Где лечился тинькофф от лейкемии

Обновлено: 29.01.2023

Больше шансов на спасение получат многие пациенты, которым был поставлен страшный диагноз рак крови. Предприниматель Олег Тиньков, который сам сейчас борется с лейкозом, создает специальный Фонд помощи. И для детей, и для взрослых единственная возможность выжить – найти генетического близнеца и как можно быстрее. Средств фонда хватит на создание регистра доноров костного мозга с данными двух миллионов доноров, это на порядок больше чем то, что есть сейчас.

– Вот вы первый, кому я даю интервью, Первому каналу эксклюзив.

Страшный диагноз лейкоз, рак крови, Олегу Тинькову поставили в октябре 2019. С тех пор каждый день приносит новые испытания.

– Лежишь у тебя нету сил, вот сегодня я утром встал, для меня это были усилия, – признается Олег Тиньков, предприниматель.

Эпатажный, яркий, успешный. Тиньков всегда вел себя вызывающе, словно доказывая всем свое превосходство. Болезнь изменила Тинькова. Предприниматель перенес десятки операций. Ему делали химиотерапию, в кровь попала инфекция, начался сепсис. Четыре месяца он не вставал с больничной койки, ослабленный организм стал легкой добычей для коронавируса: «Сдаешься местами, плачешь. Это не стыдно плакать, умирать никто и не хочет, правда же».

Вероятность летального исхода 75%. Врачи делали такой прогноз, когда предприниматель заболел. С тех пор мысли о смерти не покидают Тинькова. О ней он размышлял и раньше: «Так и есть, конечно, смерть тебя толкает к чему-то хорошему, понимаете. В данном случае, когда я с ней был, и по сути, нахожусь, у меня были сложные ситуации, я был на грани, конечно, ты начинаешь задумываться, что останется после тебя».

После себя Олег Тиньков хочет оставить фонд, который будет помогать больным в России. Диагноз рак крови у нас ставят каждые 20 минут.

– К сожалению, в нашем обществе рак, все! Там все сложили руки умирать собрались понимаете, не надо умирать, надо продолжать жить, лечиться, – уверен Олег Тиньков, предприниматель.

При лейкозе костный мозг перестает вырабатывать достаточное количество здоровых клеток крови. Нужна пересадка костного мозга. Самое главное – найти донора. Сделать это сложно. Должна совпасть ДНК, то есть по сути нужно найти генетического близнеца больного. И чем больше доноров, тем выше шансы на успех. Для этого и создаются регистры доноров, то есть базы данных. В России в таком регистре 147 тысяч человек, в Британии два миллиона, в Германии девять.

– России примерно порядка 5000 людей просто умирают, не дождавшись донора, и я подумал, что мне по силам эту проблему решить. Хочу сделать большой фонд миллиардов на 20 рублей, – делится Олег Тиньков, предприниматель..

Этой огромной суммы хватит на создание регистра в два миллиона человек. Стоимость исследований очень высокая. Но проблема не только в дорогом медицинском оборудовании и химреактивах.

Нужно убедить людей в том, что донорство костного мозга – это легко и безопасно. Чтобы твою фамилию внесли в регистр, достаточно сдать кровь или мазок, как это сделали дочь и сын самого Олега. Так в базу данных попал и донор из Германии, который спас жизнь Олегу Тинькову.

После пересадки у Тинькова началось осложнение: организм отторгал клетки донора. Врачи прописали целую гору лекарств. Олег до сих пор принимает в день по 20 таблеток. Однако самое опасное по словам медиков уже позади. Понять это можно и по настроению Тинькова.

Жизнь Олега Тинькова сейчас можно описать фразой, которую он увидел на скамейке: наслаждайся настоящим: «Правду говорят. Тут философом станешь с этими болезнями».

Подробнее о том, через что пришлось пройти, что еще предстоит и как болезнь изменила планы Олега Тинькова на жизнь, смотрите сегодня в 22:30 в программе «Док-ток» на нашем канале.

После пересадки стволовых клеток у основателя Тинькофф-банка Олега Тинькова, прошедшего курс лечения от лейкемии, начались осложнения. Об этом заявил ТАСС адвокат бизнесмена Алекс Бейлин.

По его словам, шансы Тинькова на выживание оцениваются в 40–50%. Предприниматель перенёс пересадку костного мозга из-за лейкемии, однако организм начал отторжение стволовых клеток.

Суд рассматривал дело об экстрадиции Тинькова в США, где его подозревают в сокрытии доходов и неуплате налогов. В результате слушание перенесли на середину марта. Это уже шестая отсрочка подряд.

Ранее Тиньков написал в своём Instagram-аккаунте, что врачи отложили его полное восстановление до середины 2021 года, хотя до этого речь шла о 100 днях после операции. По словам бизнесмена, у него началась «реакция транспланта против хозяина».

Весной Тиньков признался, что осенью 2019 года ему диагностировали острую форму лейкемии, после чего он уехал лечиться в Берлин, где перенёс трансплантацию костного мозга. Кроме того, он рассказал о нескольких пройденных курсах химиотерапии. Летом миллиардер сообщил о том, что переболел коронавирусом.

В 2021 году Тиньков собирается создать благотворительный фонд, который займётся решением проблем рака крови и развитием института донорства.

В апреле 2020 года миллиардер сообщил, что покидает пост главы совета директоров Тинькофф-банка. Он также передал права владения акциями (40,4%) TCS Group Holding в семейный траст.

Накануне Тиньков продал 5,3% акций TCS Group, головной структуры организации, получив за них $325 млн. На фонд предполагается потратить до $200 млн, остальное должно пойти на решение юридических проблем.

Возможная экстрадиция Тинькова связана с IPO Тинькофф-банка, которое состоялось в 2013 году. Власти США заподозрили, что бизнесмен скрыл активы на миллиард долларов. Сам Тиньков утверждал, что у него хватит свободных денег, чтобы расплатиться за действия, которые он назвал «ошибками молодости».

Основатель Тинькофф-банка Олег Тиньков рассказал о пройденном им пути в борьбе с лейкемией и раскрыл стоимость своего лечения за границей. Только в Германии за три месяца химиотерапии он отдал €120 000. Миллиардер подробно вспомнил о том, как заболел раком крови и перенёс трансплантацию костного мозга после коронавируса, а также рассказал о смене жизненных приоритетов.

Сколько стоит лечение от лейкемии

О том, как Тиньков узнал о своём диагнозе, как решился лечиться и что понял за это время, сам миллиардер рассказал в документальном фильме «Олег Тиньков — новая кровь», вышедшем 19 апреля на Первом канале. Несмотря на то, что общую сумму лечения он не назвал, бизнесмен сравнил его стоимость в Берлине и Лондоне, где ему пришлось пройти разные этапы борьбы с болезнью.

«Берлинский счёт у меня был весь €120 000 (~9,6 млн рублей по курсу ЦБ на начало 2020 года), я бы не сказал, что это дорого. Это три месяца в госпитале с тремя химиотерапиями. <. >В Лондоне только пересадка стоила около £100 000 (~9 млн рублей по курсу на июль 2020го), здесь в два раза дороже, чем в Берлине. Это в два раза дороже, чем в Берлине. А в Америке пересадка с госпитализацией на месяц — что-то миллион долларов. Но в Германии это бесплатно для жителей Германии <. >В Лондоне в государственных клиниках тоже бесплатно. У моей Даши подружка заболела, получила все то же, что и я,— ничего не заплатила», — пояснил Тиньков.

«Не хочу делать химию»

По словам миллиардера, поначалу идея лечения вызвала у него сильное сопротивление. Когда Тиньков узнал о своём диагнозе, профессор клиники Helios в Берлине настоятельно советовал ему немедленно начинать химиотерапию.

«Нет, не хочу делать химию, потому что ну, это бред, может, как-то по-другому, может, я излечусь, я здоровый», — процитировал сам себя основатель Тинькофф-банка. В ответ на это врач заявил, что без лечения он умрёт в течение двух недель.

По словам Тинькова, даже такая «правда в глаза» тогда не убедила его. В тот момент он решил отказаться от лечения, посчитав, что его жизненный путь окончен: «такую жизнь прожил, денег заработал столько, дай бог каждому, покорил все бизнес-вершины».

Однако приехавшая в клинику вместе с дочерью супруга бизнесмена нарушила его планы.

«Быстро лечиться! Всё будет о'кей, ты ещё не видел внуков, ты ещё не поженил своих детей, ты ещё пока не умираешь, ты будешь лечиться», — сказала она.

«Я никогда не думал, что можно лечиться несколько лет. Я из этих 12 месяцев четыре пролежал в клинике. Насмотрелся смертей. Я так понимаю, у нас все эти проценты ещё больше. Но и в Германии, и в Лондоне — это боль, страх, смерть и слёзы. Я плакал в 10 раз больше, чем за всю свою жизнь. Первые два месяца вообще только и плакал. Бесился, ко мне психологи приходили успокаивать», — рассказал миллиардер.

По признанию Тинькова, в ходе лечения у него было много побочных эффектов, «два страшных сепсиса» с температурой за 40 градусов, но немецкие врачи вытаскивали его каждый раз.

«Вот здесь я думаю, что в России я бы погиб <. >Немцы молодцы, немецкая машина, я просто снимаю шляпу. Это дорого, но если ты можешь себе позволить, это круто», — указал он.

Жизнь после болезни

Обнародовать информацию о своей болезни бизнесмен решился только через несколько месяцев, в марте 2020 года, уже проходя курс химиотерапии. В июле того же года бизнесмену провели трансплантацию костного мозга, после которой ему предстояла долгая реабилитация и борьба с аутоимунной болезнью — отторжением донорских клеток. Ситуация осложнялась тем, что незадолго до операции Тиньков вместе со всей своей семьёй перенёс заражение COVID-19.

«Три недели я вообще не мог встать. Честно говоря, думал — конец. Писал прощальные письма родственникам, мне было очень плохо. Поэтому пересадка оттянулась по времени», — описал тот период бизнесмен.

Тем не менее клетки прижились, и уже в декабре Тиньков заявил о полной ремиссии «на молекулярном уровне» и отсутствии симптомов рака. При этом у него поменялась группа крови.

«Я был одним из первых пациентов в мире, кто после ковида пересадился», — подчеркнул банкир.

Быть полезным

Сейчас Тиньков живёт в Лондоне, где продолжает наблюдаться у гематолога. После пережитой болезни основатель Тинькофф-банка заявил о создании «фонда семьи Тиньковых», который будет заниматься решением проблем и заболеваний крови, а также развитием донорства костного мозга в России.

«Я делаю фонд в виде эндаумента, то есть деньги будут инвестированы через управляющие компании, и на проценты мы будем развивать фонд. Я хочу вложить свои личные деньги, семейные наши деньги 20 млрд рублей. Я думаю, что с моими талантами фандрайзинга и с правильными людьми мы можем собрать и 100 млрд рублей в эндаумент. Предположим, эндаумент 5% в год будет зарабатывать, вот и получается в год от 1 до 5 млрд бюджет фонда», — предположил миллиардер.

По словам Тинькова, деньги пойдут на объединение разрозненных регистров доноров костного мозга, а также на рекламу донорства.

«Потому что никто про донорство не понимает. Люди боятся слов "костный мозг". Соответственно, реклама, телевидение, фонд будет это все оплачивать — прокачивать население, как важно спасти жизнь человека <. >Надо делать телевизионную рекламу, как мы любим, по пельменям, пиву или банку. Люди у нас добрые, хорошие. Им просто ничего не объясняют», — поделился планами банкир.

Управление банком и связанными сервисами Тиньков практически полностью возложил на преемников, пояснив, что у него пропала мотивация заниматься бизнесом: «Мне уже не интересно зарабатывать деньги, это уже такая игра в список Forbes. Сейчас $3 млрд, станет пять или станет два — не интересно. А вот сохранить тысячу, две тысячи, пять тысяч жизней — это очень круто, и это меня очень мотивирует».

Вместо банковского сектора Олег Тиньков решил посвятить время семье, фонду и возрождению передачи «Бизнес-секреты» на YouTube.

«Я подумал: вот ты умрёшь, и всё, и после тебя останется $3 млрд. И твоя прекрасная семья. А что ещё после тебя останется?», — объяснил свой выбор предприниматель.

Кроме того, Тиньков назвал три сферы, в которых он «мог бы быть полезен со своими талантами»:

  • изменение законодательства («Атавизмы, анахронизмы, нестыковки. Я думаю, законы охотно поправят, потому что здравый смысл — люди просто погибают на ровном месте»),
  • обучение врачей,
  • развитие донорства (по данным Тинькова, в России сейчас 130 000 доноров костного мозга. Цель его фонда — довести их число до 5 млн).

«Мы сейчас сидим на регистрах Германии, благодаря векам и войнам у нас более или менее ДНК совпадает. Мы оттуда подкачиваемся, но какой был бы мэтчинг, если бы у нас в России было 5 млн потенциальных доноров», — порассуждал Тиньков.

«Турция на 30 лет опережает нас, это стыдно»

«Я этого не замечал, я про это даже не думал. Ну, слышал: Горбачева… клиника её имени… что-то Путин приезжал… лысый мальчик… Такие вспышки. Путин дал деньги… Построили центр… Пересадка костного мозга… Для меня это было — как премьера балета в Ла Скала: слышал, что такое есть, но был далёк от этого», — описал Тиньков своё прежнее отношение к проблеме рака крови.

По подсчётам миллиардера, в России не хватает десятка тысяч трансплантаций в год. По словам Тинькова, то, что творится в российской гематологии, его шокирует.

«В Германии меня сразу протипировали, и сразу нашлись четыре донора — турок, полячка и две немки. Профессор сказал, что турок мне больше всего подходит. Но турецкие самолеты уже не летали, потому что был ковид, и мы взяли немецкого донора. Но представляете, какая коллаборация! Нажатием двух кнопок данные о моих донорах передали из Берлина в Лондон — и тут же донорские клетки в замороженном бидоне привезли. Всё работает, как часы, и о какой конкуренции можно говорить? Нужно строить лабораторию. В Турции есть лаборатория, которая занимается типированием. Турция на 30 лет опережает нас, это стыдно. Лаборатория должна быть построена условно в городе Тамбов, и типирование должно быть дешёвым», — поделился соображениями бизнесмен.

О возможном провале

«Может быть, и не получится. Может быть, мы встретимся с тобой через три года, если я выживу, и я скажу тебе, что вот я построил четыре бизнеса, а на пятом, на благотворительности, сломался, не смог. Но мне кажется, если подойти к делу профессионально, с хорошими людьми и хорошей энергией <. >Я никогда не понимал, что сделал Билл Гейтс, он был президентом «Майкрософта», зачем он всё бросил и ушел в благотворительность? Ох, как я хорошо сейчас его понимаю!» — заключил Тиньков.

Тайная и публичная жизнь миллиардеров — в нашем инстаграме.

Российский миллиардер Олег Тиньков в эфире Первого канала в документальном фильме «Олег Тиньков — новая кровь» рассказал, что собирается пожертвовать 20 млрд рублей в свой фонд, который будет решать проблемы борьбы с раком крови в России, а также о том, как он сам пережил первые месяцы болезни и как хотел отказаться от лечения

Предприниматель Олег Тиньков в документальном фильме «Олег Тиньков — новая кровь» Валерия Панюшкина, вышедшем в эфир Первого канала, рассказал о том, как прошли первые месяцы борьбы с раком и какие задачи он ставит перед своим «Фондом семьи Тиньковых».

О болезни

«Я в армии отслужил два года и велоспортом профессионально занимался, то есть я претерпел много физических страданий, но это ни в какое сравнение не идет с этим годом. Я плакал больше в 10 раз, чем за всю свою жизнь, первые два месяца вообще только плакал, ко мне приходили психологи успокаивать. Я был мачо, еще какой мачо, но вот мачизм как-то поубавился, пришлось поплакать».

О попытках отказаться от лечения

«Профессор Гласс из Helios (клиника в Берлине, где лечился Тиньков. — Forbes) сказал: «Тебе нужно начинать химию сейчас, завтра». Я говорю: «Нет, не хочу делать химию, потому что ну, это бред, может как-то по-другому, может я излечусь, я здоровый». Он сказал: «Ну тогда через две недели ты умрешь». У меня уже была жена, дочка прилетела. А у них нет темы «поговорить в коридоре», у них есть тема «правду в глаза сказать». Я тогда сказал: «Ну, тогда я и лечиться не буду, нахер мне надо, я такую жизнь прожил, денег заработал столько, дай бог каждому, покорил все бизнес-вершины». Жена сказала: «Быстро лечиться, все будет окей, ты еще не видел внуков, ты еще не поженил своих детей, ты еще пока не умираешь, ты будешь лечиться».

О перенесенном коронавирусе

«Я встретился с профессором Гриббеном (профессор лондонской клиники, где сейчас проходит лечение Олег Тиньков. — Forbes) в начале марта (2020 года). У меня COVID-19 и у него COVID-19, и у моей жены COVID-19, и у его жены COVID-19. Я слег, у меня был страшнейший COVID-19, помимо двух сепсисов. Три недели я вообще не мог встать. Я натурально умирал, я писал письма родственникам. Мне было очень плохо. Я был одним из первых пациентов в мире, кто после ковида «пересадился» (имеется в виду пересадка костного мозга. — Forbes)».

О семье

«Когда случилось всё, они прилетели ко мне в Берлин, сидели со мной еще две недели, побросали школы… У меня младший сын Рома, он, кстати, медициной интересуется, химией, … две недели работал в гематологическом онкологическом центре на нашем этаже в берлинской клинике Helios, где меня спасали. И он там работал волонтером, чтобы меня видеть почаще, чтобы быть поближе к папе. Он тоже видел умирающих людей и для него это все было, я думаю, очень важно. Средний сын в Гонконге учился, тоже прилетел, с Дашей (дочерью Тинькова. — Forbes) по очереди сидел. Естественно, Рина, жена моя. Я знал, что она ангел, что она очень хорошая у меня девушка, жена, мама. Особенно, мама».

О стоимости лечения

«На самом деле берлинский счет у меня был весь €120 000. Я бы не сказал, что это дорого. Это три месяца в госпитале с тремя химиотерапиями. У меня было два страшных сепсиса, меня вытаскивали. Как они профессионально «сработали» сепсис, когда у меня температура была 40,1. В Лондоне пересадка стоит около 100 000 фунтов, здесь в два раза дороже чем в Берлине все. В Германии это бесплатно для жителей Германии».

О работе фонда

«Я хочу сделать фонд (Тиньков объявил о планах по созданию «Фонда семьи Тиньковых», работа которого будет направлена на развитие института донорства в России, летом 2020 года. — Forbes) в виде эндаумента (фонд, который сформирован за счет пожертвований, имущество фонда передается управляющей компании для получения дохода. — Forbes). Деньги будут инвестированы через управляющую компанию и на эти проценты мы будем развивать фонд. Я хочу вложить 20 млрд рублей наших личных семейных денег. Думаю, что с моими талантами в фандрайзинге (сбора средств. — Forbes) и правильными людьми мы можем собрать и 100 млрд рублей. Фонд будет зарабатывать 5% в год, бюджет будет от 1 до 5 млрд в год».

О главных задачах фонда

О планах развития регистра доноров

«Мы будем «прокачивать» население, [убеждать] что это крайне важно — просто зайти и сдать 10 миллиграммов крови или взять ватный тампон, «сделать слюну» и послать в пакете назад. [Сейчас] только один из 10 000 вызывается сдать кровь. Задача — расширить количество этих доноров… Сверхзадачей я ставлю то, что мы должны объединиться с мировыми базами. Чтобы мы были не только реципиентами, но и донорами. Чтобы россияне смогли спасти, например, какого-нибудь венгра, как немка спасла меня».

Контекст

О том, что Тиньков болен острой формой лейкемии, он сам сообщил в марте 2020 года. Диагноз ему поставили в октябре 2019 года. Летом 2020 года он сообщил об успешной пересадке костного мозга, а в конце 2020 года — о том, что ему удалось достичь полной ремиссии.

Миллиардеры, которые меняют Россию: кому принадлежат компании из рейтинга лучших работодателей Forbes

Миллиардеры, которые меняют Россию: кому принадлежат компании из рейтинга лучших работодателей Forbes

9 июля российскому предпринимателю Олегу Тинькову предстоит пересадка костного мозга. Это непростая операция, значительно увеличивающая шансы на выздоровление онкологических больных. Forbes рассказывает, как проводится сложная процедура, сколько она стоит и почему в России нуждающимся пациентам сложно найти донора

По данным Forbes, 9 июля в Лондоне основателю TCS Group Holding сделают операцию по пересадке костного мозга. Предприниматель заболел лейкемией в конце октября, а 30 июня раскрыл в Instagram подробности своего лечения. Тинькову провели три курса химиотерапии в берлинской клинике Helios, также он «пережил два сепсиса, COVID-19 и «кучу «побочек». Несмотря на это, «небольшое количество клеток лейкемии осталось», сообщил миллиардер.

«Поэтому, как и часто это случалось в моей жизни, я принял радикальное решение, делать пересадку костного мозга. а там долгие месяцы реабилитации…вероятно до года», — написал предприниматель в Instagram (авторская пунктуация сохранена. — Forbes). В комментариях к посту Тиньков уточнил, что донор уже есть: «Она, как обычно, из Германии». Бизнесмен пояснил, что в России доноров всего 130 000, в то время как в Германии — 14 млн. «Если выживу — будем как-то это менять потихоньку», — пообещал Тиньков.

Forbes с помощью экспертов изучил, что представляет собой операция по пересадке костного мозга, чем она может помочь пациентам и почему в России дефицит доноров.

Forbes желает удачной операции и скорейшего выздоровления Олегу Тинькову.

Зачем делают пересадку костного мозга?

Лечение лейкемии у взрослых пациентов химиотерапией далеко не так успешно, как у детей, но даже у детей часто возникает потребность в том, чтобы усилить эффект от химиотерапии, рассказывает заместитель гендиректора по лечебной работе клиники «Нейровита» Георгий Менткевич, в прошлом заведующий отделением трансплантологии костного мозга Национального медицинского исследовательского центра онкологии (НМИЦ) им. Н.Н. Блохина.

По его словам, в некоторых случаях трансплантация костного мозга позволяет существенно увеличить шансы пациентов на выздоровление. Если в организме после химиотерапии остаются лейкозные клетки, то это 100-процентное показание к пересадке костного мозга или стволовых клеток, отмечает эксперт. Костный мозг содержит большое количество стволовых клеток, из которых формируются все клетки крови в организме — лейкоциты, эритроциты и тромбоциты, поясняет он.

Трансплантация выполняется п осле курсов химиотерапии, чтобы сохранить длительную ремиссию, добавляет заместитель директора НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ, ведущий научный сотрудник отделения детской трансплантации костного мозга Кирилл Киргизов: «Мы фактически заменяем у пациента его костный мозг донорским, из которого не развивается лейкоз. Как правило, решение о трансплантации костного мозга принимают врачи и предлагают эту опцию пациенту».

Как получают костный мозг?

Костный мозг получают разными путями, рассказывает Георгий Менткевич. Традиционно — из подвздошных костей: «У взрослого донора из костей таза при определенной технологии можно получить около литра костномозговой взвеси. При этом эритроциты отделяются и переливаются обратно донору, для которого процедура безопасна». Такой способ используется медиками уже на протяжении десятилетий.

Процедура забора костного мозга для донора не самая приятная, предупреждает онколог-химиотерапевт клиники «Луч» Полина Шило. По ее словам, чаще всего костный мозг извлекают из подвздошных костей «под неглубоким наркозом». «Даже один прокол для биопсии — это больно, а чтобы забрать костный мозг, их нужно сделать несколько. Нельзя сказать, что это легкая процедура — стать донором нужно захотеть», — говорит Шило.

Более молодой способ «добычи» костного мозга — получение из крови гемопоэтических стволовых клеток, самых ранних «предшественников» клеток крови, добавляет Менткевич. «В этом случае донор в течение 4-6 дней получает так называемый колониестимулирующий фактор — препарат, который приводит к тому, что стволовые клетки из костного мозга переселяются в периферическую кровь», — рассказывает эксперт. Затем врачи при помощи специальной методики забирают эти клетки у донора.

При заборе стволовых клеток из крови также есть побочные эффекты, отмечает Шило: у человека ломит кости, появляется ощущение, будто он простужен или у него грипп, он не очень хорошо чувствует себя в течение нескольких дней.

Выбор способа зависит от желания донора, добавляет онколог-химиотерапевт. «Но есть нюансы — костный мозг, который взят непосредственно из кости, лучше приживается. Этому есть обоснование: когда костный мозг забирают прямо из кости, то забирают и его микроокружение — «домик для клеток», — поэтому ему проще прижиться в реципиенте», — объясняет она.

В чем риски операции?

Перед трансплантацией пациент проходит высокодозную химиотерапию и иногда лучевую терапию, чтобы уничтожить все злокачественные клетки и «убить» иммунную систему: если этого не сделать, иммунитет будет отторгать пересаженный костный мозг, говорит Георгий Менткевич. «Это очень сложная и дорогая процедура, потому что пациента необходимо поместить после этого [терапии] в стерильные условия — иногда на две недели, иногда на большее количество дней», — добавляет бывший завотделением онкоцентра им. Блохина.

Кирилл Киргизов отмечает, что «сама трансплантация выглядит не как операция, а как переливание крови». «Гемопоэтические стволовые клетки вводят в центральный венозный катетер, и клетки сами находят костный мозг, попадают туда и через время начинают функционировать, если все идет хорошо», — рассказывает он.

По словам заместителя директора НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ , пересадка костного мозга состоит из нескольких этапов и на каждом могут возникать сложности. На первом этапе высокодозной химиотерапии (иногда в комбинации с лучевой терапией) пациент должен быть готов к побочным эффектам, таким как тошнота, рвота и др., перечисляет Киргизов. Затем, по его словам, проводится сама трансплантация, во время нее «могут возникнуть реакции на переливание клеток».

«На третьем этапе, который длится, как правило, 21 день, костный мозг еще не прижился, и у пациента в периферической крови очень мало клеток — и лейкоцитов, которые защищают от инфекций, и тромбоцитов, которые защищают от кровотечений. Тут мы боимся кровотечений и инфекций», — добавляет эксперт.

Через 21 день, как правило, донорский костный мозг приживается. Однако, продолжает Киргизов, в этот момент может начаться иммунная реакция «трансплантат против хозяина», которая в некоторых случаях приводит к смерти: «Для того чтобы она не развилась, проводится иммуносупрессия, которая подавляет иммунитет». По словам медика, время до сотого дня после операции считается ранним посттрансплантационным периодом, когда у пациента могут возникать иммунные реакции, вирусные заболевания и ряд других проблем.

Кроме того, опухоль может выйти из-под контроля новой иммунной системы, и тогда есть риск рецидива, добавляет Менткевич.

«Трансплантация костного мозга — достаточно агрессивный метод лечения, и такие пациенты наблюдаются всю жизнь. После сотого дня могут быть свои проблемы — неврологические, проблемы с кожей и практически с каждым органом: фактически трансплантация влияет на каждую клетку организма. Иногда бывает, что приходится получать дополнительную терапию, которая может длиться и два и три года», — заключает Киргизов.

Сколько стоит операция?

Трансплантация костного мозга по себестоимости существенно дороже, чем трансплантация сердца, говорит Георгий Менткевич. По его оценке, в тех случаях, когда операцию надо проводить за рубежом, необходимо собрать от $200 000 до $500 000 в зависимости от состояния пациента и клиники.

В России на процедуру выделяется квота в 2,8 млн рублей, которая покрывает тридцать дней лечения в отделении трансплантации.

«[В России] мы говорим в какой-то степени о себестоимости. Реальная себестоимость трансплантации — около €40 000. А дальше все прекрасно понимают, что на Западе медицинская сестра не может получать 30 000 рублей, и врач не может получать 50 000 рублей, и госпиталь не может быть в таком виде, в котором он может быть у нас», — констатирует заместитель гендиректора «Нейровита».

Каковы шансы на выздоровление?

На сегодняшний день трансплантация костного мозга не дает стопроцентной гарантии отсутствия рецидива, предупреждает Георгий Менткевич: «Мы считаем, что если 60% пациентов после трансплантации выживают, то это хороший результат».

Процент выздоровления сильно варьируется в зависимости от диагноза, формы лейкоза и возраста пациента, говорит Кирилл Киргизов. По его оценке, «выживаемость» после операции может составлять от 10% до 80%. «Есть разные риски. Помимо риска рецидива заболевания, возникают риски во время проведения самой процедуры — ни один центр в мире не смог избавиться от осложнений после трансплантации, которые никак не связаны с основным заболеванием», — указывает эксперт.

«Общая примерная выживаемость» составляет 60-70%, уточняет он. «Но стоит упомянуть, что если трансплантацию не делать, тем пациентам, которым она показана, то шанс на выздоровление, как правило, не превышает 5%», — объясняет Киргизов.

Почему сложно найти донора?

Иммунная система одного человека точно так же отличается от иммунной системы другого, как отпечатки пальцев, рассказывает Георгий Менткевич. «При этом существует вероятность того, что вы найдете в мире человека, который будет достаточно совместим с вами по этим отпечаткам ваших иммунологических параметров», — отмечает бывший завотделением онкоцентра им. Блохина.

По его словам, в Европе и США «много десятилетий» существует регистр доноров костного мозга, в который люди добровольно вступают, сдав кровь: «Когда появляется пациент, которому нужен костный мозг, для него ищут подходящего донора из огромного регистра».

К примеру, в Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова, который «Русфонд» ведет с 2013 года, сейчас 37 250 потенциальных доноров. В Центральном регистре доноров костного мозга Германии — более 8,5 млн человек.

Если в Германии регистры существуют около 40 лет, то в России они начали появляться около 15 лет назад, подтверждает Полина Шило: «В России доноров действительно немного. Это связано с тем, что нужно прийти в центр и сдать кровь на типирование. После этого тебя вносят в базу доноров костного мозга». По ее словам, за всю жизнь донору могут не позвонить ни разу.

«В России нужно агитировать сдать кровь на типирование, трубить об этом на каждом углу: «Сдай кровь на типирование, спаси чью-то жизнь». Такая агитация начала появляться, но в недостаточном количестве и только в крупных городах», — сетует онколог-химиотерапевт клиники «Луч».

Менткевич отмечает, что поиск донора может занимать до нескольких месяцев. Компьютер подбирает несколько доноров пациенту, а потом необходимо выяснить, где они находятся, так как люди постоянно мигрируют. «Поэтому в последние десятилетия много внимания уделяется тому, чтобы трансплантировать костный мозг от не очень совместимых доноров и разрабатывать методику преодоления тех проблем, которые возникают в связи с неполным соответствием донора реципиенту», — заключает эксперт.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: