократить административные расходы», – прокомментировал Калачев.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: