Ограничивался ли размер процента по договору займа в римском праве

Обновлено: 14.07.2024

Реальные контракты - это договоры, обязательства из которых устанавливались при передаче вещи. Права и обязанности сторон возникали именно с момента передачи вещи, являющейся предметом договора.

К реальным контрактам относились mutuum, commоdatum, depositum и pignus. Также к ним относят fiducia и безыменные контракты.

Mutuum (заем) - это самый древний реальный контракт, который возник в III в. до н.э. Определение данного договора дает Гай в Институциях: "Обязательство заключается передачею вещи, например, когда дают взаем. Заем в тесном смысле возникает при тех вещах, которые определяются весом, счетом и мерою, как, например, наличные деньги, вино, масло, хлеб в зерне, медь, серебро, золото; эти вещи мы даем или счетом, или мерою, или весом для того, чтобы они сделались собственностью получающих и чтобы со временем были возвращены нам не те же самые вещи, но другие того же свойства и качества" (Гай, 3.90.)*(76).

Сторонами договора являются заемщик и заимодавец.

Из приведенного определения усматриваются следующие характерные черты договора займа.

Это реальный договор, так как заключается передачей вещи.

Предметом договора являлись потребляемые, заменяемые вещи, т.е. определяемые родовыми признаками. Чаще всего это были деньги. Павел писал: "Мы даем взаймы с намерением получить обратно не ту же самую вещь, которую мы дали, но вещь того же рода" (D.12.1.2.)*(77).

Вещь передавалась заемщику в собственность.

Срок договора мог быть или определенным, или неопределенным (тогда предмет займа должен быть возращен по требованию заимодавца).

Mutuum был односторонним договором, так как заимодавец имел только право требовать у заемщика возврата взятой взаймы вещи. Обязанность по договору была возложена только на заемщика, а именно: обязанность возврата заимодавцу вещи того же свойства и качества.

Хотя по договору mutuum начисление процентов не устанавливалось, но на практике стороны могли об этом договориться. Соглашение об этом заключалось посредством стипуляции. Процентные ставки были достаточно высокими, в постклассическом периоде они были снижены со 100% до 50% годовых. Запретили начисление процентов на проценты. Самый большой процент были при морском займе (до 1000%).

Mutuum являлся договором строгого права. Нельзя было требовать больше, чем это было предусмотрено договором, встречных претензий относительно плохого качества вещи должник не мог предъявить.

Риск случайной гибели по договору лежал на заемщике как собственнике вещи.

Кредитору были предоставлены следующие способы защиты: actio certaе creditaе pecuniaе при займе денег; и condictio certaе rei при займе других заменимых вещей.

В период империи в подтверждение mutuum стали составлять письменный документ.

Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона передает в собственность другой стороне денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками, с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока (либо по востребованию) такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие были получены.

Заем – реальный, односторонний, возмездный (хотя мог быть и безвозмездным, если не заключалось дополнительного соглашения о процентах) контракт. Нормальной была процентная ставка 1% в месяц в классический период, 6% (8% для торговцев) в период Юстиниана; начисление сложных процентов (процентов на проценты) не допускалось.

Сторонами договора являются заимодавец и заемщик.

Предметом являются денежная сумма или известное количество других вещей, определенных родовыми признаками (валюта займа).

Ответственность сторон основывается на общих правилах и специальном соглашении сторон по этому поводу.

Заемщик обязывался возвратить такое же количество вещей, такого же рода и качества, какое им было получено от заимодавца. Обычно дополнительным соглашением заемщик обязывался также платить проценты заимодавцу (что делало договор займа возмездным). Документом, обеспечивающим доказательство передачи валюты займа, обычно была специальная долговая расписка (хирограф), в таком случае обязательство на заемщика возлагалось с момента подписания им хирографа.

Для осуществления вытекающего из договора займа права требования заимодавцу предоставлялся иск. Должнику со временем стали давать специальную эксцепцию со ссылкой на то, что валюта займа заемщиком от заимодавца фактически получена не была, это должник должен был доказать. Лишь в III в. бремя доказывания по этой эксцепции переложили на кредитора: он должен был доказать, что валюта займа действительно была передана заемщику.

Ссуда (commodatum) представляет собой договор, по которому одна сторона передает в безвозмездное временное пользование другой стороне индивидуально определенную вещь.

Договор ссуды – реальный, практически односторонний, безвозмездный контракт.

Сторонами выступают ссудодатель и ссудополучатель.

Предметом является индивидуально определенная и непотребляемая вещь (напр., конкретный земельный участок).

Ссудополучатель обязан в срок (оговоренный в контракте или по первому требованию ссудодателя) вернуть ссуженную вещь ссудодателю. Ссудополучатель не обязан производить восстановительный ремонт вещи, если вещь не изнашивалась сверх обычного и использовалась им обычным способом.

У ссудодателя могла возникнуть лишь одна обязанность – возместить ссудополучателю вред, нанесенный передачей недоброкачественной вещи (напр., больного животного, заразившего стадо ссудополучателя). У ссудодателя сохраняется право собственности на ссуженную вещь, пока она находится во владении и пользовании ссудополучателя.

Ссудополучатель несет ответственность за любую вину, включая легкую неосторожность.

Глава 42. Заем и кредит § 1. Заем

Глава 42. Заем и кредит § 1. Заем Статья 807. Договор займа1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег

§ 1. Заем

§ 1. Заем СТАТЬЯ 807. Договор займа 1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или

§ 1. Заем

§ 1. Заем Статья 807. Договор займа 1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или

§ 1. Заем

§ 1. Заем СТАТЬЯ 807. Договор займа 1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или

СТАТЬЯ 814. Целевой заем

СТАТЬЯ 814. Целевой заем 1. Если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем), заемщик обязан обеспечить возможность осуществления займодавцем контроля за целевым использованием суммы займа.2. В случае

Глава 42. Заем и кредит

Глава 42. Заем и кредит § 1. Заем Статья 807. Договор займа 1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму

§ 1. Заем

§ 1. Заем Статья 807. Договор займа 1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или

Статья 814. Целевой заем

Статья 814. Целевой заем 1. Если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем), заемщик обязан обеспечить возможность осуществления займодавцем контроля за целевым использованием суммы займа.2. В случае

Договор займа (mutuum) — реальный договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, а другая сторона (заемщик) принимала на себя обязательство вернуть такую же сумму денег или такие же вещи по истечении срока, указанного в договоре.

Признаки договора займа:

1) реальность, т. е. договор считался заключенным с момента фактической передачи денег или вещей, определенных родовыми признаками;

2) одностороннее обязательство, в котором у заимодавца после передачи вещи не было никаких обязанностей перед заемщиком, было лишь право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы или вещи; а у заемщика — обязанность вернуть в установленный срок эти деньги или иное имущество;

3) деньги или вещи, выступающие в качестве предмета, но только не индивидуально-определенные, а определенные родовыми признаками;

4) реальная передача вещей в собственность заемщика;

5) обязанность должника при наступлении определенного срока вернуть такое же количество вещей и такого же качества, какое было им получено;

6) несение заемщиком риска случайной гибели полученных взаймы вещей.

Договор займа являлся беспроцентным договором. Однако проценты могли устанавливаться путем специального указания в договоре или заключения отдельного соглашения. Начисление процентов на проценты в римском праве было запрещено.

В римском праве договор займа мог заключаться как на определенный срок, так и без указания срока, так как срок не являлся существенным условием договора.

Формы заключения договора займа:

1) сделка nexum, т. е. путем совершения в торжественной обстановке с помощью меди и весов особого обряда (gestum или negotium per aes et libram). Со временем появилась чеканная монета, и сделка nexum превратилась в простой обряд;

2) стипуляция, т. е. взаимный обмен торжественными обещаниями;

3) обыкновенная письменная форма.

В случае невозвращения заемщиком займа в установленный срок заимодавец мог предъявить:

1) иск строгого права, когда судья при рассмотрении спора не мог принимать основанные на требованиях справедливости возражения ответчика, так как был связан договором;

2) цивильный иск о возврате неосновательного обогащения, который возникал в основном не из договора займа, а из простого факта передачи вещей от одного лица другому;

3) иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа. Заимодавец мог предъявить к заемщику также иск о взыскании суммы займа, которую он на самом деле мог не давать, а заемщик в ответ мог предъявить иск о возврате расписки, в которой он ссылался на непредоставление займа.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

73. Договор займа

73. Договор займа Договор займа (mutuum) — договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, в собственность заемщику, а заемщик принимал на себя обязанность вернуть такую же сумму

СТАТЬЯ 807. Договор займа

СТАТЬЯ 807. Договор займа 1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное

Статья 807. Договор займа

Статья 807. Договор займа 1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное

46. Договор займа

46. Договор займа Договор займа (mutuum) — реальный договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, а другая сторона (заемщик) принимала на себя обязательство

Статья 807. Договор займа

Статья 807. Договор займа 1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное

§ 1. Договор займа

§ 1. Договор займа 1. Понятие и форма договора займаПо договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег

85. Договор займа

85. Договор займа Займом назывался договор с соглашением сторон (консенсусом), согласно которому займодавец передавал в собственность заемщику определенную денежную сумму или определенное количество иных вещей, имеющих известные родовые признаки, с обязательством

Образец 6 ДОГОВОР ЗАЙМА

Образец 6 ДОГОВОР ЗАЙМА г. (название муниципального образования) (дата прописью) (Фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заимодавец, с одной стороны, и (фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заемщик, с другой стороны, заключили

Образец 7 ДОГОВОР ЗАЙМА

Образец 7 ДОГОВОР ЗАЙМА г. (название муниципального образования) (дата прописью) (Фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заимодавец, с одной стороны, и (фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заемщик, с другой стороны, заключили

Образец 8 ДОГОВОР ЗАЙМА

Образец 8 ДОГОВОР ЗАЙМА г. (название муниципального образования) (дата прописью) (Фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заимодавец, с одной стороны, и (фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заемщик, с другой стороны, заключили

Образец 10 ДОГОВОР ЗАЙМА

Образец 10 ДОГОВОР ЗАЙМА г. (название муниципального образования) (дата прописью) (Фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заимодавец, с одной стороны, и (фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заемщик, с другой стороны, заключили

Образец 12 ДОГОВОР ЗАЙМА

Образец 12 ДОГОВОР ЗАЙМА г. (название муниципального образования) (дата прописью) (Фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заимодавец, с одной стороны, и (фамилия, имя, отчество полностью), именуемый в дальнейшем Заемщик, с другой стороны, заключили

§ 1. договор займа (mutuum): Римское право, И.Б. Новицкий, 1997 читать онлайн, скачать pdf, djvu, fb2 скачать на телефон Настоящее четвертое издание учебника печатается без изменений с последнего издания, вышедшего в свет в 1972 г. Работа представляет собой элементарный учебник римского частного (гражданского) права.

§ 1. договор займа (mutuum)

1.Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками (зерно,масло, вино), с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока либо по востребованию такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены (D. 44. 7. 1.2.).

Заем является одним из реальных договоров, т.е. обязательство в этом случае устанавливается не только простым соглашением (consensus), но и передачей вещи (res); нельзя требовать возврата от того, кто ничего не получал.

Реальный характер договора займа не означает, однако, что в этой категории договоров consensus, соглашение сторон, не имеет существенного значения: соглашения сторон недостаточно для возникновения заемного обязательства, однако (как и при всяком договоре) соглашение и при займе является необходимым моментом. Нет consensus, нет и договора. В текстах римских юристов встречают примеры того, что, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникнет, потому что между сторонами не consensus, a dissensus (разногласие, недоразумение); так, передана денежная сумма, причем передающий деньги делает это с намерением дать взаймы, а получающий думает, что ему дают их в дар или на сохранение: займа нет за отсутствием согласованной воли двух сторон.

2. Mutuum является не первоначальной формой договора займа. В древнейшем римском праве для этой цели пользовались формальной сделкой nexum1 (совершавшейся per aes et libram, с помощью меди и весов), а также стипуляцией. По мере развития хозяйственной жизни, расширения торговли, ремесленной промышленности совершение не только такой громоздкой сделки, как nexum, но даже и более простой, однако все-таки формальной — стипуляции стало затруднительным. Требования хозяйственной жизни привели к тому, что судебную защиту стали получать и неформальные договоры займа; так появилась новая форма займа — реальный договор займа, для юридической силы которого не требовалось облекать согласие сторон в какие-либо торжественные формы, а Достаточно было лишь передать на основании соглашения сторон так называемую валюту займа, т.е. деньги, зерно, вино, и тому подобные вещи, определенные родовыми признаками.

3. Характерные признаки договора mutuum можно опор делить следующим образом:

а) mutuum — реальный договор, т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала передача res, вещи;

б) предмет договора — денежная сумма или известное количество других вещей, определенных родовыми признаками (весом, числом, мерой);

в) эти вещи передаются заимодавцем в собственность заемщика;

г) вещи передаются с обязательством для заемщика вернуть заимодавцу такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие были получены.

Если заем не денежный, заемщик обязан вернуть не только такое же количество вещей, какое было получено, но и по качеству не хуже полученных взаймы вещей.

Поскольку предметом займа служили вещи, определенные весом, числом, мерой (а не индивидуально), причем они поступают в собственность заемщика, на нем лежал и риск случайной гибели полученных вещей: если в силу случайной причины взятые взаймы вещи погибали и заемщик не имел возможности ими воспользоваться, он не освобождался от обязанности вернуть полученную сумму (количество).

4. Обязательство, возникающее из займа, строго одностороннее', заимодавец имел право требовать от заемщика возврата такого же количества вещей, такого же рода и качества, какое было получено; на заемщике же лежала соответствующая обязанность. Заимодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, передав в собственность заемщика денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками; поэтому из договора для него возникало только право требования, никакой обязанности на заимодавце не лежало. Для осуществления права требования (о возврате взятой взаймы суммы денег или других вещей, определенных родовыми признаками) заимодавцу давались иски строгого права (actio certae creditae pecuniae и ковдикция). Наоборот, заемщик при заключении договора уже получил деньги, зерно, вино и т. п. и потому не может требовать из договора чего-либо; для него возникала из договора только обязанность возврата такой же денежной суммы или того же количества вещей, какое было получено от заимодавца.

Из договора займа не вытекала обязанность заемщика платить проценты с занятой суммы. Однако широко применялось в практике заключение особого соглашения о процентах. Максимальный размер процентов в разное время ореде-лялся различно: в классическом праве — 1 \% в месяц, в праве Юстиниана — 6\% в год (для торговцев — 8\% в год); начисление процентов на проценты было воспрещено. Соглашение относительно срока платежа по займу было несущественным: договор можно было заключить и на точно определенный срок

и без срока (в последнем случае кредитор имел право потребовать возврата занятой суммы когда угодно).

5 Под влиянием греческого права вошли к практику /гениальные расписки — хирографы (см. выше, гл. II). Составление такого документа, представлявшего собой расписку должника (заемщика) в получении денежной суммы или иной валюты займа, облегчало для кредитора лежавшее на его обязанности доказывание факта передачи валюты займа, а следовательно и доказывание права требовать от должника возврата занятой суммы. Обеспечительным характером расписки (в только что указанном смысле) объясняется другое название, которое имел такой документ: cautio creditae pecuniae, т.е. документ, обеспечивающий доказательство передачи валюты займа.

Практика составления письменного документа, расписки, в которой должник подтверждал факт получения валюты, породила опасность неосновательных требований кредиторов от должников не полученных последними сумм. По самому характеру договора займа более сильной в социально-экономическом смысле стороной является заимодавец. Заемщик, нуждающийся в денежной сумме, фактически оказывался в зависимости от заимодавца, который мог диктовать ему условия. На этой почве в жизни стали нередки случаи, когда составление документа не сопровождало получение валюты займа, а предшествовало ему. В связи с этим часто случалось, что должник, ожидавший получения валюты, подписывал по требованию более сильного (социально и экономически) кредитора документ, удостоверяющий обязанность должника вернуть полученную валюту займа; документ передавался кредитору, а между тем валюту должник фактически так и не получал.

Развитию такой практики очень способствовало то, что должниками были, по общему правилу, малоимущие, а кредиторами — верхушка рабовладельческого общества. На почве указанных фактов для должника создавалась угроза, что недобросовестный кредитор использует имеющуюся у него на Руках расписку, содержащую признание должника в получении валюты, и последнему придется платить неполученную сумму займа. Очевидно, что такая угроза нередко действительно осуществлялась и это приводило к озлоблению должников. Поэтому и возник вопрос о необходимости предоставления должнику каких-то правовых средств, чтобы оградить его от ясности взыскания несуществующего долга.

С этой целью в тех случаях, когда кредитор, не передавщий должнику валюту займа, тем не менее предъявлял к нему иск о возврате занятой суммы, должнику стали давать exceptio doli, т.е. он мог сослаться против иска кредитора на то6 что в действиях кредитора, не передавшего должнику валюты и все-таки требующего от него платежа занятой суммы опираясь на формальный момент — подписание должником документа о получении валюты, заключается крайняя недобросовестность, dolus. Гай в своих Институциях (4.119) именно изложенный пример приводит для пояснения exceptio doli. Позднее эта эксцепция (в данных обстоятельствах) получила наименование exceptio поп numeratae pecuniae (эксцепции со ссылкой на то, что деньги, т.е. валюта займа, не были получены).

Должник мог и не дожидаться предъявления кредитором иска, а своим активным поведением предупредить самую возможность такого иска. Именно должник мог сам предъявить иск о возврате ему расписки, так как она была выдана в предположении, что вслед за тем будет получена валюта займа, а этого не последовало. Таким образом, иск должника об истребовании выданной расписки выводился из того, что расписка остается у кредитора без достаточного к тому основания, т.е. применялся кондикционный иск об истребовании от ответчика неосновательного обогащения, полученного им за счет истца (см. ниже, гл. VII, § 3).

Использование названных правовых средств (эксцепции и кондикционного иска) было связано для должника с трудной задачей — доказать отрицательный факт неполучения валюты. Дело в том, что по общим правилам процесса должник,

предъявляя кондикционный иск об истребовании документа,, должен был в качестве истца доказать факт, из которого вытекает исковое требование; ссылаясь на неполучение валюты в эксцепции против иска кредитора, должнику также приходилось доказывать факт неполучения валюты.

Трудность доказывания отрицательного факта до крайности умаляла практическое значение этих мер защиты интересов должника. Дело приняло более благоприятный для должников оборот только позднее (в III в. н.э.), когда onus probandi (бремя доказывания) было переложено на кредитора: если должник ссылался на неполучение валюты (в эксцепции против иска кредитора), на истца возлагалась обязанность доказать факт ее передачи. Такая мера объясняется, по-видимому, тем, что государство, испытывая финансовый кризис, боролось против разорения основных плательщиков налогов отдельными богатыми рабовладельцами, предпочитая выкачивать средства из менее обеспеченных слоев населения.

6. При императоре Веспасиане (конец I в. н.э.) был издан акт — senatusconsultum Macedonianum, воспретивший денежные займы подвластным детям без согласия или ведома домовладыки. Свое название данное сенатское постановление получило по имени некоего Мацедо, который взял деньги взаймы , а затем, не имея возможности удовлетворить требований кредитора о возврате занятой суммы и опасаясь неприятностей, связанных с принудительным взысканием, убил своего отца, чтобы таким образом ускорить получение наследства и расплатиться с кредиторами. Senatusconsultum Macedonianum направлен на то, чтобы устранить в умах подвластных всякую мысль о необходимости принимать какие-либо меры во избежание взыскания. Сенатусконсульт признавал имеющим полную юридическую силу договор займа подвластного только в тех случаях, когда заем был получен с согласия или ведома домовладыки либо был обращен в пользу домовладыки. Если указанных условий нет, то против иска заимодавца стали давать exceptio senatusconsuiti Macedonian! и этим обессиливать его (даже после смерти домовладыки, когда подвластный становился самостоятельным лицом). Впрочем, подвластный оставался обязанным naturaliter, т.е. произведенный в погашение этого обязательства платеж имел юридическую силу, но иска об исполнении кредитор не мог предъявить.

1. Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками (зерно, масло, вино), с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока либо по востребованию такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены (D.44.7.1.2).

Заем является одним из реальных договоров, т.е. обязательство в этом случае устанавливается не простым соглашением (consensus), но и передачей вещи (res); нельзя требовать возврата от того, кто ничего не получал.

Реальный характер договора займа не означает, однако, что в этой категории договоров consensus, соглашение сторон, не имеет существенного значения: соглашение сторон не является достаточным для возникновения заемного обязательства, однако (как и при всяком договоре) соглашение и при займе является необходимым моментом. Нет consensus, нет и договора. В текстах римских юристов встречаются примеры того, что, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникает, потому что между сторонами не consensus, a dissensus (разногласие, недоразумение); так, передана денежная сумма, причем передающий деньги делает это с намерением дать взаймы, а получающий деньги думает, что ему дают их в дар или на сохранение: займа нет за отсутствием согласованной воли двух сторон.

2. Mutuum является не первоначальной формой договора займа. В древнейшем римском праве для этой цели пользовались формальной сделкой nexum*(57) (совершавшейся per aes et libram, с помощью меди и весов), а также стипуляцией. По мере развития хозяйственной жизни, расширения торговли, ремесленной промышленности совершение не только такой громоздкой сделки, как nexum, но даже и более простой, однако все-таки формальной - стипуляции, стало затруднительным.

Требования хозяйственной жизни привели к тому, что стали давать судебную защиту к неформальным договорам займа; так появилась новая форма займа - реальный договор займа, для юридической силы которого не требовалось облекать согласие сторон в какие-либо торжественные формы, а достаточно было лишь передать на основании соглашения сторон так называемую валюту займа, т.е. деньги, зерно, вино и тому подобные вещи, определенные родовыми признаками.

3. Характерные признаки договора mutuum можно определить следующим образом:

а) mutuum - реальный договор, т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала передача res, вещи;

б) предмет договора - денежная сумма или известное количество других вещей, определенных родовыми признаками (весом, числом, мерой);

в) эти вещи передаются заимодавцем в собственность заемщика;

г) вещи передаются с обязательством для заемщика вернуть заимодавцу такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, как были получены.

Если заем не денежный, заемщик обязан вернуть не только такое же количество вещей, какое было получено, но и по качеству не хуже полученных взаймы вещей.

Поскольку предметом займа служили вещи, определенные весом, числом, мерой (а не индивидуально, причем они поступают в собственность заемщика, на нем лежал и риск случайной гибели полученных вещей: если в силу случайной причины взятые взаймы вещи погибали и заемщик не имел возможности ими воспользоваться, он не освобождался от обязанности вернуть полученную сумму (количество).

4. Обязательство, возникающее из займа, строго одностороннее: заимодавец имел право требовать от заемщика возврата такого же количества вещей, такого же рода и качества, какое было получено; на заемщике же лежала соответствующая обязанность. Заимодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, передав в собственность заемщика денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками; поэтому из договора для него возникало только право требования, никакой обязанности на взаимодавце не лежало.

Для осуществления права требования (о возврате взятой взаймы суммы денег или других вещей, определенных родовыми признаками) заимодавцу давались иски строгого права (actio certae creditae pecuniae и кондиция). Наоборот, заемщик при заключении договора уже получил деньги, зерно, вино и т.п. и потому не получает из договора права требовать чего-либо; для него возникала из договора только обязанность возврата такой же денежной суммы или того же количества иных вещей, какое было получено от заимодавца.

Из договора займа не вытекала обязанность заемщика платить проценты с занятой суммы. Однако широко применялось в практике заключение особого соглашения о процентах. Максимальный размер процентов в разное время определялся различно: в классическом праве - 1 процент в месяц, в праве Юстиниана - 6 процентов в год (для торговцев - 8 процентов в год); начисление процентов на проценты было воспрещено.

Соглашение относительно срока платежа по займу было несущественным: договор можно было заключить и на точно определенный срок и без срока (в последнем случае кредитор имел право потребовать возврата занятой суммы когда угодно).

5. Под влиянием греческого права вошли в практику специальные расписки - хирографы (см. выше, гл. II). Составление такого документа, представлявшего собой расписку должника (заемщика) в получении денежной суммы или иной валюты займа, облегчало для кредитора лежавшее на его обязанности доказывание факта передачи валюты займа, а следовательно, и доказывание права требовать от должника возврата занятой суммы. Обеспечительным характером расписки (в только что указанном смысле) объясняется другое название, которое имел такой документ: cautio creditae pecuniae, т.е. документ, обеспечивающий доказательство передачи валюты займа.

Практика составления письменного документа, расписки, в которой должник подтверждал факт получения валюты, породила опасность неосновательных требований кредиторов от должников не полученных последними сумм. По самому характеру договора займа более сильной в социально-экономическом смысле стороной является заимодавец.

Заемщик, нуждающийся в денежной сумме, фактически оказывался в зависимости от заимодавца, который мог диктовать ему условия. На этой почве в жизни стали нередки случаи, когда составление документа не сопровождало получение валюты займа, а предшествовало ему. В связи с этим часто случалось, что должник, ожидавший получения валюты, подписывал по требованию более сильного (социально и экономически) кредитора документ, удостоверяющий обязанность должника вернуть полученную валюту займа; документ передавался кредитору, а между тем валюту должник фактически так и не получал.

Развитию такой практики очень способствовало то, что должниками были, по общему правилу, малоимущие, а кредиторами - верхушка рабовладельческого общества. На почве указанных фактов для должника создавалась угроза, что недобросовестный кредитор использует имеющуюся у него на руках расписку, содержащую признание должника в получении валюты, и последнему придется платить неполученную сумму займа. Очевидно, что такая угроза нередко действительно осуществлялась, и это приводило к вредному для спокойствия рабовладельческого Рима озлоблению должников. Поэтому и возник вопрос о необходимости предоставления должнику каких-то правовых средств, чтобы оградить его от опасности взыскания несуществующего долга.

С названной целью в тех случаях, когда кредитор, не передавший должнику валюту займа, тем не менее предъявлял к нему иск о возврате занятой суммы, должнику стали давать exceptio doli, т.е. он мог сослаться против иска кредитора на то, что в действиях кредитора, не передавшего должнику валюты и все-таки требующего от него платежа занятой суммы, опираясь на формальный момент - подписание должником документа о получении валюты, заключается крайняя недобросовестность, dolus. Гай в своих Институциях (4.119) именно изложенный пример приводит для пояснения exceptio doli. Позднее эта эксцепция (в данных обстоятельствах) получила наименование exceptio non numeratae pecuniae (эксцепции со ссылкой на то, что деньги, т.е.

Должник мог и не дожидаться предъявления кредитором иска, а своим активным поведением предупредить саму возможность такого иска. Именно должник мог сам предъявить иск о возврате ему расписки, так как она была выдана в предположении, что вслед за тем будет получена валюта займа, а этого не последовало. Таким образом, иск должника об истребовании выданной расписки выводился из того, что расписка остается у кредитора без достаточного к тому основания, т.е. применялся кондикционный иск об истребовании от ответчика неосновательного обогащения, полученного им за счет истца (см. ниже, гл. VII, § 2).

Использование названных правовых средств (эксцепции и кондикционного иска) было связано для должника с трудной задачей - доказать отрицательный факт неполучения валюты. Дело в том, что по общим правилам процесса должник, предъявляя кондикционный иск об истребовании документа, должен был в качестве истца доказать факт, из которого вытекает исковое требование; ссылаясь на неполучение валюты в эксцепции против иска кредитора, должнику и в этом случае приходилось доказать факт неполучения валюты.

Трудность доказывания отрицательного факта до крайности умаляла практическое значение этих мер защиты интересов должника. Дело приняло более благоприятный для должников оборот только позднее (в III в. н.э.), когда onus probandi (бремя доказывания) переложено было на кредитора: если должник ссылался на неполучение валюты (в эксцепции против иска кредитора), на истца возлагалась обязанность доказать факт платежа валюты. Такая мера, не совсем понятная с точки зрения социального положения кредиторов и должников (кредиторы-заимодавцы в основном принадлежали к господствующим группировкам рабовладельческого класса, интересы которых непосредственно защищались государственной властью), объясняется, по-видимому, тем, что государство, испытывая финансовый кризис, боролось против разорения основных плательщиков налогов отдельными богатыми рабовладельцами, предпочитая выкачивать средства от менее обеспеченных слоев населения в пользу господствующего класса в целом.

6. При императоре Веспасиане (конец I в. н.э.) был издан акт - senatusconsultum Macedonianum, воспретивший денежные займы подвластным детям без согласия или ведома домовладыки. Свое название данное сенатское постановление получило по имени некоего Мацедо, который взял деньги взаймы, а затем, не имея возможности удовлетворить требований кредитора о возврате занятой суммы и опасаясь неприятностей, связанных с принудительным взысканием, убил своего отца, чтобы таким образом ускорить получение наследства и расплатиться с кредиторами. Senatusconsultum Macedonianum направлен на то, чтобы устранить в умах подвластных всякую мысль о необходимости принимать какие-либо меры во избежание взыскания. Сенатусконсульт признавал имеющим полную юридическую силу договор займа подвластного только в тех случаях, когда заем был получен с согласия или ведома домовладыки либо был обращен в пользу домовладыки. Если указанных условий нет, то против иска заимодавца стали давать exceptio senatusconsulti Macedoniani и этим обессиливать их (даже после смерти домовладыки, когда подвластный становился самостоятельным лицом). Впрочем, подвластный оставался обязанным naturaliter, т.е. произведенный в погашение этого обязательства платеж имел юридическую силу, но иска об исполнении кредитор не мог предъявить.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: