Как отмывают фальшивые деньги

Обновлено: 14.07.2024

Люди всегда хотели «легких денег». И для некоторых, чтобы получить приятную жизнь, все средства хороши. Одним из таких способов являются всякие «нехорошие манипуляции» с деньгами. Аферы с денежными средствами появились со времени возникновения денег и вряд ли исчезнут в ближайшее время.

В чем суть

А теперь о новом, недавно возникшем способе обмана. Он появился не так давно. Мошенники научились подделывать знаки на деньгах, которые «читает» банкомат. Примечательно, что человек бы сразу распознал, что купюра поддельная. После инкассации обнаруживается немало таких денег, и они уже засчитаны банком как настоящие.

Ситуация, конечно, не осталась без внимания, возникла необходимость в модернизации банкоматов, внедрении новых функций, повышении степени защиты. Но и мошенники тоже не дремлют, пытаются разобраться и с новой защитой. Все банкоматы проводят проверку купюр на подлинность по четырем признакам, и все их мошенники могут подделывать.

Подробности

Речь идет о фальшивках, вносимых в банкоматы с функцией приема наличных. Эта функция придумана для уменьшения нагрузки на кассиров и для удобства клиентов банка, так как позволяет провести операцию быстро и характеризуется надежностью. Вернее, теперь можно сказать, характеризовалась.

Процесс заключается во внесении денег в спецприемник и последующем их зачислении на счет клиента. Функция используется для пополнения средств на карте и для погашения кредита. Центробанк информирует о защитных признаках, поэтому при желании их можно изучить. Чтобы распознать фальшивые. Банкоматы тоже умеют «распознавать» такие деньги.

Мошенники «хакнули» именно этот аспект. Чтобы обмануть банкомат, они наносят на места купюр, по которым банкомат определяет их подлинность, «машиночитаемые признаки». Кстати, эти самые признаки ЦБ России не разглашает, чтобы не облегчить преступникам подделку банкнот. Но, естественно, если очень захотеть, то можно узнать, все, что угодно.

В итоге банкоматы принимают фальшивки за настоящие и зачисляют их на счет. Снимают поступившие на счет деньги мошенники уже в другом банкомате, чтобы не получить обратно эти же фальшивки (перед загрузкой банкомата деньги проверяются на подлинность).

«Ищем ответственных людей, готовых серьезно и плотно работать. Делаем заливы на карты. Основные банки, с которыми работаем: (дальше перечисляются банки).

Схема работы: 33% — наши, 66% — ваши.

Минимальный залив — 51 тысяча рублей. Минимальный взнос в гарант — 17 тысяч рублей».

Что это за вид заработка? Насколько он популярен и законен? Не мошенничество ли это с целью получить от меня 17 тысяч рублей и потом исчезнуть?

Для человека, который откликнется на такое объявление, два варианта развития событий.

В первом, самом оптимистичном, варианте он будет потерпевшим по уголовному делу о мошенничестве. Во втором варианте можно стать обвиняемым по уголовному делу по тяжким статьям УК .

И другого выбора на самом деле нет — только эти два варианта. Я объясню почему.

Что такое заливы денег на карту?

На первый взгляд, схема работает просто. Вы сообщаете заливщику реквизиты своей банковской карты. Он переводит вам заранее оговоренную сумму. Часть из нее вы переводите на счет, который он вам сообщит, а часть оставляете себе.

Если заливщик просит у вас трехзначный код, указанный на обороте карты, — это мошенник и вы попрощаетесь с остатком денег на вашем счету.

С вас могут попросить задаток или взнос, чтобы гарантировать вашу порядочность. Если вы уплатите этот взнос — тоже есть вероятность, что вы с ним распрощаетесь.

В этом случае вы потеряете деньги и станете потерпевшим по статье 159 УК РФ «Мошенничество». Звучит странно, но в такой ситуации это самый лучший вариант событий. Вы напишете заявление в полицию, может быть, мошенников найдут, привлекут к ответственности и, возможно, даже вернут вам деньги.

Гораздо хуже, если заливщик окажется «честным» и выполнит все условия сделки. Потому что деньги из ниоткуда не появляются и заливщики их просто так не раздают.

Кто такой заливщик?

Это преступник, который выводит деньги, полученные незаконным путем, в наличную форму. Для этого требуется перегонять деньги со счета на счет между разными, незнакомыми друг с другом людьми в надежде, что правоохранительные органы не смогут отследить всю цепочку переводов.

Бесплатно быть звеном в этой цепочке никто не согласится, поэтому каждому участнику предлагают какой-то процент от суммы переводов. Соответственно, каждый участник цепочки с точки зрения закона — соучастник преступления.

Кстати, участники цепочки на языке заливщиков называются дропами. А человек, который ищет дропов и работает с ними, — дроповодом. Дроп может сам принимать участие в цепочке переводов, а может просто продать или отдать свою банковскую карточку дроповоду вместе с реквизитами счета и пином.

Дроповоды используют разные способы втереться в доверие и получить контроль над платежными инструментами человека. Они размещают объявления в интернете, на сайтах кадровых агентств и в соцсетях. Кроме объявлений с предложениями работы искать дропа могут даже через сайты знакомств.

Например, парень ищет девушку с небольшим заработком и финансовыми проблемами. Потом следуют знакомство, цветы, конфеты и предложение заработать хорошие деньги в качестве посредника. После пары переводов молодой человек исчезает, а вместо него в жизни девушки появляются следователи с уголовным делом. И выясняется, что паспорт красавца девушка не видела, номер машины не помнит, симкарта оформлена на какого-то Васю, а телефон недоступен.

Откуда деньги у заливщиков?

Как правило, эти деньги появляются в результате преступной деятельности. Легально заработанные деньги в таких сложных схемах не нуждаются: достаточно просто зарегистрировать бизнес, платить налоги и все необходимые отчисления — и у государства не возникнет вопросов.

Но если человек торгует наркотиками, оружием, человеческими органами или финансирует террористические организации — такой бизнес на учет в налоговой не поставишь. А деньги, полученные в результате незаконных сделок, преступникам надо как-то выводить из тени в реальную жизнь.

Часто схемы с заливами используют получатели кредитов, оформленных по украденным или поддельным документам. Им все равно, какой процент платить за обналичку: расходы на переклеивание фотографии в паспорте невелики.

Раньше тем, кто получал доход от преступлений, жилось намного проще. Еще в 90-х можно было открыть бутик на Арбате, выставить в нем шубы с ценником по несколько сотен тысяч рублей, показывать оборот по нему, платить налоги — и доход становился похож на легальный. Но со временем налоговая ужесточила требования, разработала новые методики проверок и начала задавать вопросы: а вот вы по 5 шуб в день продаете по документам, а при этом ни одной не покупаете, поставщиков у вас нет, с вами бизнес никто не ведет, а директор вообще проживает на Кипре. А теперь предъявите налоговикам ту самую тумбочку, откуда вы берете деньги.

В 2001 году был принят закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». По этому закону многие финансовые операции попали под обязательный финансовый контроль на предмет законности.

Правоохранительные и налоговые органы тоже получили от государства больше полномочий по выявлению таких преступлений. Общая тенденция такова, что из года в год государство дает правоохранителям все больше инструментов контроля за безналичными переводами и увеличивает ответственность за преступления с использованием банковских карт и электронных денег.

Даже ФЗ № 167- ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия хищению денежных средств», который мы недавно разбирали, с одной стороны, защищает деньги на банковской карте, с другой — усложняет жизнь тем, кто обналичивает деньги. С точки зрения банка, залив — это нетипичная денежная операция, и давать пояснения придется владельцу карты.

Поэтому преступники начали придумывать новые способы обналичивания и вывода денег из-под контроля финансовых органов. Залив денег на карточку — один из таких способов.

Разве случайный владелец карты может считаться соучастником преступления?

По закону все просто. Если человек, на карту которого сделали залив, знает, чем занимается заливщик, — он соучастник этого преступления. Например, если доход получен от реализации наркотиков и человеку, обналичившему деньги, это известно — он соучастник преступления по статье 228 УК РФ . То же самое и с мошенничеством, и с терроризмом.

Даже если человек не замешан напрямую в сбыте наркотиков, а просто переводит деньги, полученные в результате наркобизнеса, ему могут предъявить обвинения по статье 174 УК РФ об отмывании денег, которые другой человек получил преступным путем. Санкции по этой статье — от крупного штрафа до 7 лет лишения свободы. Вот пример: приговор по уголовному делу № 1-353/2018 Советского районного суда г. Красноярска. Человек даже не занимался сбытом наркотиков сам — просто обналичивал деньги наркоторговцев через банковские карты и платежные системы, при этом зная, что деньги получены преступным путем. Результат — 3 года лишения свободы.

  1. Деньги из ниоткуда не берутся. Если вам предлагают отдавать порядка 40% за обналичивание денег — это либо попытка мошенничества, либо вас пытаются сделать соучастником преступления. Не соглашайтесь на это.
  2. Банк все равно видит всю цепочку получателей. Всегда. И отследить ее сотрудникам правоохранительных органов не так сложно.
  3. За все операции по банковской карте ответственность, в том числе и уголовную, несет ее владелец.
  4. Заливщику все равно, что с вами будет. Он изначально знает, что к вам придут люди в погонах с неудобными вопросами. Но деньги к тому моменту уже будут обналичены.
  5. Не экспериментируйте с уголовным кодексом.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Анонимно купить качественно подделанные банкноты сейчас проще простого. Расплатиться ими — тоже не проблема. Фальшивки распространяются так же, как наркотики: с помощью чатов в мессенджерах, сайтов в даркнете и закладок. Корреспондент RT встретился с фигурантами одного из уголовных дел о сбыте поддельных банкнот. Молодые люди сейчас в СИЗО под Санкт-Петербургом. Их история наглядно демонстрирует, как устроен рынок фальшивых денег и как ловят их распространителей.

Андрею (здесь и далее имена двух главных героев изменены. — RT) в жизни изначально не повезло. Мать-алкоголичка сначала периодически исчезала. И окончательно бросила сына, когда тому не было и 14 лет. Отца он последний раз видел вообще года в три. Зато взявшие Андрея на воспитание бабушка и дедушка — люди весьма достойные. У них в 100 км от Санкт-Петербурга просторный трёхэтажный дом с камином. Большая добродушная собака, пушистый кот. Уютная, организованная жизнь.

Уже под присмотром бабушки с дедушкой в 2018 году Андрей окончил девять классов местной школы, поступил в кулинарный техникум. Правда, не в 16, а в 17 лет — в начальных классах оставался на второй год. Как считает бабушка, из-за матери. Какое-то время состоял на учёте в комиссии по делам несовершеннолетних: обычная юношеская история — ездил на мопеде без прав.

«Мотоциклами он давно увлекается, — замечает в разговоре с RT бабушка Валентина Александровна. — Всему посёлку их чинил. Руки золотые».

По её мнению, проблемы у ребёнка — именно так она называет уже совершеннолетнего внука — начались после поступления в техникум. Учебное заведение — в соседнем городке.

Каждый день не наездишься — бабушка с дедушкой сняли Андрею квартиру за 10 тыс. рублей в месяц. Оплачивали сами, равно как и вообще все расходы на жизнь: дед выдал внуку свою кредитную карточку.

Как вспоминают сейчас, долго решали, продолжить учёбу или сначала отслужить в армии. Выбрали бы службу, может, всё сложилось бы иначе. А так «ребёнок» стал как бы самостоятельным. Позвал жить вместе свою девушку, с которой познакомился ещё в школе. Пытался работать на автомойке. Начал употреблять лёгкие наркотики. Тем не менее первый год учёбы закончил без хвостов — перешёл на второй курс. Наступили каникулы. И тут Андрей подружился с Максимом, который летом жил в том же посёлке у своей бабушки.

У ребят много общего. Максиму также 18. Мать умерла. Жил то с отцом, то с бабушкой. Свободное время проводил на футбольном поле. Учился на автослесаря в политехническом лицее, но после второго курса был отчислен за неуспеваемость. Пытался работать вместе с отцом (тот сварщик). Планировал этой осенью восстановиться в лицее. А пока вместе тусовались, возились с мотоциклами. По мере возможности подрабатывали в своём посёлке на участках: кому траву покосить, кому деревья попилить. И, увы, вместе баловались MDMA, известным как экстази.

«Проверенный сайт»

Старый СИЗО №6, что в посёлке Горелово Ленинградской области, больше напоминает зону, нежели тюрьму: подследственные содержатся в одноэтажных бараках-камерах. В каждой более сотни человек. Современно выглядят туберкулёзный блок да следственный корпус — камеры для допросов и встреч с адвокатами. Максима уже завели в камеру с прикрученными к полу столом и двумя табуретами, а также с кнопкой вызова конвоя. Андрей ждёт своей очереди на интервью в «стакане» — что-то вроде «обезьянника» ОВД.

«Два месяца уже тут, — замечает в разговоре с RT Максим. — Учебный год стартовал 2 сентября — собирался прийти в техникум и начать снова со второго курса. Но 1 сентября нас задержали, а 3-го назначили меру пресечения».

Совсем молодой парень. Вроде бы даже не бреется ещё. То, что оказался в заключении, осознал только недели через три — первое время всё казалось дурным сном.

По словам друзей, за лето они вдвоём промотали около 150—200 тыс. рублей.

«У меня есть карточка, на которую капает пенсия по утере кормильца, — рассказывает Максим. — Эти деньги мы с отцом не трогали, они предназначались на момент возвращения из армии. А служить я мог уйти прямо этой осенью, если бы не получилось с учёбой».

С этой карточки потратили около 100 тыс. рублей. Остальные сняли с кредитки дедушки Андрея и взяли в долг у микрофинансовой организации.

«Онлайн-кредитование, — объясняет в разговоре с RT Андрей, на которого и оформлены эти займы. — Присылаешь фото с паспортом в руках — получаешь деньги».

Сумма ушла на запчасти к мотоциклам, бары-рестораны, экстази. Брали понемногу, всё время казалось, что удастся заработать и доложить. Но труд на участках приносил от силы 2 тыс. рублей в день. Вот тогда и пришла в голову идея заняться фальшивыми деньгами. По словам Андрея, об этом ему рассказывал пару лет назад некий знакомый. Да и Максим читал о таком во «ВКонтакте».

«Это тот же магазин в даркнете, где продаются наркотики. Проверенный сайт. Выбираешь, что тебе нужно, доставят такой же закладкой. Мы купили на пробу десять поддельных пятитысячных купюр за 22 тыс. настоящих рублей», — рассказывает Андрей.

Чисто внешне банкноты от подлинных не отличались: присутствовали защитные нити-полоски, просматривались водяные знаки. Вот только бумага на ощупь немного разнилась с гознаковской. Для более-менее приближенных тактильных ощущений и придания хруста и блеска в сопроводительной инструкции рекомендовалось покрыть купленные подделки лаком для ногтей. Сбывать-разменивать друзья собирались по мелким загородным магазинчикам, где нет электронных аппаратов проверки подлинности.

«В инструкции говорилось, что их примут банкоматы старого образца. Так это или нет, проверять не стали. Это надо ездить по деревням, искать такие. А нам нужно было быстро», — объясняет Андрей.

Поймали за два дня

Сайт не подвёл — в указанном месте в районе одной из последних станций метро Санкт-Петербурга действительно нашлась закладка.

«Развернули, посмотрели банкноты и, даже не покрывая лаком, сразу пошли сбывать в ближайшие табачные магазины. Но там эти деньги не взяли. Спустились в метро, где тоже был магазин. В нём приняли», — рассказывает Максим.

Остальные купюры покрыли лаком и начали обменивать в табачных магазинах. Просто отъезжали на электричке от своей деревни за несколько станций, выходили купить сигареты-зажигалки. Сдача — около 4,5 тыс., но уже настоящих рублей. Ездили зайцем — от контролёров-кондукторов бегали. А в какой-то момент решили попробовать купить билеты за те же фальшивые пятитысячные, благо у кондуктора в поезде нет устройств для проверки подлинности. Получилось.

«После этого стали сдавать и в электричках», — вспоминает Максим.

Первую покупку билетов совершили 29 августа. В тот день они сбыли в электричках две купюры. На следующий день — ещё одну. А уже 1 сентября к Андрею и Максиму пришли с обысками.

«Вечером (29 августа. — RT) принимала деньги от разъездных кассиров, — рассказывает в разговоре с RT Раиса Давидюк, билетный кассир железнодорожной станции Тосно. — Очередная пятитысячная купюра показалась какой-то не такой. Слишком скользкая на ощупь».

Кассир пропустила банкноту через детектор — тот запищал. Посмотрела в ультрафиолете: ни герб, ни специальная полоска не высветились — просто белое пятно.

Все разъездные кассиры снабжены видеорегистраторами. При сомнении в подлинности получаемых денег записывают номера купюр и точное время их получения. Одна из кондукторов сделала такую запись прямо на глазах Максима и Андрея. Остальные, возможно, тоже записали. С помощью видео зафиксировали лица возможных преступников. Современные средства слежения в городе позволили почти мгновенно их идентифицировать.

«Мы установили их имена, фактическое место жительства, места притяжения — клубы, куда ходят выпивать, круг родственников и близких знакомых», — рассказал RT заместитель начальника отдела экономической безопасности и противодействия коррупции Санкт-Петербургского линейного управления МВД на транспорте Игорь Степанов.

По его словам, такого исхода ребята явно не ожидали — были страшно удивлены, что их нашли.

  • Заместитель начальника ОБЭП Санкт-Петербургского линейного управления МВД на транспорте Игорь Степанов
  • © RT / Алексей Боярский

«Особых рисков мы не видели, — объясняет в СИЗО Андрей. — Даже если бы поймали за руку с этой купюрой, всегда же можно сказать, что на улице подобрал».

Изъятые купюры, по предположению оперативников, изготовлены на Кавказе — совпадают с изъятыми ранее у других жуликов.

По данным Центрального банка РФ, ежемесячно в стране выявляется около 3 тыс. фальшивых банкнот, львиная доля которых — пятитысячные. В масштабах России это совсем немного. Осуждённых за изготовление, хранение, перевозку или сбыт поддельных денег или ценных бумаг в 170 раз меньше, чем осуждённых по наркотическим статьям (статистика Верховного суда за 2018 год).

Однако всё чаще конечными распространителями фальшивых денег, как и закладчиками наркотиков (RT писал об этом подробно), оказываются подростки и молодые люди студенческого возраста. Официальной статистики на этот счёт нет, но поиск в интернете по ключевым словам «подростки, фальшивые деньги» выдаёт целый список свежих историй. В Пермском крае задержали 16-летних, в Крыму — одного 16-летнего и одного 17-летнего. У всех одинаковая схема: купили через Telegram или сайт в даркнете. Пункт 1 ст. 186 (деяние в некрупном размере, не совершённое организованной группой) предполагает лишение свободы на срок до восьми лет либо принудительные работы — до пяти лет.

«Мне за это не платят»

Максим и Андрей во всём сознались.

  • Следователь Санкт-Петербургского линейного управления МВД на транспорте Ольга Калашникова
  • © RT / Алексей Боярский

«Думал, за десять купюр много не дадут», — вспоминает Андрей.

Может, Максиму много и не дадут. А вот с Андреем всё сложнее. Помимо оставшихся поддельных банкнот, у него при обыске нашли ещё и наркотики: несколько таблеток амфетамина, завёрнутых по отдельности. Именно из-за количества и этих обёрток (так фасуют закладчики) Андрея подозревают не только в хранении наркотических веществ (ст. 228 УК РФ), но и в покушении на их сбыт (ст. 228.1 УК РФ). Причём в крупном размере.

«Если бы я был закладчиком, зачем мне тогда фальшивыми деньгами заниматься? — пожимает плечами Андрей. — Живу далеко от города. Купил сразу большую закладку, чтобы каждый раз не мотаться».

Андрея и Максима сейчас защищают так называемые бесплатные адвокаты — назначенные государством. Ни у отца Максима, ни у дедушки и бабушки Андрея денег нет. Максиму ещё повезло — его адвокат Ирина Кот пытается сделать всё, что может облегчить участь её подзащитного. Например, потратила полдня для поездки в СИЗО, чтобы помочь организовать интервью: возможно, суд учтёт и такое деятельное раскаяние. Адвокат же Андрея, хотя он и помог нам связаться с его родственниками и явно выразил заботу об интересах подзащитного, в СИЗО поехать отказался со словами: «Мне за это не платят».

За полтора часа интервью П. ни разу не улыбнулся

«Сел в двадцать, выйду в тридцать»: как молодые люди становятся закладчиками наркотиков

Портрет осуждённого за сбыт наркотиков в последнее время меняется — всё чаще это дети из вполне благополучных семей, замечают.

Как рассказала бабушка Андрея, на очередном суде по выбору меры пресечения адвокат тоже не присутствовал — был в это время на другом заседании. Вместо него формально посидел первый свободный адвокат, с подробностями дела вообще не ознакомленный.

«Сказать, что мы эти два месяца живём в аду, — ничего не сказать, — рыдает бабушка Андрея. — Ребёнок оказался не готов к самостоятельной жизни. Мы всё понимаем. Но сейчас правоохранительные органы хотят подвести его под что-то страшное. Под распространение наркотиков!»

Примеры, когда студентам-закладчикам давали по десять лет даже на фоне весьма зыбких, с точки зрения обывателя, доказательств, известны.

«Моим бабушке с дедушкой сейчас под 70 лет, — говорит Андрей. — Если выйду только через десять лет, их не будет. И девушки не будет. Больше всего боюсь не увидеть близких».

Директор Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина отмечает в беседе с RT, что всё чаще в сбыт наркотиков и фальшивых денег вовлекают именно подростков.

«Многие из них не осознают последствия своих действий. Проблема усугубляется тем, что в социальных сетях среди молодёжи набирают популярность группы так называемого ультрадвижения, включающего в себя такие течения, как А.У.Е., околофутбольные хулиганы и тому подобное. В них распространяются приглашения к зарабатыванию лёгких денег. Число постов, продвигающих привлекательность асоциального поведения (алкоголизм, наркомания, преступность, аморальность, деградация), выросло с 2017 года в 200 раз. На видео, выложенных на YouTube, и во «ВКонтакте» подробно рассказывается, где и как купить фальшивые деньги. Являются ли такие видео противоправными? Нужно ли ограничивать их распространение? Это вопрос не только к государству, но и к самим интернет-площадкам. До тех пор пока они сами не начнут удалять такого рода контент, ситуация с места не сдвинется. Мы ещё в прошлом году предложили внести изменения в закон: площадки обязаны следить, что на них распространяется. А в случае неудаления такой информации — штрафовать. Такие нормы уже введены в законодательство стран ЕС и США», — считает Мизулина.

Отмывание — вывод полученных преступным путём денег из тени, чтобы пользоваться ими публично и легально.

Представим, что у торговца оружием или наркотиками или просто расхитителя госсобственности скопилась дома куча наличных денег. Положить её в банк нельзя: налоговая заинтересуется. Купить частный самолёт или даже какую-нибудь небольшую яхту — тоже. Деньги есть, уже и класть их некуда, а пользоваться ими нельзя. Приходится организовать себе какой-нибудь выигрыш в лотерею или хитро вложить в легальный бизнес, чтобы их следы там затерялись.

Пример употребления на «Секрете»

«Более трети москвичей (37% опрошенных) назвали основной целью программы реновации в столице отмывание денег строительными компаниями. Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведённого ВЦИОМом».

Происхождение термина

Выражение появилось в 1920-е в США: считается, что американская мафия в то время открывала прачечные, чтобы легализовать незаконные доходы. Никаких достоверных свидетельств этому нет, но термин стал широко использоваться.

Практика

Способы отмывания денег весьма разнообразны, фантазии и креатива преступникам не занимать. Например, для легализации грязных денег можно использовать кино: так, известный фильм «Волк с Уолл-стрит» засветился в подобном скандале. Этот способ активно применялся и в России: в девяностые ОПГ тесно взаимодействовали с независимыми киностудиями.

Для отмывания денег также используют видеоигры: преступники покупают игровую валюту, используя украденные данные чужих банковских карт, а потом продают её игрокам за реальные деньги.

«Панамское досье» (утечка конфиденциальных документов панамской юридической компании Mossack Fonseca в 2015 году) вызвало большую волну разоблачений. Выяснилось, что владение акциями офшоров лично или через трасты и фонды тоже может скрывать преступные доходы. Поэтому банки и брокеры ужесточили проверку клиентов. Их задача — определить конечных бенефициаров офшоров и источник их дохода. Если подтвердить происхождение имущества не представляется возможным, такому клиенту отказывают в совершении операции.

Противодействие

Для борьбы с такой практикой в России действует специальный «антиотмывочный закон» (115-ФЗ). Согласно ему, под колпаком финансовых властей оказываются все банковские сделки бизнеса с наличными на сумму от 600 000 рублей. Если финмониторинг заподозрит неладное, он заблокирует предпринимателю счёт. Закон постоянно ужесточают.

Помимо этого, Центробанк анонсировал для банков платформу, на которой будет оценивать благонадёжность компаний и распределять заёмщиков по трём зонам: зелёной, жёлтой и красной. Фирмы, которые попадут в последнюю, отрежут от обслуживания.

Центробанк выпустил информационное письмо, в котором рекомендовал банкам ознакомиться с отчетами о национальной оценке рисков легализации (отмывания) преступных доходов и национальной оценке рисков финансирования терроризма. Отчеты подготовлены Росфинмониторингом. Какие риски отмывания доходов существуют и как с этим бороться – расскажем.

Национальная оценка рисков ОД/ФТ

В соответствии с Рекомендациями ФАТФ страны должны на постоянной основе проводить оценку рисков легализации (отмывания) денег и финансирования терроризма с целью формирования адекватного понимания на национальном уровне рисков и угроз финансовой системе и экономике, а также негативных последствий, которые несут в себе эти деяния, и принятия адекватных мер реагирования.

В этой связи Росфинмониторинг (РФМ) подготовил вышеназванные документы.

Целями национальной оценки рисков отмывания преступных доходов являются:

  • определение наиболее часто используемых методов отмывания преступных доходов;
  • определение слабых мест национальной антиотмывочной системы;
  • формирование единообразного понимания рисков среди всех участников антиотмывочной системы;
  • выработка конкретных мер и эффективное распределение ресурсов для минимизации выявленных рисков.

Риски

Риски разделены на категории (высокий риск, повышенный, умеренный, низкий).

Использование номинальных юрлиц («однодневок»)

Использование фиктивной ВЭД

Использование иностранных юрлиц и трастов

Использование электронных денег

Использование виртуальной валюты (типа биткоинов)

Участие физлиц, аффилированных с должностными лицами

Использование банков, МФО и КПК

Использование рынка драгметаллов и драгкамней

Использование систем денежных переводов

Использование рынка ценных бумаг

Использование наличных, перемещаемых через границу ЕАЭС

Использование страхового сектора

Использование услуг Почты России

Использование услуг нотариусов

Использование лизингового сектора

Использование услуг сотовых операторов

Использование операторов по приему платежей

Использование ПИФов, НПФ, аудиторов, адвокатов, юристов, бухгалтеров

Использование неформальных систем денежных переводов (типа «Хавала»)

Остановимся подробнее на некоторых видах риска и расскажем, как государство намерено бороться с этими факторами.

Фирмы-однодневки

Использование номинальных юрлиц - очень распространенный способ отмывания преступных доходов, отмечает Росфинмониторинг.

Государством осуществляется комплекс мер по устранению номинальных юрлиц: внедрены механизмы препятствования регистрации таких компаний и использованию для этого подставных физлиц.

Кроме того, внедрен механизм занесения юрлиц в единый черный список банковских клиентов, которым отказывают в проведении операций и в открытии расчетного счета.

Так, в 2017 году банками принято 620 тыс. решений об отказе в проведении операции, что позволило пресечь вывод в теневой сектор более 181 млрд руб., хвалится РФМ.

ФНС России проводится работа по проверке достоверности ЕГРЮЛ. Еще одна мера – система АСК НДС-2, которая позволяет выявлять действия, направленные на минимизацию НДС, подлежащего уплате в счет подставных фирм и фиктивных счетов-фактур.

Наличные деньги

В плане отмывания преступных доходов также высок риск использования «обналички». Отмечаются факты использования банковских карт, оформленных на подставных физлиц, корпоративных банковских карт в схемах легализации преступных доходов, в частности, наркодоходов, доходов от кибермошенничества.

Процессы обналичивания также обеспечивают функционирование теневой экономики (выплата «серых» зарплат, уклонение от уплаты налогов). Значительная доля наличного денежного обращения в экономике обусловлена в том числе экономической моделью и особенностями страны. Анонимность расчетов с использованием наличных денежных средств, а также возможность осуществлять крупные покупки за наличные денежные средства обеспечивают популярность данного способа при совершении преступлений и, кроме того, усложняют процесс расследования.

Меры, которые предпринимаются государством в борьбе с этим явлением, в основном совпадают с мерами по борьбе с «однодневками».

За последние годы объемы обналичивания денег в банковском секторе сокращены в 3,8 раза – с 1,2 трлн рублей до 326 млрд рублей.

Электронные деньги

Электронные средства платежа используются в расчётах за наркотики и последующем отмывании доходов. Злоумышленники используют неперсонифицированные (анонимные) ЭСП (владельцами которых выступают физлица) для совершения незаконных финансовых операций путем перевода средств с одного анонимного электронного кошелька на другой. Отмечаются случаи использования ЭСП, оформленных на имя т.н. «дропов», т.е. лиц, не осведомленных о характере использования этих инструментов, в том числе в схемах отмывания доходов, от совершения мошеннических действий с самими ЭПС (кибермошенничество).

В целях дальнейшего совершенствования мер по борьбе с кибермошенничеством и киберворовством усилена уголовная ответственность за хищение чужого имущества, совершенное с банковского счета, а равно электронных денежных средств (лишение свободы на срок до 6 лет). Скорректированы санкции за мошенничество в сфере компьютерной информации. Вместо ареста на срок до 4 месяцев за мошенничество с использованием ЭСП предусмотрено лишение свободы на срок до 3 лет.

Планируется законодательно запретить получение физлицами наличных денег с использованием неперсонифицированных ЭСП.

Коррупция

Используются различные формы аффилированности с должностными лицами (коллеги, родственники, друзья, бывшие сокурсники и пр.). Госконтракты заключаются с организациями, владельцами и директорами которых являются аффилированные лица, что облегчает процесс хищения и отмывания средств через цепочку подконтрольных, номинальных юридических лиц.

За последние 3,5 года за коррупцию осуждено свыше 4000 правоохранителей, более 400 депутатов, около 3000 должностных лиц.

Для лучшей борьбы с коррупцией ужесточена уголовная ответственность за коррупционные преступления:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: