Пп верховного суда 45 о сроке исковой давности по кредиту

Обновлено: 17.07.2024

ВС напомнил, как считать исковую давность по кредитным долгам

Мужчина почти два года не погашал заем, а потом взял и перевел один платеж. Когда банк пришел в суд, должник заявил о пропуске исковой давности. Но три инстанции встали на сторону кредитной организации. Исковую давность нужно считать от даты последнего платежа, решили они. Верховный суд напомнил, что это не так. И разъяснил, можно ли одним таким переводом признать долг по всему кредиту. Практика по этому вопросу давно сформировалась, говорят юристы. И добавляют, что позиция ВС поможет ответчику не возвращать большую часть долга.

В марте 2013 года Алексей Панарин* взял в «Пробизнесбанке» кредит: 50 000 руб. под 0,15% в день на 3 года. Платить нужно было каждый месяц до 25 числа. Через полгода Панарин прекратил перечислять деньги, но в июле 2015-го все-таки перевел еще один платеж.

Три инстанции защитили банк

24 августа мировой судья вынес приказ, а 14 сентября отменил. Документ не опубликован, но, судя по всему, Панарин успел прислать возражения против исполнения решения. Дело в том, что приказы выносятся только по бесспорным требованиям. Если должник не согласен, судья отменяет свой акт. После этого кредитор может судиться по правилам искового производства.

Апелляция и кассация оставили вывод Городецкого горсуда в силе. Тогда Панарин подал жалобу в Верховный суд.

ВС напомнил, как считается исковая давность

«Тройка» под председательством Сергея Асташова напомнила, что исковая давность по требованиям о возврате займа, который нужно отдавать частями, считается отдельно по каждому платежу с момента его просрочки (дело № 9-КГ21-2-К1).

Судьи также отметили, что уплата части долга не означает признание всей суммы задолженности. Этот вывод важен потому, что после признания долга исковая давность прерывается и начинает отсчитываться заново. То есть ответчик оказывается в менее выгодном положении, чем до признания долга.

Если должник признает только часть долга (например, вносит один платеж), это не свидетельствует о признании всего долга. То есть исковая давность по непризнанным частям долга продолжает течь, разъяснил ВС.

При новом апелляционном рассмотрении спора Нижегородскому областному суду придется учесть эту позицию (дело № 33-7805/2021).

Большая победа должника

Если считать так, как говорит ВС, выходит, что по задолженности с октября 2013-го по июль 2015-го исковая давность пропущена, говорит Коршунов.


Это очень большая победа должника. Если исковая давность по требованию о возврате части кредита истекла, значит, она закончилась и для требований о взыскании процентов и неустойки, начисленных на эту часть долга. Позиция ВС поможет ответчику «скостить» большую часть долга.

Ошибки, которые допустили нижестоящие инстанции в этом деле, попадаются и в других спорах, добавляет Александр Пчелин, консультант практики «Разрешение споров» юркомпании Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × (см. дело № 33-1067/2019 Саратовского областного суда). Но встречается и верное правоприменение, добавляет он. Так, в деле № 33-307/2020 Воронежский областной суд применил позицию Верховного суда.

Взаимоотношения банка и гражданина, который просрочил платеж по кредиту, почти всегда укладываются в нехитрую формулу - банк все равно возьмет свое. Но судебная практика показывает, что соблюдать сроки и уважать закон надо не только гражданину.

В Воронежской области в суд обратился известный банк и предъявил претензии супружеской паре. В иске финансовая организация написала, что в 2008 году дала гражданину кредит в полтора миллиона рублей на покупку квартиры. Гражданин кредит не вернул. Поэтому банк хочет забрать долг, проценты по нему и штраф за просрочку. А еще банк потребовал квартиру ценой в 1 миллион 700 тысяч, которую в ипотеку купил должник. Когда банк давал кредит, поручителем стала жена гражданина.

Ипотека давалась на двадцать лет. Но первые просрочки случились уже на следующий год после получения кредита. Поэтому спустя год банк потребовал вернуть ему весь долг целиком и сразу. Должник этого не сделал.

И вот спустя почти девять лет банк отнес иск в суд. Семья должников в суде заявила о пропуске срока исковой давности.

Районный суд банкирам по этой причине отказал в иске. Тогда банк пошел дальше и оспорил отказ в областном суде. Там отказ отменили, взыскали с семьи просроченную задолженность и забрали квартиру.

В Верховный суд РФ обратилась семья должников и попросила отменить решение областного суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда дело прочла, обсудила доводы сторон и решила, что жалоба подлежит удовлетворению.

Районный суд, отказывая банку в иске, пришел к выводу, что банкиры действительно пропустили срок исковой давности, "поскольку с момента неисполнения заемщиком требований банка о досрочном возврате кредита прошло более трех лет". А вот доказательства прерывания срока давности, в частности, путем признания заемщиком долга, банк не представил.

Областной суд, не соглашаясь с такими выводами, заявил, что срок исковой давности по требованиям о возврате заемных денег, погашение которых по договору должно идти периодическими платежами, "исчисляется с момента наступления срока каждого очередного платежа". Поэтому банк вправе "требовать взыскания основного долга в пределах трехлетнего срока исковой давности до момента обращения с иском в суд". Верховный суд РФ посчитал, что такие выводы основаны на "неправильном применении норм материального права". Вот его аргументы. По Гражданскому кодексу срок исковой давности - три года. Течение этого срока начинается со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

По статье 811 Гражданского кодекса, если по условиям договора предусмотрено возвращение займа по частям, то есть в рассрочку, заимодавец вправе требовать досрочного возврата оставшейся суммы с процентами. По смыслу этой нормы предъявление кредитором требования о досрочном возврате кредита изменяет срок исполнения обязательств по возврату суммы долга.

В нашем случае банк при просрочке еще в 2009 году потребовал вернуть в три дня долг, проценты и неустойку. Вывод Верховного суда - банк воспользовался своим правом и потребовал досрочного погашения всей суммы, тем самым изменив срок исполнения заемщиком обязательств по возврату основного долга и уплате процентов за пользование кредитом. При таких обстоятельствах срок исковой давности следует считать с момента неисполнения требований банка о досрочном возврате всей суммы кредита.

По статье 207 Гражданского кодекса с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям - проценты, неустойка, залог, поручительство и так далее. Таким образом, подвел черту высокий суд, с момента истечения срока давности по требованию о возврате всей суммы основного долга истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, включая проценты, залог, неустойку и поручительство.

Был пленум Верховного суда (N 43 от 29 сентября 2015 года). На нем рассматривались некоторые сложные вопросы, связанные с применением норм Гражданского кодекса об исковой давности. И там также говорилось, что с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок давности и по дополнительным требованиям.

Вместе с тем если стороны договора прописали в нем, что проценты подлежащие уплате на сумму займа, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы кредита, то срок исковой давности исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы.

В нашем случае суд установил факт досрочного требования банком всей суммы кредита, но не было установлено обстоятельств прерывания или приостановления срока исковой давности по главному требованию - о возврате суммы кредита. В этом случае выводы апелляции, что срок исковой давности по требованию долга и обращение взыскания на квартиру не истек, противоречат нормам материального права и разъяснениям пленума. Это нарушение считается существенным, поэтому апелляция свое решение должна пересмотреть.

Суд отметил, что если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек, то срок исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами также не истекает


По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд справедливо постановил, что в случае исполнения требований по основному долгу у кредитора сохраняется право на проценты, которое может быть заявлено в течение общих сроков исковой давности. Другой эксперт отметил, что такая правовая позиция крайне важна для практики, ведь в противном случае должник мог бы злоупотреблять своими правами. Третий эксперт выразил сочувствие истцу в том, что ему пришлось потратить много времени для защиты своих нарушенных прав по такому банальному вопросу.

12 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-17077 по спору о взыскании цессионарием с должника процентов задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В июне 2013 г. ООО «Стройгазконсалтинг» (генподрядчик) и «Нефтегазопроводстрой» (субподрядчик) заключили договор субподряда. Впоследствии в рамках дела № А40-75671/2016 суд удовлетворил иск субподрядчика о взыскании со своего контрагента по вышеуказанному договору задолженности на сумму свыше 6 млн руб.

В июне 2018 г. «Нефтегазопроводстрой» уступил право требования задолженности по договору цессии предпринимателю Сергею Трояну. По условиям такого договора права требования перешли к цессионарию в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе включая права требования денежных средств в счет уплаты основного долга, процентов, пеней, штрафов, процентов за пользование чужими денежными средствами.

В следующем месяце предприниматель направил в адрес «Стройгазконсалтинга» уведомление о смене кредитора с требованием об уплате задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами. Поскольку организация отказалась выполнять требование ИП, он обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с вышеуказанного общества 1,5 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 21 августа 2015 г. по 13 июня 2018 г.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. Они исходили из пропуска срока исковой давности, на чем настаивал ответчик в ходе рассмотрения дела. При этом суды пришли к выводу об истечении не только срока исковой давности по главному требованию, но и по дополнительному требованию (о взыскании процентов). Они сочли, что субподрядчику было известно о нарушении своего права с 2013 по 2014 г. (с учетом дат оформления сторонами справок по форме КС-3 и направления компанией в адрес общества счетов-фактур), а ИП обратился с рассматриваемым иском в суд лишь в августе 2018 г.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Сергей Троян сослался на нарушение нижестоящими судами норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А40-195567/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ напомнила, что с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (в частности, проценты, неустойка, залог, поручительство), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию (п. 1 ст. 207 ГК РФ).

Со ссылкой на Постановление ВАС РФ от 10 февраля 2009 г. № 11778/08 высшая судебная инстанция отметила, что истечение срока исковой давности по требованию суммы основного долга явилось бы основанием окончания срока исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемых на сумму основного долга. «Однако если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек, поскольку это требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то, следовательно, положение п. 1 ст. 207 ГК РФ не могло послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами», – отметил ВС.

В обзор вошли вопросы банкротства, исполнения обязательств в натуре, прав арендатора госимущества, а также исполнения решений зарубежных судов

Суд добавил, что аналогичная позиция о пределах действия правила п. 1 ст. 207 ГК РФ относительно сходного дополнительного требования (о взыскании неустойки) в ситуации, когда исковая давность по основному требованию не истекла и не может истечь (основное требование исполнено), нашла отражение в Обзоре судебной практики ВС РФ № 3 (2019). При этом из разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 следует, что срок исковой давности по требованию о взыскании процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

Верховный Суд заключил, что с учетом вышеуказанных правовых позиций высших судебных инстанций и того, что обществом допущена просрочка исполнения обязательств по договору и требование о взыскании с него задолженности (основного долга) удовлетворено в судебном порядке, а срок исковой давности по нему не истек (п. 1 ст. 204 ГК РФ), предприниматель вправе требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска об их взыскании.

В этой связи Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Верховного Суда

В комментарии «АГ» адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян отметил, что вопросы соотношения исковой давности по основному требованию и связанным с ним требованиям (прежде всего, о взыскании неустоек) неоднократно были предметом рассмотрения высших судебных инстанций.

«Так, ВАС РФ еще в 2009 г. (Постановление № 11778/08 по делу № А53-17917/2006) разъяснил порядок применения исковой давности по требованиям по процентам, когда кредитором было заявлено в суд требование по основной сумме, а по процентам – позднее в рамках отдельного требования. Суд справедливо разъяснил, что в такой ситуации, когда требование по основной сумме заявлено в установленном порядке, то при заявлении в последующем требований по процентам исковую давность по ним не следует исчислять с даты первоначальной просрочки (нарушения права). В такой ситуации кредитор имеет право на проценты по его требованию за трехлетний период, предшествующий обращению в суд с требованиями по процентам», – пояснил эксперт.

Артур Зурабян отметил, что вследствие неоднозначной судебной практики у судов оставались вопросы в ситуации, когда требование по основному долгу было исполнено в установленном порядке. «Например, как в данном случае текут сроки исковой давности в отношении процентов? Можно ли заявлять требования по процентам также из расчета в 3 года до даты иска без учета того, что сама просрочка основного обязательства имела место существенно раньше? Значимость данного вопроса подтверждается тем, что он был даже включен в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2019). И именно данная позиция была положена в основу рассматриваемого определения Верховного Суда», – полагает адвокат.

По его мнению, Верховный Суд справедливо постановил, что в случае исполнения требований по основному долгу (добровольно или через механизм судебной защиты) у кредитора сохраняется право на проценты, которое может быть заявлено в течение общих сроков исковой давности. «При этом кредитор может претендовать только на тот объем процентов, который приходится на 3 года до подачи иска. То есть, например, если нарушение обязательства имело место в январе 2015 г., требование было исполнено в феврале 2017 г., то у кредитора есть время до февраля 2020 г. для заявления соответствующих требований. При этом при заявлении требований, например, в декабре 2019 г., у кредитора есть право требовать проценты только за период с декабря 2016 г. по дату погашения долга, но не за весь период просрочки», – подытожил Артур Зурабян.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов согласился с Верховным Судом РФ в том, что срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права. «Если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек ввиду того, что такое требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то положение п. 1 ст. 207 ГК РФ не может послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами», – отметил эксперт. По его мнению, такая правовая позиция крайне важна для практики, ведь в противном случае должник мог бы злоупотреблять своими правами.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов подчеркнул, что в комментируемом определении Верховного Суда напоминаются азы исковой давности: «при судебной защите срок исчисляется по-другому (на время такой защиты он “замораживается”)». В этой связи он выразил сочувствие истцу в том, что последнему пришлось потратить много времени (включая время на обращение в высшую судебную инстанцию по такому банальному вопросу), чтобы в этой части закон был применен правильно.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: