Если основное обязательство обеспеченное банковской гарантией полностью или частично исполнено

Обновлено: 01.03.2024

Банковская гарантия (БГ) в рамках госзакупок используется поставщиком для обеспечения обязательств перед заказчиком. Сейчас она предоставляется для обеспечения участия, исполнения или, например, гарантийных обязательств.

Понятие исполнения банковской гарантии заключается в том, что банк выплачивает бенефициару (заказчику) указанную в договоре БГ сумму.

В таком договоре должны быть отражены конкретные условия, в случае наступления которых гарант будет обязан произвести выплату по БГ – частично или полностью.

Важно: безосновательно требовать выплат – бенефициар не вправе.

Документ банковской гарантии может считаться исполненным в случае истечения срока действия обязательств по этому договору.

С момента выплаты денежных средств по договору БГ или прекращению срока ее действия – обязательства банка считаются исполненными.

Процесс исполнения банковской гарантии

Если бенефициар претендует на получение частичной или полной суммы по договору банковской гарантии, то последовательность действий следующая:

Прекращение обязательств по банковской гарантии

Помимо исполнения банковской гарантии, она может прекратить свое действие в связи с несколькими факторами:

  • документ прекратил срок своего действия;
  • бенефициар (заказчик) отказался от своих прав по БГ;
  • заказчик и банк самостоятельно заключили договор об отмене исполнения банковской гарантии.

Если в первом случае принципал (поставщик) сам знает срок прекращения банковской гарантии, то двух следующих ситуациях банк должен уведомить о принятом решении поставщика.

Банковская гарантия для закупок

Более 30 реестровых банков МинФина

Основания для отказа в исполнении банковской гарантии

Банк может отказать в исполнении банковской гарантии. Для этого есть ряд причин.

- хотя бы один из переданных банку документов является недействительным (содержит ложную информацию);

- обстоятельства полной или частичной выплаты по банковской гарантии так и не наступили;

- у банка отозвали лицензию, и он больше не в состоянии выполнять свои обязательства. Касательно этого пункта, сейчас в тексте договора банковской гарантии заранее предусматривается такой вариант развития событий. Обычно обязательства по исполнению банковской гарантии передаются другому банку и на принципале и бенефициаре это никак не отражается.

В любом из этих случаев банк сразу уведомляет другие 2 стороны сделки о наступившем событии.

Время исполнения гарантии в зависимости от ее вида

Если БГ выдается для обеспечения заявки, то в случае победы участника, она действует до момента внесения обеспечения исполнения контракта. Если контракт не подписан по вине поставщика, то обеспечение заявки уходит заказчику, и банковская гарантия считается исполненной. В случае проигрыша в закупке, БГ не будет исполнена и просто прекратит свое действие в срок, указанный в договоре (обычно для обеспечения участия — это около 2-х месяцев).

Банковская гарантия для обеспечения исполнения контракта может быть исполнена частично, полностью или закончиться в связи со сроком действия договора. Частичное исполнение БГ встречается очень редко, т.к. в случае нарушений в исполнении контракта заказчики в основном требуют погасить полную сумму обеспечения исполнения. После такой выплаты банковская гарантия считается исполненной.

Если заказчик не потребовал выплаты по БГ, то она заканчивает свое действие согласно сроку, на которой была выдана. Но также поставщик может досрочно ее закрыть, приехав в банк с оригиналом гарантии и документами, подтверждающими исполнение контракта (подписанными актами от заказчика и другими необходимыми документами).

БГ на обеспечение возврата аванса или гарантийных обязательств также считается исполненной после выплаты денежных средств по договору БГ. Если заказчик не обратился в банк с требованием выплаты по договору гарантии в течение времени ее действия, то БГ перестает действовать согласно срокам, прописанным в договоре.

Расчет банковской гарантии в реестровых банках

РусТендер может помочь в получении банковской гарантии для любых этапов закупки, т.к. мы являемся партнером более 30 банков и готовы предоставить БГ индивидуально под каждого поставщика. Очень важно рассмотреть предложения нескольких банков, т.к. в зависимости от тендера условия могут отличаться и важно подобрать самый оптимальный вариант.

©ООО "РусТендер"

(см. текст в предыдущей редакции)

Позиции высших судов по ст. 367 ГК РФ >>>

1. Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство.

Если основное обязательство обеспечено поручительством в части, частичное исполнение основного обязательства засчитывается в счет его необеспеченной части.

Если между должником и кредитором существует несколько обязательств, только одно из которых обеспечено поручительством, и должник не указал, какое из обязательств он исполняет, считается, что им исполнено необеспеченное обязательство.

2. В случае, если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя, что повлекло за собой увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, поручитель отвечает на прежних условиях.

Договор поручительства может предусматривать заранее данное согласие поручителя в случае изменения обязательства отвечать перед кредитором на измененных условиях. Такое согласие должно предусматривать пределы, в которых поручитель согласен отвечать по обязательствам должника.

3. Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель в разумный срок после направления ему уведомления о переводе долга не согласился отвечать за нового должника.

Согласие поручителя отвечать за нового должника должно быть явно выраженным и должно позволять установить круг лиц, при переводе долга на которых поручительство сохраняет силу.

4. Смерть должника, реорганизация юридического лица - должника не прекращают поручительство.

5. Поручительство прекращается, если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем.

6. Поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Предъявление кредитором к должнику требования о досрочном исполнении обязательства не сокращает срок действия поручительства, определяемый исходя из первоначальных условий основного обязательства.

1. Понятие поручительства и гарантии.

Правовое регулирование вопросов использования

гарантий и поручительств в России

Порядок использования гарантий и поручительств при обеспечении обязательств регулируют:

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1);

Руководство по составлению договоров подряда на строительство в Российской Федерации (одобрено решением коллегии Минстроя Российской Федерации 27 мая 1994 г.);

Отдельные вопросы учета и возмещения затрат, связанных с использованием поручительств и гарантий, регламентированы "Положением о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли", утвержденным Постановлением Правительства РФ от 5 августа 1992 г. N 552 (далее по тексту - Положение о составе себестоимости).

1.1. Терминология, используемая в законодательстве о поручительствах и гарантиях.

Используемые в тексте настоящих Рекомендаций понятия означают следующее:

КРЕДИТОР (по договору) - лицо, которое имеет право требовать исполнения определенного действия по договору.

ДОЛЖНИК (по договору) - лицо, которое обязано выполнить определенное действие по договору в пользу кредитора.

ГАРАНТ - юридическое лицо, предоставляющее банковскую гарантию. В соответствии с законодательством гарантами могут выступать только банк, иное кредитное учреждение и страховая организация.

ПОРУЧИТЕЛЬ - лицо, которое предоставляет одному лицу поручительство за надлежащее выполнение обязательств другим лицом.

ПРИНЦИПАЛ - лицо, получающее банковскую гарантию. Принципал выступает должником по обязательству, обеспеченному банковской гарантией.

БЕНЕФИЦИАР - лицо, в пользу которого выдается банковская гарантия. Бенефициар выступает кредитором по обязательству, обеспеченному банковской гарантией.

СОЛИДАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ нескольких лиц - ответственность, при которой кредитор вправе требовать от этих лиц как совместно, так и в отдельности исполнения обязательства как в части, так и в целом. При солидарной ответственности должника и поручителя (гаранта) кредитор вправе требовать от должника и поручителя (гаранта) совместно и отдельно от каждого из них исполнения обязательства, обеспеченного поручительством (гарантией). При солидарной ответственности нескольких гарантов (поручителей) кредитор вправе требовать исполнения взятых обязательств по поручительству (гарантии) как совместно, так и от каждого из поручителей (гарантов).

СУБСИДИАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ (гаранта, поручителя) - ответственность гаранта (поручителя), при которой последний отвечает только за не исполненную должником часть обязательств перед кредитором.

1.2. Понятия поручительства и гарантии в законодательстве.

Поручительство и гарантия относятся к формам обеспечения обязательств при исполнении сделок (договоров). В силу ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, возникающего из ДОГОВОРА и иных предусмотренных законом оснований (например, налогового законодательства или иных нормативных государственных актов), одно лицо (ДОЛЖНИК) обязано совершить в пользу другого лица (КРЕДИТОРА) определенные действия: выполнить работы, передать имущество, уплатить деньги и т.п.

По договору поручительства поручитель обязуется перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства (полностью или в оговоренной части) по основному договору (например, договору подряда на строительство). Эта обязанность поручителя возникает тогда, когда должник (например, подрядчик) сам не в состоянии исполнить обязательство, отказывается от исполнения или не может надлежащим образом исполнить обязательство.

Поручитель и должник в этом случае отвечают перед кредитором солидарно, причем это касается не только денежных, но и других видов обязательств (например, при исполнении поручительства, выданного за подрядчика, поручитель обязуется выполнить предусмотренные по договору подрядные работы самостоятельно или привлечь для их исполнения другую подрядную организацию, оплатив выполненные ею работы), если подрядчик не сможет выполнить свои обязательства. Солидарная форма ответственности поручителя и должника означает, что должник и поручитель отвечают за исполнение обязательств как одно лицо.

Однако договором поручительства может быть предусмотрена и субсидиарная ответственность поручителя, когда ответственность поручителя и должника разделяется - поручитель исполняет только ту часть обязательства, которую не может исполнить должник.

Если поручителей несколько, они несут солидарную ответственность, однако договорами с поручителями может быть предусмотрена очередность действия поручителей при исполнении обязательств за должника.

По закону поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, так как поручительство распространяется не только на основное обязательство по договору, но и на уплату процентов, на возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. Однако в договоре поручительства ответственность поручителя может быть ограничена только исполнением основного обязательства.

Поручительство оформляется договором, заключенным в письменной форме. При устной форме договор поручительства признается недействительным.

Договором поручительства должны оговариваться обязательства поручителя перед кредитором отвечать за исполнение должником его обязательств (полностью или частично) по основному договору, вознаграждение поручителя за предоставленное поручительство (если такое вознаграждение предусмотрено), обязательства должника по информированию поручителя в случае исполнения им обеспеченных поручительством обязательств перед кредитором, порядок взаиморасчетов сторон в случае, если поручитель исполнит обязательства за должника. В случае, если поручительство обеспечивается залогом, другим поручительством или гарантией, в договоре оговариваются условия удержания задатка, залога или исполнения, обеспечивающего поручительства (гарантии) при исполнении обязательств поручителя.

Договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем.

Если поручитель исполнил обязательство за должника, к нему переходят права кредитора по этому обязательству, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель получает также право требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения других убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Если должник самостоятельно исполнил обязательство, он обязан немедленно известить об этом поручителя, чтобы тот не смог исполнить в свою очередь обязательство перед кредитором. В противном случае поручитель, в свою очередь исполнивший обязательство, имеет право получить уплаченную сумму (или возмещение в счет исполненных за должника обязательств) с кредитора или должника.

с прекращением обеспеченного им обязательства;

в случае изменения обязательства, которое влечет за собой увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя без согласия последнего;

с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника;

если кредитор отказался принять надлежащее исполнение обязательства, предложенное должником или поручителем;

по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, поручительство прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

1.2.2. ГАРАНТИЯ - в широком смысле обязательство гаранта на срок, установленный в гарантии, по надлежащему исполнению обязательств стороной договора. Гарантом может быть как сторона договора (например, по договору подряда подрядчик гарантирует заказчику определенное качество выполненных подрядных работ и устранение за свой счет дефектов в течение периода гарантийной эксплуатации объекта), так и третье лицо. Однако формой обеспечения обязательств по российскому законодательству признается только гарантия третьего лица (стороны, не участвующей в основном договоре).

Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ с 1 июня 2015 года в ГК РФ внесены изменения, согласно которым исполнение обязательств может обеспечиваться независимой гарантией.

Гражданский кодекс РФ определяет как форму обеспечения обязательств только банковскую гарантию.

1.2.3. БАНКОВСКАЯ ГАРАНТИЯ

К банковским в Гражданском кодексе РФ отнесены гарантии, выдаваемые не только банками, но также и иными кредитными учреждениями или страховыми организациями.

Таким образом, в силу банковской гарантии гарант дает по просьбе принципала письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) денежную сумму в случае представления бенефициаром письменного требования об ее уплате.

Принципал выступает должником по обязательству, обеспеченному банковской гарантией, а бенефициар - кредитором.

Пример. Кредитное учреждение (гарант) выдает банковскую гарантию надлежащего исполнения заказчиком-застройщиком (принципалом) его обязательств перед подрядной организацией (бенефициаром) по оплате договорной суммы по договору подряда на капитальное строительство.

Банковская гарантия таким образом обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его основного обязательства по договору перед бенефициаром.

За выдачу банковской гарантии принципал выплачивает гаранту вознаграждение.

Гарант не может отозвать гарантию, если в ней не предусмотрено такое право гаранта.

Принадлежащее бенефициару по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано другому лицу (переуступка обязательства), однако в гарантии может быть предусмотрено такое право.

Банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное.

Для исполнения гарантии бенефициар должен в письменной форме с приложением указанных в гарантии документов представить требование гаранту. Требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана.

После получения требования бенефициара гарант должен без промедления уведомить об этом принципала и передать ему копию этого требования.

Гарант обязан рассмотреть требование бенефициара в разумный срок и установить, соответствует ли это требование условиям гарантии.

Гарант может отказать бенефициару в удовлетворении его требования, если это требование или приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии либо представлены гаранту по окончании определенного в гарантии срока. Об отказе гарант должен немедленно уведомить бенефициара.

Если гаранту до удовлетворения требования бенефициара стало известно, что основное обязательство, обеспеченное банковской гарантией, полностью или в соответствующей части уже исполнено, прекратилось по другим причинам либо недействительно, он должен немедленно сообщить об этом бенефициару и принципалу.

Полученное гарантом после такого уведомления повторное требование бенефициара должно быть удовлетворено гарантом.

Обязательства гаранта перед бенефициаром ограничиваются уплатой суммы, на которую выдана гарантия.

Ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное.

Обязательство гаранта перед бенефициаром прекращается:

после уплаты бенефициару суммы, на которую выдана гарантия;

после окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана;

при отказе бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств;

при отказе бенефициара от своих прав по гарантии и возвращении ее гаранту.

Прекращение обязательства гаранта по первым трем основаниям не зависит от того, возвращена ли ему гарантия.

Гарант, которому стало известно о прекращении гарантии, должен без промедления уведомить об этом принципала.

Как правило, исполнив гарантийные обязательства, гарант получает право потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии. Это право должно быть определено соглашением гаранта с принципалом, по которому была выдана гарантия.

В случае, если гарант уплатил сумму бенефициару не в соответствии с условиями гарантии или нарушил собственные обязательства перед бенефициаром, гарант не имеет права требовать от принципала возмещения уплаченных сумм. Однако это не распространяется на случаи, когда такое возмещение предусмотрено соглашением гаранта с принципалом.

Таким образом, особенности банковской гарантии, обусловливающие ее отличия от поручительства, заключаются в том, что:

выдает гарантию специальный финансовый институт (банк, иное кредитное учреждение или страховая организация);

Суд указал, что неустойка за неисполнение надлежащим образом представленного требования бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии является собственной ответственностью гаранта и не ограничена суммой, на которую выдана гарантия


Один из экспертов указал, что перед ВС стоял вопрос толкования условий конкретной банковской гарантии, причем разночтения спорного пункта гарантии в данном случае вызваны его неудачной формулировкой. Другая считает, что основной проблемой являются разные подходы государственных заказчиков, а также контролирующих органов в сфере закупок и банков к содержанию банковских гарантий.

18 января Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС21-18234 по делу № А41-95103/2019, в котором рассмотрел вопрос о соответствии представленной обществом банковской гарантии требованиям законодательства о контрактной системе.

В феврале 2020 г. ГКУ г. Москвы «Дирекция по обеспечению деятельности организаций труда и социальной защиты населения города Москвы» сообщило о проведении электронного аукциона на выполнение работ по капитальному ремонту здания и территории государственного учреждения. Позднее ООО «СМУ 2703» было признано победителем электронного аукциона, в связи с чем заказчиком был размещен проект контракта с указанием цены, предложенной победителем электронной процедуры, с которым заключается контракт.

17 марта 2020 г. общество подписало доработанный проект контракта с заказчиком. В качестве обеспечения исполнения госконтракта обществом представлена банковская гарантия от 16 марта 2020 г., выданная ПАО «МТС-Банк». По условиям п. 2 банковской гарантии ее сумма составляет 11 млн руб., а в п. 9 документа установлено, что в случае неисполнения надлежащим образом представленного письменного требования бенефициара об уплате денежной суммы по гарантии в установленный срок гарант обязуется уплатить бенефициару неустойку в размере 0,1% от указанной в требовании суммы, подлежащей уплате, за каждый календарный день просрочки, начиная с календарного дня, следующего за днем истечения установленного гарантией срока оплаты требования. Кроме того, в п. 16.1 гарантии были предусмотрены случаи, когда она прекращает свое действие, в том числе при уплате гарантом бенефициару суммы, указанной в п. 2 гарантии.

В связи с несоответствием представленной банковской гарантии требованиям, содержащимся в извещении об осуществлении закупки, комиссией заказчика на основании ч. 9 ст. 31 Закона о контрактной системе было принято решение об отказе от заключения госконтракта с обществом и признании его уклонившимся от заключения контракта. Заказчик исходил из того, что условия представленной банковской гарантии ограничивают ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательств суммой, на которую выдана гарантия, поскольку не позволяют требовать от гаранта сумму неустойки после выплаты основной суммы банковской гарантии.

Комиссия заказчика при толковании условий спорной банковской гарантии пришла к выводу, что в случае наступления гарантийных обязательств, требующих выплаты всей суммы обеспечения и неустойки, предусмотренной в банковской гарантии, заказчик лишается возможности взыскания средств в полном объеме в связи с предусмотренным условием о прекращении действия гарантии.

Впоследствии «СМУ 2703» направило в Управление Федеральной антимонопольной службы по г. Москве жалобу на действия заказчика при проведении электронного аукциона, мотивированную несогласием с размещением протокола признания участника уклонившимся от заключения контракта. 27 марта 2020 г. по результатам рассмотрения жалобы антимонопольный орган признал жалобу необоснованной. Не согласившись с таким решением УФАС, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленное обществом требование. Апелляционный суд согласился с данным решением. Признавая недействительным решение антимонопольного органа, суды исходили из соответствия представленной банковской гарантии требованиям законодательства о контрактной системе и положениям документации об аукционе. Суды пришли к выводу о том, что неустойка за неисполнение надлежащим образом представленного требования бенефициара об уплате денежной суммы по гарантии в установленный срок, предусмотренная п. 9 гарантии, является неограниченной по сумме и не зависит от исполнения основного обязательства по банковской гарантии. Проверив текст банковской гарантии, суды признали его соответствующим положениям ГК РФ.

Кассация отменила судебные акты нижестоящих инстанций, отказав в удовлетворении заявления. Суд округа исходил из того, что представленная банковская гарантия не обеспечивает исполнение обязательств в полном объеме. При этом он отметил, что условия п. 16 гарантии ограничивают ответственность гаранта суммой гарантии, поскольку в случае наступления гарантийных обязательств, требующих выплаты всей суммы обеспечения и неустойки, предусмотренной в банковской гарантии, заказчик лишается возможности взыскания средств в полном объеме в связи с ограничениями, предусмотренными условиями банковской гарантии.

Суд кассационной инстанции указал, что при ознакомлении с формулировками п. 2 и 16.1 банковской гарантии у заказчика возникли обоснованные сомнения, которые в дальнейшем могут привести к спорам в исполнении гарантии и ущемлению его прав. Суд пояснил, что допустима ситуация, что в случае, если заказчик заявит требование о выплате суммы банковской гарантии, то размер неустойки также будет включен в сумму гарантии, по которой ограничена ответственность спорным условием. Учитывая изложенное, суд округа признал ошибочным вывод судов о том, что сумма неустойки не зависит от суммы основного обязательства.

Не согласившись с постановлением окружного суда, общество обратилось в Верховный Суд с жалобой, в которой просило отменить его, ссылаясь на существенное нарушение кассационным судом норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, Экономколлегия ВС указала, что согласно Закону о контрактной системе банковская гарантия должна быть безотзывной и должна содержать обязанность гаранта уплатить заказчику неустойку в размере 0,1% денежной суммы, подлежащей уплате, за каждый день просрочки. Несоответствие банковской гарантии упомянутому условию согласно ч. 6 ст. 45 указанного закона является одним из оснований для отказа в принятии банковской гарантии заказчиком, пояснил ВС.

ВС, ссылаясь на п. 2 ст. 377 ГК и разъяснения, данные в п. 19 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14, отметил, что вышеназванная неустойка является видом ответственности гаранта перед заказчиком за нарушение гарантом срока уплаты третьему лицу. Бенефициар вправе требовать ее уплаты от гаранта, необоснованно уклонившегося или отказавшегося от выплаты суммы по гарантии либо просрочившего ее уплату, вместо процентов, уточнил Суд.

Верховный Суд разъяснил, что вопреки выводам судов неустойка, предусмотренная п. 3 ч. 2 ст. 45 Закона о контрактной системе, является собственной ответственностью гаранта, она начисляется не в связи с неисполнением обязательств подрядчиком по госконтракту и, следовательно, по общему правилу не входит в сумму гарантии. «При этом по общему правилу собственная ответственность гаранта, в том числе в виде начисляемой ему неустойки, не ограничена суммой, на которую выдана гарантия. Иное может быть предусмотрено в банковской гарантии и только при соблюдении общих ограничений свободы договора», – отмечается в определении.

Верховный Суд обратил внимание, что данная позиция нашла отражение в п. 6 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением норм ГК о банковской гарантии (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. № 27) и сохраняет практикообразующее значение (Определение ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС19-25839).

Суды должны проверять обстоятельства участия бенефициара в заключении соглашения о выдаче банковской гарантии

Верховный Суд отметил, что при наличии признаков противоправности сделки по выдаче банковской гарантиинеобходимо выяснять осведомленность бенефициара об этом, а его участие в такой сделке не должно давать ему судебной защиты

ВС посчитал, что судами первой и апелляционной инстанций правомерно указано, что отсутствуют противоречия между п. 16.1 и 9 гарантии, поскольку прекращение гарантии в случае уплаты гарантом заказчику суммы, указанной в п. 2 гарантии, будет означать, что закончился срок для начисления гаранту неустойки, предусмотренной п. 9. Суд также указал, что как таковое условие п. 16.1 гарантии о прекращении ее действия с уплатой суммы гарантом бенефициару суммы, на которую выдана гарантия, воспроизводит текст подп. 1 п. 1 ст. 378 ГК и, следовательно, не может считаться противоречащим закону.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о соответствии закону гарантии, представленной обществом, неправомерности отказа заказчика от заключения госконтракта с обществом, неправомерности оспариваемого по настоящему делу решения антимонопольного органа, которым жалоба общества на решение заказчика была признана необоснованной, тогда как выводы арбитражного суда кассационной инстанции об обратном являются ошибочными. В связи с этим Верховный Суд отменил решение окружного суда, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Адвокат АБ Asterisk Родион Ларченко полагает, что перед Верховным Судом стоял вопрос толкования условий конкретной банковской гарантии. «Причем разночтения спорного пункта гарантии в данном случае вызваны не какой-то системной проблемой, а просто неудачной формулировкой», – отметил эксперт.

По мнению Родиона Ларченко, решению данного спора, предложенному Экономколлегией ВС, трудно возразить. Эксперт подчеркнул, что ранее ВАС РФ обоснованно указывал в обзоре, посвященном банковским гарантиям, что неустойка за просрочку банком исполнения по гарантии не входит в сумму гарантии, если в самой гарантии явным образом не предусмотрено иное. «Мы не видели самого текста гарантии, но, судя по процитированным формулировкам, из нее не следовало, что сумма гарантии включает неустойку банка. Поэтому при исполнении основного обязательства обязательство по уплате неустойки не прекращается. Неустойка лишь прекращает начисляться на будущее. Иное толкование явно противоречило бы воле сторон», – прокомментировал Родион Ларченко.

Руководитель группы практики антимонопольного регулирования Адвокатского бюро ART DE LEX Оксана Павлухина указала, что основной проблемой на сегодняшний день в рассматриваемом вопросе являются разные подходы государственных заказчиков, а также контролирующих органов в сфере закупок и банков к содержанию банковских гарантий.

Эксперт обратила внимание, что в Законе о контрактной системе и в Постановлении Правительства РФ от 8 ноября 2013 г. № 1005 содержится четкий перечень того, что должно быть и чего не должно быть в банковской гарантии, которая выдается для использования в сфере закупок. «Но банки при выдаче гарантий зачастую руководствуются не только положениями вышеуказанных правовых актов, но и общими нормами гражданского законодательства, а также специальными банковскими нормативами и регламентами, которые входят в противоречие с требованиями специального закупочного законодательства», – поделилась Оксана Павлухина.

В рассматриваемом случае размер неустойки не ограничен, неустойка будет начисляться гаранту за неисполнение им обязанности выплатить заказчику соответствующую сумму денежных средств до того дня, пока гарант (банк) не исполнит требование третьего лица (заказчика), уточнила эксперт.

Оксана Павлухина также привела примеры, где в банковской гарантии указано, что ответственность банка полностью ограничена суммой гарантии (Определение ВС РФ от 25 января 2018 г. № 307-КГ17-21042; постановление АС Московского округа от 24 декабря 2019 г. № Ф05-22925/2019 по делу № А40-62701/2019).

ВС счел, что требования, предъявленные гарантом в суде общей юрисдикции и в арбитражном суде, не конкурируют, а судам стоит рассматривать требования принципала и гаранта о взыскании с бенефициара убытков в рамках одного процесса


По мнению одного эксперта «АГ», перед ВС РФ был поставлен по-настоящему трудный теоретически и важный практически вопрос, а Суд правильно его разрешил. Другой назвал спорной позицию ВС относительно того, что удовлетворение требований банка к бенефициару, при наличии судебного акта о взыскании с принципала в пользу банка выплаченной суммы гарантии, не повлечет двойного взыскания. Третий считает, что в рассматриваемом случае можно говорить о «пробанковской» позиции, которая фактически не только расширяет для банков правовые механизмы для взыскания необоснованно выплаченной суммы банковской гарантии, но и увеличивает в интересах банков субъектный состав ответчиков.

26 октября Верховный Суд вынес Определение № 306-ЭС21-9964 по делу № А55-6005/2019 о взыскании с заказчика госконтракта, проигравшего в суде с генподрядчиком, денежных средств по банковской гарантии в пользу второй стороны спора и банка-гаранта.

В мае 2014 г. АО «Ракетно-космический центр «Прогресс (заказчик) и ООО «Спец Строй» (генподрядчик) заключили госконтракт на выполнение комплекса работ до ноября 2018 г. Общая стоимость договорных работ превысила 3 млрд руб. За выполнение работ генподрядчиком поручился Сбербанк, выдав заказчику-бенефициару банковскую гарантию на сумму свыше 610 млн руб. В целях обеспечения исполнения обязательства генподрядчика-принципала по выданной банком гарантии между ООО «Спец Строй» и Юрием Давыдовым был заключен договор поручительства.

Поскольку генподрядчик не выполнил свои договорные обязательства на 1 млрд руб., заказчик обратился в Сбербанк за выплатой денег по банковской гарантии. Гарант сначала отказался выполнять эту просьбу со ссылкой на то, что срыв контрактных работ произошел в связи с отсутствием их должного финансирования, а заказчик пытается ввести его в заблуждение по сумме обязательств принципала. Затем Сбербанк все же выплатил полную сумму банковской гарантии в адрес заказчика-бенефициара.

Далее Сбербанк обратился в суд общей юрисдикции с иском к Юрию Давыдову о возмещении платежа по банковской гарантии (дело № 2-1201/2019), ему удалось взыскать 62 млн руб.

В дальнейшем «Спец Строй» обратился в арбитражный суд с иском к «РКЦ «Прогресс» о взыскании задолженности по госконтракту в размере 58 млн руб. со ссылкой на то, что его действия не свидетельствуют о невыполнении договорных работ. В свою очередь, ответчик подал встречный иск за несвоевременное исполнение условий контракта (дело № А55-4803/2019).

Этот спор прошел все судебные инстанции, включая Верховный Суд, который отказался рассматривать кассационную жалобу АО «РКЦ «Прогресс». Судами было установлено, что ненадлежащее исполнение заказчиком своих встречных обязательств по контракту исключало возможность выполнения генподрядчиком своих обязательств в установленный контрактом срок. По итогам дела с заказчика в пользу генподрядчика была взыскана задолженность по контракту свыше 16 млн руб.

В связи с этим «Спец Строй» обратился в суд иском к АО «РКЦ «Прогресс» о взыскании убытков свыше 616 млн руб. со ссылкой на то, что предъявленное им требование о выплате денежных средств по банковской гарантии было необоснованным с учетом обстоятельств, установленных при рассмотрении дела № А55-4803/2019. В свою очередь, Сбербанк выступил третьим лицом, заявившим самостоятельные требования о взыскании с ответчика убытков в размере 551 млн руб.

Суд удовлетворил иск частично, взыскав с ответчика в пользу общества «Спец Строй» 610 млн руб. убытков. Со ссылкой на преюдицию судебного решения по предыдущему спору суд указал на незаконность требования заказчика (бенефициара) о выплате гарантии, поскольку обстоятельство, на случай которого она обеспечивала его интересы, не возникло. Отказывая банку в удовлетворении требования, суд указал на фактическую реализацию гарантом прав в связи с наличием вступившего в законную силу судебного решения по делу № 2-1201/2019 и отметил, что повторная попытка взыскания убытков фактически направлена на получение суммы, являющейся неосновательным обогащением.

Далее апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении иска. Таким образом, вторая инстанция сочла, что со стороны бенефициара отсутствовало ненадлежащее исполнение своих обязательств по контракту, следовательно, требование принципала является необоснованным. В свою очередь, окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции.

В кассационных жалобах в Верховный Суд Сбербанк и «РКЦ «Прогресс» со ссылкой на существенные нарушения нижестоящими судами норм материального права просили отменить их судебные акты.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что сам институт банковской гарантии направлен на обеспечение бенефициару возможности получить исполнение максимально быстро, не опасаясь возражений принципала-должника, когда бенефициар полагает, что наступил срок исполнения обязательства либо иные обстоятельства, на случай наступления которых выдано обеспечение.

В рассматриваемом деле, как отметил ВС, факт отсутствия вины ООО «Спец Строй» в нарушении условий госконтракта был установлен вступившим в законную силу решением суда по делу № А55-4803/2019. С этого момента принципал получил право требовать взыскания с бенефициара убытков, связанных с реальным возмещением затрат гаранту (ст. 375.1 ГК РФ). Однако эти обстоятельства, в силу правовой природы независимой гарантии, принципов разумности, справедливости, процессуально-правовой экономии, наделяют правом аналогичного требования и гаранта в качестве лица, которое понесло реальные убытки в связи с выплатой по гарантии и исключительно право собственности которого в действительности нарушено. Иной подход будет необоснованно освобождать бенефициара от ответственности перед гарантом как лицом, понесшим реальные убытки в результате выплаты по гарантии в связи с необоснованным требованием бенефициара, что приведет к длительному и неэффективному судебному разбирательству.

Верховный Суд пояснил, что требования, предъявленные гарантом в суде общей юрисдикции и в рамках рассматриваемого дела, не являются конкурирующими исками. «Указанные требования предъявлены к лицам, нарушившим интересы гаранта по самостоятельным основаниям и отвечающим перед гарантом до полного восстановления его права собственности. В целях защиты указанного права гарант вправе использовать любые гарантированные ему законом способы защиты. Суды при этом обладают правомочиями по оценке соразмерности присуждаемых сумм объему нарушенного права и пресечению возможного фактического двойного взыскания, – отмечено в определении ВС РФ. – В подобных случаях судам целесообразно рассматривать требования принципала и гаранта о взыскании с бенефициара убытков в рамках одного процесса, в случае необходимости – объединять дела в порядке, установленном процессуальным законодательством. Гарант при этом наделяется правом требования убытков, составляющих сумму выплаты по банковской гарантии, за исключением суммы, выплаченной принципалом гаранту в порядке п. 1 ст. 379 ГК, и/или суммы, выплаченной гаранту поручителем в рамках соответствующих правоотношений».

Верховный Суд добавил, что такие действия не будут являться попыткой двойного взыскания, а лишь являются справедливым правовым механизмом, с помощью которого гарант может защитить свои права и взыскать с недобросовестного бенефициара убытки в виде разницы между выплаченной суммой по банковской гарантии и суммой, выплаченной банку принципалом или его поручителем. Принципал же обладает правом требования о взыскании с бенефициара убытков в свою пользу в той части, в которой такие требования соответствуют фактически исполненной им в пользу гаранта обязанности.

В связи с этим ВС счел, что требования «Спец Строй» о взыскании с АО «РКЦ «Прогресс» убытков в размере выплаты по гарантии не являются обоснованными, поскольку фактические убытки, связанные с необоснованными действиями бенефициара, составляют сумму, взысканную в пользу банка в рамках исполнения решения суда по делу № 2-1201/2019. Соответственно, Сбербанк справедливо указывал на наличие оснований для взыскания с АО «РКЦ «Прогресс» убытков, причиненных вследствие необоснованного предъявления требований по банковской гарантии, за вычетом суммы, полученной в рамках вышеуказанного гражданского дела. Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Юрист INTELLECT Андрей Макаров отметил, что Верховный Суд обратил внимание на необходимость разрешения вопроса относительно добросовестности действий бенефициара по независимой гарантии при предъявлении соответствующего требования гаранту: «Эта позиция сводится к тому, что независимая гарантия не может быть способом получения бенефициаром обогащения при ненадлежащем исполнении принятых на себя обязательств».

Эксперт назвал спорной позицию Верховного Суда относительно того, что удовлетворение требований банка к бенефициару, при наличии судебного акта о взыскании с принципала в пользу банка выплаченной суммы гарантии, не повлечет двойного взыскания. «Исходя из текста определения ВС РФ, судебные акты о взыскании денежных средств с принципала и его поручителя вступили в законную силу, следовательно, у банка есть возможность получить указанную сумму от принципала или его поручителя, что и было сделано банком в части. Таким образом, при вынесении решения по настоящему делу о взыскании с бенефициара в пользу банка денежных средств у банка будет два судебных акта в отношении одной гарантии, что действительно может повлечь двойное взыскание в пользу банка», – убежден Андрей Макаров.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко полагает, что перед ВС был поставлен по-настоящему трудный теоретически и важный практически вопрос, а Суд правильно его разрешил. «Конкуренцию требований принципала и гаранта к бенефициару ВС решил в пользу гаранта. Он может взыскать с бенефициара выплаченное последнему, но если гарант что-то получил от принципала или его поручителя, то взыскание с бенефициара уменьшается на суммы полученного. Принципал может взыскать с бенефициара только сумму фактически выплаченного гаранту или поручителю, исполнившему обязательство принципала перед гарантом. Таким образом, спорная ситуация получает гармоничное и справедливое разрешение, устанавливается разумный баланс интересов всех сторон, при котором каждая из них взыскивает ровно столько, сколько она потеряла», – заключил он.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар отметил, что в данном конкретном случае логика Верховного Суда РФ понятна – Суд фактически определяет, каким образом необходимо взыскивать с бенефициара неосновательно полученную им сумму выплаты по банковской гарантии. «Механизм распределения возникших у принципала и гаранта убытков, по мнению высшей судебной инстанции, должен выглядеть следующим образом: гарант получает право компенсировать убытки в размере, равном разнице между выплаченной бенефициару суммой банковской гарантии и суммой, фактически полученной гарантом в порядке возмещения от принципала. При этом сам принципал вправе рассчитывать на сумму, которую он возместил гаранту», – пояснил он.

По словам эксперта, в рассматриваемом случае можно говорить о «пробанковской» позиции, которая фактически не только расширяет для банков правовые механизмы для взыскания необоснованно выплаченной суммы банковской гарантии, но и увеличивает в интересах банков субъектный состав ответчиков, к числу которых, помимо принципала, исходя из высказанной позиции Суда, относится и сам бенефициар в части компенсации им недополученной гарантом от принципала суммы возмещения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: