Какие риски нужно учитывать материнской компании если она дает дочке свои гарантии при получении кредита

Обновлено: 17.08.2022

Дочерняя компания – это самостоятельный субъект, контрольный пакет акций или уставной капитал которого принадлежит материнской компании. Субъект имеет право контроля над поставками, реализацией продукции, транспортировкой, однако весь доход его принадлежит материнской организации. Последняя же предоставляет средства на нужды: обеспечение непрерывности производства, выплату зарплат и прочее.

Особенности дочерней компании

«Дочка» находится в прямой зависимости от состояния основного субъекта. Последний фактически обеспечивает деятельность организации и контролирует ее. Рассмотрим преимущества дочерней компании:

  • Все задолженности дочернего субъекта погашаются материнской организацией.
  • Вся финансовая ответственность возлагается на основную компанию.
  • Конкурентное преимущество также обязана обеспечить материнская компания.

Вопрос: Как отразить в учете дочерней организации (ООО) получение от материнской компании производственного оборудования (бывшего в употреблении объекта основных средств (ОС)) в качестве вклада в имущество общества?
Производственное оборудование передано в качестве вклада в имущество общества в соответствии с его уставом и решением материнской компании. Рыночная стоимость переданного оборудования определена на основании заключения независимого оценщика. Она составляет 500 000 руб. (без НДС). Услуги оценщика оплачены материнской компанией. Затрат, связанных с получением оборудования, организация не несет. Согласно учетной политике для целей бухгалтерского учета первоначальная стоимость объектов ОС, полученных в качестве вклада в имущество, определяется по рыночной стоимости.
При передаче оборудования материнская компания начислила НДС и составила счет-фактуру. Оборудование введено в эксплуатацию в месяце получения. Срок полезного использования оборудования в бухгалтерском учете установлен равным 50 месяцам исходя из предполагаемого срока его использования. Амортизация начисляется линейным способом.
Посмотреть ответ

Однако у дочернего субъекта есть и недостатки:

  • Отсутствие свободы выбора производственного направления и прочих базовых аспектов деятельности.
  • Ограниченные возможности в техническом развитии.
  • Сложно аккумулировать средства на развитие, так как весь капитал принадлежит материнской компании.

Дочерние компании, как правило, создаются крупными предприятиями. Нужны они для распределения направлений деятельности.

Вопрос: Применяется ли пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, если задолженность дочерней организации перед организацией-учредителем заменена заемным обязательством и впоследствии списана (прощена)?
Посмотреть ответ

Способы создания дочерней компании

Для организации дочерней компании потребуется ряд документов: документация основного субъекта, устав «дочки», решение о создании компании в письменной форме. Материнский субъект должен подтвердить отсутствие долгов на настоящее время. Существует два способа создания компании.

Вопрос: Являются ли экономически обоснованными для целей налога на прибыль расходы, понесенные в пользу дочерних (зависимых) организаций (п. 1 ст. 252 НК РФ)?
Посмотреть ответ

Первый способ

Рассмотрим подробный алгоритм создания дочерней организации:

  1. Составление устава дочерней компании. В документе нужно прописать все условия существования субъекта.
  2. Если у основного капитала есть несколько собственников, требуется составить договор с распределением долей.
  3. Составление учредителями протокола, который подтверждает факт создания субъекта.
  4. Директор материнской компании должен создать документ, в котором указываются контакты и адрес «дочки».
  5. Оформление справки, которая подтверждает отсутствие задолженностей.
  6. Заполнение формы Р11001.
  7. После оформления всех перечисленных документов и назначения главбуха нужно предоставить бумаги представителям налогового органа, в котором регистрируется субъект.

Если у основного офиса присутствуют задолженности, он не сможет в должной мере финансировать дочернюю компанию.

Вопрос: Может ли кредитор включить в резерв по сомнительным долгам для целей налогообложения прибыли задолженность должника перед ним, если последний является взаимозависимой (в том числе дочерней) организацией (п. 1 ст. 266 НК РФ)?
Посмотреть ответ

Второй способ

Первый способ предполагает создание компании, второй – присвоение уже существующей организации. То есть происходит поглощение по обоюдному созданию. Рассмотрим алгоритм этой процедуры:

После всех этих шагов компания может приступить к своей деятельности.

Ответственность материнской и дочерней компаний

Дочерняя компания – это независимый субъект. Во владении организации находится как капитал, так и имущество. Она не несет ответственности по долгам материнского субъекта. Однако материнская организация несет ответственность за задолженность «дочки» в некоторых обстоятельствах:

  • Оформление сделки по указанию материнской компании. Данное указание должно быть оформлено документально. В этой ситуации и «дочка», и материнская организация несут ответственность в равных долях.
  • «Дочка» из-за распоряжений материнской компании была признана банкротом. В этом случае если дочерняя организация не обладает ресурсами для погашения задолженности, остаток выплачивает основной офис.

Во всех остальных случаях дочерняя компания сама несет ответственность по своим долгам.

Управление дочерней компанией

Управление дочерней компанией отличается рядом особенностей:

  • Большое количество субъектов управления.
  • Необратимое влияние на «дочку».
  • Самостоятельность организации в проведении хозяйственной деятельности.
  • Ограничения в деятельности «дочки».

Существует несколько моделей управления дочерней организацией. Рассмотрим их все.

Единоличная исполнительная структура

Управление через единоличный орган – самый распространенный вариант. Под единоличным органом понимается генеральный директор. На него возлагается следующая ответственность:

  • Работа над текущими задачами.
  • Управление имеющимся имуществом (стоимость его не должна быть больше 25% от балансовой стоимости активов).
  • Управление внутренней структурой организации.

У гендиректора есть довольно широкие полномочия. Для того чтобы материнская компания могла отслеживать все управленческие решения, имеет смысл составить документ, регламентирующий все права и обязанности лица. Соответствующие распоряжения можно включить в устав.

Совет директоров

Все ключевые управленческие решения могут приниматься советом директоров, в который входят собственники материнской организации. Такая модель актуальна при небольшом количестве «дочек». В обратном случае могут возникнуть следующие проблемы:

  • Перегрузка участников совета директоров.
  • Сложность в согласовании решений.

Совет директоров ограничен в принятии решений. Если советом будет принято решение, не входящее в его компетенцию, оно не будет действительным согласно статье 67 и 69 ФЗ №208. Компетенция совета может быть расширена за счет полномочий исполнительных органов. Однако последние должны быть включены в устав.

Управляющая компания

Руководство «дочкой» можно поручить УК. Преимущества этого способа: централизация управления, оперативное распределение ресурсов, возможность координации всех действий. Однако если дочерних компаний много, одной управляющей компании сложно уследить за ними.

Правление

Суть правления заключается в том, что руководители «дочек» входят в состав правления основного субъекта. С каждым из участников правления нужно заключить трудовой договор. Особенности формирования правления схожи с избранием гендиректора. Участники управляющего состава избираются собранием акционеров или советом директоров.

Особенности налогообложения

Материнским компаниям часто приходится выдавать финансовые гарантии под банковские кредиты, получаемые дочерними компаниями. Рассмотрим на примере порядок учета финансовых и общих гарантий в соответствии с МСФО (IFRS) 9.

Рассмотрим типичную ситуацию, связанную с долговым финансированием групп компаний.

Допустим, у группы компаний (материнской компании) есть филиал в другой стране, и дочерняя компания должна взять банковский кредит.

Банк готов предоставить кредит, но материнская компания должна гарантировать банку, что погасит долг в случае, если ее дочерняя компания не сможет рассчитаться по задолженности.

Аудиторы утверждают, что у материнской компании есть финансовая гарантия в соответствии с IFRS 9, и она должна быть соответствующим образом учтена и отражена в отчетности.

Но каким образом?

Кроме того, допустим, что материнская компания выпустила общую гарантию для поддержки своей дочерней компании в случае отрицательного капитала.

Должна ли материнская компания также учитывать и эту гарантию?

Что предписывает IFRS 9 в отношении финансовых гарантий?

Договор, согласно которому выпустившая его сторона обязана произвести определенные выплаты контрагенту для возмещения убытка, понесенного последним в результате того, что указанный в договоре должник не смог совершить платеж в сроки, установленные первоначальными или пересмотренными условиями долгового инструмента.

Поэтому да, в данном случае у материнской компании есть выданная финансовая гарантия, потому что материнская компания согласились возместить банку задложенность на тот случай, если ваша дочерняя компания не сможет погасить ее в срок.

И аудиторы правы - материнская компания должна как-то учитывать эту гарантию.

Прежде чем разбираться с тем, как ее следует учесть, давайте рассмотрим общую гарантию (англ. 'general guarantee') поддержки дочерней компании в случае отрицательного капитала.

Она не является финансовой гарантией в соответствии с МСФО (IFRS) 9, поскольку она НЕ является конкретным финансовым инструментом: по ней нет конкретных платежей, и этот тип гарантии может покрывать практически все, не только долги.

Финансовые гарантии: первоначальное признание и оценка.

Сначала вам необходимо признать выпущенную финансовую гарантию по справедливой стоимости.

Это основное правило оценки в МСФО (IFRS) 9.

Какова справедливая стоимость такой гарантии?

Это зависит от обстоятельств, поэтому воспользуйтесь приведенными ниже советами.

Обычно, когда вы предоставляете финансовую гарантию третьей стороне (т.е. не дочерней компании), вы взимаете некоторую премию за гарантию, т.е. некоторую плату за выдачу этой гарантии, - и в этом случае это и будет ее справедливой стоимостью.

Зачастую гарантия выдается внутри группы компаний бесплатно, как в рассматриваемом примере.

В этом случае мы должны применить некоторые альтернативные методы в соответствии с МСФО (IFRS) 13 «Оценка справедливой стоимости».

Например, вы можете оценить выгоду для должника в результате получения этой гарантии.

Какую процентную ставку предоставляет банк должнику с финансовой гарантией?

И какую процентную ставку получил бы должник без гарантии?

Если должник выплачивает 5% с гарантией, а рыночная процентная ставка по негарантированным кредитам составляет 6%, то справедливой стоимостью гарантии является приведенная стоимость разницы в процентах (т.е. 6%-5%), начисляемых по гарантированным и негарантированным кредитам.

Какими будут бухгалтерские проводки?

В качестве краткого примера предположим, что вы получили премию в размере 1 000 д.е. за выдачу финансовой гарантии на 5-летний кредит.

Дебет. Денежные средства:
1 000 д.е.

Кредит. Обязательства по выданным финансовым гарантиям:
1 000 д.е.

Если вы не получили премию, то:

Дебет. Прибыль или убыток:
Справедливая стоимость вашей гарантии

Кредит. Обязательства по выданным финансовым гарантиям:
Справедливая стоимость вашей гарантии

Финансовые гарантии: последующая оценка.

Прежде всего, вам необходимо самортизировать сумму вашей финансовой гарантии в соответствии с МСФО (IFRS) 15 «Выручка по договорам с клиентами».

В большинстве случаев вы бы сделали это линейным методом в течение срока кредита.

И затем, IFRS 9 предписывает (см. параграф IFRS 9:4.2.1(c)) оценивать финансовые гарантии по наибольшей величине из:

  • Суммы оценочного резерва под убытки, который определяется как ожидаемый кредитный убыток в соответствии с IFRS 9 (см. раздел IFRS 9:5.5) и
  • Первоначально признанной суммы (справедливая стоимость) за вычетом накопленной суммы дохода / амортизации, признанной в соответствии с МСФО (IFRS) 15.

Здесь перед вами (материнской компанией) стоит задача определить ожидаемый кредитный убыток (ECL) по сумме, заимствованной вашей дочерней компанией.

Так что вам нужно:

  • Определить, на какой стадии, в соответствии с моделью ECL, находится кредит вашей дочерней компании - стадия 1, 2, 3; а потом
  • Рассчитать ожидаемый убыток как 12-месячный ожидаемый кредитный убыток или ожидаемый кредитный убыток за весь срок, в зависимости от стадии кредита.

С другой стороны, вам необходимо сравнить сумму ожидаемого кредитного убытка с балансовой стоимостью вашей финансовой гарантии, которая будет представлять собой начальную справедливую стоимость за вычетом амортизации:

  • Если ECL ниже балансовой стоимости, то все в порядке.
  • Если ECL выше балансовой стоимости, вам необходимо переоценить финансовую гарантию и отнести результат переоценки на прибыль или убыток.

Пример последующей оценки финансовой гарантии.

Вернемся к нашей финансовой гарантии в размере 1 000 д.е. по 5-летнему кредиту.

В данном случае вы бы амортизировали ее равномерно (линейно) в течение 5 лет, и проводка будет выглядеть так:

Дебет. Обязательства по выданным финансовым гарантиям:
200 д.е. (1 000/5)

Кредит. Прибыль или убыток - Доход от финансовых гарантий:
200 д.е.

Затем вам нужно будет определить ожидаемый кредитный убыток по кредиту, под который была выдана гарантия.

Допустим, с кредитом все в порядке и существенного увеличения кредитного риска нет, поэтому ожидаемый кредитный убыток составляет 500 д.е.

Ваша балансовая стоимость обязательств по гарантии составляет 800 д.е. (1000 - 200), а ECL - 500 д.е., поэтому вы продолжаете оценивать финансовую гарантию на уровне 800 д.е., так как эта сумма выше.

Если ECL по кредиту составит, скажем, 1 200 д.е., тогда вам нужно будет учесть разницу в 400 (то есть, ECL 1200 д.е. за вычетом балансовой стоимости 800 д.е.) в составе прибыли или убытка.

Часто в практике возникает ситуация, когда дочерней компании нужен временно специалист из головной организации. Логично предположить, что это можно оформить командировкой или переводом. Но иногда сотрудник выводится на время за штат, и работодатель сталкивается с понятием аутстаффинга или заемным трудом. И это весьма рисковая зона.

Как это ни удивительно, в российском законодательстве нет и никогда не было понятия аутстаффинга. При этом, по сути, это является «лизинговой схемой». Безусловно, работники не могут выступать предметом лизинга, поэтому речь идет о предоставлении персонала. Иначе говоря – о заемном труде.

Между тем, заемный труд в России запрещен. Уточню, что под этим термином подразумевается труд по распоряжению руководителя, но в интересах и под управлением организации, которая не является работодателем для этого человека. Это, в частности, фиксирует ст. 56.1 ТК РФ, юридически запрещая заключать договор аутстаффинга. Однако предоставить временно сотрудника в свою дочернюю организацию можно, просто с некоторыми условиями.

Во-первых, как обычно и бывает, в любом правиле в нашей стране есть исключения.

Например, ФЗ «О занятости населения в Российской Федерации» перечисляет требования при осуществлении деятельности, связанной с предоставлением труда работников. И одна из статей закона говорит о возможном заключении договора на такую услугу. В частности, это может быть договор, по которому исполнитель временно направляет работников с их согласия к заказчику для выполнения трудовых функций, которые определены в их трудовых договорах. Заказчик, конечно же, обязан оплатить услуги и использовать труд этих сотрудников только в соответствии с их функциями.

Заключать такой договор могут лишь определенные компании. К ним относятся частные агентства занятости, а также другие юридические лица, если работники направляются в аффилированную организацию.

Следовательно, головная компания может предоставить своей «дочке» работника для выполнения им его трудовых функций. Главное, чтобы соблюдалась аффилированность или было акционерное соглашение.

В то же время, на сегодня законодательство не регулирует труд таких работников, когда речь идет о головном предприятии и дочернем обществе. ТК РФ лишь намекает, что правила устанавливают федеральные законы. Увы, но таких пока нет, поэтому непонятно, на что могут опираться работодатели, временно предоставляя сотрудников. Отсюда – и риски, ведь любое неверно трактованное действие может привести к нарушению трудового законодательства.

Но есть и менее рискованный вариант – использовать договор аутсорсинга, так как он не предусматривает передачу под руководство и контроль заказчика работников исполнителя. Суть такого соглашения в том, что сервис оказывается по договору возмездного оказания услуг. Как правило, это непрофильные виды деятельности для заказчика услуг, например, юридическое сопровождение для компании по прокату автомобилей

Так или иначе, отсутствие в законе четких норм, которые регулируют временное направление сотрудников к другим юрлицам, - остается зоной для риска для бизнеса. При этом и список организаций, которые могут заниматься такой деятельности, остается узким. Ведь если компания не является аффилированной, то получить «поддержку» от головного офиса ей будет проблематично. И в таких случаях выход по сути лишь один – аутсорсинг.

1. С определенной долей уверенности можно утверждать, что Верховным Судом выработана позиция по добросовестному и законному поведению должника, как в правоотношениях с кредиторами, так и действиям должника в процедуре банкротства. Одним из первых постановлений, где ВС артикулировал подход к оценке поведения гражданина-банкрота, является постановление Определение от 25 января 2018 г. N 310-ЭС17-14013.

«Институт банкротства граждан предусматривает иной - экстраординарный - механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов, - списание долгов. При этом целью института потребительского банкротства является социальная реабилитации гражданина - предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, чем в определенной степени ущемляются права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им.

Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.»

2. Ранее в своем постановлении пленума от 13 октября 2015 г. N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан", ВС также указывал, что освобождение должника от обязательств не допускается, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, последний действовал незаконно. В ситуации, когда действительно будет установлено недобросовестное поведение должника, суд в соответствии со ст. 213.28 Закона о банкротстве вправе в определении о завершении конкурсного производства указать на неприменение правил об освобождении гражданина от исполнения долговых обязательств.

3. Таким образом, при установлении факта недобросовестного и незаконного поведения должника, на основании положений ст. 213.28 Закона о банкротстве, а также на основании положений ст. 1, 10 ГК, суд вправе совершенно законно отказать должнику в освобождении от исполнений обязательств.

Распределение бремени доказывания

4. Отдельного внимания заслуживает вопрос распределения бремени доказывания обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств.

5. Возвращаясь к Определению ВС от 25 января 2018 г. N 310-ЭС17-14013 стоит обратить внимание на следующий абзац:

«Суд вправе отказать в применении положений абзаца третьего пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве лишь в том случае, если будет установлено, что нарушение, заключающееся в не раскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника. Бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на самом должнике (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)»

Также внимания в этом разрезе заслуживает п. 12 Постановления пленума ВС от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой гражданского кодекса Российской Федерации»:

«Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Если лицо несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности (например, пункт 3 статьи 401, пункт 1 статьи 1079 ГК РФ).»

А также п. 1 данного постановления:

«Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе, в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).»

6. Анализируя указанные источники толкования правоприменения, можно прийти к однозначному выводу, что для неприменения правила об освобождении гражданина от исполнения долговых обязательств, суду достаточно наличия формальных признаков недобросовестного и/или незаконного поведения должника – предоставление недостоверных сведений, подложных документов, сокрытия имущества, не раскрытия информации управляющему и т.д.

7. При этом суд самостоятельно, без наличия заявления сторон может поставить на обсуждение данный вопрос.

8. В обязанности должника входит доказать, что данные признаки являются формальными, а должник в действительности действовал добросовестно, либо добросовестно заблуждался, либо данное нарушение является малозначительным.

Обобщение практики о неосвобождении должников от дальнейшего исполнения обязательств, при предоставлении недостоверных сведений

9. Ниже я попытаюсь обобщить практику неприменения правила об освобождении гражданина от исполнения долговых обязательств, а также практику освобождения гражданина должника от дальнейшего исполнения обязательств, при наличии формальных признаков недобросовестности гражданина-должника, при предоставлении информации кредиторам.

10. Прежде всего стоит выделить частные случаи предоставления недостоверной информации кредиторам - предоставление заведомо подложных документов, предоставление недостоверных сведений.

11. Самое, по моему мнению, бесспорное основание для отказа в освобождении от долговых обязательств – умышленное предоставление заведомо подложных документов: справки 2НДФЛ, копии трудовых книжек, трудовые договоры и т.д. В случае, если будет выявлен факт предоставления таких документов, в списании задолженности будет отказано, а доказать какую-либо добросовестность должника невозможно.

Так, в деле А76-28731/2015 должник, при получении кредита, предоставил справку 2НДФЛ на сумму – 241 500 руб., а из ФНС поступили сведения о декларируемом доходе в размере 3 000 руб., кроме того должник являлся руководителем общества и не мог не знать о сведениях, предоставляемых в ФНС.

В деле А07-38338/2017 должник, среди прочего, при получении кредита, предоставил заведомо подложную копию трудовой книжки.

Дело №А76-32751/2017. Должник, при получении кредита, предоставил заведомо подложные копию трудовой книжки и справки о доходе от работодателя.

12. Следующее основание - предоставление недостоверных сведений. Недобросовестное поведение должника может быть установлено исходя из недостоверных сведений, указанных, например, в анкете должника. В тех делах, где суды признают данное основание для неосвобождения от исполнения обязательств, как правило, указывают на действия должника содержащие в себе: злоупотребление права, заведомо известноя для должника невозможность исполнения обязательств при получении займов, а также лишение возможности кредитора достоверно проанализировать финансовое состояние должника и оценить риски, связанные с возвратом кредита.

Так, в деле А56-76050/2016 суд апелляционной инстанции не применил правило обосвобождении от исполнения обязательств, так как должник скрыл наличие имевшихся кредитных обязательств, а вдобавок укрыл залоговое имущество, кассационная инстанция выводы апелляции поддержала.

В деле № А43-44478/2018 суд пришел к выводу о недобросовестности действий должника на том основании, что в анкете должник указал место работы, в последствии представленная копия трудовой книжки опровергала наличие указного трудоустройства в период обращения за займом, за обжалованием участнки не обращались.

Дело А33-1039/2016. Должник, при обращении в 2012 году за получением кредита предоставил Банку сведения о трудоустройстве и доходах, тогда как при обращении с заявлением о признании банкротом сообщил о том, что не работал в период с 2010 года, предоставив в подтверждение данного обстоятельства копию трудовой книжки, содержащей записи, отличные от тех, которые имеются в копии трудовой книжки, предоставленной в Банк. Факт предоставления недостоверных сведений должник признал, однако ссылался на действия третьего лица, в интересах которого заключал кредитные договоры, к данному доводу суды отнеслись критически.

13. Анализируя указанные выше дела можно прийти к выводу, что для отказа в освобождении от дальнейшего исполнения обязательств недостаточно одного факта предоставления недостоверных сведений, должна быть установлена заведомая недостоверность данных фактов для должника, либо иные действия должника должны давать основания с достаточной долей обоснованности сомневаться в его добросовестности, процессуальное бездействие должника при рассмотрении вопроса о неприменении правила об освобождении от исполнения обязательств также не способствует в "списании" долгов.

14. Также имеется практика где при наличии установленного факта предоставления недостоверных сведений, суд вставал на сторону должника и освобождал его от исполнения обязательств:

А84-3346/2019, А51-10862/2017, А76-1955/2019, А40-182965/2018

15. В указанных делах суды в обоснование своей позиции ссылались на следующее утверждение:

«Кредитная организация, являясь профессиональным участником рынка кредитования, должна была разумно оценивать свои риски при предоставлении денежных средств, и, действуя с должной осмотрительностью и добросовестностью, имела возможность проверить финансовое состояние должника и при наличии сомнений в его финансовых возможностях, отказать в выдаче кредита.

16. Стоит обратить внимание на еще одно утверждение, имеющееся в указанном определении:

«В случае положительного решения о выдаче кредита, основанного на достоверной информации, предоставленной гражданином, последующая ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не может быть принята во внимание для целей применения положений пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве.»

Данная позиция ВС, по сути своей, запрещает кредиторам извлекать выгоду из противоречивого и непоследовательного поведения (эстоппель). Иными словами – если кредитор для целей выдачи займа посчитал предоставленные сведения достоверными и полными, не исчерпав весь спектр инструментария для проверки таких сведений, то он признает достоверность таких сведений и утрачивает право ссылаться на их недостоверность, в обоснование своей позиции.

17. И хотя, в указанном выше абзаце определения ВС речь идет о взятии должником чрезмерных финансовых обязательств, полагаю, что данное утверждение также запрещает кредитору ссылаться на недостоверность любых сведений, предоставленных должником и которые могли быть подтверждёнными объективными данными, но кредитор уклонился от такой проверки, например, сведения о размере и источнике дохода.

18. В реалиях жизни в современной России, когда граждане нередко трудоустроены неофициально, либо имеют заработную плату, состоящую из официальной и неофициальной части. Кредитор, признавший такой доход или трудоустройство должника достаточным для целей одобрения займа, не должен иметь возможность извлекать выгоду из своего недобросовестного поведения, не признавая данные сведения в целях не освобождения гражданина от обязательств.

Возможные риски не освобождения гражданина от обязательств, при предоставлении недостоверных сведений и их минимизация.

19. Проведённый выше анализ позволяет прийти к следующим выводам: Предоставление подложных документов для получения займа является основанием для неприменения правила о освобождении от исполнений обязательств; Предоставление недостоверных сведений само по себе может стать причиной для неприменения правила об освобождении от исполнений обязательств, но во многом зависит от поведения должника, в отношении кредиторов, а также его процессуального поведения.

20. Стороне должника при постановке на обсуждение вопроса о неприменении правила об освобождении должника от исполнений обязательств необходимо исключить процессуальное бездействие. Напротив, следует проявить максимальную активность в предоставлении доказательств соответствия предоставленных спорных сведений реальным обстоятельствам дела.

21. Должникам, которым известно, что предоставленые ими кредиторам сведения, неподтверждаются доказательствами из государственных органов, стоит проявить инициативу в сборе и предоставлению суду доказательной базы, в обоснование своего добросовестного поведения.

Расходы «дочки» или убытки материнской компании: суд оценит премию КДЛ

В крупном промышленном холдинге была особая система управления: одна «дочка» стала управляющей компанией для основных компаний группы. 16 лет вопросов ни у кого не возникало. А потом миноритарий материнской компании вдруг подал косвенный иск — потребовал у главы «управляющей» дочки вернуть зарплату за несколько лет. Две инстанции взыскали эти деньги в пользу материнской компании. То есть приравняли расходы дочернего общества к убыткам материнского. С этим не согласились, в том числе, акционеры другой «дочки». Такой подход позволяет материнской компании перераспределять активы внутри группы в свою пользу, утверждают они. А юристы объясняют, в чем опасность этого прецедента.

Корпоративный конфликт в угольной компании «Кокс» снова обострился. Его миноритарий пытается заставить мажоритария вернуть премию, которую тот получил как работник дочернего общества несколько лет назад (дело № А27-4513/2019). Вот как развивались события.

  • В 2003 году ПАО «Кокс» и его дочерняя компания ООО «УК «ПМХ» заключили договор, по которому «ПМХ» стала единоличным исполнительным органом «Кокса». Такая система управления продержалась почти 16 лет. Главой «ПМХ», а с 2016 и основным акционером «Кокса» был один человек — Евгений Зубицкий.
  • ПМХ» была управляющей компанией для всех основных компаний группы «Кокса». Почти все полученные за управление деньги тратила на зарплату своим сотрудникам, в том числе и Зубицкому.
  • В 2019 году Виктория Казак, миноритарий «Кокса», потребовала взыскать с Зубицкого 2 млрд руб., которые тот в 2016–2018 годы получил как зарплату в «ПМХ». Казак —жена родного брата Зубицкого, 16 % акций «Кокса» перешли к ней после раздела имущества. По версии миноритария, Зубицкий не заработал эти деньги, а просто вывел их из общества. А значит, должен вернуть выплаты «Коксу».
  • При первом рассмотрении спора АС Кемеровской области и 7-й ААС решили, что у Казак нет права на иск. Ведь она акционер «Кокса», а пытается взыскать с Зубицкого деньги, которые он получил не от «Кокса», а от его «дочки». вернул дело в первую инстанцию. Нужно выяснить, причинил ли Зубицкий убытки «Коксу» тем, что получал такую зарплату, и есть ли между действиями Зубицкого и причиненными убытками причинно-следственная связь, разъяснила кассация.
  • На втором круге Казак уменьшила требования до 900 млн руб., 340 из них АС Кемеровской области взыскал с Зубицкого в пользу «Кокса». С июля 2016-го глава «ПМХ» мог выписывать себе премии только после одобрения их размера «Коксом» как единственным участником «ПМХ», пояснила первая инстанция. Раз 340 млн руб. Зубицкий получил без одобрения, их надо вернуть «Коксу». Апелляция согласилась с этим. В ноябре законность такого подхода оценит АС ЗСО.

По сути АС Кемеровской области на новом круге не оценил то, что просила кассация, а просто приравнял расходы дочернего общества к убыткам материнского. Это не понравилось миноритариям другой дочерней компании «Кокса» — «Тулачермет». Дело в том, на зарплату Зубицкого шли деньги всех компаний группы «Кокс», которым управляла «ПМХ». А суд взыскал все якобы безосновательные выплаты в пользу «Кокса».

Решение по делу Зубицкого — опасный прецедент, настаивали миноритарии «дочки» «Кокса» в апелляционных жалобах. Оно позволяет акционерам холдинговой компании перераспределять активы внутри группы в свою пользу. 7-й ААС отклонил жалобу. Но 28 сентября кассации предстоит оценить доводы еще одного миноритария «Кокса», которого решение по делу Зубицкого тоже не устраивает. Кассационную жалобу миноритариев и самого Зубицкого рассмотрят в ноябре.

Опасный прецедент

Один из основных вопросов это дела — может ли участник материнской компании взыскивать убытки, причиненные дочерней организации, отмечает Евгения Червец, партнер Регионсервис Регионсервис Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Природные ресурсы/Энергетика × . «Именно такой иск заявила госпожа Казак. По моему мнению, действующее правовое регулирование такой возможности не предусматривает», — говорит юрист.


Отечественный правопорядок признает право на иск в интересах компании лишь за ее непосредственными участниками или акционерами. Такой подход во многом оправдан, потому что у менеджмента российских корпораций нет тех защитных механизмов от необоснованных исков миноритариев, которые известных англо-американскому праву.

Евгения Червец, партнер Регионсервис Регионсервис Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Природные ресурсы/Энергетика ×

Дело о вознаграждениях Зубицкого имеет большое значение для формирования правоприменительной практики, добавляет Кирилл Бельский, старший партнер Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × . По сути решается вопрос, вправе ли материнское общество взыскивать расходы с дочернего, объясняет юрист. Таким правом обладают участники самого общества, но не материнской компании, настаивает он. Суды же приравняли расходы «дочки» к расходам материнской структуры.

Партнер ЮСТ ЮСТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 10 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 16 место По выручке 19-20 место По количеству юристов × Александр Боломатов уверен, что в этом случае расходы дочернего общества являются убытками материнского. Такой подход повысит культуру корпоративных отношений и даст инвесторам дополнительные гарантии по контролю за деятельностью компаний, считает он. А вот Червец и советник Orchards Orchards Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании × Вадим Бородкин с ним не согласны. На втором круге первая инстанция и апелляция проигнорировали такие основополагающие признаки юрлица, как имущественная и организационная обособленность, уверен Бородкин. Даже если исходить из того, что Зубицкий получал премии необоснованно, это убытки не «Кокса», а «ПМХ», объясняет эксперт. Ведь зарплату Зубицкому платило «ПМХ». Фактически это взыскание неизвестных российскому правопорядку «отраженных убытков», объясняет Червец.

Еще одной ошибкой Бородкин считает то, что суды взыскали убытки по формальному основанию: потому что не было решения общего собрания участников «ПМХ» о размере премий его руководителя. В тот момент у «ПМХ» был единственный участник — «Кокс», а им руководила сама «ПМХ». То есть решение о своей премии все равно бы принимал Зубицкий. Ведь именно он выступил от имени «ПМХ» в тех случаях, когда она представляла «Кокс».

Не было никаких оснований признавать убытками материнской компании выплаченные президенту дочернего общества премии, уверен Бородкин. В том числе потому, что апелляция и первая инстанция посчитали размер такого вознаграждения рыночным, а значит справедливым. Раз Зубицкий получал справедливое вознаграждение, то у «Кокса» не было убытков, а взыскивать с Зубицкого премии рыночного размера нельзя.


Вызывает озабоченность то, что суды взыскали убытки с единоличного исполнительного органа без доказательств центрального элемента состава — самих убытков.

Кирилл Бельский, старший партнер Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании ×

Первая и апелляционная инстанции согласились, что общий размер вознаграждения, в том числе оспоренные премии, соответствует рыночному уровню. Это значит, что ущерба не было ни у материнской, ни у дочерней компании, подчеркивает Бельский. Даже если бы формально процедура выплаты была нарушена, без материального ущерба убытков нет, констатирует юрист.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: