Будет ли крах банковской системы

Обновлено: 28.11.2022

Генералы готовятся к прошедшей войне. Экономисты готовятся к прошедшим кризисам. На какие грабли наступит российская банковская система — на старые или на новые — и можно ли предсказать очередной финансовый кризис?

Первое обстоятельство, на которое следует указать, — это, конечно, уязвимость к внешним угрозам. О скором приближении нового мирового кризиса эксперты начали предупреждать еще с весны этого года. Многие индикаторы свидетельствуют о том, что мировая экономика может свалиться в рецессию. Один из индикаторов — инверсия доходности государственных ценных бумаг США, то есть превышение доходности краткосрочных облигаций над долгосрочными. В нормальной ситуации более «длинные» бумаги должны быть дорогими, следовательно, инверсия означает, что инвесторы ожидают проблем в экономике. Исторически это всегда предшествовало кризисам. Прибавим к этому торговую войну США и Китая, рост плохих активов и замедление китайской экономики. Наконец, в следующем, 2020 году исполнится как раз 12 лет с момента последнего глобального кризиса. Иначе говоря, все уверены, что мировой кризис можно только отсрочить, но не избежать. Это может стать «самосбывающимся прогнозом».

Среди всех сегментов российской экономики финансовая система страны может принять удар одной из первых. Очевидно, что никакой «тихой гаванью» в случае внешнего шока российский рынок не будет. В этом случае нас ждет классический сценарий: избавление от российских бумаг институциональными инвесторами, падение фондовых индексов и серьезное давление на рубль. Как мы уже успели убедиться, даже если источником мировой турбулентности будет американский рынок, инвесторы будут выходить прежде всего с «развивающихся рынков» (emerging markets), а значит, все те же Россия, Бразилия, Турция, Мексика, Индонезия испытают самые большие потери.

Для российских банков такой сценарий неприятен в первую очередь по причине большой экспозиции на фондовые риски на балансах. Вложения в ценные бумаги сейчас составляют более 12 трлн рублей (более 13% от всех активов банков). Возможный обвал фондовых рынков и обесценивание ценных бумаг могут стать критичными для ряда банков, в том числе и с точки зрения регулятивных требований (хотя мы уже были свидетелями того, как Центробанк разрешал временно учитывать ценные бумаги не по текущей рыночной стоимости для нормативных целей).

Второй фактор — что в таком случае произойдет с ключевой ставкой, может ли повториться история с ее разовым резким повышением в ответ на рост риска девальвации рубля.

Сейчас зависимость банков от вкладов населения выше, чем 10 лет назад. В 2008 году доля розничных вкладов составляла порядка 25% от всех пассивов; к началу 2009 года она упала до 21%, а сегодня превышает 30%. Но даже при неблагоприятном развитии событий вкладчики-физлица не несут серьезную угрозу банкам. Скорее, более болезненным может стать бегство из частных банков юридических лиц — перевод счетов в те же госбанки. Впрочем, этот процесс идет уже на протяжении десятилетия и в острые моменты усиливается, но не более того. За десять лет доля госбанков на рынке выросла примерно с 50% до 70%, а число банков с госучастием (в том числе на уровне регионов) превышает 50, включая санируемые банки. Пять с лишним десятков госбанков — даже в Китае их меньше. Однако если для развития отрасли и конкуренции на рынке это становится определенным вызовом (о чем уже говорит не только ФАС, но и сам ЦБ, обещая их приватизировать в будущем), то с точки зрения уязвимости и финансовой устойчивости это фактор поддержки сектора. Оставим за скобками вопрос, кто заплатит за эту устойчивость.

Вообще чистка банковского сектора принесла свои плоды: сейчас среди крупнейших банков отсутствуют кредитные организации-«зомби». В первой сотне, безусловно, есть несколько проблемных банков, но масштаб необходимых санаций уже точно не будет таким драматичным, как это было с «Открытием», Бинбанком или «Трастом».

И санации, и принудительное удаление с банковского рынка сотен игроков за последние годы не связаны с банковскими кризисами. И если в 2008 году ряд банков (ИБ «Кит Финанс», Связьбанк и т. д.) как раз и получили реализацию рисков после внешнего шока — рисков ликвидности и рыночного, когда, имея фактически «пирамиду РЕПО», попали на маржин-колы, — то после 2014 года отзывы лицензий и санации не были связаны непосредственно с финансовым кризисом. Ни «Югра», ни «Российский кредит», ни Мособлбанк и еще десятки аналогичных банков не стали жертвами рыночных рисков — падения ликвидности из-за бегства вкладчиков, валютного или фондового риска, ухудшения платежной дисциплины заемщиков из-за просадки экономики.

Самые большие истории краха российских банков связаны с одним риском: акционерным. Собственники банков слишком увлекались финансированием своих рискованных проектов, чаще всего строительства и девелопмента (а в этих сегментах и рыночная просрочка более 20%, что уж говорить о «собственных» проектах, финансирование которых не проходило реальную процедуру оценки рисков). Еще хуже, когда такие банки изначально строили систему «технического» кредитования и фактически вывода активов за периметр. Стоит еще раз повторить, что, к счастью, сейчас на рынке таких историй на порядок меньше.

Наконец, last but not least: проблема пузыря в розничном кредитовании, закредитованность населения, потенциальный кризис плохих долгов. Об этом почти весь этот год спорят представили министерств, ЦБ и аналитики. Может быть, здесь кроется главный вызов сектору? Коэффициент обслуживания долга по необеспеченным потребительским кредитам (отношение платежей по кредитам к доходам) вырос за первое полугодие 2019 с 8,3% до 8,8%. На фоне снижающихся уже шестой год подряд реальных располагаемых доходов населения это тревожный звонок. Однако банковская система успешно преодолела и более высокие показатели коэффициента обслуживания долга, который в 2014 году достигал 9,3%. Да, почти половина заемщиков хотя бы один раз задерживали обслуживание платежей по кредитам, но львиная доля таких случаев — это просрочка на несколько дней, чаще всего связанная с плохим планированием личных финансов и забывчивостью. Большинство таких заемщиков в итоге обслуживают и гасят кредиты.

За всю историю российского банковского рынка страны потребительское кредитование никогда не становилось системной угрозой

Кроме того, просроченная задолженность по розничному портфелю уже длительное время колеблется на уровне всего около 1% от банковских активов (или 5-6% от портфеля всех розничных кредитов). Конечно, такой уровень просрочки объясняется в том числе и ростом объемов выдач потребительских кредитов, и ускоренным ростом ипотеки (пока еще с крайне низким уровнем плохих кредитов), на фоне чего просрочка «размывается». Однако за всю историю российского банковского рынка страны потребительское кредитование никогда не становилось системной угрозой, и только лишь один розничный монолайнер — банк «Связной» — утратил платежеспособность именно вследствие такой специализации и роста проблемных активов. Все остальные кейсы — это корпоративные или универсальные банки с проблемным корпоративным портфелем либо вовсе не банки, а суррогаты, кредитовавшие технических заемщиков и покупавшие такие же технические паи закрытых паевых инвестиционных фондов (ЗПИФов) и доли в ипотечных сертификатах участия (ИСУ). Безусловно, риски розничного кредитования могут стать существенными для отдельных специализированных банков, но не для всего банковского рынка. К тому же охлаждение розничного кредитования после вступления с 1 октября в силу регулятивных новаций (в том числе для заемщиков с большой долговой нагрузкой) снижает эти риски.

Тем не менее в розничном кредитовании есть и свой «черный лебедь». Новая реальность низкой инфляции и низких рублевых ставок может внезапно закончиться, и тогда — в случае устойчивого повышения стоимости фондирования —банки с большой долей кредитов, выданных под низкие ставки, столкнутся с «процентными ножницами», причем как раз эта история может затронуть очень значительный сегмент рынка. В первую очередь это ипотека. Все радуются историческим рекордам ипотечного рынка — ставкам ниже 8%. Одновременно с этим и средний срок ипотечного кредита вырос до 18 лет. У банков уже реально значимый объем ипотеки на балансах, и в случае разворота динамики ставок их ждет отрицательная процентная маржа, схлопывание роста портфеля и, соответственно, ускорение накопления просрочки и убытки.

С детства мы запомнили простую истину: волки – санитары леса. Например, хищники съедают слабых и больных косулей, и популяция становится здоровее, ей проще выжить. Так же и с банками: Центробанк отзывает лицензии у слабых кредиторов, чтобы очистить сектор. Чем больше сильных игроков осталось, тем проще системе выжить, избежать дефолта. Но в 2020 году из-за коронавируса регулятор отозвал всего 4 лицензии. Грозит ли крах оставшимся слабым банкам и кому следует присмотреться к своему кредитору?

В 2018 году Центробанк едва ли не каждую неделю отзывал лицензии. Тогда закрылись 57 банков. В 2019 году регулятор снизил темп, без правовых документов остались 27 банков, три финансовые организации сами ходатайствовали о закрытии. 2020 год ещё не завершился, с января отозвали только четыре лицензии. Но вряд ли Центробанк засучит рукава и примется направо и налево лишать кредиторов права на работу.

Гендиректор рейтингового агентства «Эксперт РА» Сергей Тищенко считает, что Центробанк завершил «острую фазу» чистки банковского сектора. Кризис и простой из-за самоизоляции тоже не подкосят финансовые организации. Банки вышли на карантин более подготовленными, чем пару лет назад.

Наблюдение рейтингового агентства подтверждает его же работа. В 2019 году «Эксперт РА» присвоил в 2 раза больше повышенных рейтингов кредитоспособности. Значит, банковский сектор в России стал стабильнее, чем 2 года назад. Свою роль сыграла и поддержка со стороны Центробанка.

Но риски остались, замечает Тищенко. В России ещё есть банки со слабым рейтингом кредитоспособности, например, ruCCC или ruB-. Они и окажутся под ударом. Проверьте рейтинг своего банка на «Выберу.ру».

Если говорить про все рейтингуемые нами банки (всего их 165), то только 26 из них имеют высокую вероятность снижения присвоенных рейтингов до преддефолтных уровней, – подметил эксперт

Слабый рейтинг кредитоспособности не означает, что у банка 100% отнимут лицензию. У каждого кредитора – своя ситуация, которую нужно оценивать индивидуально.

Поэтому обобщать и давать прогноз по количеству кандидатов на уход будет неправильным. Как минимум еще стоит дождаться финансовых результатов за третий и четвертый кварталы, когда на уже существующие риски банков наложатся финансовые проблемы в корпоративном секторе, – заключил Тищенко

Банков станет меньше

Среди 366 российских банков 33 игрока могут не пережить последствия пандемии коронавируса. Такими данными с РБК поделилось рейтинговое агентство «Эксперт РА». Аналитики обновили индекс здоровья банковского сектора – он составил 91%. Оставшиеся 9% – банки, которые рискуют не пережить 2021 год. Список проблемных банков не раскрывается.

«Чистка рядов», которую Центробанк проводил до 2019 года, в 2020 встала на «паузу». Например, в 2018 году свою деятельность прекратили более 40 банков, в 2019 – 28. В пандемийный год лицензии лишились 17 финансовых организаций, хотя обещался дефолт сотни игроков. При этом не все были замешаны в нарушении закона. Часть компаний добровольно сложили полномочия, другие – присоединились к более крупным организациям, чтобы выжить.

Есть мнение

По оценкам аналитиков «Эксперт РА», в 2021 году продолжится тренд «цивилизованных уходов» с рынка. Управляющий директор отдела валидации агентства Юрий Белков объясняет:

Индекс основан на исторической дефолтности банков и отражает математическое ожидание дефолтов. Но в прошлом году сформировался тренд на «естественное сокращение» рынка — увеличились случаи аннулирования лицензий по инициативе собственников или присоединения к более крупным игрокам

По словам Белкова, на рынке существенна доля банков с проблемами рентабельности. Они не замешаны в незаконных действиях, однако руководство организаций может решиться не тратить деньги на поддержку неработающих активов.

…и есть контрмнение

Предположения аналитиков «Эксперт РА» не разделают Fitch и Moody’s. Эксперты рейтинговых считают, что Центробанк поставил паузу в расчистке рядов, и в 2021 банков с рынка уйдёт не больше, чем в 2020. Однако количество желающих «добровольно сдаться» вырастет, соглашается старший кредитный эксперт Moody’s Ольга Ульянова.

Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков считает, что эксперты «нагнетают ситуацию». Самые слабые банки уйдут с рынка, но система достойно проходит через пандемию, рассказал депутат в интервью телеканалу «Дума ТВ».

Они [«Эксперт РА» – прим. ред.] постоянно нагнетают шумиху вокруг этой темы. Предсказывали, что там 200 банков уйдут, и так далее… Это постоянная у них тема, не знаю, зачем они это делают. Допускаю, что будут уходить с рынка те, кто не выдерживает конкуренцию, не выдерживает непростую ситуацию. Но в целом банковская система очень достойно прошла пандемический период, и это благодаря тому, что зачистка была проведена в своё время, и был соответствующий запас капитала и ликвидности. Ну и благодаря взвешенной политике правительства и Центрального банка

2021 будет более благоприятный, отметил Аксаков, поэтому восстановление экономики позитивно скажется на работе банковской системы.

Какие банки уйдут?

  1. С невысоким кредитным рейтингом – от В до ССС.
  2. Со снизившейся рентабельностью бизнеса.
  3. С дисбалансом кредитов и депозитов физлиц и бизнеса.
  4. С недостаточностью капитала и проблемными активами.
  5. Уличённые Центробанком в отмывании доходов и нарушении закона.

В 2020 году 51,7% банков претерпели отток средств граждан со вкладов из-за низких ставок. Из 37% банков вывел деньги бизнес. Избирательность вкладчиков и нежелание хранить деньги на невыгодных вкладах – проблема для маленьких банков. К тому же в 2021 году возобновятся выездные проверки Банка России, уверены эксперты. Поэтому процесс ликвидации пойдёт бодрее, чем в пандемию.

Люди, воспользовавшиеся услугами финансово-кредитных учреждений, интересуются, что будет с кредитами при дефолте в России в 2022 году, в надежде, что экономическая катастрофа в государстве избавит их от необходимости платить по долгам.

Что означает дефолт

Эксперты постоянно высказывают опасения по разным поводам. Некоторые из них умеют хорошо выражать свои мысли и употребляют образные сравнения. Вот и сейчас в СМИ гуляет предостережение об ужесточении ипотечного кредитования и потребительских кредитов, которое приобрело рекордные размеры на фоне отсутствия производственных мощностей в стране.

Это явление называют пузырем, хотя экономист А. Коренев из аналитического агентства «Финам» и директор «Релайт-недвижимости» К. Барсуков уверены, что сценарий США-2008 в России не повторится. Хотя бы по той простой причине, что в РФ доля ипотечного кредитования в разы ниже, чем в развитых странах. Для увеличения процента и сумм есть объективные причины – и действия ЦБ, и низкая финансовая грамотность населения, и банки.

Низкая финансовая грамотность населения порождает вопрос, что будет с кредитами при дефолте в России 2022. Люди даже с высшим образованием путают этот термин с девальвацией и деноминацией. В широком понимании этого термина:

дефолтом называют невозможность уплаты заемщика кредитору; в роли должника может выступать и государство (широкое), и отдельная организация (узкое понимание термина); есть простой, он делится на суверенный (государство просто неспособно рассчитаться с долгами) и перекрестный (не может вернуть долг по одному направлению, а его расценивают как невозможность выплат и по другим задолженностям; есть технический, когда затруднения временные, и в силу объективных обстоятельств есть только два пути – объявить дефолт или заплатить, хотя если есть перспективы, можно заключить соглашение с кредитором.

Суверенных дефолтов в прошлом веке произошло почти 170 в разных странах планеты. В нынешнем столетии уже три страны прошли через эту процедуру – это Греция, Эквадор и Ямайка. Дефолт мог случиться и в развитых странах, но их поддержали финансовыми инструментами Центробанки. Что будет с кредитами при дефолте в России 2022, спрашивать преждевременно. Эксперты уверены, что его не будет. Влияние дефолта на кредиты

Экономисты уверены, что влияние вовсе отсутствует, особенно если речь идет не о задолженности государства зарубежным заимодавцам, а о погашении долга заемщика частной кредитно-финансовой инстанции. Что бы ни случилось с экономикой страны, нельзя просто взять и не заплатить из-за того, что она в дефолте.

Обязательства оформлены юридически и таковыми остаются, идет ли речь о банке, который выдал кредит, или о его преемнике, если прежний банк обанкротился.

Сам дефолт способен поднять ставку по выдаваемым кредитам. Это делается для того, чтобы банки не обанкротились.

Предрекаемые Кудриным проблемы в банковской сфере на фоне пандемии COVID-19 легко решит Центробанк. Об этом ФБА "Экономика сегодня" рассказал доцент Кафедры экономической безопасности РАНХиГС, кандидат экономических наук Павел Грибов.

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин предупредил банки о проблемах, которые в ближайшее время могут произойти на фоне пандемии коронавируса. Он объяснил это падением спроса у пострадавших компаний, чьи "плохие" долги в скором времени станут проблемой банков. "Следующая стадия кризиса затронет банки. Возможно, не в такой степени, но, скорее всего, этого не избежать", - полагает чиновник. По его словам, кризис может произойти через три-шесть месяцев.

По подсчетам Кудрина, предоставление отсрочек по платежам и реструктуризация кредитов увеличивают риски в банковской системе, но вряд ли эти риски будут сильнее, чем во время кризиса 2008–2009 годов или в 2014-м. Председатель Счетной палаты полагает, что банкам потребуется дополнительный капитал.

"Кудрин явно учитывает, что правительство издало распоряжение, предписывающее перенос оплаты кредитов и введение разнообразных так называемых каникул по возврату долгов, - отмечает аналитик. – На этом фоне вполне можно ожидать, что через полгода у банков возникнут проблемы из-за большого количества неплатежей. Ведь по сути поддержка населения и бизнеса стала узакониванием неплатежей в положенные сроки. Так что "банковская проблема-2020" - вполне реальная перспектива.

Работа банков устроена так, что они принимают деньги от населения на депозиты, выдают их в кредит, маржа на процентной ставке является доходом. Если платежи по кредитам станут массово задерживаться, это явно скажется на состоянии банков и в целом "здоровье" системы. Однако многие эксперты не склонны считать это серьезным вызовом, так как на подобные случаи давно есть готовые решения".

Докапитализация как панацея

Кудрин полагает, что снять приближающуюся проблему должен Банк России. "ЦБ считает, что у него мощи достаточно, чтобы в случае чего банки эти поддержать", - сказал он. Глава Счетной палаты отметил, что регулятор уже отреагировал на происходящее, отказавшись требовать от банков быстрого начисления резервов на долги малых и средних предприятий и физических лиц.

Кудрин также напомнил о возможности использовать в рамках борьбы с кризисом 30 трлн руб., которые лежат в российских банках на счетах и вкладах физических лиц. По словам главы Счетной палаты, часть этих средств может быть привлечена государством в рамках заимствований на внутреннем рынке.

"Банк России уже неоднократно оказывал, что умеет спасать банки от довольно серьезных проблем. В описываемом Кудриным случае вряд ли монетарные власти России окажутся в сложном положении. В принципе вопрос докапитализации частных финучреждений, предоставлении отсрочек и льготных кредитов регулятором – практика уже обкатанная и достаточно успешная. В данном случае Центробанк просто применит привычные инструменты.

Проблемы банков просчитаны изначально

В середине марта правительство и ЦБ назвали первые меры поддержки российской экономики. регулятор дал банкам возможность работать с заемщиками в сфере транспорта и туризма - кредитовать или реструктурировать кредиты без ухудшения оценок их финансового положения. Правительство будет предоставлять госгарантии для этого. Такие меры позволят пролонгировать займы, чтобы долговая нагрузка не стала фактором снижения стабильности компаний этих отраслей.

В конце марта кабмин ввел дополнительные меры поддержки населения. Центробанк рекомендовал банкам оперативно рассматривать заявления об ипотечных каникулах заемщикам с официально подтвержденным заболеванием, вызванным коронавирусной инфекцией. В этот же день президент Владимир Путин в своем обращении к гражданам России предложил предусмотреть каникулы как по потребительским, так и по ипотечным кредитам, в случае если месячный доход заемщика сократился более чем на 30%.

"Подобные меры еще на стадии рассмотрения приводят к вопросу: насколько возрастает нагрузка на банковский сектор страны? Очевидно, что нагрузка появляется, и ее изначально просчитывали, равно как и меры компенсации. Иначе подобные меры поддержи просто не появились бы – правительство обязано учитывать все риски и возможные последствия при решении о тех или иных шагах в поддержку населения.

В данном случае через пару месяцев Центробанк, скорее всего, предложит очень удобные кредиты банкам, столкнувшимся с массовой задержкой платежей по займам. К примеру, под 0,5% годовых – это не новость в отечественной банковской системе. Могут быть применены и другие меры помощи, более удобные в каждом конкретном случае. Но так или иначе, резервы ЦБ позволяют решить этот технический вопрос. Правительству даже вмешиваться не потребуется – регулятор справится ", - заключает Павел Грибов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: