Сколько банков останется к концу года

Обновлено: 29.11.2022

Большая зачистка: к концу 2019 года в России останется всего 400 банковКоличество банков в России стремительно сокращается. За прошлый год прекратили деятельность 77 из 561 кредитной организации. В списке «безвозвратных потерь» достаточно крупные игроки – «Глобэкс», Росевробанк, Рост Банк, ВТБ24 (решения о ликвидации); «Агросоюз», Газбанк (отзывы лицензий). Таким образом, на начало 2019 года на отечественном рынке осталось 484 действующих банка.

Аналитики НРА основной причиной, по которой ЦБ РФ принимал решения об отзыве лицензий, называют высокорискованную кредитную политику. Под этой стандартной формулировкой подразумевается размещение средств в активы низкого качества, неадекватная оценка рисков и формирование резервов, влекущие критическое снижение значений норматива достаточности капитала и, как следствие, утрату банками собственных средств.

В текущем году ситуация принципиально не изменится. С высокой долей вероятности основными кандидатами на потерю лицензии станут банки, которые не смогут обеспечивать выполнение требований регулятора к достаточности капитала. При этом правила игры вновь изменились в части реклассификации активов, формирования адекватных консервативных резервов, на что, соответственно, потребуется капитал.

Если акционеры не смогут поддержать докапитализацию за счет собственных ресурсов или банку не удастся привлечь рыночных инвесторов, например, через субординированный заем, соответствующий критериям для включения в капитал первого уровня, то регуляторный риск для таких кредитных организаций будет наиболее высоким. Соответственно, в этом году можно ожидать дальнейшего сокращения банковского сектора примерно на 50–70 игроков. В «группе риска» – небольшие банки.

Совокупные активы российских банков по итогам 2018 года превысили 94 трлн рублей. Годовая динамика составила +10,4%, что выше показателя 2017 года – 6,4%, однако в 2–3 раза ниже рекордов 2014 года (+35,2%), 2011 года (+23,1%) и 2012 года (+19%). На активы, по которым осуществляются меры по предупреждению банкротства с участием ЦБ или Агентства по страхованию вкладов (АСВ), пришлось 10,6% против 12,2% годом ранее.

Сокращение количества небольших и средних банков, слияние санируемых с санаторами, которое сопровождается перетоком к ним средств клиентов, усиливают позиции на рынке крупнейших игроков. Так, удельный вес активов пяти ведущих российских банков увеличился с 55,8% (2017 год) до 60,4%.

Отдельно надо сказать о высокой доле на рынке – 66% – государственных и квазигосударственных банков. Объем вкладов физических лиц в этих финансовых учреждениях за год вырос с 63% до 72%. Основное влияние на статистику, по данным НРА, оказало появление новых банков, в прошлом крупнейших коммерческих финансовых институтов, после начала их санации в 2017 году. Эти отраслевые и секторальные кредитные организации принадлежат государственным компаниям и корпорациям, поэтому правомерно их отнести к госсектору.

Долг платежом красен

Совокупный кредитный портфель российских банков на 1 января 2019 года составил более 65,1 трлн рублей, что на 12% выше итогов предыдущего года. Потребность заемщиков в кредитных ресурсах оставалась низкой, что стало сдерживающим фактором. Объемы кредитования юридических лиц превысили 33,3 трлн рублей – это на 10% больше, чем в 2017 году.

Драйвером роста выступил розничный сегмент. Кредиты населению за год достигли 14,9 трлн рублей. Это максимум за последние 5 лет, учитывая, что в докризисном 2013 м россияне были должны банкам около 10 трлн рублей. Кроме рекордного розничного портфеля интерес представляет и динамика – рост на 22% год к году, причем в последние месяцы темпы кредитования ускорились минимум на 2 процентных пункта.

Качество новых кредитов остается приемлемым: доля просроченной задолженности за год снизилась с 6,9% до 5,2%. Вместе с тем реальные доходы населения снижаются, время относительно низких ставок прошло, следовательно, дальнейшее увеличение долговой нагрузки создает серьезные риски. Беря все больше и больше потребительских кредитов, граждане тратят их либо на текущие нужды, либо на погашение старых займов.

По оценке аналитиков НРА, в среднем порядка четверти доходов домохозяйств в настоящее время может уходить на обслуживание ранее взятых займов, что считается достаточно высокой долговой нагрузкой, создающей риски и для кредиторов, и для заемщиков.

ЦБ принимает меры с целью охладить рынок розничного кредитования. Регулятор с сентября 2018 года повысил коэффициенты риска по потребительским кредитам. Требования будут и дальше ужесточаться. Совет директоров Банка России принял решение повысить на 30 процентных пунктов надбавки к коэффициентам риска по потребительским кредитам, предоставленным с 1 апреля 2019 года, с полной стоимостью займа от 10% до 30%. Этот шаг призван предотвратить чрезмерный рост долговой нагрузки населения, повысив устойчивость банков к потенциальным рискам, свойственным рынку необеспеченного потребительского кредитования.

Сколько стоит дом построить

Стабильности банковской системы угрожает и ипотека, которая в 2018 году демонстрировала бурный рост. Ссудная задолженность граждан выросла на 23,6% (15,5% в 2017 году). В результате ипотечный портфель банков превысил 6,4 трлн рублей, это 43% от всей задолженности физлиц. Новых кредитов выдано более чем на 3 трлн рублей, что на 49% больше уровня 2017 года. Рос и такой триггер закредитованности заемщиков, как средняя сумма ипотечного кредита, достигшая 2,4 млн рублей (рост на 18%).

В 2019 году ипотечные заемщики могут столкнуться с тем, что окно возможностей по рефинансированию окажется закрытым. Ранее, когда ставки падали, россияне активно пользовались данной опцией. Но к концу 2018 года средняя ставка по ипотеке выросла до 9,66% годовых (относительно уровней 9,52% в ноябре и 9,41% в октябре 2018 года). В краткосрочной перспективе следует ждать дальнейшего удорожания жилищных займов. Здесь надо учитывать, что в начале года банки проводят выдачи по ранее одобренным заявкам с меньшей стоимостью кредита.

Между тем принятые регулятором меры – повышение коэффициентов риска для ипотеки с низким первоначальным взносом – принципиально картину не изменили. В прошлом году доля кредитов с первоначальным взносом менее 20% составила порядка 40%. В связи с этим в 2019 году коэффициент риска по жилищным займам с низким первоначальным взносом вырос со 150% до 200%.

Среди других факторов, негативно влияющих на рынок, можно выделить попытки заместить первоначальный взнос по ипотеке необеспеченным потребительским кредитом. По статистике, примерно 3% заемщиков в 2018 году использовали такую схему, тем самым они брали на себя дополнительную долговую нагрузку, учитывая, что ставки по потребкредитам, как правило, выше. В связи с этим ЦБ принял решение ввести показатель долговой нагрузки физического лица, который с октября 2019 года станет обязательным для всех банков.

Резюме – регулятор в сегменте ипотечного кредитования действует комплексно и последовательно. С одной стороны, поэтапно принимаются решения о повышении коэффициентов риска активных операций банка, с другой – ужесточаются требования к достаточности их собственных средств. С большой долей вероятности в 2019 году следует ожидать снижения темпов кредитования, что должно предотвратить перегрев банковской системы.

Несмотря на все финансовые трудности, в сегменте ипотечного кредитования ЦБ действует комплексно и последовательно, вследствие чего на рынке сохраняется относительная стабильностьЯрослав Чингаев/ТАСС

Увеличение долгов населения кратно превышает рост сбережений. В целом динамика вкладных портфелей граждан в рублях и валюте в 2018 году была слабой. Во втором полугодии банки, в первую очередь крупнейшие финансовые институты федерального уровня, стали менять процентную политику. Ставки по вкладам в российских рублях 10 кредитных организаций, привлекающих наибольший объем депозитов физических лиц, показали поэтапную повышательную динамику: с 7,36% на конец ноября до 7,43% по итогам декабря. В январе 2019 го тенденция сохранилась – процентные ставки по вкладам выросли до 7,55%. Это стало следствием действий регулятора, вернувшегося к политике повышения ключевой ставки, и стремления игроков остановить отток вкладов физических лиц. Напомним, 17 сентября 2018 года ключевая ставка была поднята до 7,5%, а спустя три месяца – до 7,75%. По данным ЦБ, рублевые депозиты сократились в августе на 88 млрд рублей, в сентябре – на 178 млрд рублей, в ноябре – на 52 млрд рублей. Решения регулятора позволили банкам предложить клиентам более выгодные условия для размещения свободных средств, но потерь избежать не удалось.

Вклады населения по итогам года превысили 28 трлн рублей, показав рост всего на уровне 4,5%. При этом рублевые депозиты увеличились на скромные 3,5%. На фоне ослабления курса национальной валюты (порядка 15%) количество вкладов в долларах и евро выросло с 20% до 21,5%. В рублевом выражении их доля увеличилась более чем на 8%, однако с учетом переоценки депозиты в валюте снизились более чем на $5 млрд. Вопрос, вернет ли население свои кровные на банковские депозиты в текущем году, остается открытым.

В 2018 году ставка отчислений в фонд страхования вкладов была увеличена. Теперь банки–участники системы направляют на эти цели 0,15% вместо 0,12% расчетной базы (среднего остатка вкладов за квартал). Изменения вступили в силу с I квартала прошлого года. Учитывая траты Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и темпы роста долга организации перед Банком России, отчисления в фонд страхования вкладов, скорее всего, будут повышаться и дальше. Рост стоимости вкладов для банков из-за увеличения отчислений окажет давление на ставки по депозитам физических лиц. О повышении размера госгарантии речи пока не идет, однако, учитывая среднюю величину вклада порядка 200–300 тысяч рублей, компенсацию в размере 1,4 млн рублей можно считать вполне достаточной.

Деньги к деньгам

Размер капитала в целом по рынку за 12 месяцев показал неплохой рост – 11,2%, составив 10,2 трлн рублей. Заслуживает положительной оценки и тот факт, что динамика собственных средств банковского сектора опережала динамику активов. Рост капитала финансовых организаций помимо кредитной активности обусловлен увеличением надбавок к минимально допустимым значениям норматива достаточности собственных средств – Н1.0, Н1.1, Н1.2.

Надбавки для поддержания достаточности капитала начали вводиться в 2016 году и на тот момент составляли 0,625% для всех банков и 0,35% для системно значимых. В дальнейшем метрики ежегодно повышались. Для участников банковской системы надбавка с 1 января 2019 года увеличилась еще на 0,625% – до 2,5%, а для системно значимых – до 1%. Таким образом, норматив достаточности основного капитала сегодня должен быть (с учетом надбавки) не ниже 10,5% для всех банков и не менее 11,5% для системно значимых.

Достаточность капитала кредитных организаций остается на приемлемом уровне в условиях умеренного роста корпоративного кредитования, действия надбавок по капиталу и отдельным сегментам кредитования физических лиц. Медианное значение норматива Н1.0 на 1 января 2019-го составило 19,2%, нормативов Н1.1 и Н1.2 – 10,58% и 14,36% соответственно.

Кредиты населению за год достигли 14,9 трлн рублей. Это максимум за последние 5 летРоман Пименов/Интерпресс/ТАСС

Работа на результат

Финансовые показатели банковского сектора практически в 1,5 раза превысили прошлогодние. Сократилось как число убыточных банков (результат чистки), так и их совокупный отрицательный результат. Прибыль за 2018 год составила немногим более 1,3 трлн рублей относительно 789,7 млрд рублей годом ранее. Однако это, как говорится, средняя температура по больнице. Прибыльные кредитные организации заработали свыше 1,9 трлн рублей (+23% относительно 1,56 трлн рублей годом ранее). Вклад Сбербанка составил 42% – 811,1 млрд рублей, что обеспечило ему первое место. Вторая позиция у ВТБ – 13%, или 256,6 млрд рублей, третья – у Альфа-банка. Крупнейший частный российский финансовый институт заработал 110,8 млрд рублей – это 6% от совокупной прибыли банковской системы страны.

Однако 100 кредитных организаций по итогам 2018 года зафиксировали значительные убытки. Потери в общей сложности составили 574,58 млрд рублей. Годом ранее из 561 банка 140 ушли в минус с совокупным отрицательным финансовым результатом 772 млрд рублей. Согласно прогнозу НРА, рост резервирования продолжит оказывать негативное влияние на рентабельность банковского сектора. Однако выход на прибыль ряда крупных игроков после завершения санации позволяет рассчитывать на удовлетворительный результат банковского сектора России по итогам 2019 года.

Сколько банков покинет российский рынок в 2022 году?

Почти два полных года мы прожили в условиях пандемии COVID-19, влиявшей на все сферы жизни. И эти два года показали схожий темп сокращения числа банков в российской банковской системе.

В прошедшем году лицензии были отозваны у 20 банков (в 2020 году — у 15, в 2019 году — у 24) и шести небанковских кредитных организаций. Две НКО и 11 банков ушли с рынка добровольно, семь из них были ликвидированы в рамках присоединения к другим кредитным организациям. Отметим, что среди них были достаточно крупные для российского рынка Русфинанс Банк, Роскосмосбанк и банк «Возрождение». Кроме того, в I квартале 2021 года два банка — «Металлург» и КБ «Альтернатива» — были переформатированы в НКО.

А лицензий регулятор лишал, как и в предыдущие годы, преимущественно небольшие кредитные организации, не имеющие поддержки влиятельных акционеров, государства и крупных финансовых групп.

Полный список российских кредитных организаций с отозванными и аннулированными лицензиями можно найти в «Книге памяти» Банки.ру.

Итого на 1 января 2022 года в России оставалось 333 действующих банка и 35 НКО. 230 банков располагали универсальной лицензией, еще 103 — базовой, предполагающей упрощенные требования к раскрытию информации и предоставлению отчетности.


В 2021 году Банк России зарегистрировал только одну кредитную организацию — РНКО «ЮСиЭс», учрежденную одной из крупнейших в России процессинговых компаний United Card Services (UCS). На финансовое оздоровление в прошедшем году не было отправлено ни одной кредитной организации. Только один банк в 2021 году завершил эту процедуру, после чего был присоединен к инвестору санации — в ноябре Севастопольский Морской Банк присоединен к РНКБ.

Регулятор бьет по вкладам

Тройка самых распространенных причин отзыва банковских лицензий с 2020 года почти не изменилась. Основной причиной отзывов банковских лицензий традиционно остается неадекватная оценка активов и недостаточное резервирование, упоминаемые в 13 пресс-релизах ЦБ об отзывах банковских лицензий в прошедшем году.

При этом столько же раз упоминалось и появление оснований для прекращения права на работу со средствами физических лиц и/или вводимые ограничения ЦБ на привлечение средств вкладчиков вследствие неудовлетворительного качества управления.

Третью и четвертую позицию с одинаковыми девятью упоминаниями в пресс-релизах делят несоблюдение «антиотмывочного» законодательства и проведение сомнительных/транзитных операций. Последняя формулировка в последний раз входила в топ-3 упоминаемых в 2018 году. А в 2021 году три банка ЦБ наказал отзывом лицензии за сомнительные и непрозрачные расчеты между физическими лицами и нелегальными онлайн-казино, букмекерскими конторами.

Отметим, что в последние два года в пресс-релизах ЦБ утратила позиции такая причина, как существенное снижение (утрата) капитала, нарушение норматива достаточности капитала Н1 до уровня ниже 2%. Такая проблема наблюдалась в шести случаях отзыва в 2021 году, в трех — в 2020 году, в десяти — в 2019 году и в 19 случаях в 2018 году.


Совокупный объем чистых активов кредитных организаций, потерявших лицензию, по данным последней опубликованной перед отзывом отчетности, составил 119,96 млрд рублей. Это незначительно больше 0,10% от суммы активов банковского сектора на 1 декабря 2021 года. По итогам 2020 года этот показатель составлял лишь 0,05%, а суммарные активы банков с отозванными лицензиями достигали 50,25 млрд рублей.

Стоит отметить, что все банки, лицензии которых были отозваны в 2021 году, не входили в 100 крупнейших кредитных организаций по размеру активов. На долю банков, остающихся за этой первой сотней, приходится в совокупности только 2,08% активов российского банковского сектора. Тогда как десятка крупнейших банков формирует более 78% активов.

Сколько банков уйдет с рынка в 2022 году

Прогнозировать что-либо в разгар геополитической конфронтации — дело неблагодарное. Однако если исходить из перспектив возвращения к относительной норме, отсутствия активных реальных действий по усилению конфликта и введения санкций, способных существенно и быстро повлиять на экономическую сферу России, то мы снова увидим плавное сокращение числа банков. В том числе, разумеется, за счет поглощения небольших дочерних и санируемых.

Так, уже 1 января 2022 года датированы завершения самостоятельного существования Запсибкомбанка (присоединен к БМ-Банку в рамках реорганизации группы ВТБ) и КБ «Кольцо Урала» (присоединен к Московскому Кредитному Банку). Также в текущем году планируется присоединение банка «Восточный» к Совкомбанку.

Аналитический центр Банки.ру ожидает в 2022 году уход с рынка 25—30 банков. Лицензии регулятор будет отзывать у небольших кредитных организаций, банков со слабой диверсификацией и низкой эффективностью бизнеса. Слияния и поглощения снова внесут существенный вклад в долю добровольно аннулированных лицензий. Также с российского рынка могут уйти несколько зарубежных кредитных организаций, для которых бизнес в нашей стране не представляет существенной значимости, а риски его ведения растут.

Вадим ТИХОНОВ, аналитический центр Банки.ру

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

За последние пять лет число банков в России уменьшилось в два раза. Расчистка сектора продолжилась и нынешней осенью. К 2025-му рынок может покинуть еще половина игроков, предупреждают эксперты. В краткосрочной перспективе на них скажется коронакризис и ухудшение качества кредитных портфелей, а в долгосрочной они не выдержат конкуренции с отраслевыми гигантами.

Консолидация на марше

В России осталось 377 банков. В октябре ЦБ возобновил отзыв лицензий, с рынка ушел московский Тэмбр-банк. Он стал восьмой по счету кредитной организацией, закрывшейся в 2020 году.

Курс на монополизацию продолжается, и наравне с отзывом лицензий наблюдается поглощение небольших структур крупными игроками, отмечает ведущий аналитик QBF Олег Богданов. Маленькие, особенно региональные, кредитные организации не выдерживают конкуренции и уходят с рынка сами. После масштабной зачистки финансового сектора вкладчики боятся нести деньги в такие банки и стремятся перевести сбережения в крупнейшие учреждения.

«За последние семь лет доля средств местных кредитно-финансовых организаций в общем объеме активов банковской системы сократилась в два раза – с 8,8% до 4,4%. Итог монополизации: сейчас 30 крупнейших банков контролируют до 90% вкладов и долгов граждан», – комментирует Богданов.

«Консолидация отрасли неизбежна», – подчеркивает, в свою очередь, глава Leo Agency (занимается цифровой трансформацией банков) Александр Дуэль. Маржинальность классического банковского бизнеса постоянно снижается, при этом свою слабость давно показывают региональные кредитные учреждения, которые уже больше пяти лет находятся в стагнации, объясняет он.

На грани провала: как мораторий на банкротства повлиял на бизнес

Рейтинговое агентство АКРА сообщает, что из-за пандемии и падения цен на нефть ухудшилась операционная среда, и это сказалось на прибыльности банков и качестве их активов. Объемы потенциально проблемных корпоративных кредитов растут. К середине 2021 года будет видна их реальная величина, ожидают в АКРА. Необходимые резервы по таким ссудам для 15 крупнейших банков оцениваются в 650 млрд рублей. По последним данным «Эксперт РА», активы банковского сектора России выросли на 11,9%, до 95,96 трлн рублей. При этом 45 кредитных организаций не смогут выдержать потери от обесценения активов в пределах 3%, подсчитали в рейтинговом агентстве.

Еще в 2015 году глава ВТБ Андрей Костин говорил, что банковское дело – высокотехнологичный капиталоемкий бизнес для профессионалов, это «все-таки не булки выпекать». «У нас сегодня 774 банка, из которых 200 составляют по активам 97% банковского сектора. Иными словами, 570 банков просто не нужны, засоряют банковский сектор», – рассуждал Костин пять лет назад. Похоже, что процесс зачистки сектора от «ненужных» финансовых организаций близок к завершающей стадии.

Повышенное внимание ЦБ к показателям устойчивости банков привело к тому, что с 2015 по 2019 годы число кредитных организаций в России сократилось почти вдвое, рассказывает аналитик «КСП Капитал УА» Михаил Беспалов. «Это позволило, в определенной степени, оздоровить банковскую систему и сделать ее более устойчивой», – комментирует он.

Инвесторы поневоле: граждане ищут альтернативу «подешевевшим» банковским вкладам

Тем не менее, отмечает Беспалов, коронакризис и снижение ставок оказывают дополнительное давление на банковский сектор. В таких условиях можно ждать ухода небольших игроков. Им стало сложнее привлекать средства клиентов, поддерживать рентабельность и конкурировать с крупными банками. Последние переводят услуги в онлайн, оптимизируют бизнес-модели и сокращают издержки.

Вероятно, сейчас мы находимся в самом начале эпохи «новой нормальности», считает Александр Дуэль. Она характеризуется фундаментальными экономическими изменениями, вызванными коронавирусом. «Смею предположить, что следующие пять лет пройдут под флагом естественной очистки рынка от неэффективных банковских структур. Мы можем недосчитаться половины от текущего количества игроков. По нашей оценке, останется не более 220–250 банков», – комментирует он.

К 2025-му в России останется не больше 250 банков, соглашается Олег Богданов. Он ожидает, что кредитные учреждения продолжат укрупняться, объединяться по отраслевому и территориальным принципам.

«Отраслевые банки будут полностью зависеть от развития бизнеса основных клиентов», – подчеркивает аналитик и добавляет, что в конкурентной борьбе победят финансовые организации, сделавшие ставку на технологии, которые позволяют концентрировать большой массив данных о потребителях и их предпочтениях.

В 2020 году нас ждет не менее 25–30 отзывов банковских лицензий, говорит старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов. Он полагает, что на горизонте 2025 года в российской банковской системе останется порядка 300 организаций. «Хотя такие оценки, конечно, характеризуются известной долей условности», – добавляет Проклов.

По мнению эксперта, ключевой риск консолидации – высокая доля в секторе и определяющая роль в нем госбанков. «Значительная часть консолидации происходит в их орбите», – поясняет эксперт. Госбанки конкурируют друг с другом за одни и те же сегменты рынка, продолжает он, при этом малые и средние банки играют все меньшую роль. Значительный вес госбанков также создает дополнительные риски для государства. В случае серьезного кризиса на него накладываются повышенные обязательства по поддержанию их стабильности, отмечает Проклов.

Рост доли государства в банковском секторе может негативно сказаться на потребителях конечного продукта, полагает аналитик Михаил Беспалов. «Практика показывает, что способность госорганизаций в короткие сроки менять бизнес-модели, становясь более удобными для клиентов и предлагая им привлекательные решения, невелика», – отмечает он.

Сокращение числа банков ведет к одной очень серьезной проблеме, утверждает старший преподаватель кафедры «Банковское дело» Университета «Синергия» Антон Рогачевский. Конкуренция на рынке снижается, а это ведет к замедлению роста экономики. «Экономика, естественно, будет развиваться, но не такими темпами, как при высокой конкуренции. Ну а качество предоставляемых банковских продуктов и услуг для конечного потребителя будет находиться примерно на одинаковом уровне», – считает он.

Жители крупных городов вряд ли заметят дальнейшую консолидацию банковской системы, поскольку для них на рынке есть масса самых разнообразных, но примерно одинаковых по качеству, финансовых услуг. Проблемы могут возникнуть в регионах.

Дефицит предложения со стороны банков по-прежнему сохранится в небольших населенных пунктах, говорит Александр Проклов из НКР. Впрочем, дополняет он, этот дефицит постепенно преодолевается уходом банкинга в онлайн.

В долгосрочной перспективе консолидация может ограничить развитие сектора, особенно в отдаленных от центра регионах России, отмечает аналитик «Фридом Финанс» Евгений Миронюк. Дело в том, поясняет он, что открыть новый банк с нуля весьма сложно: надзор со стороны ЦБ делает затраты на высококвалифицированный персонал, программное обеспечение и электронный документооборот значительными.

Поспорили как-то в середине сентября на международном банковском форуме в Сочи глава Альфа-банка Владимир Верхошинский и первый зампред ЦБ Сергей Швецов о судьбе российских кредитных организаций.


Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ / купить фото

Небольшим банкам в России через пять лет не будет места, а среди крупнейших останется пять-семь игроков вместо двух десятков, заявил Владимир Верхошинский. А лет через десять, по прогнозам главы крупнейшего в стране частного банка, и вовсе на финансовом рынке останется «два-три игрока». И всему виной конкуренция. Ну а банкам второго эшелона через пять лет просто не останется места — это неизбежно уже, и это никакая не трагедия, заключил банкир.

А вот регулятор не верит в сокращение банковского сектора до нескольких игроков, заявил Сергей Швецов. По его словам, действия ЦБ направлены на то, чтобы место под солнцем было не только у крупных игроков, и чтобы средние и мелкие банки имели возможность найти свою нишу. Более того, впервые за долгое время виден интерес к входу на банковский рынок внешних инвесторов, в лице технологических компаний и не только, заявил господин Швецов.

Действительно в последнее время несколько онлайн-ритейлеров купили небольшие кредитные организации (см. “Ъ” от 16 июля). В феврале 2021 года основной владелец и гендиректор крупнейшего в России онлайн-ритейлера Wildberries Татьяна Бакальчук купила банк «Стандарт-кредит», в мае Ozon приобрел Оней-банк, в июле «Яндекс» купил банк «Акрополь». Но это были разовые сделки, в то же время за первое полугодие 2021 года, согласно статистике ЦБ, число действующих кредитных организаций сократилось на 28 штук.

Кроме того, во всех трех случаях приобретены были мелкие банки. И это имеет простое объяснение — до сих пор история кэптивных банков ритейлеров была хоть и недолгой, но не слишком успешной.

Так, лишилась лицензии одноименная кредитная организация сети салонов связи «Связной». Не слишком удачным называют участники и финансовый проект ИКЕА — Икано-банк, об этом свидетельствуют многочисленные негативные отзывы на форуме «Банки.ру».

В то же время в очереди на продажу стоит целый ряд банковских активов, спасенных регулятором. Это и один из крупнейших банков «ФК Открытие» (входит в топ-10 по активам на середину 2021 года), и не такой крупный Азиатско-Тихоокеанский банк (49-е место). Но пока интерес к этим активам проявляют только банки и финансовые группы, а значит, конкуренция будет только усиливаться. И мне больше верится в теорию банкира, а не в жизнерадостные ожидания регулятора, который одновременно ужесточает требования к банкам, сокращая их число.

Норматив продажи валютной выручки будет снижен до 50%

Смягчение норматива продажи валютной выручки не отменит главной текущей проблемы валютного рынка: доллары и так сложно тратить

Смягчение норматива продажи валютной выручки не отменит главной текущей проблемы валютного рынка: доллары и так сложно тратить

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

Смягчение норматива продажи валютной выручки не отменит главной текущей проблемы валютного рынка: доллары и так сложно тратить

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

Мгновенная реакция рубля на «ослабление валютного контроля» неудивительна: данные платежного баланса за 2021 год позволяют оценить объемы добровольной продажи валютной выручки экспортерами в те же 75–80%. При этом с марта 2022 года ситуация с платежным балансом радикально изменилась: каналы оттока по капитальному счету перекрыты решениями правительства, ЦБ и санкциями ЕС, США и других крупных юрисдикций, а профицит платежного баланса резко вырос из-за сильного роста цен на экспортные энергоносители и из-за обвала импорта в РФ из стран ОЭСР (санкции и эмбарго) и Юго-Восточной Азии (локдауны, риски вторичных санкций).

Рекордный профицит в другой ситуации, видимо, позволил бы ЦБ к концу 2022 года восполнить две трети замороженных США, ЕС, Японией, Канадой, Австралией и Швейцарией международных резервов РФ, но сам Банк России «вторые ЗВР» создавать, естественно, не будет.

Напомним, ЦБ в конце апреля уже предлагал Минфину сократить норматив по продаже валютной выручки до 50% (что и реализуется сейчас), отменить норму для «дружественных» валют, а для несырьевых экспортеров — аннулировать. Неизвестно, принято ли решение по последнему вопросу, но с 5 мая действует сходная норма: экспортеры могут уменьшать нормативы на объемы импортных закупок. Но в последующие месяцы даже полное снятие требования обязательной продажи системно не изменит конструкцию: спрос на валюту в течение двух-трех лет будет явно меньше предложения.

С июня ЦБ разрешает короткие продажи и торговлю «с плечом»

И, поскольку механизмы трансграничного движения капитала, которые могли бы балансировать курс рубля, заблокированы, рубль уже вернул себе статус полноценной нефтяной валюты при дорогой нефти. Впрочем, своеобразной: с марта 2022 года курс зависит не столько от цен на нефть Urals, сколько от сумм ее продажи за пределы РФ. Ситуацию может несколько изменить нефтяное эмбарго ЕС, но и этот эффект ограничен, поскольку это наверняка вызовет взлет нефтяных цен в мире и также поддержит платежный баланс РФ и рубль.

В широкой перспективе до 2024 года и при условии сохранения и санкций, и торговых эмбарго, и ограничений на капитальные операции для нерезидентов профицит будет сокращаться. Впрочем, напомним, рубль и до военной операции РФ на Украине считался классическим примером недооцененной сырьевой валюты, возможность его фундаментального укрепления остается, и даже полное возвращение для резидентов внутрироссийских условий для капитальных операций мало что поменяет.

При этом, по данным “Ъ”, Банк России рассчитывает, что постепенно стабилизируется и разрыв между курсом наличного и безналичного доллара/евро — несмотря на эмбарго США и ЕС на поставку в РФ банкнот, приток их в РФ полностью не закрыт.

Обратной стороной медали является то, что рубль — валюта экономики с очень проблемными среднесрочными перспективами: именно поэтому эксперты сильно расходятся даже в том, укрепится или ослабнет курс в течение лета. Евгений Миронюк из «БКС Мир инвестиций» полагает: «Снижение порога продажи до 50% выручки может привести к ослаблению рубля в район 72–78 руб./ $ на горизонте одного-трех месяца». В то же время Гельды Союнов из банка «Зенит» уверен: «Решение не приведет к устойчивому развороту курса рубля в сторону ослабления. Данная мера лишь снизит избыточное предложение валюты на рынке. Для ослабления курса рубля необходим спрос, который может быть сформирован за счет роста импорта или послаблений в режиме валютного контроля».

Когда американская валюта вернется к росту

В любом случае новый норматив продажи выручки никак не повлияет ни на спрос, ни на импорт, ни на создающуюся высоким курсом проблему роста дефицита бюджета в 2022–2023 годах (расчеты на 2024–2025 годы все более условны). Проблемы мог бы устранить институт обязательной покупки валютной выручки — вместо ранее занижавших курс покупок ЦБ и Минфином валюты в резервы в рамках валютного правила. Но после ареста части резервов «новые ЗВР» будут накапливаться на частных счетах под ежедневными рисками санкций к российским банкам. Возможно, что уже не невозможность купить доллары, а бегство от доллара, недоверие не только к рублю, но и к валюте и нестабильность курса к концу 2022 года будут обновленной реальностью.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: