Как уведомить банк о брачном договоре

Обновлено: 21.06.2024

Хотелось бы поделиться мыслями по поводу одной ситуации.

В ходе исполнительного производства у Должнкиа арестованы автомобиль и прицеп. После этого, бывшая жена должника (развелись в 2011 г.) предъявляет в суд иск об освобождении имущества от ареста ввиду того, что автомобиль и прицеп согласно условиям брачного договора (от 2009 г.) принадлежат ей на праве собственности.

Задолженность у должника возникла ввиду неисполнения договора поручительства, заключенного в 2011 г. Решение суда вынесено в конце 2013 г.

Если обратиться к ч. 2 ст. 46 СК РФ, то следует, что ". Супруг обязан уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора."

Из буквального толкования указанной нормы следует, что обязанность уведомлять кредитора о брачном договоре наступает только в том случае, если брачный договор заключается, изменяется или расторгается после возникновения кредиторской задолженности.

Так же, в случае, если должник заключил брачный договор (согласно которому все имущество переходит к жене), а на следующий день заключил договор поручительства (к примеру) обязанность уведомлять кредитора не возникает.

При этом следует учитывать следующее - в момент заключения договора поручительства на Должника было зарегестрировано несколько транспортных средств и объектов недвижимости (т. е. кредитор знал, что в случае чего Должник имеет имущество, на которое можно обратить взыскание).

Видится, что такая конструкция ч. 1 ст. 46 СК РФ ставит кредиторов в проигрышное положение - Кредитор, зная что на Должника зарегестрировано имущество, однако не зная что указанное имущество принадлежит его жене (по условиям брачного договора) без задней мыслит заключает договоры, однако когда приходит время исполнять свои обязанности - Должник ссылается на наличие брачного договора, о наличии которого он не уведомлял Кредитора и уходит от обращения взыскания на имущество.

Следует отметить, что Должник при заключении договора поручительства не уведомлял Кредитора о том, что все имущество, которое зарегестрировано на него, на самом деле принадлежит супруге.

При этом, о наличии брачного договора никоим образом кроме как от самого должника узнать нельзя - нотариусы ничего не скажут, а единой базы не имеется.

Не встречались вам случаи, когда суд признавал за должником обязанность уведомлять кредиторов о таком брачном договоре, который уже был заключен (изменен) в момент возникновения обязательства?

Корпоративное право: реформа ГК РФ и анализ судебной практики

Корпоративное право: реформа ГК РФ и анализ судебной практики

Практические навыки юридического дизайна

Практические навыки юридического дизайна

Введение в правовую систему Англии

Похожие материалы

Комментарии (3)

« Норма затрагивает классику влияния личных отношений двух лиц между собой на третье лицо. Это влияние описывается в терминах добросовестности. Следовательно, не важно, уведомил должник кредитора о БД или нет. Важно, знал (должен был знать) о БД кредитор или нет. Если знал - БД имеет силу и для него.
При буквальном толковании возникают непреодолимые противоречия: "обязанность" не выполняет один супруг, а страдает от этого другой - иначе как логикой добросовестности третьего лица такую несправедливость не объяснить. А для такой логики исполнение обязанности уведомить иррелевантно.
При оценке добросовестности кредитора в ход идут дополнительные обстоятельства, помимо простого "уведомил-не уведомил". Например, знал кредитор о БД и его влиянии на сделку до ее совершения или узнал после? Если знал до, то, видимо, БД применяется (опять-таки, независимо от того, знал благодаря исполнению супругом своей "обязанности" по уведомлению или из других источников). Но если, скажем, кредитор, зная о БД, добросовестно считал, что БД на сделку не влияет, а это оказалось не так, то он опять-таки - добросовестный. Если кредитор узнал о БД после совершения сделки, даже если это случилось вследствие "надлежащего исполнения" должником своей "обязанности по уведомлению", кредитор, конечно, может потребовать расторжения/изменения договора по п.2 ст.46 СК (что, с учетом отсылки к ст.451 ГК совсем не простая задача), но как быть, если договор со стороны кредитора уже исполнен? Тут опять-таки, в силу добросовестности, на мой взгляд, он может претендовать на имущественную массу без учета положений БД.
Кстати, в случае с недвижкой СК неоправданно ослабляет публичную достоверность реестра: запись об индивидуальной собственности ничего не значит, если это лицо состояло (состоит) в браке (п.2 ст.34 СК). В то же время вполне естественно было бы считать, что если в реестре записана индивидуальная собственность, значит, это так и есть, независимо от любых подозрений в наличии брачных отношений, т.к. даже в случае брака стороны могли подписать БД и индивидуальная собственность в реестре - простое отражение этого.
Ситуация добросовестности возникает в отсутствии какого-либо права, поскольку, как известно, право защищает лучше всякой добросовестности. Это означает, что у кредитора нет права обратить взыскание на имущество второго супруга, что и понятно, а заодно лишний раз подтверждает, что право на это имущество у второго супруга сохраняется и БД действителен. Поэтому кредитор обращает взыскание на имущество второго супруга (не должника) в силу своей добросовестности и прямого указания закона (п.1 ст.46 СК). Поскольку же БД продолжает действовать и второй супруг отвечает своим имуществом по обязательствам первого, на стороне должника возникает кондикция.
Таким образом, поскольку исполнение должником "обязанности по уведомлению" никак не влияет на применение п.1 ст.46 СК (вопреки буквальному смыслу нормы), то и его виновность-невиновность в исполнении этой обязанности не имеет никакого значения, даже если будет обнаружено какое-либо право второго супруга, которое могло быть нарушено неисполнением данной "обязанности" и нарушение которого якобы могло привести к убыткам. »

Алексей Беляев Санкт-Петербург Начальник Управления правовой поддержки корпоративного бизнеса, заместитель руководителя Юридической службы, ПАО "БАНК УРАЛСИБ"

А как Вы понимаете п. 1 ст. 46 СК вообще? Что значит "отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора"? Например, обычный должник посредством сделки с 3 лицом может вывести все свое имущество и оставить кредитора с носом, а посредством брачного договора разве не может сделать тоже самое? Возможен ли здесь разный подход?

Хотелось бы поделиться мыслями по поводу одной ситуации.

В ходе исполнительного производства у Должнкиа арестованы автомобиль и прицеп. После этого, бывшая жена должника (развелись в 2011 г.) предъявляет в суд иск об освобождении имущества от ареста ввиду того, что автомобиль и прицеп согласно условиям брачного договора (от 2009 г.) принадлежат ей на праве собственности.

Задолженность у должника возникла ввиду неисполнения договора поручительства, заключенного в 2011 г. Решение суда вынесено в конце 2013 г.

Если обратиться к ч. 2 ст. 46 СК РФ, то следует, что ". Супруг обязан уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора."

Из буквального толкования указанной нормы следует, что обязанность уведомлять кредитора о брачном договоре наступает только в том случае, если брачный договор заключается, изменяется или расторгается после возникновения кредиторской задолженности.

Так же, в случае, если должник заключил брачный договор (согласно которому все имущество переходит к жене), а на следующий день заключил договор поручительства (к примеру) обязанность уведомлять кредитора не возникает.

При этом следует учитывать следующее - в момент заключения договора поручительства на Должника было зарегестрировано несколько транспортных средств и объектов недвижимости (т. е. кредитор знал, что в случае чего Должник имеет имущество, на которое можно обратить взыскание).

Видится, что такая конструкция ч. 1 ст. 46 СК РФ ставит кредиторов в проигрышное положение - Кредитор, зная что на Должника зарегестрировано имущество, однако не зная что указанное имущество принадлежит его жене (по условиям брачного договора) без задней мыслит заключает договоры, однако когда приходит время исполнять свои обязанности - Должник ссылается на наличие брачного договора, о наличии которого он не уведомлял Кредитора и уходит от обращения взыскания на имущество.

Следует отметить, что Должник при заключении договора поручительства не уведомлял Кредитора о том, что все имущество, которое зарегестрировано на него, на самом деле принадлежит супруге.

При этом, о наличии брачного договора никоим образом кроме как от самого должника узнать нельзя - нотариусы ничего не скажут, а единой базы не имеется.

Не встречались вам случаи, когда суд признавал за должником обязанность уведомлять кредиторов о таком брачном договоре, который уже был заключен (изменен) в момент возникновения обязательства?

Корпоративное право: реформа ГК РФ и анализ судебной практики

Корпоративное право: реформа ГК РФ и анализ судебной практики

Практические навыки юридического дизайна

Практические навыки юридического дизайна

Введение в правовую систему Англии

Похожие материалы

Комментарии (3)

« Норма затрагивает классику влияния личных отношений двух лиц между собой на третье лицо. Это влияние описывается в терминах добросовестности. Следовательно, не важно, уведомил должник кредитора о БД или нет. Важно, знал (должен был знать) о БД кредитор или нет. Если знал - БД имеет силу и для него.
При буквальном толковании возникают непреодолимые противоречия: "обязанность" не выполняет один супруг, а страдает от этого другой - иначе как логикой добросовестности третьего лица такую несправедливость не объяснить. А для такой логики исполнение обязанности уведомить иррелевантно.
При оценке добросовестности кредитора в ход идут дополнительные обстоятельства, помимо простого "уведомил-не уведомил". Например, знал кредитор о БД и его влиянии на сделку до ее совершения или узнал после? Если знал до, то, видимо, БД применяется (опять-таки, независимо от того, знал благодаря исполнению супругом своей "обязанности" по уведомлению или из других источников). Но если, скажем, кредитор, зная о БД, добросовестно считал, что БД на сделку не влияет, а это оказалось не так, то он опять-таки - добросовестный. Если кредитор узнал о БД после совершения сделки, даже если это случилось вследствие "надлежащего исполнения" должником своей "обязанности по уведомлению", кредитор, конечно, может потребовать расторжения/изменения договора по п.2 ст.46 СК (что, с учетом отсылки к ст.451 ГК совсем не простая задача), но как быть, если договор со стороны кредитора уже исполнен? Тут опять-таки, в силу добросовестности, на мой взгляд, он может претендовать на имущественную массу без учета положений БД.
Кстати, в случае с недвижкой СК неоправданно ослабляет публичную достоверность реестра: запись об индивидуальной собственности ничего не значит, если это лицо состояло (состоит) в браке (п.2 ст.34 СК). В то же время вполне естественно было бы считать, что если в реестре записана индивидуальная собственность, значит, это так и есть, независимо от любых подозрений в наличии брачных отношений, т.к. даже в случае брака стороны могли подписать БД и индивидуальная собственность в реестре - простое отражение этого.
Ситуация добросовестности возникает в отсутствии какого-либо права, поскольку, как известно, право защищает лучше всякой добросовестности. Это означает, что у кредитора нет права обратить взыскание на имущество второго супруга, что и понятно, а заодно лишний раз подтверждает, что право на это имущество у второго супруга сохраняется и БД действителен. Поэтому кредитор обращает взыскание на имущество второго супруга (не должника) в силу своей добросовестности и прямого указания закона (п.1 ст.46 СК). Поскольку же БД продолжает действовать и второй супруг отвечает своим имуществом по обязательствам первого, на стороне должника возникает кондикция.
Таким образом, поскольку исполнение должником "обязанности по уведомлению" никак не влияет на применение п.1 ст.46 СК (вопреки буквальному смыслу нормы), то и его виновность-невиновность в исполнении этой обязанности не имеет никакого значения, даже если будет обнаружено какое-либо право второго супруга, которое могло быть нарушено неисполнением данной "обязанности" и нарушение которого якобы могло привести к убыткам. »

Алексей Беляев Санкт-Петербург Начальник Управления правовой поддержки корпоративного бизнеса, заместитель руководителя Юридической службы, ПАО "БАНК УРАЛСИБ"

А как Вы понимаете п. 1 ст. 46 СК вообще? Что значит "отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора"? Например, обычный должник посредством сделки с 3 лицом может вывести все свое имущество и оставить кредитора с носом, а посредством брачного договора разве не может сделать тоже самое? Возможен ли здесь разный подход?

В какой форме следует уведомлять кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора? Какой срок уведомления кредиторов предусмотрен законодательством? Какие правовые проблемы содержит статья 46 СК РФ? Ответы на эти и другие вопросы – в статье старшего партнера, адвоката АБ «Q&A» Ильи Титова и юриста АБ «Q&A» Вероники Самоделовой.

Статья 46 СК РФ – не гарант прав и интересов кредиторов

В целях защиты кредиторов от недобросовестных должников, состоящих в браке, законодатель предусмотрел различные правовые механизмы, в том числе, предусмотренные статьей 46 Семейного кодекса Российской Федерации.

Статья 46 СК РФ предусматривает обязанность супругов уведомлять кредиторов о заключении, изменении или о расторжении брачного договора. Данная норма направлена на защиту интересов третьих лиц, имущественные права которых могут быть нарушены положениями брачного договора, а также на обеспечение стабильности гражданского оборота[1].

Указанная статья предполагает и ответственность за неисполнение данной обязанности. В случае, если супруг не исполнил обязанность по уведомлению кредитора, оба супруга будут отвечать перед кредитором вне зависимости от содержания брачного договора. Из этого следует, что содержание брачного договора не влияет на отношения супруга-должника с кредиторами, и кредитор вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее по брачному договору другому супругу. Президиум Московского областного суда в одном из своих определений отмечает, что на спорное имущество может быть обращено взыскание вне зависимости от положений брачного договора[2]. Для целей удовлетворения требований неуведомленных кредиторов будет применяться режим общей совместной собственности.

Надлежащая форма уведомления кредиторов

В первую очередь, обратимся к порядку уведомления кредиторов. На наш взгляд, надлежащее уведомление кредиторов должно осуществляться в простой письменной форме с соблюдением правил статьи 165.1 ГК РФ. Например, супруг после подписания брачного договора направляет кредитору заказное письмо с уведомлением или ценное письмо с описью вложений.

В то же самое время данный механизм не страхует от недобросовестности супругов или одного из супругов, так как нотариус руководствуется только той информацией, которая ему была предоставлена сторонами. В силу объективных причин у нотариуса отсутствует физическая возможность получить надлежащие сведения о всех существующих кредиторах. В этой связи остается неразрешенным вопрос, должен ли супруг нести какую-либо ответственность перед другим супругом за непредоставление полного списка кредиторов нотариусу.

Данная проблема непосредственно связана с отношениями самих супругов. Должны ли супруги контролировать друг друга при извещении кредиторов и возможно ли это на практике? Ведь может сложиться ситуация, при которой один супруг уведомил своих кредиторов, а второй недобросовестный супруг уклонился от данной обязанности в силу различных причин. Предположим, что имущество в соответствии с условиями брачного договора поделено пополам между супругами. Раздел имущества произведен пообъектно, что позволяет легко отчуждать его. Недобросовестный супруг выводит имущество. Добросовестный супруг продолжает владеть и пользоваться своим имущество. В любой момент не исключено появление кредитора, заявляющего требование к недобросовестному супругу и ссылающегося на отсутствие уведомления о заключении брачного договора. Такой кредитор может реально существовать, либо искусственно появиться по инициативе недобросовестного супруга.

Такие действия могут привести к крайне несправедливой ситуации. Добросовестному супругу придется отвечать по обязательствам другого супруга перешедшим к нему имуществом, так как кредитор будет руководствоваться правилом об игнорировании положений брачного договора, а имущество у недобросовестного супруга будет отсутствовать на момент спора. Следовательно, добросовестный супруг окажется в невыгодном положении и лишится имущества, на которое претендовал при заключении брачного договора. Действующее законодательство пока не разрешает данную проблему ввиду отсутствия четко сформулированных правил уведомления кредиторов и ответственности в случае нарушения данной обязанности.

Глобально существует два варианта законодательного регулирования рассматриваемых отношений: подробная регламентация процедуры уведомления и закреплении ответственности супруга за недобросовестное поведение перед другим супругом, либо изменение существующего правила для кредиторов.

В первом случае можно рассмотреть возможность применения статьи 431.2 ГК РФ о заверении об обстоятельствах в совокупности с правилом о взыскании убытков. Для уведомления кредиторов о заключении договора необходимо, во-первых, выявить весь объем кредиторов, во-вторых, проконтролировать исполнение обязанности.

Действующая редакция статьи 46 СК РФ не содержит положений, регламентирующих ответственность супругов друг перед другом. В итоге супруги могут не отвечать за свою добросовестность, а у нотариуса отсутствуют полномочия проверять исполнение супругами обязанности по уведомлению кредиторов. Поэтому, уведомление кредиторов через нотариуса будет действенным механизмом только в том случае, если супруги в полном объеме проинформируют нотариуса о своих кредиторах.

Каждый из супругов официально письменно сообщает другому сведения о своих обязательствах и кредиторах (в некоторых зарубежных юрисдикциях список активов и пассивов является обязательным приложением к брачному договору и искажение информации в нем может повлечь признание такого договора недействительным полностью или в части). Такой список как раз и может рассматриваться в качестве заверения о наличии в данный момент у каждого из супругов определенного круга кредиторов.

Если недобросовестный супруг не включил в список отдельных кредиторов, а также если после заключения, изменения или расторжения брачного договора не уведомил всех своих кредиторов о содержании изменений в его имущественном положении, то добросовестный супруг вправе требовать возмещения убытков, причиненные таким «сокрытием» или «неуведомлением». Такое положение в законе применительно к процедуре уведомления кредиторов может помочь добросовестному супругу защитить свои интересы и побудит недобросовестного супруга исполнить обязанность надлежащим образом. Предлагаемое правило уже сегодня может применяться, если судебная практика пойдет по такому пути. К сожалению, продажа недобросовестным супругом выделенного ему имущества может привести к невозможности реального исполнения судебного решения о возмещении убытков.

Вторым вариантом регулирования может являться перенос бремени контроля на кредиторов. В этой связи можно согласиться с точкой зрения о необходимости введения публичных реестров удостоверенных брачных договоров[5], причем обязанность регистрации брачного договора необходимо возложить на нотариусов [6]. После заключения, изменения или расторжения брачного договора нотариус должен будет внести все необходимые сведения в публичный реестр удостоверенных брачных договоров, включая содержание самого брачного договора. Создание публичных реестров брачных договоров позволит заинтересованным лицам своевременно получать действительную информацию о существующих обременениях и уменьшить количество споров, возникающих между кредиторами и супругами-должниками. Указанное правило можно считать вторым вариантом выхода из сложившейся ситуации.

Следует отметить, что создание публичного реестра брачных договоров еще не отменяет обязанность супруга уведомить кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора и не возлагает риски на кредиторов по ознакомлению с брачным договором. Очевидно, что кредиторы не будут проверять публичный реестр каждый день с целью узнать имущественное положение своего должника. В данной ситуации невозможно избежать этапа уведомления кредиторов о самом факте заключения брачного договора.

Однако в дальнейшем при получении информации о заключенном брачном договоре кредиторы смогут ознакомиться с основными положениями брачного договора, а также отслеживать все возможные изменения, вносимые в брачный договор (получать, например, уведомления по подписке с использованием электронных средств связи). Введение публичного реестра удостоверенных брачных договоров сможет защитить новых кредиторов, которые будут намерены совершить сделку с супругом, заключившим брачный договор. В этом случае кредиторы имеют возможность ознакомиться с содержанием реестра и запросить соответствующую информацию у супругов заблаговременно.

Попытки супругов обойти закон – проблемы и решения

Существует мнение, что обязанность уведомления кредиторов не возникает при заключении соглашения о разделе общего имущества супругов, даже если такое соглашение изменяет положения брачного договора. Кецко Е.В., Шумкова А.С. отмечают, что супруги в любое время могут заключить соглашение о разделе общего имущества, не уведомляя кредиторов об этом, так как это не считается внесением изменений в брачный договор[7]. Так некоторые супруги пытаются обойти закон и избежать реализации имущества в процедуре банкротства. До определенного времени это действительно было проблемой, ведь статья 46 СК РФ содержит формулировку «гарантии прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора», как бы намекая супругам на возможность заключить иной договор, не подпадающий под рассматриваю норму, вывести свои активы и оставить кредиторов ни с чем.

В итоге такое правовое регулирование привело к тому, что супруги стали тайно от своих кредиторов выводить активы посредством заключения соглашения о разделе совместно нажитого имущества, избегая юридических последствий, предусмотренных статьей 46 СК РФ.

Данный подход суда видится обоснованным и справедливым, так как выстраивает баланс интересов между кредиторами и супругами-должниками и не позволяет последним злоупотреблять своими правами.

Нерегулируемые сроки уведомления кредиторов – новые риски

Срок уведомления кредиторов о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора также не регламентирован статьей 46 СК РФ. Полагаем, что в данном случае могут быть применимы положения статьи 314 ГК РФ о сроке исполнения обязательства. У должника существует обязанность уведомить своего кредитора о заключении, изменении или расторжении брачного договора, вытекающая из прямого указания закона. К сроку реализации данной обязанности можно применить статью 314 ГК РФ по аналогии, так как она связана с исполнением обязательств перед кредитором. Таким образом, кредитора следует уведомлять о содержании брачного договора в семидневный срок с момента заключения, изменения или расторжения брачного договора.

Срок уведомления кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора непосредственно связан с вопросом, в какой момент возникает у супруга данная обязанность. Супруг обязан уведомить своего кредитора о брачном договоре до возникновения обязательственных с ним правоотношений или после?

В Определении Верховного Суда РФ от 26 января 2021 года №5-КГ20-150-К2 момент возникновения обязанности по уведомлению кредиторов стал камнем преткновения среди судов первой, апелляционной и кассационной инстанций при разрешении указанной проблемы[9]. В ситуации, описываемой в определении Верховного Суда, 29 мая 2013 года супруги заключили брачный договор. 02 апреля 2014 года супруга заключила договор займа. 18 сентября 2017 года супруга была признана банкротом. В определении Арбитражного суда г. Москвы отражено, что кредиторы не были уведомлены о заключении брачного договора.

Учитывая данные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу, что долговые обязательства супруги возникли после заключения брачного договора, следовательно, обязанность по уведомлению кредиторов не может быть возложена на супругов. Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с данным выводом и заключили, что кредиторы юридически не связаны изменением режима имущества супругов ввиду отсутствия надлежащего извещения.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ не смогла согласиться с подобным толкованием статьи 46 СК РФ. Суд заключил, что обязанность по уведомлению кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора может быть возложена на должника только после возникновения обязательств.

Таким образом, суд установил правило, согласно которому уведомление кредиторов о наличии брачного договора до возникновения обязательств является правом должника, которым он может воспользоваться по своей инициативе в любое время. Из этого следует, что кредитор не вправе требовать исполнения обязательств от должника, избегая наличие брачного договора, если обязательство возникло после заключения брачного договора. С подобным толкованием можно согласиться, ведь до возникновения обязательств супруги уже изменили режим совместно нажитого имущества. Поэтому, в такой ситуации кредитор не может ссылаться на статью 46 СК РФ и юридически связан положениями брачного договора, так как супруг (супруги) вступили в обязательственные правоотношения с кредитором с уже измененным режимом имущества.

Неурегулируемый объем раскрытия положений брачного договора

Другая проблема порядка надлежащего уведомления кредиторов связана с объемом раскрытия положений брачного договора. Некоторые правоведы, используя метод буквального толкования, полагают, что статья 46 СК РФ подразумевает обязанность лишь уведомить о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора. Например, Шершень Т.В. пишет: «Действующее семейное законодательство лишь обязывает супруга информировать своего кредитора (кредиторов) о самом факте заключения, изменения или расторжения брачного договора»[10].

С данной точкой зрения сложно согласиться, так как наличие у кредитора информации только о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора не гарантирует соблюдение его прав в полной мере. Согласно части 2 статьи 46 СК РФ кредитор (кредиторы) супруга-должника вправе требовать изменения условий или расторжения заключенного между ними договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами в порядке, установленном статьями 451-453ГК РФ. Кредитор может прийти к одному из перечисленных решений в части 2 статьи 46 СК РФ, только ознакомившись с положениями брачного договора.

На наш взгляд, надлежащим уведомлением кредиторов следует считать не только информирование о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора, но и раскрытие самого содержания брачного договора. Иной подход умалял бы институт защиты законных прав третьих лиц, а статья 46 СК РФ теряла смысл. В этой связи представляется важным предложение Левушкина А.Н. о дополнении пункта 1 статьи 46 СК РФ положениями об обязанности письменного уведомления кредиторов о содержании положений брачного договора [11].

Также необходимо учитывать, что супруги всегда могут внести изменения в положения брачного договора. Это приводит к невозможности со стороны кредиторов отследить, какой из брачных договоров (или в какой редакции) является действующим. Поэтому, уведомлять кредиторов необходимо обо всех случаях заключения, изменения или расторжения брачного договора, что также требует внесения соответствующих поправок в рассматриваемую норму.

Таким образом, статья 46 СК РФ нуждается в дальнейшем реформировании в целях реализации гарантий прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора и устранении правовой неопределённости. В первую очередь, видится необходимость регламентации в статье 46 СК РФ порядка уведомления кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора. На наш взгляд, в рассматриваемую статью необходимо внести следующие изменения: «Супруг обязан в семидневный срок с момента заключения, изменения или расторжения брачного договора уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора в письменной форме. Надлежащим уведомлением кредиторов о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора следует считать раскрытие содержания брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора».

Аналогичные правила федеральному законодателю следовало бы закрепить и в отношении иных соглашений, подразумевающих раздел общего имущества и влияющих на законные интересы кредиторов, в том числе, соглашения о разделе имущества. Кроме того, действующее семейное законодательство не содержит гарантий прав добросовестного супруга, который может пострадать от недобросовестных действий второго супруга. В этой части в статью 46 СК РФ следует внести положения об ответственности второго супруга перед добросовестным супругом в случае ненадлежащего уведомления кредиторов или уведомления не всех кредиторов. Аналогичные правила также необходимо установить для соглашений о разделе имущества.

Правовой анализ показал, что возможным решением проблемы уведомления кредиторов может стать создание публичного реестра удостоверенных брачных договоров, который позволит отслеживать, в том числе, все возможные изменения, вносимые супругами в брачный договор. Развитие современных технологий, скорость и возможность доступа к электронным базам данных позволяют создавать ранее невозможные инструменты и упрощать защиту прав и законных интересов участников гражданского оборота. К сожалению, вопрос существования публичного реестра брачных договоров в настоящее время остается открытым.

[1] Определение Конституционного Суда РФ от 13 мая 2010 г. N 839-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Козловой Марины Николаевны и Козлова Сергея Сергеевича на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 46 Семейного кодекса Российской Федерации" // СПС «КонсультантПлюс».

[2] Постановление президиума Московского областного суда от 18.05.2011 N 141 по делу N 44г-41/11 // СПС «КонсультантПлюс».

[4] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1) // СПС «КонсультантПлюс».

[5] Цветков А.С. Актуальные вопросы практики применения брачного договора в нотариальной деятельности // Современное право. 2017. N 1. С. 27 - 31.

[6] Потапова Н.В. Брачный договор. Информационное обеспечение интересов кредиторов и иных третьих лиц // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2013. № 3 (36). С. 103.

[7] Кецко Е.В. Некоторые вопросы реализации гарантий прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора // Вестник РГГУ. Серия: экономика, управление, право. 2014. № 9 (131). С. 89; Шумкова А.С. К вопросу о гарантиях прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора в России // Молодой учёный. 2018. № 37 (223). С. 82.

[9] Определении Верховного суда Российской Федерации от 26 января 2021 года №5-КГ20-150-К2 // СПС «Консультант Плюс».

[10] Шершень Т.В. Брачный договор и гарантии прав кредиторов супруга-должника // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2007. №8 (13). С. 88.

[11] Левушкин А.Н. Брачный договор в Российской Федерации, других государствах - участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: учебно-практическое пособие. // М.: Юстицинформ. 2012. 208 с.


Заключение брачного договора перед запуском процедуры банкротства является для многих бизнесменов попыткой спасти имущество, избежав обращения на него взыскания. Но есть ли риски у подобного способа? Какие последствия могут наступить? Давайте разбираться…

Уведомление кредиторов о брачном договоре: во всех ли случаях обязательно?

Существенное значение имеет наличие обязательств перед кредиторами и момент их возникновения. Так, например, если супруги решили взять кредит до того, как оформить у нотариуса брачный контракт, то ставить в известность банк им не придется. Но если кредит был взят уже после изменения законного режима супружеского имущества, то такая обязанность имеется, в т.ч. и при изменении или расторжении брачного договора. Дело в том, что на кредиторов супруга-должника не распространяются условия этого договора. И они вправе исходить из равности долей при обращении взыскания на общее совместное имущество.

Важно понимать, что момент возникновения обязательства не связан с моментом вынесения решения суда, которое подтверждает лишь факт наличия неисполненного долга. Для целей уведомления кредитора нужно исходить именно из даты взятия на себя соответствующего обязательства.

Каковы последствия неуведомления кредитора после признания супруга банкротом?

Если одного из супругов признают банкротом, то возможны два варианта развития событий.

Первый – это оспаривание брачного договора. Этот судебный процесс может быть инициирован как финансовым управляющим, так и кредиторами должника. Признать договор недействительным можно как по специальным банкротным основаниям, так и по гражданско-правовым. Нужно, прежде всего, доказать, что заключение супружеского контракта повлекло за собой ущемление прав и законных интересов кредиторов.

Второй вариант - изъятие у супруга должника общего имущества, которое перешло ему в результате изменения законного режима. Первоначально фин. управляющий направляет супругу требование о передаче имущества. Если тот уклоняется от возврата, то финансовый управляющий вправе через суд потребовать передать такое имущество для включения его в конкурсную массу. В этом случае имущество подлежит продаже в процедуре банкротства с последующей выплатой 50 % от цены реализации супругу должника. Но может возникнуть ситуация, когда супруг уже продал полученное по брачному договору имущество. В таком случае он обязан передать управляющему вырученные от продажи деньги, превышающие то, что причиталось бы ему до заключения контракта (если в реестр включены только личные долги самого должника), либо в полном объеме (если речь идет об общих долгах супругов). Но даже предъявление требования о передаче денег не лишает фин. управляющего возможности истребовать отчужденное супругом должника имущество у третьих лиц. При решении вопросов, связанных с реализацией общего совместного имущества, супруг должника вправе принимать участие в деле о банкротстве, приводить свои доводы и заявлять возражения.

Например, если для супруга полученная по брачному договору квартира является единственным жильем, то он может в суде заявить ходатайство об исключении ее из конкурсной массы. Суд рассмотрит его с учетом всех имеющихся доказательств и примет решение применять ли исполнительский иммунитет или же нет. Если выяснится, что у должника имеется жилое помещение, в котором он проживает вместе с семьей и это имущество, соответственно, исключено фин. управляющим как единственное жилье для должника и членов его семьи, то оснований для исключения квартиры, принадлежащей супругу должника, у суда не будет. Другое дело, если супруги в разводе и вместе не живут. В этом случае суд может принять решение об исключении жилья, как единственного, для проживания в нем бывшей супруги.

В заключение отметим, что каждый из двух рассмотренных вариантов может быть использован как отдельно, так и в совокупности. Как показывает судебная практика, оспаривание в банкротном деле брачного соглашения не препятствует предъявлению финансовым управляющим требования к супругу о возврате общего имущества.

В какой форме следует уведомлять кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора? Какой срок уведомления кредиторов предусмотрен законодательством? Какие правовые проблемы содержит статья 46 СК РФ? Ответы на эти и другие вопросы – в статье старшего партнера, адвоката АБ «Q&A» Ильи Титова и юриста АБ «Q&A» Вероники Самоделовой.


Статья 46 СК РФ – не гарант прав и интересов кредиторов

В целях защиты кредиторов от недобросовестных должников, состоящих в браке, законодатель предусмотрел различные правовые механизмы, в том числе, предусмотренные статьей 46 Семейного кодекса Российской Федерации.

Статья 46 СК РФ предусматривает обязанность супругов уведомлять кредиторов о заключении, изменении или о расторжении брачного договора. Данная норма направлена на защиту интересов третьих лиц, имущественные права которых могут быть нарушены положениями брачного договора, а также на обеспечение стабильности гражданского оборота[1].

Указанная статья предполагает и ответственность за неисполнение данной обязанности. В случае, если супруг не исполнил обязанность по уведомлению кредитора, оба супруга будут отвечать перед кредитором вне зависимости от содержания брачного договора. Из этого следует, что содержание брачного договора не влияет на отношения супруга-должника с кредиторами, и кредитор вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее по брачному договору другому супругу. Президиум Московского областного суда в одном из своих определений отмечает, что на спорное имущество может быть обращено взыскание вне зависимости от положений брачного договора[2]. Для целей удовлетворения требований неуведомленных кредиторов будет применяться режим общей совместной собственности.

Надлежащая форма уведомления кредиторов

В первую очередь, обратимся к порядку уведомления кредиторов. На наш взгляд, надлежащее уведомление кредиторов должно осуществляться в простой письменной форме с соблюдением правил статьи 165.1 ГК РФ. Например, супруг после подписания брачного договора направляет кредитору заказное письмо с уведомлением или ценное письмо с описью вложений.

В то же самое время данный механизм не страхует от недобросовестности супругов или одного из супругов, так как нотариус руководствуется только той информацией, которая ему была предоставлена сторонами. В силу объективных причин у нотариуса отсутствует физическая возможность получить надлежащие сведения о всех существующих кредиторах. В этой связи остается неразрешенным вопрос, должен ли супруг нести какую-либо ответственность перед другим супругом за непредоставление полного списка кредиторов нотариусу.

Данная проблема непосредственно связана с отношениями самих супругов. Должны ли супруги контролировать друг друга при извещении кредиторов и возможно ли это на практике? Ведь может сложиться ситуация, при которой один супруг уведомил своих кредиторов, а второй недобросовестный супруг уклонился от данной обязанности в силу различных причин. Предположим, что имущество в соответствии с условиями брачного договора поделено пополам между супругами. Раздел имущества произведен пообъектно, что позволяет легко отчуждать его. Недобросовестный супруг выводит имущество. Добросовестный супруг продолжает владеть и пользоваться своим имущество. В любой момент не исключено появление кредитора, заявляющего требование к недобросовестному супругу и ссылающегося на отсутствие уведомления о заключении брачного договора. Такой кредитор может реально существовать, либо искусственно появиться по инициативе недобросовестного супруга.

Такие действия могут привести к крайне несправедливой ситуации. Добросовестному супругу придется отвечать по обязательствам другого супруга перешедшим к нему имуществом, так как кредитор будет руководствоваться правилом об игнорировании положений брачного договора, а имущество у недобросовестного супруга будет отсутствовать на момент спора. Следовательно, добросовестный супруг окажется в невыгодном положении и лишится имущества, на которое претендовал при заключении брачного договора. Действующее законодательство пока не разрешает данную проблему ввиду отсутствия четко сформулированных правил уведомления кредиторов и ответственности в случае нарушения данной обязанности.

Глобально существует два варианта законодательного регулирования рассматриваемых отношений: подробная регламентация процедуры уведомления и закреплении ответственности супруга за недобросовестное поведение перед другим супругом, либо изменение существующего правила для кредиторов.

В первом случае можно рассмотреть возможность применения статьи 431.2 ГК РФ о заверении об обстоятельствах в совокупности с правилом о взыскании убытков. Для уведомления кредиторов о заключении договора необходимо, во-первых, выявить весь объем кредиторов, во-вторых, проконтролировать исполнение обязанности.

Действующая редакция статьи 46 СК РФ не содержит положений, регламентирующих ответственность супругов друг перед другом. В итоге супруги могут не отвечать за свою добросовестность, а у нотариуса отсутствуют полномочия проверять исполнение супругами обязанности по уведомлению кредиторов. Поэтому, уведомление кредиторов через нотариуса будет действенным механизмом только в том случае, если супруги в полном объеме проинформируют нотариуса о своих кредиторах.

Каждый из супругов официально письменно сообщает другому сведения о своих обязательствах и кредиторах (в некоторых зарубежных юрисдикциях список активов и пассивов является обязательным приложением к брачному договору и искажение информации в нем может повлечь признание такого договора недействительным полностью или в части). Такой список как раз и может рассматриваться в качестве заверения о наличии в данный момент у каждого из супругов определенного круга кредиторов.

Если недобросовестный супруг не включил в список отдельных кредиторов, а также если после заключения, изменения или расторжения брачного договора не уведомил всех своих кредиторов о содержании изменений в его имущественном положении, то добросовестный супруг вправе требовать возмещения убытков, причиненные таким «сокрытием» или «неуведомлением». Такое положение в законе применительно к процедуре уведомления кредиторов может помочь добросовестному супругу защитить свои интересы и побудит недобросовестного супруга исполнить обязанность надлежащим образом. Предлагаемое правило уже сегодня может применяться, если судебная практика пойдет по такому пути. К сожалению, продажа недобросовестным супругом выделенного ему имущества может привести к невозможности реального исполнения судебного решения о возмещении убытков.

Вторым вариантом регулирования может являться перенос бремени контроля на кредиторов. В этой связи можно согласиться с точкой зрения о необходимости введения публичных реестров удостоверенных брачных договоров[5], причем обязанность регистрации брачного договора необходимо возложить на нотариусов [6]. После заключения, изменения или расторжения брачного договора нотариус должен будет внести все необходимые сведения в публичный реестр удостоверенных брачных договоров, включая содержание самого брачного договора. Создание публичных реестров брачных договоров позволит заинтересованным лицам своевременно получать действительную информацию о существующих обременениях и уменьшить количество споров, возникающих между кредиторами и супругами-должниками. Указанное правило можно считать вторым вариантом выхода из сложившейся ситуации.

Следует отметить, что создание публичного реестра брачных договоров еще не отменяет обязанность супруга уведомить кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора и не возлагает риски на кредиторов по ознакомлению с брачным договором. Очевидно, что кредиторы не будут проверять публичный реестр каждый день с целью узнать имущественное положение своего должника. В данной ситуации невозможно избежать этапа уведомления кредиторов о самом факте заключения брачного договора.

Однако в дальнейшем при получении информации о заключенном брачном договоре кредиторы смогут ознакомиться с основными положениями брачного договора, а также отслеживать все возможные изменения, вносимые в брачный договор (получать, например, уведомления по подписке с использованием электронных средств связи). Введение публичного реестра удостоверенных брачных договоров сможет защитить новых кредиторов, которые будут намерены совершить сделку с супругом, заключившим брачный договор. В этом случае кредиторы имеют возможность ознакомиться с содержанием реестра и запросить соответствующую информацию у супругов заблаговременно.

Попытки супругов обойти закон – проблемы и решения

Существует мнение, что обязанность уведомления кредиторов не возникает при заключении соглашения о разделе общего имущества супругов, даже если такое соглашение изменяет положения брачного договора. Кецко Е.В., Шумкова А.С. отмечают, что супруги в любое время могут заключить соглашение о разделе общего имущества, не уведомляя кредиторов об этом, так как это не считается внесением изменений в брачный договор[7]. Так некоторые супруги пытаются обойти закон и избежать реализации имущества в процедуре банкротства. До определенного времени это действительно было проблемой, ведь статья 46 СК РФ содержит формулировку «гарантии прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора», как бы намекая супругам на возможность заключить иной договор, не подпадающий под рассматриваю норму, вывести свои активы и оставить кредиторов ни с чем.

В итоге такое правовое регулирование привело к тому, что супруги стали тайно от своих кредиторов выводить активы посредством заключения соглашения о разделе совместно нажитого имущества, избегая юридических последствий, предусмотренных статьей 46 СК РФ.

Данный подход суда видится обоснованным и справедливым, так как выстраивает баланс интересов между кредиторами и супругами-должниками и не позволяет последним злоупотреблять своими правами.

Нерегулируемые сроки уведомления кредиторов – новые риски

Срок уведомления кредиторов о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора также не регламентирован статьей 46 СК РФ. Полагаем, что в данном случае могут быть применимы положения статьи 314 ГК РФ о сроке исполнения обязательства. У должника существует обязанность уведомить своего кредитора о заключении, изменении или расторжении брачного договора, вытекающая из прямого указания закона. К сроку реализации данной обязанности можно применить статью 314 ГК РФ по аналогии, так как она связана с исполнением обязательств перед кредитором. Таким образом, кредитора следует уведомлять о содержании брачного договора в семидневный срок с момента заключения, изменения или расторжения брачного договора.

Срок уведомления кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора непосредственно связан с вопросом, в какой момент возникает у супруга данная обязанность. Супруг обязан уведомить своего кредитора о брачном договоре до возникновения обязательственных с ним правоотношений или после?

В Определении Верховного Суда РФ от 26 января 2021 года №5-КГ20-150-К2 момент возникновения обязанности по уведомлению кредиторов стал камнем преткновения среди судов первой, апелляционной и кассационной инстанций при разрешении указанной проблемы[9]. В ситуации, описываемой в определении Верховного Суда, 29 мая 2013 года супруги заключили брачный договор. 02 апреля 2014 года супруга заключила договор займа. 18 сентября 2017 года супруга была признана банкротом. В определении Арбитражного суда г. Москвы отражено, что кредиторы не были уведомлены о заключении брачного договора.

Учитывая данные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу, что долговые обязательства супруги возникли после заключения брачного договора, следовательно, обязанность по уведомлению кредиторов не может быть возложена на супругов. Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с данным выводом и заключили, что кредиторы юридически не связаны изменением режима имущества супругов ввиду отсутствия надлежащего извещения.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ не смогла согласиться с подобным толкованием статьи 46 СК РФ. Суд заключил, что обязанность по уведомлению кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора может быть возложена на должника только после возникновения обязательств.

Таким образом, суд установил правило, согласно которому уведомление кредиторов о наличии брачного договора до возникновения обязательств является правом должника, которым он может воспользоваться по своей инициативе в любое время. Из этого следует, что кредитор не вправе требовать исполнения обязательств от должника, избегая наличие брачного договора, если обязательство возникло после заключения брачного договора. С подобным толкованием можно согласиться, ведь до возникновения обязательств супруги уже изменили режим совместно нажитого имущества. Поэтому, в такой ситуации кредитор не может ссылаться на статью 46 СК РФ и юридически связан положениями брачного договора, так как супруг (супруги) вступили в обязательственные правоотношения с кредитором с уже измененным режимом имущества.

Неурегулируемый объем раскрытия положений брачного договора

Другая проблема порядка надлежащего уведомления кредиторов связана с объемом раскрытия положений брачного договора. Некоторые правоведы, используя метод буквального толкования, полагают, что статья 46 СК РФ подразумевает обязанность лишь уведомить о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора. Например, Шершень Т.В. пишет: «Действующее семейное законодательство лишь обязывает супруга информировать своего кредитора (кредиторов) о самом факте заключения, изменения или расторжения брачного договора»[10].

С данной точкой зрения сложно согласиться, так как наличие у кредитора информации только о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора не гарантирует соблюдение его прав в полной мере. Согласно части 2 статьи 46 СК РФ кредитор (кредиторы) супруга-должника вправе требовать изменения условий или расторжения заключенного между ними договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами в порядке, установленном статьями 451-453ГК РФ. Кредитор может прийти к одному из перечисленных решений в части 2 статьи 46 СК РФ, только ознакомившись с положениями брачного договора.

На наш взгляд, надлежащим уведомлением кредиторов следует считать не только информирование о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора, но и раскрытие самого содержания брачного договора. Иной подход умалял бы институт защиты законных прав третьих лиц, а статья 46 СК РФ теряла смысл. В этой связи представляется важным предложение Левушкина А.Н. о дополнении пункта 1 статьи 46 СК РФ положениями об обязанности письменного уведомления кредиторов о содержании положений брачного договора [11].

Также необходимо учитывать, что супруги всегда могут внести изменения в положения брачного договора. Это приводит к невозможности со стороны кредиторов отследить, какой из брачных договоров (или в какой редакции) является действующим. Поэтому, уведомлять кредиторов необходимо обо всех случаях заключения, изменения или расторжения брачного договора, что также требует внесения соответствующих поправок в рассматриваемую норму.

Таким образом, статья 46 СК РФ нуждается в дальнейшем реформировании в целях реализации гарантий прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора и устранении правовой неопределённости. В первую очередь, видится необходимость регламентации в статье 46 СК РФ порядка уведомления кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора. На наш взгляд, в рассматриваемую статью необходимо внести следующие изменения: «Супруг обязан в семидневный срок с момента заключения, изменения или расторжения брачного договора уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора в письменной форме. Надлежащим уведомлением кредиторов о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора следует считать раскрытие содержания брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора».

Аналогичные правила федеральному законодателю следовало бы закрепить и в отношении иных соглашений, подразумевающих раздел общего имущества и влияющих на законные интересы кредиторов, в том числе, соглашения о разделе имущества. Кроме того, действующее семейное законодательство не содержит гарантий прав добросовестного супруга, который может пострадать от недобросовестных действий второго супруга. В этой части в статью 46 СК РФ следует внести положения об ответственности второго супруга перед добросовестным супругом в случае ненадлежащего уведомления кредиторов или уведомления не всех кредиторов. Аналогичные правила также необходимо установить для соглашений о разделе имущества.

Правовой анализ показал, что возможным решением проблемы уведомления кредиторов может стать создание публичного реестра удостоверенных брачных договоров, который позволит отслеживать, в том числе, все возможные изменения, вносимые супругами в брачный договор. Развитие современных технологий, скорость и возможность доступа к электронным базам данных позволяют создавать ранее невозможные инструменты и упрощать защиту прав и законных интересов участников гражданского оборота. К сожалению, вопрос существования публичного реестра брачных договоров в настоящее время остается открытым.

[1] Определение Конституционного Суда РФ от 13 мая 2010 г. N 839-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Козловой Марины Николаевны и Козлова Сергея Сергеевича на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 46 Семейного кодекса Российской Федерации" // СПС «КонсультантПлюс».

[2] Постановление президиума Московского областного суда от 18.05.2011 N 141 по делу N 44г-41/11 // СПС «КонсультантПлюс».

[4] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1) // СПС «КонсультантПлюс».

[5] Цветков А.С. Актуальные вопросы практики применения брачного договора в нотариальной деятельности // Современное право. 2017. N 1. С. 27 - 31.

[6] Потапова Н.В. Брачный договор. Информационное обеспечение интересов кредиторов и иных третьих лиц // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2013. № 3 (36). С. 103.

[7] Кецко Е.В. Некоторые вопросы реализации гарантий прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора // Вестник РГГУ. Серия: экономика, управление, право. 2014. № 9 (131). С. 89; Шумкова А.С. К вопросу о гарантиях прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора в России // Молодой учёный. 2018. № 37 (223). С. 82.

[9] Определении Верховного суда Российской Федерации от 26 января 2021 года №5-КГ20-150-К2 // СПС «Консультант Плюс».

[10] Шершень Т.В. Брачный договор и гарантии прав кредиторов супруга-должника // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2007. №8 (13). С. 88.

[11] Левушкин А.Н. Брачный договор в Российской Федерации, других государствах - участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: учебно-практическое пособие. // М.: Юстицинформ. 2012. 208 с.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: