Государственная поддержка банковской системы в условиях экономического кризиса

Обновлено: 24.09.2022

В условиях развития коронавируса и резкого снижения цен на нефть ЦБ утвердил комплексные меры поддержки граждан, экономики и финансового сектора, сообщил регулятор. Они призваны сохранить способность финансового сектора предоставлять необходимые ресурсы экономике, защитить интересы пострадавших от пандемии, обеспечить доступность платежей для населения, а также адаптировать финансовый сектор к ограничительным мерам по борьбе с эпидемией.

Защита граждан

ЦБ рекомендует банкам, микрофинансовым организациям (МФО) и кредитным потребительским кооперативам реструктурировать задолженность людей, у кого официально подтвержден коронавирус, а также не начислять по их кредитам пени и штрафы. Регулятор дает банкам право не признавать такие кредиты реструктурированными – тогда по ним не придется формировать повышенные резервы – и не применять макропруденциальные надбавки по ним до 30 сентября. Банки также смогут не увеличивать резервы по кредитам таким заемщикам в случае ухудшения их финансового положения. Банкам и МФО рекомендуется не обращать взыскание на заложенную по кредитам недвижимость, если заемщик заражен коронавирусом.

Правительство поддержит кризисные отрасли и население

Страховщикам ЦБ рекомендует удовлетворять заявления зараженных граждан о продлении срока урегулирования страховых случаев и отсрочке платежа по договорам добровольного страхования. Им также рекомендуется не начислять неустойки (штраф, пени) и не применять иных последствий за ненадлежащее исполнение договора добровольного страхования в течение периода временной нетрудоспособности человека.

Ипотека

Для поддержания доступности ипотечного кредитования в условиях, когда банки приостанавливают снижение ставок, Банк России снизил значения надбавок к коэффициентам риска по ипотечным кредитам и кредитам на финансирование по договору долевого участия, предоставленным с 1 апреля.

ЦБ изменил порядок применения надбавок по кредитам с низким первоначальным взносом. Для ипотеки с низким первоначальным взносом (до 10%), погашаемой за счет материнского капитала, надбавки к коэффициентам риска теперь будут снижаться по мере погашения кредита, что расширит возможности по получению ипотеки для семей с детьми.

Покупки и расчеты

Позаботился ЦБ и о доступности безналичных расчетов. С 1 мая он устанавливает предельное значение комиссий, взимаемых банками с клиентов при переводах между физическими лицами в Системе быстрых платежей (СБП): за переводы до 100 000 руб. в месяц банки не должны брать комиссию, на сумму выше – не более 0,5% от суммы перевода, но не более 1500 руб.

Чтобы проще было покупать продукты и лекарства без посещения магазинов и для поддержки онлайн-торговли, ЦБ прорабатывает вопрос установления предельных комиссий по эквайрингу при осуществлении оплаты картами онлайн-покупок, предупредил регулятор.

Поддержка малого и среднего бизнеса

Малый и средний бизнес – один из наиболее уязвимых секторов экономики в условиях пандемии, отмечает ЦБ. Он расширяет программу рефинансирования по кредитам субъектам малого и среднего предпринимательства (МСП). Помимо инструмента, направленного на ограничение процентных ставок по кредитам заемщикам, вводится новый – с лимитом рефинансирования 500 млрд руб. в целях поддержания кредитования МСП. По обоим инструментам с 23 марта процентная ставка Банка России устанавливается в размере 4% годовых. По кредитам, рефинансируемым в рамках ранее действующего лимита в 175 млрд руб., ЦБ снизил ставку с 6 до 4%.

Мишустин объявил мораторий для малого и среднего бизнеса на страховые взносы

Конечная ставка по кредитам для заемщика не должна превышать 8,5% годовых, при этом снимаются все отраслевые ограничения на кредитование МСП, пишет регулятор.

Он предоставляет банкам и МФО возможность до 30 сентября не ухудшать оценку качества обслуживания долга малых и средних предприятий вне зависимости от оценки финансового положения заемщика по реструктурированным ссудам. Это касается и формирования резервов: финансовое состояние заемщика рекомендуется не ухудшать.

В качестве первоочередной меры, направленной на предотвращение случаев возникновения у субъектов МСП просроченной задолженности или в целях ее урегулирования, банкам и МФО рекомендуется рассматривать реструктуризацию кредитов в случае поступления соответствующих заявлений от субъектов МСП.

Поддержка банков

ЦБ приостанавливает проверки кредитных организаций и НФО (за исключением случаев, требующих неотложного реагирования) и переносит запланированные проверки на период после 1 июля. До этого приостановлена реализация мероприятий превентивного поведенческого надзора – также за исключением случаев, требующих неотложного реагирования. Увеличивается срок исполнения предписаний и запросов надзорного характера до 1 месяца дополнительно к стандартному сроку.

ЦБ будет воздерживаться от применения мер в отношении финансовых организаций в части требований своих нормативных актов в области обеспечения защиты информации при осуществлении банковской деятельности при организации дистанционной работы работников финансовых организаций. Регулятор ограничивает применение административных наказаний, прежде всего за случаи несоблюдения сроков представления отчетности, нарушения корпоративного законодательства, законодательства в области бюро кредитных историй.

Откладывает ЦБ и ряд изменений в регулировании. В частности, до 30 сентября откладывается дата начала применения норм о порядке резервирования сделок слияния и поглощения, на 2021 г. перенесено рассмотрение вопроса о дифференцированных надбавках к нормативам достаточности капитала за системную значимость.

Антикризисная политика включает меры, направленные на ограничение масштабов распространения кризисов, уменьшение их продолжительности и глубины, смягчение и преодоление последствий кризисных ситуаций.

В периоды кризисов Банк России во взаимодействии с Правительством Российской Федерации реализует антикризисные меры на финансовом рынке и участвует в разработке и реализации мер по поддержке граждан и других субъектов экономики. Набор применяемых регулятором мер зависит от характера и особенностей кризиса, его масштабов и глубины.

Антикризисные меры Банка России на финансовом рынке

Регуляторные послабления касаются применения финансовыми организациями макропруденциальных и пруденциальных норм. Использование послаблений смягчает последствия кризисов для финансовых организаций, позволяет стабилизировать их финансовое положение, поддерживать кредитную активность и непрерывность деятельности. Регуляторные послабления включают:

  • снижение величин надбавок к коэффициентам риска и национальной антициклической надбавки,
  • временные послабления при классификации реструктурированных кредитов и формировании резервов на возможные потери при признании отрицательных разниц в убытках.

Послабления могут применяться в отношении других норм и требований, например установление особого порядка представления отчетности для снижения надзорной нагрузки на финансовые организации в кризисные периоды. Банком России реализован разнообразный набор регуляторных и надзорных послаблений в составе мер по ограничению последствий пандемии коронавирусной инфекции.

Макропруденциальные инструменты стали широко применяться регуляторами после кризиса Их первое существенное смягчение произошло в 2020 году в период пандемии коронавирусной инфекции. Весной 2020 года во многих странах был полностью или частично высвобожден контрциклический буфер капитала, в отдельных странах была снижена величина надбавки за системную значимость. В ряде стран (Чехии, Новой Зеландии и др.) были смягчены секторальные макропруденциальные ограничения. В части пруденциальных норм в 2020 году ряд регуляторов (в том числе, Европейский центральный банк и Банк России) разрешили банкам временно поддерживать норматив краткосрочной ликвидности ниже установленного уровня в 100%.

Смягчение требований к обеспечению, расширение перечня принимаемых в обеспечение ценных бумаг и других активов увеличивают доступ кредитных организаций к кредитам Банка России. Введение новых инструментов по предоставлению банкам ликвидности способствует снятию напряженности на межбанковском рынке и продолжению кредитования. Банк России активно применял меры по поддержанию ликвидности в период повышенной волатильности на валютном и фондовом рынке в Кроме того, для поддержки рынков Банк России может проводить операции по покупке/продаже иностранной валюты.

В период глобального финансового кризиса годов центральные банки развитых стран расширили традиционные подходы к предоставлению ликвидности. В частности, Федеральная резервная система США, Европейский центральный банк, Банк Англии и Банк Японии запустили программы количественного смягчения (quantitative easing, QE), представляющие собой крупномасштабные покупки государственных ценных бумаг и других финансовых активов. В 2020 году программы по покупке активов были существенно расширены ведущими центральными банками. Наряду с этим, центральные банки реализовали программы поддержки ликвидности небанковских финансовых организаций. Для обеспечения валютной ликвидности центральные банки заключают своп-соглашения. В 2020 году в некоторых странах с формирующимися рынками центральные банки также впервые прибегли к интервенциям на рынках государственных облигаций.

В периоды повышения рисков потоков капитала центральные банки в странах с формирующимися рынками и в развитых странах проводили валютные интервенции против обесценения валют (Дания, Норвегия, Чили, Бразилия, Колумбия, Индия, Мексика, Перу, Россия и другие) или ее укрепления (Швейцария).

Для ограничения рисков биржевой паники в периоды кризисов регуляторы могут вводить временный запрет на короткие продажи. Например, в сентябре 2008 года Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) ввела временный запрет на необеспеченные короткие продажи акций финансовых организаций. В Китае на фоне обвала фондового рынка летом 2015 года были введены запрет на продажу акций госкомпаний и шестимесячный мораторий на продажу бумаг публичных компаний крупными акционерами (владеющими пакетами акций торгуемых компаний более чем в 5%). В некоторых европейских странах (Франция, Австрия, Бельгия, Греция, Италия, Испания) запрет на короткие продажи был введен на два месяца в начале пандемии коронавирусной инфекции весной 2020 года. В Южной Корее такой запрет введен до марта 2021 года.

Многие центральные банки в период пандемии в 2020 году проводили операции по покупке ценных бумаг для стабилизации финансовых рынков. Наряду с ведущими центральными банками ряд центральных банков из стран EME (Индонезия, Индия, Венгрия и т.д.) стали интервенировать на рынках государственных облигаций. Данные покупки нацелены на ограничение рыночных колебаний, возникающих на рынках из-за неприятия риска инвесторами, и по сути представляют собой таргетирование долгосрочных процентных ставок.

  • докапитализация финансовых организаций,
  • реорганизация,
  • реструктуризация долгов,
  • выкуп проблемных активов,
  • частичная компенсация убытков и другие меры финансовой помощи финансовым организациям.

В 2017 году был внедрен механизм финансового оздоровления с участием Банка России, который предусматривает оказание регулятором финансовой помощи кредитной организации, в том числе посредством приобретения акций (долей) в уставном капитале, предоставления кредитов, размещения депозитов за счет денежных средств, составляющих Фонд консолидации банковского сектора.

Международный опыт применения мер финансового оздоровления включает большое разнообразие программ по докапитализации, которые преимущественно основаны на реализации следующих схем:

1. Выкуп «плохих» активов (перевод активов в «плохой банк») — широко использовался, например, в Швеции в начале годов, в рамках кризиса годов — в Испании, Ирландии и США.

2. Гарантирование активов банков (в США и Великобритания в годах было предложено нескольким наиболее значимым банкам, чтобы предотвратить утрату доверия и отток средств населения и прочих кредиторов) или гарантирование обязательств (применялось более широко — в годах почти все ведущие страны бессрочно или временно увеличили страховое покрытие по вкладам).

3. Прямое вхождение в капитал банков (bail-out) путем приобретения долевых ценных бумаг и временное принятие управленческих полномочий надзорным регулирующим органом (применялось во многих странах, в том числе в России).

Перечисленные меры не раз подтверждали свою эффективность, однако они также создают моральный риск злоупотребления государственной поддержкой (moral hazard). Во многих случаях государственное участие в капитале банков затягивалось на годы, превышая первоначальные планы (например, через 10 лет после кризиса 1997 года в Японии оставалось не продано более 30% государственной доли).

4. Целью регуляторных реформ после глобального финансового кризиса годов стало развитие механизмов bail-in, когда вместо средств налогоплательщиков для спасения банка используются средства его кредиторов. Однако в этой ситуации нельзя исключать риск, что такие списания в ходе кризиса вызовут еще бо́льшую панику на рынке. На данный момент таких примеров мало: подобные списания имели место в 2013 году на Кипре, однако тогда в основном были списаны средства нерезидентов.

Для глобальных системно значимых банков Совет по финансовой стабильности (Financial Stability Board, FSB) разработал в 2015 году требования к их общей способности поглощать убытки TLAC (total loss absorbing capacity) (ссылка на страницу СФС) в процессе урегулирования несостоятельности. Стандарт TLAC призван обеспечить достаточный объем капитала и обязательств у банков для поглощения убытков, что будет способствовать упорядоченному урегулированию несостоятельности без угрозы для финансовой стабильности, выполнению банками критически важных функций и без необходимости использовать средства налогоплательщиков.

Сабина Хасанова, директор департамента аналитики и контента Банки.ру

В каждый кризисный период российские финансовые власти не устают повторять, что на этот раз отечественный банковский сектор готов к новым потрясениям гораздо лучше, чем это было в прошлый кризис. Как ни банально звучит, но к сегодняшнему экономическому кризису отечественные банки действительно подошли в гораздо лучшей форме, чем это было, например, в 2008 и 2014 годах.

Профицит ликвидности и карантин позволяют не замечать оттока клиентских средств. К началу 2020 года российский банковский сектор располагал внушительным профицитом ликвидности, выражавшимся в том числе в исторически низкой стоимости фондирования. Так, индикативная ставка, рассчитываемая ЦБ РФ по депозитам десяти крупнейших банков, обновила в начале марта минимум за весь период исследований, составив 5,15% годовых. Показатель профицита ликвидности, рассчитываемый Центробанком (разница между средствами, размещенными банками на депозитах и в облигациях ЦБ, и кредитами, привлеченными банками от ЦБ), в феврале текущего года поднимался до исторически рекордного уровня в 5 трлн рублей. Помимо свободной ликвидности банки располагают также и внушительным объемом рыночного обеспечения, которое в случае необходимости может быть использовано в операциях рефинансирования с ЦБ. Можно ожидать, что в этом случае регулятор будет принимать обеспечение по «докризисной» стоимости, закрывая глаза на снижение стоимости активов.

Подтверждением сохранения комфортной ликвидной позиции банковского сектора служат и операции банков с Банком России. Если в предыдущие кризисные периоды ЦБ практически сразу же переключался на полномасштабное рефинансирование банковского сектора, то сейчас операции регулятора по предоставлению ликвидности банкам носят лишь периодический характер, а объемы их незначительны. Основная масса банков продолжает проявлять повышенный интерес к размещению свободных средств на депозитных аукционах ЦБ, спрос на которые практически не сократился с началом кризиса.

В результате даже после некоторого оттока клиентских средств в марте банки пока весьма осторожно поднимали ставки по вкладам и накопительным счетам. Такое повышение ставок абсолютно не соизмеримо с тем взлетом доходностей, который наблюдался уже в самом начале кризисов 2008 и 2014 годов. Если в прошлые кризисные периоды банки пытались в первую очередь хоть как-то остановить отток клиентских средств, то сегодня повышение ставок будет связано прежде всего с нежеланием банков кредитовать в условиях резкого ухудшения экономической среды.

Безусловно, определенную поддержку сохранению комфортной ликвидной позиции оказывают и ограничительные меры, которые в том числе сдержали отток средств из банков в период резкого ухудшения конъюнктуры и новостного фона в марте.

Послабления ЦБ купировали рыночный риск. Один из главных ударов в кризисные периоды традиционно приходится на вложения банков в ценные бумаги. Нынешняя ситуация не стала исключением. Весь прошлый год российские банки активно наращивали вложения на долговом рынке, отыгрывая период смягчения процентной политики ЦБ (снижение ставок = рост цены облигаций). Банки активно вкладывались как в государственные облигации (ОФЗ), так и в корпоративные. Именно через облигации крупные компании с начала прошлого года и вплоть до резкого ухудшения конъюнктуры в текущем году реализовывали свой спрос на кредитные ресурсы. В итоге абсолютный рост вложений в облигации с начала 2019 года даже опередил прирост портфеля корпоративного кредитования.

Однако все вытекающие из вышеописанной ситуации рыночные риски в самом начале текущего кризиса помог оперативно купировать Банк России. В частности, ЦБ позволил банкам не производить переоценку портфелей ценных бумаг после 1 марта текущего года. Данная мера будет действовать до конца 2020-го. Аналогичные действия регулятор осуществил и в отношении валютного курса, разрешив банкам использовать курс на 1 марта 2020 года при расчете обязательных нормативов вплоть до 30 сентября текущего года. Результатом оперативных послаблений ЦБ в части рыночного и валютного риска стала в том числе стабилизация котировок на локальном валютном и долговом рынках.

Масштабного ухудшения качества кредитов не избежать, но можно сгладить риски. Всем предыдущим кризисным периодам предшествовала активная кредитная экспансия банков. В этот раз ситуация несколько отличается от предыдущих лет в лучшую сторону. Так, корпоративное кредитование, несмотря на цикл снижения ключевой ставки ЦБ в 2019 году, по большому счету так и не удалось перезапустить, и его динамика за последний год осталась на скромном однозначном уровне. Розничное кредитование росло гораздо более активными (двузначными) темпами, однако со второй половины прошлого года ЦБ предпринял целый ряд регулятивных ужесточений, преимущественно в части необеспеченного потребительского кредитования и частично в части ипотечного. Все вместе позволило в некоторой степени замедлить рост розничных портфелей банков к концу 2019 года и в начале 2020-го.

Агрессивный рост кредитных портфелей перед кризисными периодами предыдущих лет неминуемо оборачивался последующей реализацией всех кредитных рисков в пиковую фазу кризисов. В ближайшем будущем банкам, безусловно, также не удастся избежать крупных потерь в активах из-за коллапса в экономике. Однако сегодняшняя ситуация могла бы быть еще хуже, если бы банки успели набрать гораздо больше проблемных долгов. Например, в кризисный 2008 год банки успели нарастить свои портфели более чем на треть, что потом обернулось для отдельных кредитных организаций катастрофическими последствиями.

Не стоит также забывать, что предстоящие потери банков в сегодняшних условиях будут частично нивелированы регулятивными послаблениями Банка России. Например, банки уже могут не ухудшать качество по отдельным ссудам заемщиков, пострадавших от пандемии и кризиса. Не факт, что это поможет самим должникам, но в значительной степени ограничит давление на банковский капитал.

Поддержка государства: до населения и бизнеса может не дойти, а банкам поможет. Кризис 2008 года ударил прежде всего по финансовому и банковскому сектору и только затем уже добрался до реального сектора экономики. Кризис 2014 года, спровоцированный геополитическим конфликтом, также нанес первый удар по банковскому сектору, а затем уже ударил по экономике и населению. Отличительной чертой сегодняшнего кризиса является то, что его природа носит прежде всего нефинансовый характер. Пока что именно банковский сектор чувствует себя лучше всего, продолжая осуществлять практически полноценную деятельность в сравнении с другими отраслями экономики и сегментами бизнеса, часть которых фактически прекратила свое функционирование. Именно банковский сектор может рассчитывать на безусловную поддержку государства, так как в сегодняшних полевых условиях бесперебойное осуществление платежей и расчетов будет поставлено во главу угла. Кроме того, именно банковскому сектору отводится одна из ключевых ролей в реализации государственных мер поддержки населения и бизнеса. Пока можно лишь догадываться, окажутся ли эти меры эффективными для пострадавших заемщиков и предпринимателей. Однако можно не сомневаться, что сами банки извлекут в том или ином виде максимум прибыли из своего господствующего положения в нынешнем кризисе.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Испытание кризисом. Обзор банковского сектора за I квартал

Российский банковский сектор после потрясений «пандемийного кризиса» столкнулся в I квартале 2022 года с новыми, гораздо более серьезными испытаниями. Сравнить эффект предыдущего кризиса с влиянием нового, «санкционного», позволяют цифры, представленные в обзоре «Банковский сектор: итоги I квартала 2022 года».

Рекордный дефицит ликвидности в начале марта

Там, в частности, отмечается, что панические настроения вкладчиков в конце февраля — начале марта привели к беспрецедентному оттоку клиентских средств из банковской системы. В результате в I квартале возник рекордный дефицит ликвидности — ситуация, при которой задолженность банков перед ЦБ РФ превысила их свободные средства на депозитах у регулятора. В начале марта 2022 года дефицит ликвидности превышал 7 трлн рублей, притом что в острую фазу пандемийного периода в 2020 году в банковской системе сохранялся профицит ликвидности.

Бегство вкладчиков усилило риски финансовой стабильности всего сектора. Основным инструментом реагирования Банка России стало экстренное повышение ключевой ставки (с 9,5% до 20% в конце февраля). Также ЦБ смягчил или отменил ряд регулятивных требований для банков. Были введены валютные ограничения и контроль за движением капитала, что позволило остановить отток средств клиентов и инвесторов и обвал курса рубля.

ЦБ и бюджет также помогали банкам непосредственно деньгами. В результате в начале марта совокупная задолженность банковского сектора перед ЦБ доходила до рекордного уровня почти в 10 трлн рублей.

Внушительные вливания средств в банковский сектор временно компенсировали клиентский отток ликвидности. Через некоторое время рекордные процентные ставки и стабилизация ситуации на финансовом рынке начали возвращать средства клиентов в банковскую систему.

Рекордный отток средств физлиц в феврале

Средства юридических лиц на конец I квартала 2022 года составляли 40,6 трлн рублей. За I квартал их прирост равнялся 2,2%, но в значительной мере он пришелся на январь, а в марте был незначительный, но минус — впервые с июля 2021 года.

Объем средств населения в банках составил на начало апреля 33,3 трлн рублей. Год назад средства юрлиц превышали объем средств физлиц на 1,2 трлн рублей, сейчас — уже на 7,3 трлн. Сезонное сокращение средств физлиц в январе составило 810 млрд рублей, а в феврале отрицательная динамика достигла 1,2 трлн (минус 3,5% к январю), что стало рекордом. В острую фазу пандемии в марте 2020 года объем средств населения сократился к февралю лишь на 1,2%.

С ростом ставок в марте 2022 года отток средств сменился их притоком, однако с учетом бегства вкладчиков в начале месяца динамика средств физлиц по итогам марта все же осталась отрицательной. В результате в целом за I квартал 2022 года средства населения в банках сократились на 2,3 трлн рублей, или на 6,4%.

ЦБ объявил 17 апреля новые меры поддержки банковской отрасли. Среди них расширение послаблений по резервам, снижение платежей в фонд страхования вкладов и запуск программы годового репо.

Реструктуризаций будет больше

Если под высоким кредитным качеством понимать хорошее финансовое состояние в соответствии с положением ЦБ, то большая часть кредитов заемщикам с высоким кредитным качеством классифицируется в I категорию — на такие ссуды на 1 февраля приходилось около 41% всего кредитного портфеля, или 23 трлн руб., говорит управляющий директор рейтингового агентства НКР Станислав Волков. Часть заемщиков с высоким кредитным качеством может быть отнесена ко II категории — таких было около 43% (24 трлн руб.). Но поскольку чаще во II категорию попадают со средним финансовым положением, то долю портфеля, который подпадает под новые послабления, можно оценить примерно в половину кредитного портфеля — это 28 трлн руб., подсчитал Волков.

ЦБ ожидает более широкого ухудшения активов, а не только в наиболее пострадавших отраслях, говорит аналитик Fitch Антон Лопатин. Рейтинговое агентство прогнозирует падение российского ВВП в этом году на 1,4%, покупательная способность населения и социальное дистанцирование будут влиять на доходы большинства бизнесов, поэтому ЦБ и расширяет послабления на все секторы, объясняет эксперт.

Денег с вертолета пока не будет

«Прямые выплаты как элемент социальной поддержки, безусловно, в таких условиях должны быть, но вертолетные деньги через денежно-кредитную политику — это совершенно другое, и в этом нет никакой необходимости в этих условиях», — заявила 17 апреля председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Ранее несколько известных экономистов, среди которых Сергей Гуриев, Олег Вьюгин и Константин Сонин, написали доклад «Либеральная миссия», в котором предложили раздать населению и бизнесу до 10 трлн руб.

Чтобы у банков было больше возможностей реструктурировать кредиты, ЦБ готовит программу годового репо. В условиях, когда пассивы банков по срокам не меняются и даже укорачиваются, а активы удлиняются, такая мера, по мнению Набиуллиной, позволит банкам сбалансировать их по срочности, меньше зависеть от краткосрочных изменений конъюнктуры рынка и в конечном итоге даст им больше возможностей для реструктуризации кредитов для среднесрочного и долгосрочного кредитования экономики. На прошлой неделе ситуация с краткосрочной ликвидностью оставалась комфортной, поэтому ЦБ не проводил аукционов репо, но в связи с кредитными каникулами, а также с уменьшением средств, которые Минфин размещает на депозитах в банках, может возрасти неравномерность распределения ликвидности между банками, объяснила Набиуллина необходимость годового репо. ЦБ на этой неделе снизил прогноз по размеру структурного профицита ликвидности банковского сектора: на конец 2020 г. он ожидает ее избытка на уровне 2,1-2,7 трлн руб. вместо изначальных 3,4-3,9 трлн руб.

В большинстве случаев реструктуризации предполагают временную приостановку платежей, а это означает сокращение поступлений для банков. Банки в такой ситуации принимают часть убытков на себя. Опрошенные «Ведомостями» аналитики затруднились оценить их размер.

Чтобы компенсировать их, регулятор предложил снизить до конца 2020 г. отчисления в фонд страхования вкладов (ФСВ), в частности базовую ставку страховых взносов — с 0,15 до 0,1%. Взносы в страховой фонд делаются ежеквартально. Вклады в банках сейчас составляют около 31 трлн руб., и 0,05%. Снижение ставки взносов в ФСВ приведет к снижению объема отчислений на треть, примерно с 50 млрд до 33 млрд руб. в квартал, говорит Волков. За оставшиеся до конца года три квартала это может дать банкам экономию около 50 млрд руб.

Доходы банков будут меньше

Нынешняя ситуация влияет на доходы банков, признает Набиуллина, будет снижаться не только процентный доход, но и комиссионный. По оценкам ЦБ, его снижение может составить до 20%. Тем не менее нужно учитывать, что значительную часть комиссионного дохода банки получают от расчетно-кассового обслуживания (РКО) и эти доходы напрямую коррелируют с темпами роста экономики, объяснила Набиуллина: «Мы видим, будет снижение этого типа доходов, но также эти доходы и восстановятся, будут восстанавливаться по мере восстановления экономики, оживления экономической активности». «Будет снижение прибыли у банков и будет увеличение резервов по активам, потому что будет происходить ухудшение качества активов, иначе не может быть в таких условиях», — признает председатель ЦБ.

Прибыль банков до налогов по итогам года снизится минимум на 20-25% по сравнению с прошлым годом и не превысит 1,2 трлн руб., считает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Людмила Кожекина. К сокращению прибыли приведут как отрицательная переоценка ценных бумаг и рост отчислений в резервы, обусловленные ухудшением качества кредитов, так и замедление кредитования. Снижение темпа прироста комиссионных доходов также окажет негативное влияние на финансовый результат сектора. «Наиболее заметное снижение комиссий мы ожидаем в сегменте доходов от продажи страховых продуктов и обслуживания ссудных счетов, а также в сегменте комиссий от РКО и переводов денежных средств как на фоне снижения торгового оборота и покупательской активности, так и в связи с продлением периода бесплатных переводов по номеру телефона через СБП», — говорит аналитик.

Доля поступлений от страховых компаний (СК) достигает 25-30% в общем потоке комиссий банков, заявил сегодня вице-президент Всероссийского союза страховщиков Виктор Дубровин: «Таким образом, по итогам этого трудного 2020 года взнос СК в комиссионный доход банков может сократиться до 12-15%, при условии что остальные источники поступления комиссий у банков сохранятся на прежнем уровне» (цитата по «Интерфаксу»).

Аналитики Райффайзенбанка ранее прогнозировали, что падение может составить 0,5-1 трлн руб. в зависимости от продолжительности действия вируса на экономику — это 25-50% чистой прибыли за 2019 г.

Банковского кризиса не будет

И все же ЦБ не ожидает масштабного стресса в банковской системе и сжатия маржи, как это было, например, в 2014 г., рассказала Набиуллина. По ее мнению, сектор сохранит прибыльность.

«Вспомните, мы тогда [в 2014-2015 гг.] повышали и процентные ставки, и влияние на прибыль, конечно, будет, но в целом мы считаем, что у банковской системы останется прибыль», — сказала председатель ЦБ. Она напомнила, что в прошлом году банки заработали рекордные 1,7 трлн руб. чистой прибыли, из которых, правда, 400 млрд руб. были «бумажные». ЦБ к тому же дал рекомендации банкам не выплачивать пока дивиденды, и теперь, по мнению председателя ЦБ, эта прибыль тоже может стать источником капитализации банков. Набиуллина подчеркнула, что регулятор в нынешних условиях не видит необходимости в докапитализации банков со стороны правительства.

Набиуллина отдельно подчеркнула, что не видит причин для роста отзыва лицензий у банков из-за кризиса. «Это только может быть связано с тем, что какие-то банки накопили проблемы в предыдущие периоды и нынешняя ситуация может их выявить».

Скорее всего, банки будут растягивать во времени признание потерь по кредитному риску (т. е. часть их признают только в 2021 г.), что позволит им выйти на сравнительно небольшой положительный финансовый результат в этом году за счет комиссионных доходов, которые пострадают не так сильно, как процентные после корректировки на потери по кредитному риску (созданные резервы), рассуждает Волков. Но у отдельных банков все же может возникнуть потребность в дополнительной докапитализации уже в 2020 г., считает он.

Намного легче не будет

Еще ряд объявленных ЦБ поблажек связаны с работой в условиях массовой самоизоляции из-за коронавируса. Меняются условия работы компаний и практика оказания финансовыми организациями услуг своим клиентам, что требует адаптации требований к идентификации, проверке клиентов, а также расширения возможностей дистанционного взаимодействия — эти нормы регулируются «антиотмывочным» законом 115-ФЗ.

ЦБ предоставляет банкам возможность скорректировать за I-III кварталы показатель налоговой нагрузки c 0,9 до 0,5% в отношении клиентов, работающих в пострадавших отраслях, перечень которых утвержден правительством. Такое послабление ЦБ делает в связи с продлением на период от трех до шести месяцев сроков уплаты организациями и индивидуальными предпринимателями некоторых видов налогов, авансовых платежей по налогам и страховых взносов, которые оказывают влияние на расчетную величину налоговой нагрузки, используемой банками при управлении риском легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.

ЦБ не будет наказывать банки за огрехи, связанные с валютным контролем, в частности за нарушение сроков передачи информации органам валютного контроля с 30 марта по 1 июля.

Меры совершенно не те, не туда направлены и не в те сроки, считает член генерального совета, председатель совета директоров «Градиент альфа инвестментс групп» Павел Гагарин: если говорить об опережении, то тогда надо было продлевать не на 3-6 месяцев сроки уплаты компаниями некоторых видов налогов, а минимум на год делать мораторий, а то и на два года, а показатель налоговой нагрузки снизить до нуля. И то, что ЦБ не будет применять какие-то штрафные санкции к банкам, — «мертвому припарка», сетует он. К тому же снова речь о наиболее пострадавших отраслях, когда уже всем понятно, что пострадают все, отмечает Гагарин, ведение бизнеса сейчас эти меры никак не облегчают.

Важно, что ЦБ распространяет валютные преференции на широкий круг резидентов, в частности на системообразующие организации, отмечает директор ГК «Содружество» Александр Шендерюк-Жидков. Сейчас бизнесу нужно дать больше времени на предоставление документов органам валютного контроля, поскольку из-за самоизоляции серьезно ограничена доставка корреспонденции и многие контрагенты работают удаленно, что не позволяет вовремя оформлять документы. Более того, происходит ряд дефолтов из-за мирового кризиса и за рубежом, поэтому мера по ослаблению контроля позволит избежать дополнительной нагрузки на российские компании, которые работают с иностранными предприятиями, резюмирует Шендерюк-Жидков.

Указанные решения ЦБ в основном технические — нужные, но не определяющие, согласен директор и совладелец сети отелей Николай Филатов: снижение показателя налоговой нагрузки даст возможность банкам не ухудшать оценку финансового состояния заемщика и не начислять дополнительные резервы, а вот валютных контрактов у большинства отельеров нет, либо они некрупные. Сейчас гораздо важнее, чтобы ЦБ контролировал выполнение банками решения властей по кредитованию бизнеса, резюмирует он.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: