Кража банковской карты и снятие денежных средств как квалифицировать

Обновлено: 17.07.2024

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2021 года Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» дополнено пунктами 25.1–25.4 следующего содержания:

"25.1 Тайное изъятие денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, например, если безналичные расчеты или снятие наличных денежных средств через банкомат были осуществлены с использованием чужой или поддельной платежной карты, надлежит квалифицировать как кражу по признаку «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств». По пункту «г» части 3 статьи 158 УК РФ квалифицируются действия лица и в том случае, когда оно тайно похитило денежные средства с банковского счета или электронные денежные средства, использовав необходимую для получения доступа к ним конфиденциальную информацию владельца денежных средств (например, персональные данные владельца, данные платежной карты, контрольную информацию, пароли).

25.2 Кражу, ответственность за которую предусмотрена пунктом «г» части 3 статьи 158 УК РФ, следует считать оконченной с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб. Местом окончания такой кражи является место нахождения подразделения банка или иной организации, в котором владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета.

25.3 Территориальную подсудность уголовного дела о краже денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств судам следует определять с учетом места совершения преступления, а также других указанных в законе обстоятельств (части 1–3 и 51 статьи 32 УПК РФ). Если не все участники производства по такому делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности данного уголовного дела, а также в иных случаях, указанных в части 4 статьи 32 и в статье 35 УПК РФ, территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена.

25.4 Обратить внимание судов на то, что при правовой оценке действий лица, совершившего хищение, судам следует учитывать положения части 2 статьи 14 УК РФ, согласно которой не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. При решении вопроса о том, является ли малозначительным деяние, например кража, формально содержащая квалифицирующие признаки состава данного преступления, судам необходимо учитывать совокупность таких обстоятельств, как степень реализации преступных намерений, размер похищенного, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, характер обстоятельств, способствовавших совершению деяния, и др.".

Коллеги , наверное многие из вас уже сталкивались с тем , что следствие квалифицирует действия обвиняемого , который совершил хищение банковской карты потерпевшего не по п.в ч.2 ст 158 УК РФ , а по п. г, ч.3 ст. 158 УК РФ.

До наступления 2020 г. деяния связанные с хищением денежных средств способом , когда у потерпевшего крадут банковскую карту и снимают от туда деньги квалифицировались как кража в значительном размере ( самый распространенный состав), но теперь следствие стало квалифицировать эти действия, как кража совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств.

Естественно защита в этой ситуации с такой квалификацией не согласна , поскольку мы лишаемся возможности прекратить уголовное преследование в порядке ст. 25 УПК , а также с применением судебного штрафа, т.к это уже тяжкое преступление.

Следователь поясняет в свою очередь, что прокуратура вернет дело обратно , если изменят квалификацию на п.в ч.2 ст 158 УК

Изучив судебную практику я делаю вывод, что вменение квалифицирующего признака кража совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств в подобных случаях излишняя и необоснованная

Например:

Государственный обвинитель, просил переквалифицировать действия подсудимого Беляева Ю.А. с п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в связи тем, что по смыслу закона, квалифицирующий признак хищения – «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств» может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ «О национальной платежной системе». В соответствии с п. 19 ст. 3 вышеуказанного Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», электронное средство платежа – это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств. Принимая во внимание, что Беляев каких-либо действий по переводу денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов не совершал, т.е. не совершал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекомунникационные сети путем ввода, удаления, блокирования или модификации компьютерной информации, а похитил денежные средства потерпевшей путем получения наличных денежных средств через банкомат и оплачивая покупки в магазине зная пин-код банковской карты, в его действиях отсутствует квалифицирующий признак хищения чужого имущества «с банковского счета». Таким образом, считаю, что действия Беляева, выразившиеся в краже денежных средств путем снятия их в банкомате с банковской карты потерпевшей и оплаты данной картой покупок в магазине на общую сумму 21 352 рубля, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

Согласно действующему закону, квалифицирующий признак хищения – «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств» может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе».

В соответствии с п. 19 ст. 3 вышеуказанного Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», электронное средство платежа – это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств.

Беляев каких-либо действий по переводу денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов не совершал, т.е. не совершал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекомунникационные сети путем ввода, удаления, блокирования или модификации компьютерной информации, а похитил денежные средства потерпевшей путем получения наличных денежных средств через банкомат и оплачивая покупки в магазине зная пин-код банковской карты, в его действиях отсутствует квалифицирующий признак хищения чужого имущества «с банковского счета».

Таким образом, действия Беляева, выразившиеся в краже денежных средств путем снятия их в банкомате с банковской карты потерпевшей и оплаты данной картой покупок в магазине на общую сумму 21 352 рубля, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину

При этом для исключения из квалификации действий Беляева квалифицирующего признака «хищения чужого имущества с банковского счета» не требуется исследования собранных по делу доказательств, поскольку необходимость изменения квалификации следует из предъявленного обвинения и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ согласно ст. 15 УК РФ относится к категории средней тяжести.

В судебном заседании установлено, что Беляев Ю.А. впервые привлекается к уголовной ответственности, имущественный вред, причиненный преступлением, возмещен в полном объеме путем возврата похищенного имущества, потерпевшая Б. не возражает против прекращения уголовного дела, в связи с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Ссылаясь на положения ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе» судебная коллегия указала, что соответствующий квалифицирующий признак совершения хищения с банковского счёта может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путём их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчётов в порядке, регламентированном указанной правовой нормой. Неотъемлемым признаком объективной стороны такого преступления – хищения с банковского счёта, будет обязательное оказание незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. В противном случае, учитывая тайный способ хищения, действия должны быть квалифицированы как кража, даже если снятие денежных средств совершено путём использования учётных данных собственника, полученных путём обмана последнего или использования его мобильного телефона. Не образует состава указанного преступления хищение чужих денежных средств именно с банковского счёта путём использования заранее похищенной или поддельной платёжной карты для выдачи наличных денежных средств посредством банкомата.

Равно как не усмотрел суд апелляционной инстанции указанного признака при краже денежных средств с банковского счёта ПАО Сбербанк, принадлежащего С., с использованием ошибочно подключённой на абонентский номер телефона, находящегося в пользовании виновного, услуги «мобильный банк», в связи с чем, действия Г. по похищении денежных средств на общую сумму 1000 рублей расценены как мелкое хищение, влекущее административную ответственность.

Обвинительный приговор суда первой инстанции отменён с вынесением оправдательного приговора в отношении Г., в виду отсутствия в его действиях состава уголовного преступления с признанием за ним права на реабилитацию (дело № 22-7617/2018).

Коллеги , наверное многие из вас уже сталкивались с тем , что следствие квалифицирует действия обвиняемого , который совершил хищение банковской карты потерпевшего не по п.в ч.2 ст 158 УК РФ , а по п. г, ч.3 ст. 158 УК РФ.

До наступления 2020 г. деяния связанные с хищением денежных средств способом , когда у потерпевшего крадут банковскую карту и снимают от туда деньги квалифицировались как кража в значительном размере ( самый распространенный состав), но теперь следствие стало квалифицировать эти действия, как кража совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств.

Естественно защита в этой ситуации с такой квалификацией не согласна , поскольку мы лишаемся возможности прекратить уголовное преследование в порядке ст. 25 УПК , а также с применением судебного штрафа, т.к это уже тяжкое преступление.

Следователь поясняет в свою очередь, что прокуратура вернет дело обратно , если изменят квалификацию на п.в ч.2 ст 158 УК

Изучив судебную практику я делаю вывод, что вменение квалифицирующего признака кража совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств в подобных случаях излишняя и необоснованная

Например:

Государственный обвинитель, просил переквалифицировать действия подсудимого Беляева Ю.А. с п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в связи тем, что по смыслу закона, квалифицирующий признак хищения – «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств» может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ «О национальной платежной системе». В соответствии с п. 19 ст. 3 вышеуказанного Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», электронное средство платежа – это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств. Принимая во внимание, что Беляев каких-либо действий по переводу денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов не совершал, т.е. не совершал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекомунникационные сети путем ввода, удаления, блокирования или модификации компьютерной информации, а похитил денежные средства потерпевшей путем получения наличных денежных средств через банкомат и оплачивая покупки в магазине зная пин-код банковской карты, в его действиях отсутствует квалифицирующий признак хищения чужого имущества «с банковского счета». Таким образом, считаю, что действия Беляева, выразившиеся в краже денежных средств путем снятия их в банкомате с банковской карты потерпевшей и оплаты данной картой покупок в магазине на общую сумму 21 352 рубля, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

Согласно действующему закону, квалифицирующий признак хищения – «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств» может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе».

В соответствии с п. 19 ст. 3 вышеуказанного Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», электронное средство платежа – это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств.

Беляев каких-либо действий по переводу денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов не совершал, т.е. не совершал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекомунникационные сети путем ввода, удаления, блокирования или модификации компьютерной информации, а похитил денежные средства потерпевшей путем получения наличных денежных средств через банкомат и оплачивая покупки в магазине зная пин-код банковской карты, в его действиях отсутствует квалифицирующий признак хищения чужого имущества «с банковского счета».

Таким образом, действия Беляева, выразившиеся в краже денежных средств путем снятия их в банкомате с банковской карты потерпевшей и оплаты данной картой покупок в магазине на общую сумму 21 352 рубля, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину

При этом для исключения из квалификации действий Беляева квалифицирующего признака «хищения чужого имущества с банковского счета» не требуется исследования собранных по делу доказательств, поскольку необходимость изменения квалификации следует из предъявленного обвинения и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ согласно ст. 15 УК РФ относится к категории средней тяжести.

В судебном заседании установлено, что Беляев Ю.А. впервые привлекается к уголовной ответственности, имущественный вред, причиненный преступлением, возмещен в полном объеме путем возврата похищенного имущества, потерпевшая Б. не возражает против прекращения уголовного дела, в связи с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Ссылаясь на положения ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе» судебная коллегия указала, что соответствующий квалифицирующий признак совершения хищения с банковского счёта может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путём их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчётов в порядке, регламентированном указанной правовой нормой. Неотъемлемым признаком объективной стороны такого преступления – хищения с банковского счёта, будет обязательное оказание незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. В противном случае, учитывая тайный способ хищения, действия должны быть квалифицированы как кража, даже если снятие денежных средств совершено путём использования учётных данных собственника, полученных путём обмана последнего или использования его мобильного телефона. Не образует состава указанного преступления хищение чужих денежных средств именно с банковского счёта путём использования заранее похищенной или поддельной платёжной карты для выдачи наличных денежных средств посредством банкомата.

Равно как не усмотрел суд апелляционной инстанции указанного признака при краже денежных средств с банковского счёта ПАО Сбербанк, принадлежащего С., с использованием ошибочно подключённой на абонентский номер телефона, находящегося в пользовании виновного, услуги «мобильный банк», в связи с чем, действия Г. по похищении денежных средств на общую сумму 1000 рублей расценены как мелкое хищение, влекущее административную ответственность.

Обвинительный приговор суда первой инстанции отменён с вынесением оправдательного приговора в отношении Г., в виду отсутствия в его действиях состава уголовного преступления с признанием за ним права на реабилитацию (дело № 22-7617/2018).

Подборка наиболее важных документов по запросу Кража денег с банковской карты (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Кража денег с банковской карты

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2021 год: Статья 75 "Недопустимые доказательства" УПК РФ "В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ из приговора подлежит исключению ссылка на протокол явки К. с повинной от 22.02.2019 (т. 1 л.д. 15) как на доказательство его виновности в совершении кражи денег с банковской карты с помощью услуги "мобильный банк", поскольку к этому времени К. являлся подозреваемым, однако при составлении данного протокола отсутствовал его защитник, чем было нарушено право на защиту."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Кража денег с банковской карты

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Проблема квалификации преступлений, связанных с хищением электронных денежных средств
(Абитов А.З.)
("Законность", 2019, N 9) Так, кража 2 тыс. руб. преступлением не считается. Кража 200 тыс. руб., как правило, квалифицируется по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК (кража с причинением значительного ущерба гражданину), за что предусмотрено лишение свободы на срок до 5 лет, поэтому это деяние является преступлением средней тяжести. А кража тех же 2 тыс. руб. с банковской карты квалифицируется по п. "г" ч. 3 ст. 158 УК, наказывается лишением свободы на срок до 6 лет и является тяжким преступлением. Получается, что за кражу наличных денег в размере 200 тыс. руб. можно получить до 5 лет или дело может быть прекращено в связи с примирением сторон, а за кражу денежной суммы в 100 раз меньше (т.е. в размере 2 тыс. руб.), но с банковской карты есть вероятность получить более строгое наказание - до 6 лет лишения свободы. Поскольку деяние, предусмотренное п. "г" ч. 3 ст. 158 УК, относится к категории тяжких преступлений, прекратить уголовное дело о краже денег с банковской карты в связи с примирением сторон нельзя. По этой же причине невозможно освобождение обвиняемого в краже денег с банковской карты от уголовной ответственности в связи с применением наказания в виде судебного штрафа, что позволяло бы лицу не считаться судимым.

Нормативные акты: Кража денег с банковской карты

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 48
(ред. от 29.06.2021)
"О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" Если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, то по смыслу положений пункта 1 примечаний к статье 158 УК РФ и статьи 128 Гражданского кодекса Российской Федерации содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества. Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

Подборка наиболее важных документов по запросу Кража с банковского счета (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Формы документов: Кража с банковского счета

Судебная практика: Кража с банковского счета

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 159.3 "Мошенничество с использованием электронных средств платежа" УК РФ Из диспозиции данной статьи исключено указание на то, что под таким мошенничеством понимается "хищение чужого имущества, совершенное с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации". Этим же Законом введена уголовная ответственность по п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражу с банковского счета."

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Интересная цитата из судебного решения: Для квалификации действий виновного по п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ юридически значимым является то обстоятельство, что предметом преступлении выступают денежные средства, находящиеся на банковском счете, а равно электронные денежные средства Так, диспозицией п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ предусмотрена ответственность за кражу, совершенную с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Кража с банковского счета

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Хищения безналичных и электронных денежных средств: вопросы квалификации
(Клименко А.К.)
("Российский следователь", 2020, N 5) В статье на основе анализа судебной практики рассматривается дополнительный квалифицирующий признак ч. 3 ст. 158 и ч. 3 ст. 159.6 УК РФ - "хищения с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств". Автор приходит к выводу об отсутствии единообразной практики применения рассматриваемых норм УК РФ, что не способствует эффективной борьбе с хищениями безналичных и электронных денежных средств.

Нормативные акты: Кража с банковского счета

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29
(ред. от 29.06.2021)
"О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" 25.1. Тайное изъятие денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, например, если безналичные расчеты или снятие наличных денежных средств через банкомат были осуществлены с использованием чужой или поддельной платежной карты, надлежит квалифицировать как кражу по признаку "с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств".

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: