Как можно назвать банк будущего

Обновлено: 07.02.2023

Словарь Вильяма Шекспира насчитывал 12 тысяч слов, словарь людоеда из племени Мумба-Юмба — 300, Эллочка Щукина легко обходилась тридцатью, если верить авторам романа «Двенадцать стульев». Для того чтобы более 1200 действующих в настоящее время российских банков смогли получить свои наименования, хватило менее десятка слов. Эксперты Прайм-ТАСС попытались составить своеобразный банковский словарь имени вечно живой Эллочки-людоедки.

Идея написания этой статьи возникла в тот момент, когда в некоторых СМИ прошла информация об отзыве Центральным банком РФ лицензии у Банка проектного финансирования /БПФ/, в то время как на самом деле была отозвана лицензия у Банка проектного кредитования /БПК/, а БПФ живет и здравствует и поныне. Путаница в публикациях в связи со схожими наименованиями банков является делом довольно обычным, также как и проблемы, возникающие у некоторых банков близкого звучания их названий по отношению к внезапно «умершим» коллегам в периоды катаклизмов на рынке, например «кризиса доверия» 2004 г. Каково же оказалось наше удивление, когда выяснилось, что банков со словом «проектный» в названии в нашей стране было всего три, из них действующих два — БПФ и БПК, а теперь остался только один.

Метод, который был использован для составления словаря наиболее популярных слов в названиях банков, крайне прост — через систему поиска в справочнике кредитных организаций на сайте Центрального банка РФ. При этом мы сразу исключили из нашего словаря такие слова как «банк», «акционерный» или «коммерческий». Количество упоминаний указывается без разделения на действующие банки, банки с отозванной лицензией или уже ликвидированные банки. Такое решение было принято потому, что так или иначе эти кредитные организации оставили свой след в деятельности российской банковской системы, а для составления словаря не является принципиальным наличие или отсутствие у конкретного банка лицензии в настоящий момент времени, также как и его финансовое положение.

Надо оговориться, что банкиры оказались значительно изобретательнее Эллочки-людоедки и в некоторых случаях довольствовались только слогами, а не словами в целом, что затруднило составление словаря, но мы все-таки предпочтение отдавали целым словам. Кроме того, у каждого банка есть как полное, так и сокращенное наименование, поэтому некоторые из слов в глаза попадаются не сразу, а только после тщательного исследования.

Итак, список «хитов»:

1. «Кредит» — 186, «кред-» — 193;

2. «Развитие» — 175;

3. «Промышленный» — число упоминаний 163, а также варианты на тему этого слова, такие как «пром-» — 220;

«Инвестиционный» — 163, «инвест-» — 236;

4. «Россия», «Российский», «Русский», «Русь» или «Рось» /мы объединили их по смыслу/ — 116;

5. «Москва», «Московский» — 111;

6. «Международный» и «Интер-» /также объединили по смыслу/ — 89;

8. «Национальный» — 44;

10. «Объединенный» — 26.

Скажем сразу, что вообще полный список кредитных организаций нашей страны читается с большим интересом не только за счет оригинальности некоторых названий — банк «Падун» /в переводе — водопад, впоследствии банк был переименован/. Встречаются также не менее интересные сокращения полных названий банков. Например, ассоциации, возникающие у потребителей банковских услуг, опрошенных нами, при виде наименования «НЗ-банк» колебались: у лиц, не имеющих отношение к банковской системе — банка имени «неприкосновенного запаса», у лиц, имеющих к ней отношение — банк имени «норматива текущей ликвидности Н3», но никто не предполагал простой расшифровки этого названия как «Национальный залоговый банк».

Кроме того, сочетания наиболее популярных слов дают много разнообразных названий, сравните:

Русская инвестиционная группа

Русский инвестиционный альянс

Русский инвестиционный банк

Русский инвестиционный клуб.

Банк промышленного развития

Банк развития промышленности.

Ситуацию со схожими и не слишком разнообразными наименованиями банков мы попросили прокомментировать экспертов, умышленно не обращаясь к банкирам. По мнению исполнительного директора рекламной группы «Модус» Ивана Синицына, большинство отечественных банков образовалось 10—15 лет назад, когда российский рекламный бизнес только начал формироваться. Наименования большинства из них самостоятельно разрабатывались учредителями, которые были далеки от таких понятий, как «нейминг» и «брендинг».

В целом, считает он происхождение названий российских банков можно разделить на несколько категорий:

— географический признак /например Большой камень банк, Южный региональный банк, Европейский Западно-Сибирский банк/;

— сфера деятельности /Внешторгбанк, Внешэкономбанк, Международный Промышленный банк, ПромСвязьБанк/;

— принадлежность к холдингу /Газпромбанк, банки «МЕНАТЕП» и «МЕНАТЕП СПб"/;

Арт-директор дизайн-студии Letterhead Ольга Василькова выделяет такие категории названий, как:

— использование легкопроизносимых аббревиатур /МДМ-банк/;

— использование звучных иностранных слов /Альфа-Банк, Ланта Банк/;

Довольно часто встречаются названия банков, в которых акционеры хотели выразить всю суть и глубину своей деятельности, но, к сожалению, удачных экспериментов среди них крайне мало, говорит И. Синицын. Среди результатов подобных экспериментов можно назвать Чувашкредитпромбанк, много вариантов на тему промстройбанков, возникших после распада СССР и сети Промстройбанка СССР, Севзапинвестпромбанк.

По понятным причинам 10—15 лет назад никто особенно не задумывался о дальних перспективах — о том, что в дальнейшем банк может стать розничным или сетевым финансовым учреждением, отмечает сопредседатель Клуба руководителей банковских служб PR и рекламы Анна Исайчева. Со временем акционеры и менеджмент привыкали к однотипным, зачастую труднопроизносимым, а порой неблагозвучным названиям и расстаться с ними уже не могли. К сожалению, вопросами переименования озадачиваются лишь крупные «продвинутые» банки, а более профессионально подходят к вопросу выбора имени вновь создающиеся банки. Позволить себе создать банк сегодня могут только серьезные бизнесмены, которые понимают, что хороший бренд существенно увеличивает стоимость их актива.

Как только банк начинает активно заниматься розничным бизнесом, название становится важнейшим инструментом продаж, считает О. Василькова. Банки, вынужденные жить с неудачными названиями, этим вопросом интересуются, поскольку имидж помогает продавать услуги. При этом бизнес, ориентированный на корпоративных клиентов, позволяет меньше внимания уделять названию.

По мнению И. Синицына, проблема смены названия всегда является особо острой для учредителей банка. С одной стороны, это связано с тем, что сложно расставаться с собственным «детищем», с другой — акционеры часто опасаются окончательно потерять узнаваемость и в результате не только не получить новых клиентов, но и потерять старых. Довольно часто можно услышать фразу: «Да, мы знаем, что у нас проблемы с названием, но, по крайней мере, нас уже знают наши клиенты. Они привыкли к нам». Существенные дополнительные финансовые вложения в процесс смены бренда также тормозят процесс. Поэтому проект репозиционирования банка может закончиться в момент согласования дополнительного бюджета отдела рекламы на поддержку нового имиджа.

Переименование, безусловно, процедура недешевая, говорит А. Исайчева. Среднему московскому банку с несколькими филиалами переименование обойдется в среднем 200—300 тыс долларов, а региональному — 50—150 тыс долларов. С ней согласен и И. Синицын из группы «Модус», считающий, что стоимость ребрендинга может достигать нескольких сотен тысяч долларов. В регионах довольно мало агентств, которые помимо разработки нового названия могут предложить весь комплекс мероприятий для качественного ребрендинга, а крупные банки больше доверяют сетевым международным агентствам. Простое переименование банка не несет никакой практической пользы никому, кроме тех, кто получил заказ на нейминг, отмечает он. Для проведения качественного процесса «переименования» необходимо, в первую очередь, определиться с позиционированием и разработать коммуникационную стратегию, лишь после этого заниматься новым названием банка!

Формула «как корабль назовешь, так он и поплывет» в век расцвета маркетинговых технологий и солидных рекламных бюджетов, конечно, сильно устарела. Но название банка — это один из ключевых «кирпичиков» его бренд-платформы, подчеркивает А. Исайчева из Клуба руководителей банковских служб PR и рекламы. Поэтому основное, что предстоит российским банкам в дальнейшем, по ее словам: «однозначно — переименовываться». Удачное название способно сэкономить существенные средства на продвижение банка, поскольку эффект смены названия может сравнительно быстро — за 1—1,5 года — окупить затраты на эту процедуру. И. Синицын предполагает, что процесс смены не самых удачных названий банков начнется лет через 5—7, когда их нынешние акционеры и одновременно, зачастую, менеджеры уйдут «на покой» и наймут других управленцев, не столь сильно привязанных к старому бренду. Чем больше было вложено в старое название, тем дороже обойдется смена, отмечает О. Василькова из Letterhead. Но, тем не менее, необходимо думать о будущем и если название уже мешает решать бизнес-задачи — его надо менять. Делать это надо взвешенно, учитывая прошлый опыт жизни с «тяжелым» названием.

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Ключевым моментом в работе банка является индивидуальный подход к каждому клиенту. Эту концепцию становится все труднее реализовать в условиях постоянной модернизации бизнеса и расширения филиальной сети. Однако эффективность работы отделения банка и его персонала можно значительно повысить с помощью современных ИТ, в том числе радио-технологий RFID или NFC, систем идентификации по биопараметрам, таких технических устройств, как "видеостена" и "электронное перо". Свой вариант ИТ-архитектуры банка на основе последних технологий разработали специалисты компании Accenture.

Возможно, клиенту даже не потребуется помощь персонала банка. В зоне самообслуживания будут находиться терминалы, позволяющие самостоятельно совершить простые операции: оплатить несколько счетов, посмотреть статистику, перевести средства, внести очередной платеж за кредит. Сам процесс авторизации не сложен: для этого есть карта, которую достаточно вставить в картоприемник или приложить к считывающей поверхности. Карта с RFID-меткой – не единственный вариант работы с клиентом. Существуют и другие возможности идентификации: по лицу, отпечатку пальца, рисунку сетчатки глаза, специальному радиочипу, встроенному в мобильный телефон и т.д.



Уже на входе в здание клиент будет идентифицироваться и вестись ИТ-системой банковского филиала

Возможность самообслуживания по простым операциям позволяет решить одну из самых серьезных для банков проблем – уменьшить время ожидания посетителей, длину очередей. Ведь практика показывает, что ожидание больше всего раздражает клиентов.


Концепция NGBank предлагает и способы оптимизации каналов привлечения новых клиентов. Так, бумажные буклеты для тех, кто впервые пришел в банк и хочет ознакомиться с условиями предоставления различных услуг, могут быть оснащены RFID-метками. Взяв такой проспект и пройдя в информационную зону, посетитель сможет узнать все необходимое с помощью интерактивной видеостены, где автоматически появится информация об услуге. Видеостена представляет собой толстое стекло с матовой поверхностью, на которую проецируется изображение. Прикосновения к экрану отслеживаются не чувствительным слоем на самом дисплее, а несколькими видеокамерами, установленными по его краям. Такие видеостены могут одновременно обслуживать несколько человек. Касаясь стены, клиент входит в нужный ему раздел информационной системы банка и получает интересующие его данные.



Взяв проспект с RFID-меткой и пройдя в информационную зону, новый посетитель сможет узнать все необходимое с помощью интерактивной видеостены

Если посетителю необходимо что-то уточнить, стоять в очереди не придется. Достаточно кликнуть на соответствующую закладку, и на экране раскроется окно, на которое подается сигнал с видеокамеры на столе служащего банка. Менеджер и клиент могут слышать друг друга: специальная технология концентрирует звук буквально перед лицом посетителя. В то же время человек, стоящий рядом с ним, ничего услышать не сможет. Нужна личная встреча? Посетитель проходит в соответствующую зону переговоров, где его ждет менеджер, заранее изучивший досье клиента. Ведь сотрудник банка обязан не просто внимательно слушать посетителя — у него всегда должно быть наготове решение его проблем.

Полностью цифровые банки, в которых не будет отделений и даже большей части сотрудников, ориентированные не на людей, а на их гаджеты: такую картину будущего рисуют специалисты. Как финсектор собирается избавиться от денег и что придется ради этого изменить в привычном укладе жизни обычным потребителям?

Финансовый сектор, всегда стоявший на передовой технологических изменений, сейчас переживает один из самых масштабных этапов эволюции. В первую очередь, это касается банков и финтех-стартапов, которые перестают быть тем местом, куда люди приходят за деньгами, но становятся проводниками большей части необходимых финансовых услуг.

«Мировыми лидерами становятся компании технологического сектора. На глобальном уровне будут создаваться национальные экосистемы. Их реализуют те компании, которые обладают наибольшей информацией о своем пользователе», — отмечают в Сбербанке.

Глазами потребителя, банки начинают предоставлять настолько качественные и комфортные для клиента сервисы, что в повседневной жизни взаимодействие с самой организацией становится практически незаметным и не требует затрат времени. Банки окончательно уходят в цифровую плоскость, и, как считают эксперты и сами банкиры, в конечном счете мир придет к банкам без офисов, без сотрудников, без денег и без клиентов.

Без офисов

Это тренд сейчас наиболее очевиден, в его пользу говорит статистика сокращения числа банковских отделений в России — на 7 тыс. за неполные два года с конца 2014 г. по сентябрь 2016 г. Конечно, банки закрываются и по финансовым причинам. Однако в среднесрочной перспективе можно получить более чистые данные. В Центробанке, например, уверены, что к середине следующего десятилетия банковских офисов в стране будет на 40-50% меньше, чем сейчас. Российская статистика отражает глобальные тенденции. Отделения сокращают такие гиганты, как Bank of America, City, HCBS. Общее число закрытых в США офисов составило, по некоторым данным, 6 тыс. за последние 8 лет.

«Какими бы комфортабельными вы не сделали свои отделения, клиенты все равно будут рассматривать их посещение как лишнюю трату времени и денег. Большинству клиентов не нужны офисы, если доступ к любой услуге они могут получить с любого устройства (ноутбука, планшета, смартфона, умных часов, умного автомобиля и пр.), в любое время, из любой географической точки. Для самого банка отделения — тоже серьезные инвестиции и постоянные расходы», — считает директор по перспективным технологиям компании Microsoft Владислав Шершульский.


Для успешной реализации этого направления, банкам придется решить несколько исключительно технологических вопросов. Например, обеспечить доступ клиентов из любой точки мира в режиме 24/7 по любому вопросу. При этом необходима надежная удаленная аутентификация и защита персональных данных, а сотрудникам (и, возможно, самим клиентам) пригодятся некие офисные приложения для распределенной работы. Пока это не всегда возможно, и в России не все лидеры готовы без оговорок встать на путь закрытия офисов.

«Мы создаем новые технологичные процессы, которые позволяют работать с большим количеством клиентов без увеличения количества отделений. Это также позволяет не ставить клиента в зависимость от физического присутствия нашего офиса в его городе», — приводит пример Роман Зильбер, заместитель руководителя дирекции обслуживания физических лиц и малого бизнеса Райффайзенбанка.

В то же время, в ВТБ вовсе не верят, что в ближайшее время в банковских отделениях отпадет необходимость: «Отделения будут необходимы всегда, так как всегда будет необходима личная профессиональная консультация по продаже сложных банковских продуктов, таких, как ипотека. Также есть банковские операции, которые нельзя совершить дистанционно: внести на счет или сделать вклад большой суммы денежных средств, или, например, воспользоваться сейфовой ячейкой. Офисы в будущем будут функционально адаптированы под новые потребности клиентов, в том числе, с учетом глобальной диджитализации банковской индустрии».

Это мнение в какой-то степени опровергает успех «Тинькофф Банка», который полностью отказался от отделений, но нарастил клиентскую базу в России до 4 млн человек. Его интернет-банкинг признавался самым эффективным в стране в 2014-2015 гг. агентством Markswebb Rank & Report. Moody's уже в этом году повысило долгосрочные депозитные рейтинги «Тинькофф Банка» в иностранной и национальной валютах и рейтинг приоритетного необеспеченного долга в национальной валюте с В2 до В1, отметив гибкую и устойчивую бизнес-модель компании и сильные финансовые показатели. В конечном счете это позволило самому Олегу Тинькову вернуться в список миллиардеров Forbes.

Без сотрудников

Сокращение числа отделений — лишь одна из причин уменьшения количества сотрудников, но далеко не главная. Банки и предприятия финтеха стали передовой площадкой для обкатки всевозможных модных (но оттого не менее полезных) технологий. В конечном счете они упираются в повышение самостоятельности клиентов (самообслуживание), использование интеллектуальных помощников и чат-ботов (с применением технологий искусственного интеллекта) и повышение роли CRM и бизнес-аналитики больших данных (конечно, с помощью машинного обучения).

«Многие обязанности сотрудников можно переложить на клиентов. Так, конструировать наиболее подходящие для себя продукты клиенты во многих случаях могут сами, в режиме самообслуживания. То же относится к отчетам и аналитике. Обсуждать с клиентами проблемы и способы их решения могут чат-боты с элементами искусственного интеллекта. В конце концов, когда «компьютеры были молодыми», они общались с людьми исключительно в чатах, только называлось это «командная строка на алфавитно-цифровом дисплее». Лично мне такое возвращение к истокам нравится», — говорит Владислав Шершульский.


Повышение самостоятельности клиентов и развитие искусственного интеллекта приведут к замене большей части сотрудников банков на машины

В этом направлении двигаются все ключевые игроки банковского сектора России. В «Дельтабанке» запустили приложение, которое моментально выдает решение по запросу на кредит и позволяет с высокой степенью вероятности (80%) узнать сумму предодобрения по ипотеке. Все строится на самообслуживании, в основе которого лежит CRM, а от клиента требуется лишь загрузка отсканированных документов. За 9 мес. работы приложения обработано около 8 тыс. заявок и выдано кредитов на ₽1 млрд.

«Мы посчитали, если сравнить банк сегодня и Сбербанк пять лет назад, то примерно 50% тех решений, которые принимались людьми, сегодня принимаются машинами. И через пять лет, мы считаем, что мы сможем принимать примерно 80% всех решений автоматически с помощью искусственного интеллекта», — задает горизонты глава Сбербанка Герман Греф.

Именно с использованием ботов крупные банки не только в России, но и по всему миру, связывают серьезные надежды. KPMG представил революционную разработку — персонального электронного ассистента под названием EVA (Enlightened Virtual Assistant — «Продвинутый виртуальный помощник»). Он использует передовые инструменты аналитики, голосовую аутентификацию, искусственный интеллект, API и облачные технологии. Проанализировав расходы клиента на фаст-фуд и увязав их с состоянием здоровья, приложение может не только записать на прием или посоветовать почитать книги о здоровье, но и оплатить их.

В Goldman Sachs пошли еще дальше. Там заменили трейдеров, которые торговали акциями по поручению крупных клиентов банка, на роботов. Из 600 человек, на которых лежала эта функция в 2000 г., сейчас осталось двое! Конечно, такие меры требуют совершенно иного подхода к управлению персоналом, пока он есть: в краткосрочной перспективе заменить всех точно не удастся. Для этого банкам России еще нужно предметно разобраться с технологиями, которые находятся, возможно, в зачаточном состоянии.

«Среди трендов ближайшего будущего можно отметить удаленную идентификацию клиентов. Биометрические данные уникальны, поэтому можно говорить о максимальной надежности метода. В настоящее время разработкой подобных сервисов занимаются основные игроки на банковском рынке», — говорят в пресс-службе ВТБ.

«Одновременно с автоматизацией и роботизацией классических банковских процессов и функций происходит усложнение банковского бизнеса. С одной стороны, повышаются требования к банку, управлению его устойчивостью, комплаенсом, процедурами KYC (Know your customer — «Знай своего клиента», — прим. ред.). С другой — растет сложность конечных банковских услуг, появляется все больше комбинированных и комплексных услуг, растет потребность в компетенциях роботизации. В целом, мы видим, что сотрудникам будет чем заняться в новой реальности», — резюмирует директор по информационным технологиям банка «Открытие» Кирилл Меньшов.

Без денег

Впрочем, как раз сейчас больше говорят об упрощении банковских процедур. Главная тому причина — отказ от обычных денег в пользу криптовалют и блокчейн-сервисов. Для реализации этой идеи, возможно, потребуются годы, однако, уже сейчас очевидно, насколько они упростят и верификацию клиентов, и сами транзакции, да и вообще любые отношения, связанные с ликвидными активами.

«Деньги — одно из самых гениальных изобретений человечества. Но при всей своей фундаментальности они постоянно меняются. Были ракушки и золотые монеты, были расписки и ассигнации. Теперь представлять высоколиквидные ценности (они же — «подтверждения доверия») нам может помочь технология блокчейна — распределенные базы подписанных блоков транзакций с коллективной верификацией. Конечно, это совсем не обязательно криптовалюта биткойн. На базе блокчейна можно построить множество интересных приложений, например, так называемые «разумные контракты». Но все-таки, по моему убеждению, самое интересное в технологии блокчейна — возможность осуществить доказательную транзакцию намного — на несколько порядков — дешевле, чем при более традиционных подходах», — считает Владислав Шершульский.


Положительный опыт таких изменений в банковской сфере уже есть. Банк Barclays провел первую торговую сделку с израильским стартапом, используя блокчейн. Как правило, в таких случаях необходимо озадачиться сложным документооборотом, включающим пересылку конфиденциальных документов с помощью курьера. На практике это отнимает до 30 дней. С помощью блокчейна все было сделано за 4 часа.

Владимир Макаров, ДИТ Москвы: За 10 лет ЕМИАС стал огромным брендом, объединившим 221 информационную систему


«Во многих бизнес-моделях участвуют посредники, такие, как нотариусы, система международных переводов SWIFT, депозитарии и так далее. Блокчейн дает возможность либо полностью, либо частично отказаться от их услуг, и, тем самым, существенно ускорить и удешевить бизнес-операции», — говорит Кирилл Меньшов.

«Блокчейн как сервис» — еще один тренд с потенциально широким применением. Крупные производители программного обеспечения уже предоставляют подобные решения, например, на базе облачных технологий. Ими начинают пользоваться и в России: «Росевробанк» разработал прототип системы удаленной идентификации пользователей на блокчейн. По задумке ее создателей, децентрализованная система позволит клиентам пользоваться услугами и других банков. Естественно, без посещения офисов. Проводником станет обычное приложение, а идентификацию проведут кредитные организации. Если проект реализуют, будет создано единое окно для использования полного спектра банковских сервисов.

Без клиентов

На транзакциях завязано и еще одно изменение: банки и предприятия финтеха будут коммуницировать не с людьми, а с устройствами интернета вещей, число которых уже сейчас превышает население планеты, а к 2025 г. достигнет отметки в 50 млрд. Конечно, клиент будет самостоятельно определять их полномочия, но на этом его связь с банком заканчивается. Люди, тем не менее, остаются конечными бенефициарами процесса.

Первопроходцем в создании таких сервисов стала компания MasterCard. Она развивает программу, которая поможет практически любой гаджет превратить в инструмент оплаты. На выставке CES 2017 была представлена совместная с Samsung разработка: приложение Groceries позволяет выбирать и оплачивать продукты прямо на дисплее смарт-холодильника, который еще и отслеживает срок годности пищи и способен делать дополнительные заказы в случае порчи еды.


«Роль финансовых институтов в обществе не сводится и никогда и не сводилась только к транзакционной составляющей. Она намного шире. Применительно к нашей теме это означает, что клиента не привлекает сам акт транзакции. Более того, он часто вызывает отрицательные эмоции. Каждый раз, когда клиент расплачивается банковской картой, банк, может быть, и получает комиссию, но его стратегические возможности вести бизнес с этим клиентом убывают. В действительности клиенты хотят видеть в банке доверенного партнера, который помогает им планировать свою жизнь и получать удовольствие от исполнения планов. А вот реализацию транзакций лучше оставить устройствам интернета вещей. Пусть они сами выбирают оптимальные коммунальные тарифы, платят по счетам и так далее. В рамках выданных им полномочий, конечно», — говорит Владислав Шершульский.


Банк должен стать другом и помощником в достижении целей, а не учреждением, которое, как кажется потребителю, живет лишь попытками лишить его части денег. Такие предприятия будут призваны вызывать только положительные эмоции, и они станут основной валютой во взаимоотношениях между банками и их клиентами.

«Если говорить об уже реализованных проектах, то самым ярким будет полностью цифровое решение, позволяющее нашему клиенту реализовать мечту о новой квартире с дизайнерским проектом, ремонтом и мебелью под ключ. При этом клиент при помощи технологий виртуальной реальности может пройтись по ней, подобрать дизайн, мебель и даже оценить вид из окон. А ключи от готовой квартиры он получает, не покидая своего города, посетив банк лишь однажды — для совершения ипотечной сделки», — приводит пример такого эмоционального взаимодействия Кирилл Меньшов.

Банки уйдут от архитектуры систем прошлого века

Для воплощения всего описанного бизнесу (или даже человечеству) придется решить несколько проблем. Часть из них — исключительно технологические вызовы, вроде отхода от антикварных мейнфреймов, на которых работают информационные системы большинства банков. Их обслуживание обходится достаточно дорого, но для изменения этих принципов придется пересмотреть практически все основы архитектуры систем, которые сложились еще полвека назад, а также саму методологию разработки и сопровождения программного обеспечения.

К слову, согласно расчетам Gartner, на обслуживание критически важных данных крупные предприятия (в том числе и в финансовом секторе) тратят до 70% ИТ-бюджетов, а 60-80% этих данных все еще остаются неструктурированными и практически не используются.

Даже сейчас во многих предприятиях отрасли инновационные платформы просто накладываются на прежнюю матрицу, из-за чего банки пытаются просто поддерживать их в рабочем состоянии, а развитию уделяют очень мало времени. Попытки модифицирования устоявшейся системы путем разбиения монолитных процессов внутри финансовых институтов на микросервисы дают некие надежды, но процесс точно будет очень трудоемким.

«В результате цифровой трансформации финансовых учреждений должны произойти тектонические изменения. Скажем, число клиентов, кем бы они ни были — людьми или устройствами, — может увеличиться на порядок или больше. Время вывода новой услуги на рынок должно сократиться на порядок или больше. Стоимость оказания услуги одному клиенту должна упасть примерно на два порядка. Это очень труднодостижимые цели, — признает Владислав Шершульский. — К счастью, такие новые средства автоматизации, как облачные технологии, микросервисная архитектура, глубокое машинное обучение, хабы для управления интернетом вещей, блокчейн и коллективная кибербезопасность делают задачу в принципе разрешимой».


Другой важный вопрос — обеспечение безопасности функционирования такого большого числа устройств интернета вещей. Здесь в последние годы заметен некоторый прогресс, связанный с развитием принципов и технологий коллективной безопасности в целом, и облаков — в частности.

«В традиционной модели каждая отдельная единица, тот же банк, сталкивается с тем, что заранее не может предсказать, какая из разновидностей угроз будет реализована злоумышленниками. А по мере координации всех компаний на организационном уровне, в ходе обмена информацией, становится возможным создание общих средств защиты. И это теоретически позволяет хорошим парням иметь большую техническую массу компетенций, чем плохим», — рассуждает Владислав Шершульский.

Здесь становится очевидна роль крупных производителей: когда компания заводит большое количество клиентов в облако, обладая при этом многочисленными соглашениями и с частными, и с государственными предприятиями, удается общими усилиями быстро накапливать достаточный объем информации о преступниках и налагать некие паттерны на киберугрозы. Кроме того, можно использовать те же методы машинного обучения и искусственного интеллекта, чтобы быстро выявлять подозрительные активности.

Новые законы робототехники

Но есть проблемы, которые относятся к юридической сфере, и даже в какой-то степени к философской. Билл Гейтс (Bill Gates) считает, что замещение людей информационными системами и роботами не должно проходить хаотично с точки зрения пополнения государственных бюджетов: основатель Microsoft предлагает разработать налоговую политику в отношении технологий.

«Сейчас, если работник-человек получает $50 тыс., работая на фабрике, то его доход облагается налогом, и вы получаете подоходный налог, социальный налоги и другие выплаты. Если эту же работу делает робот, то мы могли бы подумать о том, чтобы обложить его труд на том же уровне», — предложил Билл Гейтс.


Человечеству предстоит решить этические и юридические проблемы, связанные с использованием искусственного интеллекта и роботов

Член экспертного совета Google, профессор Оксфордского университета Лучано Флориди (Luciano Floridi) идет еще дальше: он полагает, что придание информационным агентам некой юридической правоспособности — такой же естественный этап эволюции, как расширение прав граждан в Древнем Риме.

Эти проблемы, впрочем, пока находятся на зачаточной стадии. В вопросе формирования некой законодательной базы для функционирования робототехники человечество недалеко ушло от принципов Азимова. Но в этом году Европарламент создал специальное агентство по искусственному интеллекту и робототехники. Оно в ближайшее время и попытается подвести юридическую основу под галопирующее развитие технологий.

Анастасия Ускова, генеральный директор финтех платформы «Фаст Ривер»

В будущем от привычных финансовых услуг не останется почти ничего: бумажные деньги заменят цифровые валюты, сотрудников банковских отделений — роботы и искусственный интеллект, а офисы со всеми услугами полностью переберутся в смартфоны. Что ждет обычных потребителей уже через 10—20 лет?

Идет 2021 год. Вот уже в небо поднимаются первые прототипы летающих автомобилей. Искусственный интеллект занимается геологоразведкой. А туристов возят на МКС. Еще 20 лет назад это все казалось какой-то фантастикой, а теперь вполне себе часть жизни. В связи с этим возникает вполне себе закономерный вопрос: какими будут привычные нам вещи через 10—20 лет? Учитывая, как быстро меняется технологический стек, ответить однозначно на этот вопрос достаточно сложно. Но с оглядкой на текущие передовые технологии вполне можно представить себе картину будущего хотя бы в одном отдельном направлении, например в банковской сфере.

Технологии будущего в настоящем

Тренд на переход банков в онлайн уже отчетливо виден сейчас. По уровню внедрения технологий и их доступности в финансовом мире наша страна входит в пятерку лидеров по цифровизации банковского сектора среди 38 стран региона EMEA (Европа, Африка и Ближний Восток). И многие банковские приложения уже сейчас перестают быть удобным дополнением к физическим отделениям, предоставляя все больше сервисов онлайн — открытие депозита, перевыпуск карты, даже «тяжелые» авто- и ипотечные кредиты теперь можно оформить не выходя из дома.

Меньше отделений

При этом физические отделения банков действительно сдают позиции, а их число медленно, но верно сокращается. Закрываются и головные офисы, и дополнительные офисы-филиалы.

Так, только в период «цифрового бума» с 2014 по 2020 год количество банковских отделений в РФ снизилось почти на четверть. Да и сами потребители все реже отдают предпочтение походу в банк — аналитики Райффайзенбанка выяснили, что возможность получить консультацию в офисе банка важна только для 30% клиентов. Такие настроения, вместе с развитием технологий и повышением доступности банковских услуг онлайн, действительно ставят под вопрос существование привычных банковских отделений.

Банки на «удаленке»

Денег тоже не будет. Наличных

К этому ведут и ускоряющиеся темпы отказа от наличных. У нас в стране сейчас более 70% платежей — безналичные, а темпы проникновения безналичных платежей одни из самых высоких в мире. Совсем скоро так все 100% покупок будут проводиться по картам, а тут еще и перспективы цифрового рубля замаячили. Понятно, что в будущем с такими вводными банк, как хранилище денег и место, где цифровые рубли можно поменять на аналоговые, точно перестанет существовать. И в мире, где все онлайн, даже деньги, классические банковские отделения останутся пережитком прошлого.

Восстание машин

Еще один пункт за — растущая финансовая и цифровая грамотность пользователей, со сменой поколений современный человек окончательно станет воспринимать поход в банк как лишнюю трату времени и денег. А обслуживание перейдет в формат самообслуживания. Еще один удар по сотрудникам нанесут машины — банковский персонал уже сейчас во многом подменяет искусственный интеллект: аналитические алгоритмы предсказывают пользовательское поведение, искусственный интеллект оценивает заемщика, умные чат-боты встречают клиентов на передовой службы поддержки. В будущем роботы будут принимать еще больше решений.

В конечном итоге уже через 20 лет мы с большой вероятностью не увидим привычных банковских отделений. Все финансовые услуги, начиная от открытия счета, депозита, получения кредита, в скором времени окончательно пропишутся в смартфонах. При этом многие технологии будущего уже активно применяются в настоящем: биометрия, искусственный интеллект, виртуальные ассистенты. А значит, сейчас — лучшее время для пользователей «прощупать» и познакомиться с новыми технологиями, изучить их и понять, как с ними взаимодействовать, подтянуть свою цифровую грамотность. Потому что с ростом цифровизации жизни закономерно растут и риски мошенничества, связанного с неправомерным доступом к данным. Как говорится: большие данные — большая ответственность. Поэтому в ваших интересах сделать так, чтобы вся ваша финансовая информация была надежно защищена. Первым делом убедитесь, что доступ к вашему мобильному банковскому приложению защищен двухфакторной аутентификацией. То есть войти в приложение можно, только имея доступ к вашему мобильному телефону. Также используйте генераторы паролей, а не придумывайте новые. А доступ к приложению — хранилищу паролей защитите с помощью биометрического сканера в смартфоне или специального приложения — аутентификатора, генерирующего уникальные цифровые ключи каждый раз, когда вы хотите получить доступ к приложению. Также нелишним будет завести отдельную виртуальную карту для покупок в Интернете. Не храните там больше денег, чем нужно для покупки, это поможет случайно не скомпрометировать данные своего основного счета. И не бойтесь защитить свой банковский счет, привязав к нему биометрические данные — параметры лица и голоса. Это самый надежный пароль и логин, который к тому же нельзя повторить или потерять.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Сегодняшний способ проведения многих финансовых операций пару десятилетий назад показался бы фантастикой.

Для нашего современника привычным стало не только виртуальное посещение банковского офиса, совершенное в любое удобное время и не выходя из дома, но и оплата покупок без наличных купюр или банковских карт, при помощи Apple Pay или Samsung Pay. Еще 3 года назад они только начинали осваивать российский рынок, а сегодня вывели нашу страну в топ-3 мировых лидеров по совершенным транзакциям.

Но ставшие привычными новшества не исчерпывают возможности к обновлению. Инновационные технологии стремительно развиваются, и уже сейчас можно предположить, какие новшества нас еще ожидают.

Мы выделили 5 основных изменений в деятельности банков будущего.

Банк будущего


Мобильное приложение вместо банковского офиса

Обращение в банковский офис за оформлением вклада, кредита или передвижением денежных средств станет приметой прошлого. Такое предсказание было сделано футурологом из Австралии Бреттом Кингом в книге «Банки 4.0: Банки где угодно, только не в банке».


Будущее в представлении футуролога

Вот как для банков выглядит 2030 год в предсказании Бретта Кинга:

  • на млрд чел. увеличится количество пользователей финансовых услуг;
  • млрд чел. (95% новых пользователей) получат необходимые услуги, не посещая банковские офисы;
  • мобильный телефон станет полноценной заменой офиса банка.


Реальность подтверждает предсказания

В настоящее время уже можно увидеть подтверждение предсказаниям австралийского футуролога. Наиболее заметно это в странах Азии и Африки.


Китай

Несколько цифр помогают представить, как финтех смог потеснить традиционные банки в Китае.

  • 41,5 трлн долларов — сумма платежей с помощью смартфонов (данные на 2018 год представил Народный банк Китая).
  • 90% всех платежей произведены с помощью небанковских мобильных приложений WeChat Pay и Alipay. При использовании любого из этих приложений для совершения платежа с банковской карты, электронного приложения или кредита необходимо сканировать QR-код.

Причины популярности мобильных приложений для платежей вполне реалистичны:

  • недостаточное развитие торговых точек, в которых можно использовать банковские карты;
  • быстрое развитие интернета;
  • низкая стоимость смартфонов.


Другие части света

Аналогичная картина наблюдается и в Африке, особенно, в тех государствах, которые расположены к югу от Сахары.

Традиционный финансовый сектор здесь развит недостаточно. Положение исправляют мобильные телефоны. Как сообщается в исследовании Всемирного банка, около 25% взрослых местных жителей являются владельцами мобильных счетов. Они используются не только для получения зарплаты, но и для оплаты счетов или совершения покупок.

А в странах Старого Света финтех применяется прежде всего для долгосрочных венчурных инвестиций. Для решения личных финансовых задач европейцы все чаще предпочитают мобильный телефон, а не визит в банк. Тем более что имеющиеся в европейских странах регуляторы подсказывают гражданам, какое из мобильных приложений окажется наиболее выгодным и полезным для них.


Банк становится незаметным, его предложения — точечными

В будущем, уверен директор PwC Виктор Морозов, будет предлагаться лишь действительно необходимая услуга. Например, предложение об автокредите и страховке получит клиент банка, который занят выбором автомобиля. Однако это станет возможным тогда, когда банк будет владеть максимумом информации о каждом клиенте. Не случайно Константин Маркелов, вице-президент «Тинькофф-банк», называет информацию о клиентах ключевым конкурентным преимуществом, которое позволит не только улучшить банковские продукты, но и поможет добиться превосходства над конкурентами.


Экосистема вокруг потребителя: удобно клиенту, выгодно банку

Владение информацией не окажется единственным способом удержания клиента. Банк станет надежным партнером не только в решении финансовых проблем, но и при удовлетворении других, самых разных потребностей.

По мнению А. Ведяхина, первого зампреда правления Сбербанка, в недалеком будущем не только количество клиентов, но и само выживание банка в условиях жесткой конкуренции будет во многом зависеть от способности создать максимально удобную и дружелюбную среду обитания вокруг потребителей.

Именно построение такой экосистемы, объединяющей несколько полезных сервисов, Сбербанк считает своей основной задачей на 2020 год. Уже сегодня популярная банковская организация предлагает своим клиентам воспользоваться электронной системой здравоохранения Docdoc, электронной коммерцией Yandex Market или видеосервисом Okko.

А с помощью сервиса Lifestyle, созданного Тинькофф-банком, можно организовать свое путешествие, заказать столик в ресторане или билет в кино.


3 дополнительные возможности банков

Специалисты видят, как минимум, еще 3 возможности, которые помогут банкам стать еще более привлекательными и удерживать своих клиентов.

  1. Выполнение процессинга операций (обработка информации, которая используется в платежных операциях).
  2. Освоение новых функциональных возможностей (тех, которые предлагают сегодня онлайн-ритейлеры, технологические гиганты).
  3. Предоставление советов и рекомендаций по самым разным жизненным вопросам (совершение той или иной покупки, выбор способа обогащения, информация о выгодных скидках, организация питания, развлечения, досуга и даже необходимость посещения врача).

А. Ведяхин считает, что развитие технологий неизбежно приведет к превращению искусственного интеллекта в помощника каждого человека. При этом имеющаяся у банков клиентская база и информация о финансовых потребностях пользователей услуг, а также инвестиционные ресурсы дают преимущества в этой области.


Банковских отделений станет значительно меньше

Начавшееся сокращение количества банковских офисов — мировая тенденция, которая проявилась и в России. Так, если в начале 2018 года, по информации Центробанка, в нашей стране было 35 494 банковских офиса, то к концу 2018 года их насчитывалось уже 31 752. И подобное снижение происходит ежегодно:

  • 2016 г. — на 8,7%;
  • 2017 г. — на 3,4%;
  • 2018 г. — на 10,5%.

Одновременно растет количество дистанционных потребителей банковских услуг. Если в начале 2018 года 45,1% взрослого населения использовали дистанционный формат общения с банками, то к концу этого года их количество достигло 55,5%.

Аналитики отмечают, что потребность в офисных отделениях банков заметно снижается в разных странах. Так, в африканских и азиатских государствах уже наблюдались факты того, что банковские офисы попросту не прижились.


Перспектива для отделений российских банков

Несмотря на развитие дистанционных услуг, для многих россиян посещение банковского отделения все еще остается актуальным. Поэтому, как считает руководитель российского отделения международной компании Accenture Мария Гусева, в России в ближайшее время не произойдет полного исчезновения банковских офисов.

Однако их количество значительно сократится, а оставшиеся изменят вид деятельности. Кроме оказания основных банковских услуг, офисы станут выполнять функции консультанта для своих клиентов. Специалисты банков научат пользоваться различными сервисами, помогут подобрать индивидуальные настройки для них.

В Сбербанке уже был отмечен спад посетителей собственных отделений. Однако компания не настроена полностью отказываться от разветвленной офисной сети, включающей около 14 тыс. отделений. В Сбербанке уверены, что за года несложно достичь цифрового превосходства, имея достаточно средств для этого. А создать заново 14 тыс. отделений гораздо сложнее. Поэтому было решено сохранять офисы и привлекать в них клиентов, совмещая привычные банковские услуги с небанковскими. В компании надеются, что новые посетители появятся в отделениях и благодаря их расположению, например, при объединении нескольких отделений с ресторанами быстрого питания «Макдональдс».

А. Ведяхин считает, что полностью отказаться от работы с клиентами в отделениях не удастся, потому что и в жизни человек не сможет обходиться только виртуальным миром.


Появление платежей нового вида

Для россиян стало уже привычным использование при безналичных расчетах не только пластиковых карт, но и смартфонов. Однако, как считают специалисты, в будущем и карты, и телефоны вряд ли понадобятся при расчетах.


Биометрия как основной платеж

М. Гусева и А. Ведяхин сошлись в мнении, что будущее за биометрическими способами подтверждения платежа, например, по движению ладони, словесному указанию или даже взгляду. Александр Ведяхин считает, что ждать этого придется не так долго. Пластиковым картам он отводит около лет активной жизни.

Подтверждением такого прогноза можно считать и данные исследования, которое было проведено в 2015 году университетом Оксфорда и Mastercard. Подавляющее большинство опрошенных (93%) отдали предпочтение платежам, которые подтверждаются не паролем, а биометрическими данными.


Цифровой финансовый ассистент возьмет платежи на себя

Оплата с помощью биометрических данных все равно требует от человека участия. Однако в будущем так подтверждать свои транзакции придется не всегда. По мнению М. Гусевой, большинство ежедневных платежей мы сможем поручить цифровому финансовому ассистенту. И устройство успешно справится с этим поручением после соответствующей настройки.


Разделение платежей и управления капиталом

Изменится и функция банка. Это сейчас он занят и накоплением средств, и выдачей кредитных займов, и проведением платежей. Специалисты предполагают, что универсальных организаций в будущем не останется.

Егор Григоренко (Bain&Co) предполагает, что нас ждет появление нескольких технологических компаний, занимающихся проведением платежей, и более многочисленных организаций, которые возьмут на себя квалифицированное управление активами.


Внедрение четырех новейших технологий

Банк будущего невозможно представить без четырех технологий завтрашнего дня. Их называют «четверкой DARQ», причем считается, что они предвещают постцифровую эпоху.

К новейшим разработкам, без которых не сможет обходиться банк, относятся следующие технологии:

  • распределенных реестров (distributed ledgers);
  • искусственного интеллекта (artificial intelligence);
  • расширенной реальности (extended reality);
  • квантовых вычислений (quantum computing).

Уже сегодня эксперименты по их применению проводят около 90% банков, вошедших в исследование Accenture Banking Technology Vision 2019.

Прежде всего в банковских организациях занимаются внедрением искусственного интеллекта (43%), а также распределенными реестрами (41%). По мнению Марии Гусевой, в ближайшие лет в деятельность банков войдут и расширенная реальность, и квантовые вычисления.

Константин Маркелов уверен, что приоритетной технологией станет искусственный интеллект. Получение доступа к нему обеспечит большую вероятность в лидерстве как для государств, так и для отдельных предприятий и компаний (в том числе банков). Искусственному разуму в ближайшие два десятилетия удастся обеспечить качественное обслуживание клиентов, организовать поиск финансовых мошенников, проверку платежеспособности потребителей банковских услуг или подобрать нужный банковский продукт.

Александр Ведяхин отводит особое значение технологии дополненной реальности. Виртуальная реальность станет использоваться не только для совершения покупок, но и в банковской сфере, чтобы проанализировать расходы, спрогнозировать накопления, оптимизировать сбережения. Сбербанк уже создал лабораторию дополненной виртуальной реальности, которая работает над оптимальным вариантом применения этой технологии в деятельности компании.

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: