Сколько безналичных денег в россии

Обновлено: 18.07.2024

Все знают, что цифровой рубль – это уникальный электронный код, аналог купюры, имеющей свой номер. Его эмитентом будет Банк России. Хотя ЦБ не утверждает, что цифровой рубль – дело решенное, весь тон обсуждения этого вопроса пока ясно говорит: цифрового рубля нам не миновать. Есть масса профессионалов, приветствующих его появление. Ну а я давайте сыграю роль оппортуниста.

В чем опасности цифрового рубля?

Первая: такой рубль помечен. То есть впервые в безналичных расчетах появится рубль в «купюрах», каждую из которых можно идентифицировать и нет никаких проблем отследить по каждой все платежи. Еще раз: государство сможет проследить за движением каждой такой цифровой «купюры» и узнать, за что и когда ею заплачено. (об этом, в частности, пишет Александр Филатов в своей колонке.

Вроде бы ничего страшного. Наоборот, когда вы участвуете в госзакупках, государство, подписывая с вами контракт, вправе определить целевое назначение денег – чтобы ни-ни, ни один рубль не ушел не по назначению. У Минфина, ФНС, Счетной палаты всегда было и есть огромное желание отследить каждую сделку в госзакупках, каждый объект до самого последнего кирпичика. Для этого отстраиваются технологии, сложные и дорогие, надзора «сверху вниз». А с цифровым рублем уже никто и никогда не сможет отщипнуть от контракта взятку в наличных или даже в ничем не помеченных безналичных рублях. Что же здесь плохого?

Ничего, кроме того, что в последнее время отстраиваются системы тотального контроля за каждым из нас, в рамках которых государством будут собраны в единые базы все данные о нашей частной жизни: кто мы, чем дышим, как живем, где и когда находимся, что делаем и как тратим деньги. На этой базе легко выстраиваются системы социального цифрового рейтинга. На практике перестает существовать тайна нашей частной жизни. Понятия налоговой, банковской, медицинской тайны, тайны клиента, тайны наших политических, имущественных и каких угодно действий становятся ничтожными. Нас легко наказывать, ограничивать, запрещать – так же как и поощрять за правильное с точки зрения государства поведение.

Еще одна проблема цифрового рубля – риски адаптивности. Речь даже не о сбоях в сети, или обработке больших данных, или хакерах, или о том, что любые технические устройства – онлайн или офлайн – подвержены разрушениям. Речь о способности национальной валюты смягчать деформации в экономике.

30 лет существует «низкобюджетная» модель семьи в регионах – такая семья может жить, только если часть доходов формируется в серой экономике. Например, в крупных городах безналоговая аренда квартир – один из самых распространенных источников существования для бедных слоев. Часть труда мигрантов тоже безналоговая. Число отходников, неформально занятых, достигает, по самым осторожным оценкам, 15–20 млн человек. Доля неформальной экономики в России – до 25–35% ВВП. Во время кризисов, которые часты у нас, семьи выживают, уходя в тень. Доля серой экономики растет, она смягчает удары кризисов.

Но серая экономика как амортизатор может существовать только благодаря наличке. Ничем не меченной, которую нельзя отследить. Не случайно в пандемию, в кризис 2020 г., сумма наличных денег в обращении выросла на 22%, а средства на корсчетах банков в ЦБ, т. е. ликвидность банков, – только на 6%.

Сверхрегулирование, избыточность, жестокость ограничений – постоянная болезнь в России, связывающая тех, кто хотел бы и мог бы действовать – пусть даже в «латиноамериканских» условиях, – по рукам и ногам. Экономика наказаний, а не стимулов, экономика обвинительного уклона – в ее ландшафте цифровой рубль может занять выдающееся место. Имеешь мобильный телефон – знаешь, что всегда можно отследить твое местонахождение и твои разговоры. Имеешь цифровой рубль – знаешь, что всегда в отличие от наличных немеченых купюр можно узнать, кому, когда, за что и сколько ты платил и куда ушли деньги, даже если ты это делал в режиме офлайн. Не слишком ли много слежки на развивающемся рынке, который объективно нельзя пережимать, чтобы он мог действительно развиваться?

Третья экономическая проблема, порождаемая цифровым рублем, заключается в том, что ЦБ получит возможность избыточно ограничить кредитный мультипликатор коммерческих банков. Способность этих банков «создавать деньги», кредитуя население и бизнес, – условие жизни любой экономики. До сих пор эта способность ограничивалась нормативами ЦБ и остатками средств на корсчетах банков. Скажем, «Сбер», в котором большой внутренний оборот между миллионами счетов его клиентов, может иметь многомиллиардные объемы кредитной эмиссии. Деньги, выпущенные им при кредитовании своих клиентов, могут долго не покидать пределов банка, просто обслуживая их платежи внутри него и не задействуя корсчета в ЦБ.

Четвертая проблема: цифровой, меченый рубль – отличное средство для перехода к ограничениям в его конвертируемости, к тому, чтобы создать систему множественных нерыночных обменных курсов. Это может случиться, если и дальше наша экономика будет подвигаться к административной системе, ко все большему огосударствлению. Сегодня все это будут отрицать. А завтра, если так жизнь сложится, – действовать.

Преимущества цифрового рубля очевидны. Но у него есть риски. И лучше быть оппортунистами сейчас, чем потом. Макроэкономические последствия, может быть, самое важное, что мы должны обсуждать, когда решается вопрос о цифровом рубле.

С наличными деньгами все вроде бы понятно: Центральный банк РФ на основе заявок банков определяет, сколько денег будет выпущено и какого номинала. По его заказу "Гознак" печатает банкноты и чеканит монеты, а затем через кассовые центры ЦБ РФ эти деньги попадают в банки, оттуда - в магазины, на предприятия и в банкоматы; потом они потрепанными возвращаются в учреждения ЦБ РФ, пересчитываются, проверяются и снова поступают в оборот, подкрепленные "допечатанными" деньгами. Сколько денег допечатать - зависит только от спроса компаний и граждан на наличные. В обычные времена он довольно стабилен, а в кризис обычно растет.

На 1 августа наличных в обращении было 11,8 трлн руб. Не так много, потому что основная денежная масса - это безналичные деньги. Их появление более сложное.

В то время как наличные деньги выпускает Банк России, коммерческие банки создают безналичные (или так называемые кредитные) деньги, и их гораздо больше, чем наличных (на 1 августа - 42,9 трлн руб.).

Этот процесс легче всего объяснить на примере: у вас есть депозит в банке, физически вы не пользуетесь лежащей на нем суммой, но фактически ею владеете. Банк вправе использовать ваши деньги и выдать ими кредит - в таком случае получится, что условная сумма удвоится: с одной стороны, вы по-прежнему владеете вкладом и можете в любой момент снять свои средства, а с другой - этими же средствами может распоряжаться заемщик. "Раньше имели широкое распространение такие формы кредитных денег, как чеки и векселя, сейчас же у многих есть кредитные карты", - объясняет директор Ассоциации развития финансовой грамотности Вениамин Каганов.

Но и здесь Центральный банк сохраняет всю полноту власти над деньгами: он может ускорить и затормозить увеличение массы безналичных денег, а то и вовсе - в чрезвычайных случаях - сделать так, что их объем начнет уменьшаться.

Этот процесс легче всего объяснить на примере: у вас есть деньги на депозите, банк вправе выдать ими кредит - получится, что условная сумма удвоится: вы по-прежнему можете в любой момент снять свои средства, хотя ими же распоряжается заемщик

Дело в том, что банки получают деньги не только от населения и предприятий, но и от Центрального банка - "взаймы" под определенный процент. Под этот же процент Центральный банк принимает от коммерческих банков депозиты. Эта ставка коренным образом влияет на экономику страны и на "стоимость" денег. Ее в России называют "ключевой ставкой", за счет нее Банк России и регулирует рынок. Изменение ставки - часть денежно-кредитной политики, напоминает Каганов.

Ключевая ставка влияет не только на банки, но и на граждан, и компании.

Если ключевая ставка высокая (как в конце 2014 года - 17,5%), банки предпочитают одалживать у ЦБ как можно меньше денег, а потому не могут выдавать дешевые кредиты, а если низкая (как сейчас - 4,25%), то ставки по кредитам, а заодно и по депозитам снижаются.

В последнем случае "удвоение" денег (вспомним, как депозит перетекает в кредит) происходит быстрее.

Решая, какой будет ключевая ставка, Банк России должен рассчитать все так, чтобы денег в экономике было не слишком много. Ведь чем больше денег, тем выше спрос и активность покупателей, а значит, это сигнал для продавцов о том, что можно поднять цены. И тогда ценность полученного по низкой ставке кредита быстро упадет - высокая инфляция обесценит эти деньги. При высокой инфляции бизнес боится инвестировать, а граждане - сберегать, все стараются потратить деньги здесь и сейчас или конвертировать их в "твердую" валюту.

Поэтому после острого кризиса 2014 года Банк России так медленно и осторожно снижал ключевую ставку (по 0,25 или по 0,5 процентного пункта в несколько месяцев и только однажды - сразу на 1 процентный пункт), несмотря на то, что всем хотелось бы, чтобы деньги были дешевыми и кредит доступным. Тем самым он впервые за постсоветское время добился устойчиво низкой инфляции. Главная цель Банка России - стабильная инфляция вблизи 4%.

Чем ниже ключевая ставка (именно она определяет "цену" денег), тем доступнее кредит и быстрее растет денежная масса. В основном она состоит из безналичных денег - их почти 43 трлн руб., тогда как наличных - почти 12 трлн руб.

5. Среднедневное, максимальное дневное и минимальное дневное количество и объем переводов денежных средств кредитных организаций, осуществленных через платежную систему Банка России, в территориальном разрезе

6. Количество платежей, проведенных через кредитные организации (по платежным инструментам) в территориальном разрезе

7. Объем платежей, проведенных через кредитные организации (по платежным инструментам) в территориальном разрезе

8. Структура переводов денежных средств без открытия банковского счета плательщика – физического лица (в территориальном разрезе)

9. Количество счетов с дистанционным доступом, открытых в кредитных организациях, в территориальном разрезе

10. Количество платежей, распоряжения по которым составлены и переданы в электронном виде клиентами кредитных организаций и самой кредитной организацией, в территориальном разрезе

11. Объем платежей, распоряжения по которым составлены и переданы в электронном виде клиентами кредитных организаций и самой кредитной организацией, в территориальном разрезе

12. Количество платежей клиентов кредитных организаций с использованием платежных поручений, поступивших в кредитные организации, по способам поступления, в территориальном разрезе

13. Объем платежей клиентов кредитных организаций с использованием платежных поручений, поступивших в кредитные организации, по способам поступления, в территориальном разрезе

14. Количество платежных карт, выданных на территории региона, и операции с их использованием, совершенные на территории России и за ее пределами, по видам клиентов, в территориальном разрезе

15. Операции, совершенные на территории региона с использованием платежных карт, эмитированных российскими кредитными организациями, Банком России и банками-нерезидентами, в территориальном разрезе

16. Сведения об устройствах, расположенных на территории региона и предназначенных для осуществления операций с использованием и без использования платежных карт, в территориальном разрезе

Архив

Много ли денег у населения в России? На депозитах в банках - 27 трлн руб., или 365 млрд долларов (ЦБ РФ, конец 2020 г.). На каждого россиянина - по 185 тыс. руб. Вроде бы неплохо, но кажется, что большинство из нас горько рассмеются, узнав, что они должны владеть такой суммой.

С кем бы сравнить? Давайте с Чехией, по зажиточности не Швейцария и не Германия. Средненькая по состоятельности страна. У чешских семей в банках, если пересчитать кроны в доллары, 142 млрд долл. (Чешский национальный банк, конец 2020 г.). В России живут 146 млн человек, в Чехии - 10,7 млн. Дальше простая арифметика - на одного россиянина, от мала до велика, приходится 2,5 тыс. долл. в банках, на долю чеха - 13,3 тыс. долл. Каким бы счастьем было, если бы этого разрыва не было! Какая отличная мечта - сделать всё, чтобы вытащить миллионы семей из скромности имущества, из нехватки денег до зарплаты, из малых сбережений, из долгов, сделанных, чтобы хоть как-то жить.

Но все же есть вопросы. Эти деньги на счетах в банках, в среднем по 185 тыс. руб. на каждого, находятся у кого? Кто ими владеет? Расстелены ли они, как скатерть, более-менее равномерно, по российским семьям? Ответ на последний вопрос - "нет", это - "средняя температура по больнице". В России населением открыты 579 млн счетов в банках (на 1 янв. 2019 г., Агентство по страхованию вкладов). У каждого из нас может быть несколько счетов (зарплатный, карточный, текущий, депозитный), на которых лежат наши деньги. Так вот, на 0,4% всех этих счетов приходится 43% суммы всех вкладов населения. Речь - о счетах с остатками свыше 1,4 млн рублей.

- Ну и дела! - скажет экономист. - Это значит, что, условно говоря, 0,4% населения владеют более 40% всех вкладов. А если в эту арифметику добавить еще счета с суммами от 700 тыс. руб.? Что получится? Ответ вам не понравится. На 1,4% всего количества счетов в России приходится 63% суммы всех денег населения в банках. Или, по грубой прикидке, 1,4% населения, то есть 2 млн человек из 146 млн владеют 63% всех вкладов в России.

По оценке, 94% тех, кто живет в России, владеют только 9% вкладов. Это - очень высокая степень неравенства

И что теперь с ними делать? Тащить, раскулачивать? Накрывать большим государевым оком? Окатывать классовой ненавистью? Ровным счетом - наоборот. Делать все возможное, чтобы каждая российская семья стала сильнее, состоятельнее, чтобы депозит в 150-200 тысяч рублей и выше не был редкостью, особенно в регионах, на бескрайних российских просторах. Приподнимать семьи, давать им возможности зарабатывать больше, делать все, чтобы мы стали дороже, получили гораздо большую ценность на рынке труда.

Есть, правда, еще наличные деньги. В кризис, в пандемию они играют особую роль. Причина - все боятся будущего, все хотят быть ближе к наличности в сложные времена, растет доля серой экономики. За 2020 г. масса наличных денег в обращении увеличилась почти на 30%, гораздо быстрее, чем средства населения в банках - на 7%.

Сколько же наличных рублей на наших просторах? Немало, 12,5 трлн руб., или, в долларовом эквиваленте, 169 млрд долл. (ЦБ РФ, конец 2020 г.). На каждого россиянина - по 86 тыс. руб., или, в пересчете, 1,2 тыс. долларов "на руки". У чехов "нала" больше - суммы в кронах, эквивалентные 3,3 тыс. долл. на каждого, живущего в Чехии. А что из этого следует? Да всё то же - сделать всё, чтобы стать по доходам, по деньгам, по уровню жизни ближе хотя бы к чехам, зажиточнее для каждой российской семьи.

Не наказания и запреты (их уже слишком много), а только стимулы помогут более ровному распределению активов между семьями

Но все-таки у кого наличные? Они что - ровно размазаны по российской земле? По 80-90 тыс. руб. наличности в каждом дому? В абсолютном большинстве семей нам бы рассмеялись прямо в лицо или же покрутили бы пальцем у виска. Что ж, со свечкой никто над матрасами не стоял, но известно, что 5-тысячные банкноты составляют 80% в общей рублевой сумме банкнот, бродящих по земле российской, и их 31% в общем, поштучном количестве банкнот, выпущенных Банком России.

Много вы видели, чтобы рассчитывались в магазинах 5-тысячными? Эти банкноты - деньги сверхконцентрации, они, скорее всего, как и вклады, сосредоточены у 4-5% населения, а также в серой экономике. А какими деньгами мы платим за хлеб и молоко? Почти 50% количества банкнот номиналом в 100, 500 и 1000 руб. составляют всего 15% рублевой суммы всех банкнот, выпущенных Банком России. Они и есть основа наших ежедневных трат.

С этим - что делать? Искать мешки с наличностью, рвать их на куски? Нет, просто понимать, как устроена экономика, как далека она от "средних температур", добиваясь, чтобы она всё больше из экономики наказаний и запретов (их слишком много) превращалась в экономику стимулов. В ней не будет сверхконцентраций наличности. В ней невыгодно прятать деньги. В ней гораздо меньше "нала". В ней денежные активы будут намного ровнее распределены между семьями в России. И еще - их будет гораздо больше.

Сейчас три четверти совершаемых в России платежей проходят в безналичной форме, заявила первый заместитель председателя Центробанка Ольга Скоробогатова на Евразийском женском форуме.

«У нас сейчас уже 75% — это безналичные, только 25% — наличные. И никто не будет делать «обратный ход», потому что все мы привыкли пользоваться безналичными», — сказала она.

В конце июля ЦБ сообщил, что общая доля безналичных платежей в стране достигла 70,3%, увеличившись за 2020 г. на 5,6 п. п. С 2013 по 2020 г. доля безналичных платежей в розничном обороте возросла почти в пять раз.

Скоробогатова подчеркнула, что в России «очень хорошие показатели» по цифровой трансформации. Страна входит в топ-3 государств мира с точки зрения безналичных расчетов, добавила она.

12 октября аналитики международной консалтинговой компании The Boston Consulting Group (BCG) заявили, что Россия продолжит наращивать объем карточных платежей в ближайшие 10 лет, опередит по этому показателю ведущие экономики и укрепит мировое лидерство. В прошлом году BCG включила страну в топ-5 мировых лидеров по темпам отказа населения от наличных в пользу безналичных платежей в период пандемии.

Отвлекает реклама? Подпишитесь, чтобы скрыть её

Наши проекты

Контакты

Ведомости в Twitter

Ведомости в Telegram

Ведомости в Flipboard

Решение Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) от 27 ноября 2020 г. ЭЛ № ФС 77-79546

Учредитель: АО «Бизнес Ньюс Медиа»

И.о. главного редактора: Казьмина Ирина Сергеевна

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных

Все права защищены © АО Бизнес Ньюс Медиа, 1999—2022

Все права защищены © АО Бизнес Ньюс Медиа, 1999—2022

Решение Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) от 27 ноября 2020 г. ЭЛ № ФС 77-79546

Учредитель: АО «Бизнес Ньюс Медиа»

И.о. главного редактора: Казьмина Ирина Сергеевна

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: