Какими активами банки могут управлять в условиях кризиса

Обновлено: 20.06.2024


Аннотация
В статье рассмотрены причины, последствия, методы преодоления банковских кризисов. Описаны типы преодоления государствами кризисов и выделены новые. Проведен сравнительный анализ кризисов и стратегий государств.


Abstract
The article considers the causes, consequences, and methods of overcoming the banking crisis. Describes the types of overcoming States crises and highlights emerging. A comparative analysis of crises and strategies of member States.

Возникновение кризисных ситуаций в современном мире бизнеса является неизбежным фактом. В результате мирового финансового кризиса 2008 года индекс ММВБ, включающий 30 наиболее ликвидных российских акций, снизился за 4 месяца 2008 г. на 75%; сократились золотовалютные резервы на 150 млрд дол., или на 25%; на 10% впервые за многие годы снизились банковские вклады населения. В данный момент банковская система России находится на стадии рецессии. Кризис Греции стал причиной падения банковской системы Кипра. Через Кипр в Россию поступают огромные инвестиции, в России создана группа компаний банка Кипра, средства некоторых крупных российских организаций были размещены на счетах в Кипрских банках. Кризисные процессы одних государств, способствуют ухудшению экономического состояния других регионов. Одним из возможных сценариев дальнейшего развития отечественной экономики является кризис. В данной ситуации необходимо знать какие бывают причины, и какие последствия для банка несет кризис. В настоящее время не разработан универсальный метод предотвращения кризиса. Изучение данной проблемы необходимо для выработки антикризисных программ.

Банковские кризисы появились давно и периодически повторяются. В 19 -начале 20 веков обычным проявлением кризисов, особенно характерным США, были паники вкладчиков и набеги на банки. Больше 10 кризисов, охвативших всю банковскую систему, имели место в данный период и в 80% случаях происходила массовая приостановка возвратов вкладов банками.

Ученые стали пристально изучать кризисы банковской системы начиная с конца 19века. К. Маркс видел причины банковских кризисов в: недостатке денежных средств; росте спекулятивных операций банков; экономических кризисах (спад производства, снижение платежеспособности заемщиков, обесценение ценных бумаг, появление безнадежных кредитов, активов). И. А. Трахтенберг рассматривал кризисы сферы кредита и сферы обращения. Советские экономисты ввели понятие «банковский кризис» в 1979году и выделяли следующие последствия кризиса: массовое изъятие вкладов, сокращение объемов кредитования, рост финансовых банкротств, повышение процентных ставок.

Для того чтобы выйти из банковского кризиса необходимо осуществить комплекс мероприятий по устранению причин и нейтрализации основных последствий банковских кризисов.

В ранние периоды кризисов государственные органы временно закрывали банки для предотвращения массовых изъятий средств клиентов с счетов и проводили реформы банковского сектора. Так 10дней регулировали кризис в США в 1933году. В Германии в 1931году сначала несколько дней были закрыты банки, потом выполняли лишь часть операций в течение 20 дней.

В современный период в зарубежном опыте борьбы с банковскими кризисами выделяют четыре направления мероприятий по преодолению банковских кризисов:

1) государственная поддержка банкам;

2) институциональные меры (реструктуризация банковских систем, реформирование органов банковского надзора);

3) слияния и поглощения банков;

4) регулирование банком кризиса: переход на другие виды услуг, продуктов, повышение прибыльности, сокращение персонала, изменение организационной структуры и т.д.

5) отзыв лицензии. Применяется к банкам, которые могут привести к системному банковскому кризису из-за финансовых проблем. Практика ряда стран обнаружила, что искусственное продление жизни неустойчивых и слабо поддающихся регулированию кредитных учреждений только усугубляет вероятные проблемы и финансовые убытки в будущем. Планы санации и финансового оздоровления, которые долго рассматриваются, направляются на доработку, в итоге могут привести к тому, что когда у банка отзывается лицензия, у него отсутствуют не только активы, но и руководство.

Государственная поддержка банкам включает

- предоставление отдельным банкам кредитов центрального банка для восстановления ликвидности банков в период острой нехватки средств. Наиболее болезненным проявлением банковских кризисов являются перебои с ликвидностью, однако, они не имеют долгосрочного характера.

- восстановление капитала банков, т.е. рекапитализация государственными органами утраченного банками капитала. Выкуп центральным банком (или бюджетом) безнадежных активов является одним из наиболее популярных методов. Рекапитализация может проводиться неоднократно. Например, в 1991-1994 гг. Венгрии она была проведена четыре раза. В Японии было с целью увеличения банков и гарантирования вкладов было потрачено около 30 трлн. иен (около 250 млрд. долл.)государственных средств. Примерно столько же составили расходы правительства США на борьбу с кризисом ссудно-сберегательных учреждений. Существует два метода выкупа государством проблемных активов: централизованный и децентрализованный. При централизованном способе государство создает специализораванную корпорацию для покупки и управления проблемы активами. Чаще всего происходит обмен на долговые обязательства корпорации (Мексика), правительства (Венгрия). Покупки происходят при наличии особых отношений банков и государства. Децентрализованный способ заключается в учреждении соответствующей структуры внутри или за пределами небольшого количества испытывающих финансовые трудности банков.

К институциональным мерам можно отнести создание системы страхования вкладов. Система позволяет быстро ликвидировать обанкротившиеся кредитные организаций и защитить мелкие вклады от убытков происшедших банкротств.

Слияния и присоединения проводятся с целью улучшить финансовое положение банка, находящего в неустойчивом состоянии. Органы надзора должны не допустить появление проблемного банка, необходимо создать один устойчивый банк.

Восстановление доверия к банкам, решение проблемы плохих активов и эффективное функционирование процесса кредитования являются главными задачами государства в период банковского кризиса. Правительство разных стран решали эти задачи разнообразными методами. Рассмотрим опыт и модели последовательных действий государств в период банковского кризиса (табл. 1, 2).

Лучший опыт преодоления банковских кризисов включает в себя:

1) мгновенную оценку возможных будущих потерь с использованием негативных сценариев развития

2) стимулирование банков быстрее избавляться от плохих активов и проведение рекапитализации

3) увеличение государственных гарантий и внедрение программ реструктуризации долгов заемщиков

Чем раньше государство начнет содействовать банкам, тем дешевле будут программы поддержки банков. Пролонгация плохих активов ведет к параличу финансовой системы и будущим потерям. Эффективнее быстро признать плохие долги и очистить баланс от них.

Рассмотрим пять типов преодоления государствами кризисов

  1. Скандинавские страны
  2. Чили и Корея
  3. Мексика, Индонезия, Япония, Аргентина
  4. Великобритания и США
  5. Греция и Кипр

План выхода из кризиса в Швеции и Норвегии состоял в национализации банков крупнейших банков. Это оказалось эффективным. Удалось быстро и с низкими затратами выйти из кризиса. В Швеции были учреждены компании, занимающиеся плохими активами, и введены гарантии по банковским обязательствам. Часто вспоминают программы Швеции, особенно выделяя успех создания «плохого» банка и национализации. Однако стоит помнить, что вся помощь государства пошла на спасение двух крупнейших национализированных банков. В Норвегии обошлись без создания «плохого» банка, сократив издержки на выход из кризиса. Выход из кризиса Скандинавских стран был самым эффективным, благодаря своевременной и реальной оценке потерь. Доверие к банковской системе было быстро восстановлено.

В оставшихся странах проблема плохих активов была острее Сканди-навских. Тем не менее, Чили и Корею необходимо рассматривать отдельно. В Чили банки не были национализированы, сохранилась платежеспособность кредитных организаций и созданы стимулы для выявления плохих активов, которые выкупались по номинальной стоимости. Данный механизм не требовал оценки стоимости долга; снижалась сумма обеспечения долговой расписки на балансе, обеспечивая платежеспособность банку; из-за обязательств выкупа актива, появлялись стимулы эффективно управлять долгом. Затраты на преодоление кризиса в Чили были высокими из-за выкупа долга и промедления оценки долга, спонсирования реструктуризации долгов.

В Корее была создана компания по управлению активами. Она выкупала плохие активы намного ниже балансовой стоимости. Появился частный рынок плохих активов. Государством была проведена рекапитализация. Оценка потерь принималась оперативнее, чем в Чили, и преодоление кризиса оказалось быстрее и эффективнее.

Политика выхода из кризиса в Мексике, Индонезии, Японии, Аргентине оказалась неуспешной. Страны пренебрегали принципами быстрой оценки возможных потерь и работой над плохими активами. Эффективные инструменты избавления от плохих долгов не были найдены или внедрены слишком поздно. Банковский сектор оставался неустойчивым, рост экономики произошел за счет внешних изменений.

Выход из кризиса в Великобритании и США оказался самым дорогим в истории. В Великобритании пришлось национализировать банки. Большой объемом неликвидных высокорискованных активов был причиной рекапита-лизации, предоставления ликвидности, программы защиты активов. В США пришлось вводить программу покупки проблемных активов, выдавать гарантии по активам банков, проводить рекапитализацию банков.

Особенностью выхода из кризиса в Греции и Кипре является то, что спасением этих стран занимается не правительство данных стран, а Европейский Союз. В период антикризисных мер появилось столкновение между интересами стран и союзом. У Европейского Комитета не было опыта преодоления кризисов. Были недооценены потери от жесткой экономии бюджета, оптимистично оценивалась способность политиков реализовывать свои программы. Греческие власти задержались со структурными реформами, что привело к необходимости лишней помощи и болезненному для граждан сокращению расходов. Недавно президент Кипра Никос Анастасиадис попросил лидеров ЕС пересмотреть условия пакета мер помощи на 10 млрд. евро, отмечая, что остров, скорее всего, не сможет выполнить необходимые условия в рамках принятого договора. Акцент делается на том, что потери экономики Кипра и банковской системы страны оказались больше, чем изначально ожидалось. Как пример, приводится ситуация с реструктуризацией крупнейших банков страны (Bank of Cyprus, Laiki bank), которая, как говорится в письме Анастасиадиса, была произведена “без необходимой осторожной подготовки”, в результате чего многие кипрские компании остались без капитала (деньги были списаны как потери с банковских счетов или заморожены), а принятые меры контроля оттока капитала оказались в итоге удушающими для экономики. Если история с пересмотром пакета мер помощи Афинам сейчас начнет набирать обороты, то это вполне может стать сигналом к новой фазе европейского долгового кризиса.

Экономический кризис, вызванный вспышкой COVID-19, требует от коммерческих и розничных банков срочных мер по управлению кредитными портфелями. Несмотря на свой краткосрочный характер, они существенно повлияют на отношения финансовой организации с клиентами в длительной перспективе.

Очевидно, что банки столкнутся с резким ростом просроченных долгов как у физических, так и юридических лиц. Кроме того, вырастет потребность в кредитовании. Для многих сотрудников, например в гостинично-ресторанном бизнесе (HoReCa) и фрилансеров, это уже произошло из-за пика увольнений, который наблюдается сейчас во всем мире. Для работников с постоянными доходами краткосрочный ущерб будет не таким сильным, но в ближайшие месяцы многие столкнутся со снижением доходов из-за вынужденных отпусков и сокращения рабочих недель.

Если не предпринять немедленных действий, показатель NPL (объем просроченных кредитов, выданных физлицам и бизнесу) немедленно подскочит. Кроме того, существенно ухудшится ситуация в автокредитовании и лизинге промышленного оборудования – предприятиям становится сложнее выдерживать графики лизинговых платежей.

Что нужно сделать.

1. Сформировать собственные программы отсрочек и модификаций

Разумеется, банкам придется придерживаться всех требований регулятора: в частности, предоставлять клиентам кредитные каникулы, когда проценты будут начисляться по стандартной ставке для ипотеки и по льготной – для потребительских кредитов и карт. Но не обязательно ограничиваться только программами, установленными Банком России. В частности, мировой опыт Accenture показывает, что важно уделить внимание поддержке сектора аренды жилья, которая может быть оказана в двух формах – краткосрочных займов для арендаторов и продления кредитных каникул для арендодателей, купивших недвижимость в кредит (обычно от 90 до 120 дней).

При формировании таких программ важнее всего понять, каким именно категориям они необходимы больше всего: в идеале делать это нужно на основании анализа данных. Клиенты – как бизнес, так и физические лица – пострадали от кризиса в разной степени, а значит, и объем поддержки должен определяться индивидуально. Например, нужно оценить, какие именно рестораны способны работать по модели доставки, а какие полностью потеряли оборот. Тот, кто использует приобретенный в кредит автомобиль как такси, окажется в более безопасной позиции, чем большинство купивших его для личных нужд.

Принципиальная задача кредитной аналитики – подготовить модель минимально возможных ставок, которые помогут заемщику пережить стресс, перейти к восстановлению и не допустить дефолта. Многие банки преуспели в микротаргетинге для маркетинговых целей – научились осознавать потребности разных клиентов, чтобы сформировать точечное предложение. Теперь то же самое предстоит сделать, чтобы не допустить массовых неплатежей: в каждом случае необходимо анализировать всю доступную внешнюю и внутреннюю информацию.

2. Подготовиться к потерям

Независимо от того насколько эффективными окажутся программы реструктуризации задолженности, показатель NPL обязательно вырастет и в розничном, и в коммерческом секторе. Кредитные каникулы и программы отсрочек помогут отложить этот эффект на срок от трех месяцев до полугода, но затем часть заемщиков не сможет сделать очередной платеж.

Поэтому банкам необходимо формировать процедуры, которые помогут массово работать с просроченными задолженностями и дефолтами. Сотрудников необходимо обучить не просто выполнять существенно возросший объем операций по восстановлению кредитоспособности, но и конструктивно относиться к проблемам заемщиков, проявлять к ним сочувствие. Приоритетом должно оставаться индивидуальное общение, которое поможет сохранить доверие: клиенты на долгие годы запомнят именно то, как с ними обращались в этот сложный период.

В оценке потерь стоит придерживаться отраслевого подхода. Самого внимательного отношения требуют клиенты из наиболее пострадавших секторов экономики: путешествия, развлечения, непродуктовый ритейл, индустрия гостеприимства. Для таких компаний целесообразно создавать стратегии заморозки, которые помогут им возобновить деятельность.

В некоторых случаях продления сроков кредита и проявления гибкости недостаточно. Например, при кредитовании цепи поставок величина ущерба может быть пропорциональна воздействию кризиса на наиболее слабое звено в цепи. В таком случае необходимо проанализировать кредитоспособность всех участников и принять решения до того, как запустится цепная реакция. Во многих случаях предоставление торгового кредита от самого сильного звена самому слабому может оказаться наиболее быстрым и эффективным способом решения проблемы. Для этого банк должен быть готов поддержать оборотный капитал сильного участника цепи.

3. Осторожно расширять кредитный портфель

В ближайшие месяцы ожидается пик спроса на кредиты, которые помогут бизнесу пережить период вынужденного простоя. Критичным будет анализ данных. Банкам придется предоставлять точечные займы для поддержания оборотных средств. Несомненно, речь не о том, чтобы предоставить всем овердрафт, проценты по которому увеличат задолженность. На практике многие банки сейчас принимают меры, чтобы этого не произошло.

Подход к выдаче новых кредитов на основе анализа данных должен помогать банку искать ответы на следующие вопросы:

• Поможет ли новая кредитная линия поддержать капитал компании?

• Можно ли выдать кредит под залог активов без опасности продавать их по заниженной рыночной стоимости?

• Есть ли у заемщика подходящие коммерческие активы (например, оборудование или транспортные средства), которые могут служить обеспечением по новому кредиту?

• И более широко: есть ли способ стабилизировать приток денежных средств благодаря всестороннему обследованию частных и бизнес-клиентов?

Кроме того, сегодняшний кризис серьезно повысит привлекательность кредитных предложений, в которых изначально заложена возможность получения платежных каникул без санкций со стороны банка. Вполне вероятно, в ближайшие год-полтора будут еще вспышки COVID-19, а потому существенно повысится спрос на страхование платежей и кредитные продукты с гибкими условиями погашения.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Компании потеряли до 75% своих доходов в I квартале 2020 г. из-за распространения нового коронавируса COVID-2019, который привел к масштабному карантину и временному запрету на работу большинства предприятий, оценивают мировые масштабы пандемии эксперты McKinsey.

В этой ситуации центральные банки по всему миру ослабляют давление на финансовые институты. Российский регулятор – не исключение. Обычно Центробанк жестко контролирует работу банков, что может ограничивать их инициативы, рассказывает гендиректор Национального рейтингового агентства Алина Розенцвет. Но во время пандемии ЦБ ослабил давление на банки, и это позволило им идти навстречу клиентам. Например, если раньше при реструктуризации кредита банк должен был формировать дополнительные резервы под него, то до 30 сентября 2020 г. российский регулятор разрешил этого не делать. Правда, только если компания работает в отрасли, наиболее пострадавшей от кризиса по классификации ЦБ. Всего в перечне 16 видов деятельности: например, бытовые услуги, жилищное строительство, лизинг.

В моменте помощь клиентам уменьшит прибыль банков, но в перспективе может принести значимые выгоды, отмечает Розенцвет, – клиентскую лояльность и реальные доходы, когда клиент сможет восстановить свой бизнес.

«Ведомости&» разобрались, что в кризис действительно важно клиентам и как банки могут им помочь.

Реструктуризация кредитов

Заявки на реструктуризацию кредита – увеличение срока возврата долга, отсрочку платежей по основному долгу и по процентам – вот основной запрос бизнеса к банкам на сегодня, знает управляющий директор по валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов. К 1 марта сумма просроченных кредитов (к ним относятся и реструктурированные) малому и среднему бизнесу составляла 547 млрд руб. (всего небольшой бизнес взял кредитов на 4,6 трлн руб.). Чуть больше чем за месяц российской самоизоляции, когда многие компании не работали, но должны были платить зарплату сотрудникам, – с конца марта по 8 мая – банки одобрили реструктуризацию кредитов еще на 343 млрд руб., свидетельствуют данные ЦБ. По прогнозу Moody’s, доля проблемных кредитов в совокупном портфеле банков удвоится – с 10% на конец 2019 г. до 20% по итогам 2020 г.

Банки в основном реструктурируют кредиты малым и средним предприятиям, сфера деятельности которых есть в перечне наиболее пострадавших отраслей, составленном ЦБ, говорит Беликов. Всего, по данным ЦБ, банки с конца марта по 8 мая получили почти 94 000 заявок на реструктуризацию от малого и среднего бизнеса, из них одобрили 75–77%.

За реструктуризацией обратился каждый десятый заемщик банка «Уралсиб» из категории малого бизнеса, более 90% запросов одобрено, рассказывает заместитель директора департамента развития и продаж малого бизнеса банка Александр Фатеев. В среднем по рынку кредиты есть у каждого пятого клиента банков из категории малого бизнеса, у «Уралсиба» с учетом принятой стратегии эта доля ниже. И вряд ли она вырастет, говорит Фатеев: с одной стороны, большинство банков пересматривают свою кредитную политику и стараются более взвешенно подходить к текущей оценке риска заемщика, в первую очередь поддерживая действующих клиентов банка, с другой – спрос со стороны клиентов на инвестиционные кредиты снизился. В отношениях с клиентами кризис также дал возможность выйти на новый уровень, считает Фатеев: за каждым клиентом-предпринимателем стоят его работники и банк, поддерживая бизнес, играет важную социальную роль.

Льготные кредитование

Спрос на кредиты будет расти на фоне снижения денежных потоков, считает Розенцвет. Например, в США лишь около 20% финансово здоровых малых предприятий могут работать два месяца, не получая выручку, согласно отчету Федерального резервного банка Нью-Йорка, на который ссылается The Wall Street Journal. Это вынуждает правительства разных стран мира срочно разрабатывать программы помощи компаниям.

В России с 2015 г. действует программа льготного кредитования от Корпорации МСП и Минэкономразвития. По ней предприниматели могли взять кредит по ставке не более 8,5%, например, на пополнение оборотных средств или рефинансирование ранее взятых кредитов.

Во время пандемии возможностей льготного кредитования стало больше. Основная из них – это годовой кредит на выплату зарплаты сотрудникам с нулевой ставкой в первые полгода и ставкой 4% в следующие полгода. С конца марта по 8 мая банки получили кредитных заявок на эти цели на 94 млрд руб., одобрили – на 46 млрд руб., сообщала председатель Центробанка Эльвира Набиуллина. Среди клиентов «Уралсиба» проявили интерес 3–4%, говорит Фатеев. Он объясняет: у компаний в сегменте малого бизнеса – клиентов «Уралсиба» в основном до 10 сотрудников и небольшой зарплатный фонд, поэтому кампании сами справляются за счет своих оборотных средств и такой инструмент им интересен в меньшей степени.

У «Уралсиба» стратегия финансовой поддержки предпринимателей предусматривает не только кредитную помощь.

На фоне снижения выручки и прибыли компаний бизнесу важна любая экономия на издержках, рассказывает Фатеев. Поэтому действующие клиенты при подключении новых предложений по пакетам услуг могут получить скидку на оплату до 50%. В апреле и мае банк отменил минимальную фиксированную ставку за [торговый] эквайринг для компаний – она зависела от оборота и в связи с его снижением эта мера поддержки оказалась актуальной для предпринимателей, говорит Фатеев. Он подсчитал: вместе со снижением стоимости пакетов новых услуг клиенты могут сэкономить в месяц до 5000 руб. Еще одна мера поддержки – снижение до 1 октября с 2 до 1% тарифа для интернет-эквайринга.

Дистанционное обслуживание

Но в кризис важны не только денежные меры поддержки. Текущий кризис предъявляет особые требования к дистанционному банковскому обслуживанию, говорит директор рейтингового агентства НКР Станислав Волков: «Удобный онлайн-сервис и дистанционная поддержка клиента сейчас становятся важнейшими задачами банков». Качественное дистанционное обслуживание в текущих условиях увеличивает вклад в клиентскую лояльность, соглашается Розенцвет. И здесь лучше работать на опережение: если банк будет догонять запросы клиента, его могут просто переманить, считает Волков.

Интернет-банком пользуется 97% клиентов «Уралсиба» категории МСБ, при этом в середине апреля в банке увеличился поток обращений в колл-центр – на 20%, говорит Фатеев. «[Предприниматели] спрашивали, какие операции можно проводить в онлайне, где открыты ближайшие отделения банка, как взаимодействовать с банком в условиях изоляции», – рассказывает он. Для информирования клиентов банк разработал специальный раздел на сайте по мерам поддержки, также проводил работу по доведению информации клиентам по интернет-банку, фактически действовал на опережение, рассказывая о продуктах, акциях и специальных предложениях, объясняет Фатеев. Такая стратегия, по его мнению, позволяет выстроить долгосрочные отношения банка с клиентом: если в сложный период клиент не видел от своего банка мер поддержки, он просто уйдет к другому.

Важно и то, насколько банки последовали рекомендациям ЦБ в смягчении критериев блокировки счетов, говорит Фатеев. Бизнес в период карантина ограничил платежи по налогам, аренде, заработной плате, и банк подходит индивидуально к каждому конкретному случаю, принимая решения крайне взвешенно. «Готовность слышать клиента, идти ему навстречу станет в этом кризисе серьезным мерилом партнерских отношений и доверия, которое должно лежать в основе банковского бизнеса», – считает Розенцвет, выиграют только те банки, которые смогут расположить к себе клиентов и удовлетворить их реальные потребности.

Сабина Хасанова, директор департамента аналитики и контента Банки.ру

В каждый кризисный период российские финансовые власти не устают повторять, что на этот раз отечественный банковский сектор готов к новым потрясениям гораздо лучше, чем это было в прошлый кризис. Как ни банально звучит, но к сегодняшнему экономическому кризису отечественные банки действительно подошли в гораздо лучшей форме, чем это было, например, в 2008 и 2014 годах.

Профицит ликвидности и карантин позволяют не замечать оттока клиентских средств. К началу 2020 года российский банковский сектор располагал внушительным профицитом ликвидности, выражавшимся в том числе в исторически низкой стоимости фондирования. Так, индикативная ставка, рассчитываемая ЦБ РФ по депозитам десяти крупнейших банков, обновила в начале марта минимум за весь период исследований, составив 5,15% годовых. Показатель профицита ликвидности, рассчитываемый Центробанком (разница между средствами, размещенными банками на депозитах и в облигациях ЦБ, и кредитами, привлеченными банками от ЦБ), в феврале текущего года поднимался до исторически рекордного уровня в 5 трлн рублей. Помимо свободной ликвидности банки располагают также и внушительным объемом рыночного обеспечения, которое в случае необходимости может быть использовано в операциях рефинансирования с ЦБ. Можно ожидать, что в этом случае регулятор будет принимать обеспечение по «докризисной» стоимости, закрывая глаза на снижение стоимости активов.

Подтверждением сохранения комфортной ликвидной позиции банковского сектора служат и операции банков с Банком России. Если в предыдущие кризисные периоды ЦБ практически сразу же переключался на полномасштабное рефинансирование банковского сектора, то сейчас операции регулятора по предоставлению ликвидности банкам носят лишь периодический характер, а объемы их незначительны. Основная масса банков продолжает проявлять повышенный интерес к размещению свободных средств на депозитных аукционах ЦБ, спрос на которые практически не сократился с началом кризиса.

В результате даже после некоторого оттока клиентских средств в марте банки пока весьма осторожно поднимали ставки по вкладам и накопительным счетам. Такое повышение ставок абсолютно не соизмеримо с тем взлетом доходностей, который наблюдался уже в самом начале кризисов 2008 и 2014 годов. Если в прошлые кризисные периоды банки пытались в первую очередь хоть как-то остановить отток клиентских средств, то сегодня повышение ставок будет связано прежде всего с нежеланием банков кредитовать в условиях резкого ухудшения экономической среды.

Безусловно, определенную поддержку сохранению комфортной ликвидной позиции оказывают и ограничительные меры, которые в том числе сдержали отток средств из банков в период резкого ухудшения конъюнктуры и новостного фона в марте.

Послабления ЦБ купировали рыночный риск. Один из главных ударов в кризисные периоды традиционно приходится на вложения банков в ценные бумаги. Нынешняя ситуация не стала исключением. Весь прошлый год российские банки активно наращивали вложения на долговом рынке, отыгрывая период смягчения процентной политики ЦБ (снижение ставок = рост цены облигаций). Банки активно вкладывались как в государственные облигации (ОФЗ), так и в корпоративные. Именно через облигации крупные компании с начала прошлого года и вплоть до резкого ухудшения конъюнктуры в текущем году реализовывали свой спрос на кредитные ресурсы. В итоге абсолютный рост вложений в облигации с начала 2019 года даже опередил прирост портфеля корпоративного кредитования.

Однако все вытекающие из вышеописанной ситуации рыночные риски в самом начале текущего кризиса помог оперативно купировать Банк России. В частности, ЦБ позволил банкам не производить переоценку портфелей ценных бумаг после 1 марта текущего года. Данная мера будет действовать до конца 2020-го. Аналогичные действия регулятор осуществил и в отношении валютного курса, разрешив банкам использовать курс на 1 марта 2020 года при расчете обязательных нормативов вплоть до 30 сентября текущего года. Результатом оперативных послаблений ЦБ в части рыночного и валютного риска стала в том числе стабилизация котировок на локальном валютном и долговом рынках.

Масштабного ухудшения качества кредитов не избежать, но можно сгладить риски. Всем предыдущим кризисным периодам предшествовала активная кредитная экспансия банков. В этот раз ситуация несколько отличается от предыдущих лет в лучшую сторону. Так, корпоративное кредитование, несмотря на цикл снижения ключевой ставки ЦБ в 2019 году, по большому счету так и не удалось перезапустить, и его динамика за последний год осталась на скромном однозначном уровне. Розничное кредитование росло гораздо более активными (двузначными) темпами, однако со второй половины прошлого года ЦБ предпринял целый ряд регулятивных ужесточений, преимущественно в части необеспеченного потребительского кредитования и частично в части ипотечного. Все вместе позволило в некоторой степени замедлить рост розничных портфелей банков к концу 2019 года и в начале 2020-го.

Агрессивный рост кредитных портфелей перед кризисными периодами предыдущих лет неминуемо оборачивался последующей реализацией всех кредитных рисков в пиковую фазу кризисов. В ближайшем будущем банкам, безусловно, также не удастся избежать крупных потерь в активах из-за коллапса в экономике. Однако сегодняшняя ситуация могла бы быть еще хуже, если бы банки успели набрать гораздо больше проблемных долгов. Например, в кризисный 2008 год банки успели нарастить свои портфели более чем на треть, что потом обернулось для отдельных кредитных организаций катастрофическими последствиями.

Не стоит также забывать, что предстоящие потери банков в сегодняшних условиях будут частично нивелированы регулятивными послаблениями Банка России. Например, банки уже могут не ухудшать качество по отдельным ссудам заемщиков, пострадавших от пандемии и кризиса. Не факт, что это поможет самим должникам, но в значительной степени ограничит давление на банковский капитал.

Поддержка государства: до населения и бизнеса может не дойти, а банкам поможет. Кризис 2008 года ударил прежде всего по финансовому и банковскому сектору и только затем уже добрался до реального сектора экономики. Кризис 2014 года, спровоцированный геополитическим конфликтом, также нанес первый удар по банковскому сектору, а затем уже ударил по экономике и населению. Отличительной чертой сегодняшнего кризиса является то, что его природа носит прежде всего нефинансовый характер. Пока что именно банковский сектор чувствует себя лучше всего, продолжая осуществлять практически полноценную деятельность в сравнении с другими отраслями экономики и сегментами бизнеса, часть которых фактически прекратила свое функционирование. Именно банковский сектор может рассчитывать на безусловную поддержку государства, так как в сегодняшних полевых условиях бесперебойное осуществление платежей и расчетов будет поставлено во главу угла. Кроме того, именно банковскому сектору отводится одна из ключевых ролей в реализации государственных мер поддержки населения и бизнеса. Пока можно лишь догадываться, окажутся ли эти меры эффективными для пострадавших заемщиков и предпринимателей. Однако можно не сомневаться, что сами банки извлекут в том или ином виде максимум прибыли из своего господствующего положения в нынешнем кризисе.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Изменения в методике оценки нормативов достаточности капитала [1] привели к их пересчету в конце 2014 года, и, по оценкам экспертов, среднерыночное значение норматива достаточности капитала Н1.0 повысилось на 1–2 процентных пункта. Однако это лишь кратковременное улучшение: ожидаемый в 2015 году рост просроченной задолженности (только за первые три месяца ее доля увеличилась с 3,5% до 4,5%) негативно отразится на активах банков, взвешенных по риску, и вновь сделает актуальной проблему достаточности капитала. Однако сегодня далеко не все банки принимают даже необходимый минимум мер по оптимизации капитала.

Практика показывает, что реализация самых важных из этих мер позволяет повысить значение норматива достаточности капитала Н1.0 на 1–1,5 п. п. Описанные ниже методы в большей степени актуальны для бухгалтерской отчетности по российским стандартам, но применимы они и в случае использования международных стандартов: для оптимизации капитала, согласно требованиям «Базель II», основным рычагом является управление залогами и некредитными активами.

Банк России планирует в ближайшее время ввести новые требования к управлению капиталом и рисками в банковских организациях, согласующиеся с рекомендациями «Базель II» и разработанные на основе уже имеющихся рекомендаций [2] . Первый этап, требующий от кредитных организаций, размер активов которых превосходит 500 млрд рублей, разработки и внедрения внутренних процедур оценки достаточности капитала (ICAAP) на индивидуальном уровне, должен завершиться уже до конца 2015 года. ICAAP направлены на выявление значимых видов рисков, их всестороннюю оценку и управление ими, в том числе на консолидированной основе, а также на обеспечение достаточности капитала для их покрытия. В частности, внедрение системы управления рисками и капиталом на уровне групп, включая разработку системы оценки рисков и ее объединение с системой распределения капитала. Определение и соблюдение установленных лимитов рисков. Обязательное проведение внутреннего стресс-тестирования. Публикацию ежеквартальной отчетности по внутренним процедурам оценки общей достаточности капитала, повышение ответственности головного банка за другие компании группы.

Совмещение внедрения ICAAP, предполагающих снижение уровня рисков и требования к капиталу с переходом на более современные и эффективные рейтинговые модели (F-IRB, A-IRB), дающие возможность значительно улучшить качество кредитного портфеля и, соответственно, снизить резервы, позволяет достичь более высокого значения показателя достаточности капитала при сокращении издержек.

В рамках повышения эффективности капитала в первую очередь стоит проверить полноту отражения всех элементов кредитного процесса в бумажной и электронной документации банка. То есть полноту учета всех документов, отражение возможности отзыва документарных операций, полноту учета внешних кредитных рейтингов, отображение кредитных линий, учет добросовестности уплаты налогов заемщиками.

Вот пример того, насколько полезен может быть учет дополнительной небанковской документации: ряд кредитов, выданных корпоративным клиентам, которые обычно при расчете активов банка, взвешенных по риску, учитываются с коэффициентом 1,5, можно перевести в категорию с коэффициентом 1. Достаточно документально доказать, что заемщик вовремя и в полном объеме платит налоги (достаточным доказательством обычно считаются квитанции из налоговой инспекции).

Еще пример – ипотечные кредиты: каждый из них должен быть отнесен к одной из пяти категорий, к которым при расчете активов банка, взвешенных по риску, применяются разные коэффициенты. Военная ипотека принимается в расчет с нулевым коэффициентом, а высокорисковая ипотека с первоначальным взносом менее 10% – с коэффициентом 1,5. Предоставление банку стандартного пакета документов, включающего подтверждение дохода домохозяйства и свидетельство того, что объект недвижимости застрахован, позволяет отнести ипотечный кредит к категории кредитов с более низким уровнем риска.

Важным элементом управления капиталом банка в условиях кризиса становятся правила учета внешних рейтингов. Сегодня ЦБ допускает использование как рейтингов, присваиваемых международными агентствами, так и рейтингов, выставленных крупнейшими отечественными рейтинговыми агентствами (эти рейтинги остаются более высокими, а значит, позволяют расценивать заемщика как более надежного). Включение в арсенал инструментов банка автоматической проверки всех доступных рейтингов заемщика и выбора оптимального рейтинга может быть полезно для снижения уровня резервов и применения к кредитам более низкого коэффициента при включении их во взвешенные по рискам активы.

Далее необходимо наладить управление залогами.

Уменьшить объем резервов на возможные потери помогут следующие меры: полное и своевременное получение от клиента фронт-офисом и предоставление мидл-офису и бэк-офису информации по залогам, проведение реклассификации и переоценки залогов (последнее особенно актуально для движимого имущества). Основное требование для управления залогами – наличие и корректная работа базы данных, обновляющейся в режиме реального времени и содержащей всю необходимую информацию: срочность залогов, их справедливую стоимость (оценка при принятии залога и данные обо всех переоценках) и страховое покрытие. Значительно осложняет ситуацию то, что многие банки по традиции хранят документацию по залогам в отделениях. Это сильно замедляет как процесс признания залога, так и взыскание просроченной задолженности.

Кроме того, может потребоваться внести изменения в список должностных обязанностей и повысить квалификацию персонала: зачастую клиентские менеджеры после выдачи кредита или открытия кредитной линии пренебрегают документарным сопровождением, это в конечном итоге приводит к тому, что залог при расчете резервов не учитывается вовсе. Как показывает наш опыт, учет всех «забытых» залогов уже позволяет повысить норматив достаточности капитала приблизительно на 0,5 п. п.

Еще сложнее наладить своевременную реклассификацию залогов. Ее проведение может быть выгодно, например, в случае с кредитами, выданными девелоперами. При завершении строительства одного из объектов кредит можно пересмотреть: достроенный объект будет отнесен к залоговому имуществу, соответственно, кредит станет менее рисковым, и это позволит снизить показатель стоимости активов, взвешенных по рискам, для банка и уменьшить ставку для клиента.

Однако периодические меры при работе с залогом не ограничиваются документарным сопровождением: необходимо вести постоянный мониторинг залогов. Эффективными мерами могут стать установка постоянного видеонаблюдения за предметом залога, периодическое предоставление актуальной документации, регулярная переоценка и обеспечение банку доступа к внутренним базам данных клиента (в том числе к SAP). Кроме того, банку необходима эффективная группа специалистов по взысканию задолженности: учитывать неотчуждаемый залог не имеет смысла.

Для эффективного управления капиталом банка важно также полностью использовать потенциал реклассификации. В полной мере отражать информацию о заемщиках, связанных с органами власти. Минимизировать использование офшорных юрисдикций. Управлять портфелем отчужденной залоговой недвижимости. Реклассифицировать средства в банках в активы, приравненные к наличным средствам. Отражать в документации гарантийные депозиты и оптимизировать учет сделок РЕПО.

Одним из главных инструментов как при расчете нормативов, так и при оценке рисков выступают рейтинговые модели. Многие российские банки все еще используют стандартизированные модели, в то время как переход на более современную модель F-IRB, индивидуально настроенную для разных клиентских сегментов (розничный бизнес, малый и средний бизнес, корпоративные клиенты), позволяет банку с достаточным качеством кредитного портфеля сократить активы, взвешенные по риску, в среднем на 20%. Дальнейшее усовершенствование возможно за счет перехода на модель A-IRB, пока мало применяющуюся в России.

Стоит также обратить внимание на резервы на возможные потери по ссудам: оптимизировать работу с портфелями однородных ссуд и просроченными платежами и пересмотреть систему раннего оповещения в отношении корпоративных заемщиков. Важно отслеживать состояние заемщика регулярно, а не эпизодически, иметь систему, позволяющую на основе нескольких ключевых индикаторов предугадывать будущие проблемы клиента и действовать на опережение.

Сегодня типичная система предупреждающих сигналов в банках далека от совершенства. Уже на этапе ввода данных в систему бывает много субъективных составляющих. Индикаторы, показывающие, что на что-то следует обратить пристальное внимание, зачастую оказываются в распоряжении банка слишком поздно, что приводит к несвоевременному их срабатыванию. Наконец, системы устроены таким образом, что когда значение хотя бы одного из индикаторов оказывается в зоне риска, компания попадает в список клиентов, за которыми нужно наблюдать. Зачастую такая чрезмерная осторожность нецелесообразна: многие компании на регулярной основе ведут рисковый или волатильный бизнес, и неоправданные требования по проведению постоянных проверок приводят только к лишнему расходу времени и денег.

Действительно эффективные системы предупредительных сигналов имеют более точные настройки. В них используется скоринг с очень высоким (50–70%) коэффициентом Gini (коэффициент, оценивающий точность прогнозов, полученных с помощью модели). Такие системы настраиваются в зависимости от внешних требований и предпочтений пользователя и позволяют прогнозировать ожидаемые проблемы у клиента за три, шесть или девять месяцев – чем короче срок, тем выше надежность прогноза. Стандартными индикаторами обычно выступают внутренние данные банка о клиенте. К примеру, об оборотах по его счетам. На выходе пользователь получает не просто список подозрительных заемщиков, а классификацию клиентов по категориям. Обычно категорий три: «зеленая», «желтая» и «красная», и к каждой из них прилагается своя инструкция с рекомендациями по дальнейшим действиям. Переход со стандартной системы на «умную» позволяет снизить значение взвешенных по рискам активов банка на 10–20%.

Учет некредитных рисков (рыночный, операционный и риск ухудшения кредитного качества контрагента) также требует постоянного внимания, в том числе от департамента рисков. Одним из опасных подводных камней может стать операционный риск, оценка которого для целей расчета нормативов достаточности капитала часто бывает завышена.

Список перечисленных мер оптимизации капитала нельзя назвать исчерпывающим, однако он включает большую часть больных на сегодняшний день для банков вопросов. Их решение позволит быстро и эффективно оптимизировать показатель достаточности капитала за счет сокращения активов, взвешенных по рискам. Совершенствование процессов и требований к данным станет еще более актуальным по мере развития и усложнения банковского регулирования. Поэтому такую работу не стоит откладывать.

[1] Для расчета активов, взвешенных по риску, Центральный Банк Российской Федерации разрешил использовать курс доллара США на 1 октября 2014 года; до 1 июля 2015 года в части формирования резерва по ссудам Центральный банк предоставил льготы и ввел мораторий на признание отрицательной переоценки по портфелям ценных бумаг. Источник: «Развитие банковского регулирования в России в 2015 году», В. А. Поздышев, заместитель председателя Банка России, журнал «Деньги и кредит», январь-2015.

2]. Письмо ЦБ РФ «О методических рекомендациях по организации кредитными организациями внутренних процедур оценки достаточности капитала» от 29.06.2011 № 96-Т.

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: