Залог как способ обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору

Обновлено: 06.02.2023

При заключении договора займа гарантией (обеспечением) исполнения обязательств заёмщика перед займодавцем может быть договор залога. Впрочем, залог может являться обеспечением и многих других договорных обязательств.

Залогодателем является собственник залогового имущества и может быть не только заёмщик, но третье лицо.

Займодавец по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения заёмщиком обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество. Также требование займодавца может быть удовлетворено путём передачи предмета залога займодавцу (залогодержателю). Таким образом, займодавец имеет гарантию исполнения заёмщиком его обязательств по договору займа в рамках рыночной стоимости предмета залога на момент обращения на него взыскания. Залог обеспечивает требование в том объёме, какой оно имеет к моменту удовлетворения – в том числе проценты, неустойку, возмещение убытков, причинённых просрочкой исполнения, возмещение расходов залогодержателя (займодавца) связанных с обращением взыскания на предмет залога (в том числе оплаты госпошлины и услуг представителя) и его реализацией. Соответственно целесообразно заключать договор залога на имущество, рыночная стоимость которого хотя-бы на 30-50 % выше суммы займа со срочными процентами, если они предусмотрены договором.

В договоре залога должны быть указаны предмет залога (заложенное имущество), суть, размер и срок обязательства, обеспеченного залогом (переносятся из договора займа).

Договор залога заключается в простой письменной форме, если законом или соглашением сторон не установлена нотариальная форма.

Наиболее распространены залог недвижимого и движимого имущества. Залог недвижимого имущества подлежит государственной регистрации (Росреестр) и возникает с момента такой регистрации. Залог движимого имущества необходимо зарегистрировать в нотариальном реестре залогов (реестр уведомлений о залоге движимого имущества). Эта необходимость обусловлена тем, что залогодержатель (займодавец) в отношениях с третьими лицами вправе ссылаться на принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учёте залога (п.4 ст.339.1 ГК РФ). В случаях, если имущество, находящееся в залоге, становится предметом залога ещё одного залога в обеспечение других требований, требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после требований предшествующих залогодержателей. Однако, в случаях, если заложенное имущество, в отношении которого внесена запись в нотариальный реестр уведомлений о залоге движимого имущества, является предметом нескольких залогов, требования залогодержателя, обеспеченные залогом, запись об учёте которого совершена ранее, удовлетворяются преимущественно перед требованиями залогодержателя, обеспеченными залогом того же имущества, запись об учёте которого не совершена в установленном законом порядке или совершена позднее, независимо от того, какой залог возник ранее (п.10 ст.342.1 ГК РФ). Таким образом, если незамедлительно не внести в нотариальный реестр уведомлений о залоге движимого имущества запись о залоге, не исключено, что позже заёмщик заключит договор залога по этому же имуществу в обеспечение обязательства перед другим кредитором и если тот кредитор незамедлительно зарегистрирует уведомление в вышеуказанном реестре, то у него будет преимущественное право залога, хотя сам договор залога будет заключён и позже. Также возможна продажа недобросовестным залогодателем заложенного имущества. Если на момент такой продажи уведомление в вышеуказанный реестр внесено не будет, то новый собственник скорее всего будет признан добросовестным приобретателем. В случае выбытия предмета залога, оставленного у залогодателя, из его владения не в соответствии с условиями договора залога (недобросовестной его продажи), а также гибели или утраты предмета залога по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает, займодавец вправе потребовать досрочного исполнения, обеспеченного залогом обязательства (ч.1 ст.351 ГК РФ). Таким образом, в случае если займодавцу станет известно, что залогодатель незаконно (вопреки договору залога) продал заложенное имущество, он имеет право потребовать досрочного исполнения денежного обязательства заёмщика в полном объёме. Если данное требование не будет заёмщиком исполнено, то займодавец имеет право на судебное взыскание данной суммы задолженности с обращением взыскания на заложенное имущество, находящееся в собственности третьего лица (в случае внесения до продажи записи в нотариальный реестр уведомлений о залоге движимого имущества). Однако, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога, залог прекращается (п.2 ч.1 ст.351 ГК РФ).

В связи с вышеизложенным, необходимо перед заключением договора залога движимого имущества проверить в нотариальном реестре уведомлений о залоге движимого имущества не внесено ли это имущество уже в обеспечение других обязательств залогодателя. Если не внесено, то незамедлительно после заключения договора залога необходимо внести информацию в указанный реестр.

В случае обращения взыскания на заложенное имущества в рамках исполнительного производства по обязательствам должника перед другими кредиторами, залогодержатель вправе требовать освобождения этого имущества от ареста (исключения его из описи).

При обращении взыскания и реализации заложенного имущества залогодержателем и иными лицами должны быть приняты меры, необходимые для получения наибольшей выручки от продажи предмета залога. Лицо, которому причинены убытки неисполнением данной обязанности, праве потребовать их возмещения. (ч.1 ст.349 ГК РФ) Таким образом, умышленное занижение стоимости заложенного имущества при его реализации в рамках обращения взыскания запрещено. Если это докажет залогодатель или залогодержатель, то он может требовать в судебном порядке возмещение своего ущерба от этого.

Обращение взыскания на заложенное имущество не допускается, если:

  • сумма неисполненного обязательства составляет менее 5 % от размера стоимости заложенного имущества;
  • период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее чем 3 месяца.

Пишите вопросы по данной публикации в комментариях.

Кредитор (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником обеспеченного залогом обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами за изъятиями, указанными в законе.
Залог как способ обеспечения исполнения обязательств предоставляет кредитору дополнительные средства на случай ненадлежащего исполнения должником главного обязательства. Такими средствами являются денежные суммы, вырученные от реализации заложенного имущества, на которые кредитор имеет преимущественное право.
Залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности проценты, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, неустойку (штраф, пеню), а также возмещение расходов по взысканию. Это общее правило может быть изменено законом или договором (ст. 337 ГК РФ).
Залог возникает в большинстве случаев в силу договора.
Залог применяется главным образом в качестве способа обеспечения исполнения денежных заемных обязательств. Широкое распространение получил залог при выдаче банком кредитов.
В договоре о залоге необходимо указать оценку и местонахождение закладываемого имущества, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. Залог имущества в ломбарде оформляется выдачей ломбардом залогового билета. Сторонами в залоговом обязательстве выступают залогодатель — лицо, предоставившее имущество в залог, и залогодержатель — лицо, получившее имущество в залог. На стороне залогодателя может выступать как должник по основному обязательству, так и третье лицо, которое в главном обязательстве не участвует. Залогодатель должен быть собственником закладываемого имущества или иметь право хозяйственного ведения.
Предметом залога не может быть имущество, на которое нельзя обратить взыскание. Не могут быть предметом залога вещи, изъятые из гражданского оборота, а также имущество, указанное в законе (ст. 336 ГК РФ).
Содержание залогового обязательства составляют права и обязанности сторон.
Залогодержатель, которому передано имущество, обязан надлежащим образом его содержать. Он несет ответственность за несохранность имущества лишь при наличии вины. Залогодержатель не может пользоваться заложенным имуществом, если иное не обозначено законом или договором. На залогодателе лежит обязанность передать заложенное имущество залогодержателю, а при оставлении его у себя обеспечить сохранность.
В случае неисполнения обеспеченного залогом обязательства залогодержатель вправе реализовать заложенное имущество и за счет полученной суммы возместить долг.

Оставить комментарий Отменить ответ

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!

Споры в суде общей юрисдикции:

1. В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, требование залогодержателя может быть удовлетворено путем передачи предмета залога залогодержателю (оставления у залогодержателя).

2. Залогодержатель преимущественно перед другими кредиторами залогодателя вправе получить удовлетворение обеспеченного залогом требования также за счет:

страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано, если только утрата или повреждение произошли не по причинам, за которые залогодержатель отвечает;

причитающегося залогодателю возмещения, предоставляемого взамен заложенного имущества, в частности если право собственности залогодателя на имущество, являющееся предметом залога, прекращается по основаниям и в порядке, которые установлены законом, вследствие изъятия (выкупа) для государственных или муниципальных нужд, реквизиции или национализации, а также в иных случаях, предусмотренных законом;

причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами;

имущества, причитающегося залогодателю при исполнении третьим лицом обязательства, право требовать исполнения которого является предметом залога.

В случаях, указанных в абзацах втором - пятом настоящего пункта, залогодержатель вправе требовать причитающиеся ему денежную сумму или иное имущество непосредственно от обязанного лица, если иное не предусмотрено законом или договором.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, при недостаточности суммы, вырученной в результате обращения взыскания на заложенное имущество, для погашения требования залогодержатель вправе удовлетворить свое требование в непогашенной части за счет иного имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным на залоге.

Если сумма, вырученная в результате обращения взыскания на заложенное имущество, превышает размер обеспеченного залогом требования залогодержателя, разница возвращается залогодателю. Соглашение об отказе залогодателя от права на получение указанной разницы ничтожно.

4. К отдельным видам залога (статьи 357 - 358.17) применяются общие положения о залоге, если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса об этих видах залога.

К залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила настоящего Кодекса о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, общие положения о залоге.

5. Если иное не вытекает из существа отношений залога, кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены. Очередность удовлетворения указанных требований определяется в соответствии с положениями статьи 342.1 настоящего Кодекса по дате, на которую соответствующий запрет считается возникшим.

Основные способы обеспечения исполнения обязательств для участников гражданских правоотношений поименованы в главе 23 Гражданского кодекса Российской Федерации. Для банковской практики наиболее распространенными способами из указанных в граве 23 ГК РФ являются залог и поручительство.

Следует сразу обратиться к правоприменительной практике. Несмотря на кажущуюся простоту и залога, и поручительства, как способов обеспечения исполнения обязательств, на деле между кредитором и заемщиком могут возникать споры, связанные с таким обеспечением. Поэтому при заключении кредитного соглашения и принятии на себя обязательств заемщику следует учитывать ряд обстоятельств и оценивать все возможные правовые риски.

Например, согласно условиям кредитного соглашения заемщик обязался передать в залог кредитору путем заключения соответствующих договоров три объекта недвижимости и определенный объем акций. В указанный в кредитном договоре срок такого предоставления не произошло: заемщик заключил с кредитором только два договора ипотеки из трех, договор залога ценных бумаг также заключен между сторонами не был. Пользуясь установленным в кредитном договоре правом на досрочное истребование кредита, кредитная организация обратилась к заемщику с соответствующим требованием о досрочном возврате всей суммы кредита в связи с нарушением условий договора.

Такое досрочное истребование, по своей правовой сути, является односторонним изменением условий кредитного договора – условия о сроке возврата кредита заемщиком. Следовательно, к реализации банком такого своего права применяются положения пункта 4 статьи 450 ГК РФ, которые предусматривают, что сторона, которой договором предоставлено право на одностороннее изменение договора, должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно. Указанная норма является частным случаем общей недопустимости злоупотребления своим правом, что предусмотрено статьей 10 ГК РФ. В частности, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Пункт 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» также подчеркивает, что при изменении сроков исполнения по кредитному договору в одностороннем порядке банк должен действовать добросовестно и не злоупотреблять своим правом.

Именно ссылка на статьи 10, 450 ГК РФ и положения пункта 3 Информационного письма № 147 является основной линией защиты заемщиков в спорах с банками при досрочном истребовании кредита, вызванном непредоставлением достаточного обеспечения. Судебная практика не сформировала единого подхода к рассмотрению таких споров.

Так, например, в спорах Банка ВТБ (ПАО) с компаниями «Мечел» (дело № А40-15381/2015) и «ТГК-2» (дело № А40-22882/2016) суд при указанных обстоятельствах встал на сторону кредитной организации, указав, что нарушение прав банка является достаточным для досрочного истребования кредита.

Впрочем, существуют и обратные примеры судебной практики: постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.10.2014 по делу № А07-23635/2013, постановление Федерального арбитражного Московского округа от 25.11.2013 по делу № А40-20776/2013, решение Арбитражного суда Нижегородской области от 30.10.2015 по делу № А43-9526/2015, решение Арбитражного суда Московской области от 26.02.2016 по делу № А41-61510/2015 и пр.

В указанных судебных актах суды отмечали, что истец не представил достаточных доказательств для вывода о том, что имеются основания считать нарушенными какие-либо его права и интересы, влекущие необходимость их защиты, а при условии, что ответчик исполняет обязательства в части погашения задолженности, иск фактически направлен на получение оснований для последующего досрочного обращения взыскания на заложенное имущество, и без того обеспечивающее обязательства заемщика перед банком. Кредитные организации, по оценке судов, использовали формальные претензии, которые не доказывают наступления обстоятельств, влекущих негативные последствия для них.

Дополнительными доводами для защиты прав и интересов заемщика при такой схеме обеспечения являются следующие: регулярное погашение кредитной задолженности и отсутствие просрочек на дату подачи иска кредитной организацией, достаточная стоимость заложенного имущества для погашения выданного кредита в полном объеме, принятие банком исполнения по договору на протяжении долгого времени (фактически использование конструкции эстоппеля и пр.).

Фактором риска для заемщика является также право банка обратиться в суд с заявлением о признании заемщика несостоятельным (банкротом) при самом факте наличия задолженности без необходимости ее «просуживать». Такое обращение негативно сказывается на репутации и хозяйственной деятельности заемщика.

Также необходимо отметить, что невозможность заключить договор залога вследствие объективных обстоятельств, не зависящих от воли заемщика (залогодателя), не является основанием для освобождение заемщика от ответственности за нарушение положений кредитного договора.

Заключение договора поручительства несет в себе очевидные риски для лица, выступающего поручителем. Но и для данного способа обеспечения исполнения обязательств имеется особенность, которую следует учитывать.

Пункт 6 статьи 367 ГК РФ предусматривает, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Таким образом, при предъявлении банком иска о взыскании задолженности поручителю следует обратить внимание на соблюдение кредитной организацией сроков для предъявления такого требования. Отдельное внимание на это обратил и Верховный Суд РФ в Определении от 10.04.2017 по делу № А40-19700/2016.

Вывод: договоры залога и поручительства как способы обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору обладают высокой экономической эффективностью, но несут в себе ряд рисков, которые должны учитываться заемщиком при заключении кредитного соглашения. Отдельное внимание следует обратить на реальность исполнения условий кредитного договора относительно количества и сроков предоставления залога и минимизировать риски непредоставления залога в связи с действиями третьих лиц.

Немаловажным при подаче кредитором иска о взыскании кредитной задолженности является соотношение переговорных позиций сторон: сильной и слабой стороны. Суды нередко отмечают, что положения договора (особенно те, которые фактически были навязаны в ходе переговорного процесса) подлежат толкованию в пользу более слабой экономически стороны договора, которой (очевидно) является заемщик.

Иные способы обеспечения исполнения обязательств

Помимо залога и поручительства нередко стороны кредитного соглашения предусматривают и иные, менее стандартные способы обеспечения исполнения обязательств. Нередко в качестве обеспечения могут рассматриваться права требования заемщика к третьему лицу, которые уступаются в пользу банка при дефолте по основному обязательству.

Наиболее близким регулированием к такой схеме является регулирование главы 43 Гражданского кодекса РФ в отношении договора факторинга (финансирования под уступку денежного требования). Схема, которую используют стороны договора факторинга в целях обеспечения обязательств по заключенному ранее между собой договору (например, кредитному), заключается в том, что заемщик передает займодавцу (кредитору) свои права требования к третьим лицам в качестве обеспечения надлежащего исполнения своего обязательства перед кредитором. При возникновении просроченной кредитной задолженности (дефолта основного обязательства) кредитор реализует свое право требования к третьему лицу и получает исполнение от такого третьего лица вместо первоначального кредитора (заемщика по кредитному договору).

В теории договор факторинга в такой схеме позволяет каждой из сторон удовлетворить свои интересы: кредитор получает исполнение, а заемщик не утрачивает значительную сумму денег с процентами и неустойкой. Но на практике участники правоотношений сталкиваются с серьезными трудностями при заключении и исполнении договора факторинга как способа обеспечения. Риск заключается в том, что суды при исследовании правовой природы заключенного соглашения обращают внимание на наличие обоих условий (элементов) факторинга: и финансирование, и уступка денежного требования.

В той схеме, которая приведена в пример, самостоятельное финансирование как элемент факторинга отсутствует – его заменяет финансирование по кредитному договору. Таким образом, между кредитором и заемщиком происходит не два отдельных финансирования (предоставление кредита и финансирование в рамках факторинга), а только исполнение обязательства по выдаче кредита банком. Для сторон договора факторинга это может привести к переквалификации судом соглашения, которое между ними заключено, на договор цессии с последующим применением к такому договор норм ГК РФ об уступке прав. Так, суд, придя к выводу об отсутствии финансирования как необходимого элемента факторинга, может указать не незаключенность такого договора, так как стороны не согласовали его существенные условия.

Как правило, именно переквалификация договора судом или признание договора незаключенным являются основными рисками для сторон при оформлении нестандартного обеспечения исполнения кредитных обязательств. Примером судебной практики с отражением таких рисков (хоть и не по кредитному договору, но с аналогичной структурой) является Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2016 по делу № А56-16411/2015. Также следует обратить внимание на постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.07.2017 по делу № А40-126361/2015.

Рекомендуемые схемы обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору

С учетом указанных в настоящей статье правовых конструкций основными рисками при выборе способа обеспечения являются ситуации, при которых обеспечение становится самостоятельным и достаточным основанием для судебного спора между заемщиком и кредитором по кредитному соглашению. Очевидным следствием для заемщика является необходимость выбрать такой способ обеспечения исполнения обязательств, который и с экономической, и с правовой точек зрения будет простым и понятным для обеих сторон.

Для этого заемщику следует, прежде всего, провести оценку реальной возможности предоставления того обеспечения, о котором стороны договорились (независимость такого обеспечения от воли третьих лиц, внешних обстоятельств и иных факторов), объективно оценить достаточность обеспечения для покрытия кредитной задолженности в полном объеме, а также определить, насколько бесспорной является выбранная сторонами договорная конструкция, если стороны избрали нестандартный способ обеспечения исполнения обязательств.

Сторонам следует исключить из заключаемых соглашений любые формулировки, допускающие двусмысленное толкование, а также оставляющие возможность любой из сторон допустить злоупотребление правом.

Основные способы обеспечения исполнения обязательств для участников гражданских правоотношений поименованы в главе 23 Гражданского кодекса Российской Федерации. Для банковской практики наиболее распространенными способами из указанных в граве 23 ГК РФ являются залог и поручительство.

Следует сразу обратиться к правоприменительной практике. Несмотря на кажущуюся простоту и залога, и поручительства, как способов обеспечения исполнения обязательств, на деле между кредитором и заемщиком могут возникать споры, связанные с таким обеспечением. Поэтому при заключении кредитного соглашения и принятии на себя обязательств заемщику следует учитывать ряд обстоятельств и оценивать все возможные правовые риски.

Например, согласно условиям кредитного соглашения заемщик обязался передать в залог кредитору путем заключения соответствующих договоров три объекта недвижимости и определенный объем акций. В указанный в кредитном договоре срок такого предоставления не произошло: заемщик заключил с кредитором только два договора ипотеки из трех, договор залога ценных бумаг также заключен между сторонами не был. Пользуясь установленным в кредитном договоре правом на досрочное истребование кредита, кредитная организация обратилась к заемщику с соответствующим требованием о досрочном возврате всей суммы кредита в связи с нарушением условий договора.

Такое досрочное истребование, по своей правовой сути, является односторонним изменением условий кредитного договора – условия о сроке возврата кредита заемщиком. Следовательно, к реализации банком такого своего права применяются положения пункта 4 статьи 450 ГК РФ, которые предусматривают, что сторона, которой договором предоставлено право на одностороннее изменение договора, должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно. Указанная норма является частным случаем общей недопустимости злоупотребления своим правом, что предусмотрено статьей 10 ГК РФ. В частности, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Пункт 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» также подчеркивает, что при изменении сроков исполнения по кредитному договору в одностороннем порядке банк должен действовать добросовестно и не злоупотреблять своим правом.

Именно ссылка на статьи 10, 450 ГК РФ и положения пункта 3 Информационного письма № 147 является основной линией защиты заемщиков в спорах с банками при досрочном истребовании кредита, вызванном непредоставлением достаточного обеспечения. Судебная практика не сформировала единого подхода к рассмотрению таких споров.

Так, например, в спорах Банка ВТБ (ПАО) с компаниями «Мечел» (дело № А40-15381/2015) и «ТГК-2» (дело № А40-22882/2016) суд при указанных обстоятельствах встал на сторону кредитной организации, указав, что нарушение прав банка является достаточным для досрочного истребования кредита.

Впрочем, существуют и обратные примеры судебной практики: постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.10.2014 по делу № А07-23635/2013, постановление Федерального арбитражного Московского округа от 25.11.2013 по делу № А40-20776/2013, решение Арбитражного суда Нижегородской области от 30.10.2015 по делу № А43-9526/2015, решение Арбитражного суда Московской области от 26.02.2016 по делу № А41-61510/2015 и пр.

В указанных судебных актах суды отмечали, что истец не представил достаточных доказательств для вывода о том, что имеются основания считать нарушенными какие-либо его права и интересы, влекущие необходимость их защиты, а при условии, что ответчик исполняет обязательства в части погашения задолженности, иск фактически направлен на получение оснований для последующего досрочного обращения взыскания на заложенное имущество, и без того обеспечивающее обязательства заемщика перед банком. Кредитные организации, по оценке судов, использовали формальные претензии, которые не доказывают наступления обстоятельств, влекущих негативные последствия для них.

Дополнительными доводами для защиты прав и интересов заемщика при такой схеме обеспечения являются следующие: регулярное погашение кредитной задолженности и отсутствие просрочек на дату подачи иска кредитной организацией, достаточная стоимость заложенного имущества для погашения выданного кредита в полном объеме, принятие банком исполнения по договору на протяжении долгого времени (фактически использование конструкции эстоппеля и пр.).

Фактором риска для заемщика является также право банка обратиться в суд с заявлением о признании заемщика несостоятельным (банкротом) при самом факте наличия задолженности без необходимости ее «просуживать». Такое обращение негативно сказывается на репутации и хозяйственной деятельности заемщика.

Также необходимо отметить, что невозможность заключить договор залога вследствие объективных обстоятельств, не зависящих от воли заемщика (залогодателя), не является основанием для освобождение заемщика от ответственности за нарушение положений кредитного договора.

Заключение договора поручительства несет в себе очевидные риски для лица, выступающего поручителем. Но и для данного способа обеспечения исполнения обязательств имеется особенность, которую следует учитывать.

Пункт 6 статьи 367 ГК РФ предусматривает, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Таким образом, при предъявлении банком иска о взыскании задолженности поручителю следует обратить внимание на соблюдение кредитной организацией сроков для предъявления такого требования. Отдельное внимание на это обратил и Верховный Суд РФ в Определении от 10.04.2017 по делу № А40-19700/2016.

Вывод: договоры залога и поручительства как способы обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору обладают высокой экономической эффективностью, но несут в себе ряд рисков, которые должны учитываться заемщиком при заключении кредитного соглашения. Отдельное внимание следует обратить на реальность исполнения условий кредитного договора относительно количества и сроков предоставления залога и минимизировать риски непредоставления залога в связи с действиями третьих лиц.

Немаловажным при подаче кредитором иска о взыскании кредитной задолженности является соотношение переговорных позиций сторон: сильной и слабой стороны. Суды нередко отмечают, что положения договора (особенно те, которые фактически были навязаны в ходе переговорного процесса) подлежат толкованию в пользу более слабой экономически стороны договора, которой (очевидно) является заемщик.

Иные способы обеспечения исполнения обязательств

Помимо залога и поручительства нередко стороны кредитного соглашения предусматривают и иные, менее стандартные способы обеспечения исполнения обязательств. Нередко в качестве обеспечения могут рассматриваться права требования заемщика к третьему лицу, которые уступаются в пользу банка при дефолте по основному обязательству.

Наиболее близким регулированием к такой схеме является регулирование главы 43 Гражданского кодекса РФ в отношении договора факторинга (финансирования под уступку денежного требования). Схема, которую используют стороны договора факторинга в целях обеспечения обязательств по заключенному ранее между собой договору (например, кредитному), заключается в том, что заемщик передает займодавцу (кредитору) свои права требования к третьим лицам в качестве обеспечения надлежащего исполнения своего обязательства перед кредитором. При возникновении просроченной кредитной задолженности (дефолта основного обязательства) кредитор реализует свое право требования к третьему лицу и получает исполнение от такого третьего лица вместо первоначального кредитора (заемщика по кредитному договору).

В теории договор факторинга в такой схеме позволяет каждой из сторон удовлетворить свои интересы: кредитор получает исполнение, а заемщик не утрачивает значительную сумму денег с процентами и неустойкой. Но на практике участники правоотношений сталкиваются с серьезными трудностями при заключении и исполнении договора факторинга как способа обеспечения. Риск заключается в том, что суды при исследовании правовой природы заключенного соглашения обращают внимание на наличие обоих условий (элементов) факторинга: и финансирование, и уступка денежного требования.

В той схеме, которая приведена в пример, самостоятельное финансирование как элемент факторинга отсутствует – его заменяет финансирование по кредитному договору. Таким образом, между кредитором и заемщиком происходит не два отдельных финансирования (предоставление кредита и финансирование в рамках факторинга), а только исполнение обязательства по выдаче кредита банком. Для сторон договора факторинга это может привести к переквалификации судом соглашения, которое между ними заключено, на договор цессии с последующим применением к такому договор норм ГК РФ об уступке прав. Так, суд, придя к выводу об отсутствии финансирования как необходимого элемента факторинга, может указать не незаключенность такого договора, так как стороны не согласовали его существенные условия.

Как правило, именно переквалификация договора судом или признание договора незаключенным являются основными рисками для сторон при оформлении нестандартного обеспечения исполнения кредитных обязательств. Примером судебной практики с отражением таких рисков (хоть и не по кредитному договору, но с аналогичной структурой) является Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2016 по делу № А56-16411/2015. Также следует обратить внимание на постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.07.2017 по делу № А40-126361/2015.

Рекомендуемые схемы обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору

С учетом указанных в настоящей статье правовых конструкций основными рисками при выборе способа обеспечения являются ситуации, при которых обеспечение становится самостоятельным и достаточным основанием для судебного спора между заемщиком и кредитором по кредитному соглашению. Очевидным следствием для заемщика является необходимость выбрать такой способ обеспечения исполнения обязательств, который и с экономической, и с правовой точек зрения будет простым и понятным для обеих сторон.

Для этого заемщику следует, прежде всего, провести оценку реальной возможности предоставления того обеспечения, о котором стороны договорились (независимость такого обеспечения от воли третьих лиц, внешних обстоятельств и иных факторов), объективно оценить достаточность обеспечения для покрытия кредитной задолженности в полном объеме, а также определить, насколько бесспорной является выбранная сторонами договорная конструкция, если стороны избрали нестандартный способ обеспечения исполнения обязательств.

Сторонам следует исключить из заключаемых соглашений любые формулировки, допускающие двусмысленное толкование, а также оставляющие возможность любой из сторон допустить злоупотребление правом.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: