Крестьянский банк при александре 3

Обновлено: 02.10.2022

Уже в начале $XX$ столетия размеры накоплений населения в сберегательных кассах возросли более, чем на 1 миллиард. Общее количество счетов, открытых в сберегательных кассах в 1914 г. достигло 9 миллионов. Вместе с процентными бумагами вкладчиков на 1.07.1914 г. общая сумма депозитов составила 2073 млн. рублей.

Точкой отсчета начала второго периода становления банковской системы можно считать 1860 г., когда возобновил свою деятельность по существу качественно новый Государственный банк. Этому событию предшествовала большая подготовительная работа, в которой активное участие принял будущий управляющий банка Е.И. Ламанский, талантливый финансист и специалист своего дела.

Перед банком поставили две новые стратегические цели: оживление торговых оборотов и упрочение денежной кредитной системы. Причем под оживлением торговых оборотов имелось в виду ускорение развития не только торговли, но и других отраслей хозяйства. В частности, банк принял непосредственное участие в осуществлении выкупных операций при переходе наделов в собственность крестьян.

Очевидно, для того, чтобы практически переориентировать Государственный банк на достижение новых сложных целей, необходимо было осуществить ряд серьезных организационных и кадровых преобразований.

Готовые работы на аналогичную тему

Речь шла о том, чтобы:

Крестьянский поземельный и Дворянский банки

Своеобразным продолжением Госбанка в восьмидесятых-девяностых годах, специально для проведения аграрной политики государства, были созданы Крестьянский поземельный и Дворянский банки. Первый помогал кредитами крепким домохозяевам покупать в собственность земли обанкротившихся помещиков. Второй пытался вытащить дворянство из той трясины, в которой оно увязло после реформы 1861 года. Однако, поскольку полученные кредиты помещиками использовались в основном на потребительские цели, т.е. были неликвидными, все большая часть их имений, заложенных под долги, распродавалась. Обычно через Крестьянский банк эти земли попадали к тем, кто мог их обрабатывать более умело.

Крестьянский банк находился во введении Министерства финансов. За первые 13 лет деятельности банка крестьяне при его содействии приобретали ежегодно в среднем 118.5 тыс. десятин земли, используя ссуды на 6.3 млн рублей. В последующие десять лет размер земли, приобретенной крестьянами с помощью банковских ссуд увеличился до 600 тыс. десятин в год, а сумма кредита возросла до 41.7 млн. рублей. Цены на землю существенно колебались в отдельные годы.

В начале века Крестьянский банк стремился их стабилизировать в пределах 100-115 руб. за десятину. Особые меры проводились против обвального обесценения помещичьих угодий в годы революции 1905-1907 гг., а также, спустя 3-4 года, когда конъюнктура резко изменилась и цены подскочили вверх.

Частные акционерные банки

Совершенно по-другому в конце $XIX$ – начале $XX$ веков развивались частные акционерные банки. Если главное внимание государственных банков было сосредоточено на двух направлениях:

  • всемерное укрепление устойчивости денежной системы;
  • помощи кредитами дворянскому сословию и крестьянству, то частные коммерческие банки переместили центр тяжести своей деятельности в сферу торговли, в том числе ценными бумагами, и промышленности, прежде всего, металлургии, топливных отраслей и машиностроения.

Эти отрасли, в свою очередь, были сориентированы на выполнение заказов казны, связанных с крупномасштабным железнодорожным строительством.

Вторым по времени основания (1866 г.) стал Московский Купеческий банк. Вначале его капитал составлял всего 1260 тыс. рублей (252 пая по 5 тысяч каждый, распределенных между учредителями). Впоследствии он увеличился до 10 миллионов. Сразу же возникли трения с министерством финансов, которое требовало установить лимит для принимаемых банком на себя обязательств. Долгое время все попытки наиболее активного учредителя – богача В. Кокарева (его состояние, нажитое на винных откупах, оценивалось в 1863 г. в 6.2 млн. руб.) побыстрее утвердить устав, – не давали результатов. Не помогли даже щедрые подношения соответствующим чиновникам. Только после того, когда в число учредителей пригласили нескольких крупных банкиров из Петербурга, процесс пошел.

Деятельность Московского купеческого банка ориентировалась в основном на московский торгово-промышленный район. По своим оборотам в начале $XX$ века он прочно занимал второе место среди аналогичных коммерческих учреждений.

С.-Петербургский учетный и ссудный банк начал свои операции в 1869 г. с основным капиталом 5 млн. рублей. В течение 22 лет директором-распорядителем банка был известный финансист А. Зак. Ему удалось обеспечить устойчиво прибыльную работу банка, – главным образом по учету торговых векселей. Дивиденды, выплачиваемые банком, поднимались до 55 рублей на акцию, номинальной стоимостью 250 руб. Даже в неблагоприятный для кредитной системы 1876 г. банк выплатил 11.6 %.

В том же 1869 г. открыл свои двери для многочисленных клиентов С-Петербургский международный коммерческий банк, специализировавшийся на выдаче коммерческих кредитов под внешнеторговые операции российских фирм. Это давало им значительный выигрыш по сравнению со стоимостью аналогичных услуг, предлагаемых зарубежными фирмами. Закономерно, что Петербургский международный коммерческий банк рос, как на дрожжах. Основан он был с капиталом 5 млн. рублей. Через три года капитал был увеличен до 13 млн. и последующими выпусками доведен к 1910 г. до 30 миллионов. Оборот банка только за 1909 г. составил 27 млн. руб. В России банк имел 24 отделения. Кроме того, по одному отделению в Париже и в Брюсселе.

В 1870 г. начал свои операции Волжско-Камский банк, отличавшийся рядом особенностей от других российских кредитных организаций. В разработке концепции его коммерческой политики активное участие принял уже упоминавшийся московский коммерсант В. Кокарев. Суть ее состояла в том, чтобы создать надежную сеть денежных каналов, которые связывали бы главные торгово-промышленные центры с провинцией, где имелись свободные капиталы, не находящие себе выгодного применения на местах.

В 1871 г. начали свою деятельность еще два крупных банка: Азово-Донской коммерческий и Русский для внешней торговли. Первый обслуживал кредитные нужды торговли и промышленности Северного Кавказа и бассейна Дона. Его правление вначале размещалось в Таганроге, а в 1904 г. перебралось в Петербург. По своим оборотам Азово-Донской коммерческий банк занимал одно из первых мест в России. Его дивиденды за 1899-1908 гг. составили в среднем 16 %.

Банкирские дома и конторы

Одной из интересных форм кредитных учреждений в России в XIX – начале XX века были банкирские дома и конторы. Они по существу выполняли те же операции, что и коммерческие банки. Чаще всего их создавали крупные торговцы и промышленники для банковского обслуживания преимущественно своей сферы деятельности.

По масштабам оборотов такие учреждения существенно уступали акционерным банкам, но зато их собственники имели широкие возможности для свободных и быстрых маневров своими капиталами. При этом они не обязаны были ни перед кем отчитываться за свои действия. Лишь в 1889 г. были изданы первые правила, которые предусматривали общий контроль со стороны Министерства финансов за соблюдением банкирскими домами норм хозяйственного права. Позже министерство начало производить внезапные ревизии кредитных операций таких учреждений.

О разносторонней направленности их активности можно судить на примере одного из старейших банкирских домов «Э. Мейер и К», учрежденного поданным Великобритании в Петербурге еще в 1860 г. На рубеже двух столетий этот «дом» принимал участие в учреждении, финансировании и управлении Московско-Брестской и Балтийской ж.д., Русского для внешней торговли банка, Полтавского земельного банка, фирмы «Проводник» и др.

К числу старейших банкирских домов в России принадлежала открытая в 1863 г. контора «Ф.А. Алферов». В самом начале $XX$ века в Москве был создан банкирский дом «Бр. Рябушинские». В 1907 г. начал свои операции со штатом 10 человек банкирский дом «Захарий Жданов». Через три года там было занято уже почти 100 служащих. По оборотам они догнали старейшие учреждения подобного рода.

Особого внимания заслуживает также опыт работы «Обществ взаимного кредита», зачинателем создания которых в 60-х годах прошлого столетия выступил известный уже нам Е.И. Ламанский. Он разработал устав первого такого учреждения – Петербургского общества взаимного кредита. Свою деятельность, в составе 200 членов, оно начало в 1863 г., располагая капиталом всего в 15 тысяч рублей. Самое важное состояло в том, что его участники доверяли друг другу.

По существу их ассоциация представляла собой своеобразную кассу взаимопомощи, где можно было дешевле, чем в банках без лишних формальностей, в том числе под соло-вексель (с одной подписью), получить кредит. Деловые люди быстро оценили преимущества нового учреждения. Число его членов и финансовые возможности динамично росли: на 1.01.1906 г. общество объединяло уже 7,7 тыс. человек. Его оборотный капитал достиг 3.5 млн. рублей.

Крестьянский поземельный банк – первое финансово-кредитное учреждение в России, созданное в 1882 г. для решения проблемы земельного обеспечения крестьян путем предоставления им ссуд для покупки частновладельческих земель. Банк был создан по инициативе и при активном участии Министерства внутренних дел (Н. П. Игнатьев), Министерства государственных имуществ (М.Н. Островский) и Министерства финансов (Н.Х. Бунге) и действовал на всей территории Российской империи за исключением Остзейского края. «Положение о Крестьянском поземельном банке» было подписано императором Александром III 18 мая 1882 г., но первые 9 отделений банка открылись только 10 апреля 1983 г.
Основой финансовых операций банка стали выпуск и продажа 5,5%-ых закладных листов с номиналом 100, 500 и 1 000 руб., обеспеченных заложенной землей, а также государственные субсидии. Размер ссуды покрывал 80-90% стоимости участка продаваемой помещичьей земли, остальное должны были оплатить сами крестьяне. В зависимости от размера и срока кредита (от 13 до 50 лет), они должны были платить ежегодно от 7,5% до 8,5% годовых.
В первый период своей деятельности (1882-1894 гг.) банк занимал пассивную позицию, и объем выкупных и кредитных операций был незначительным. Во многом это было связано с тем, что юридическим основанием его деятельности было добровольное согласие сторон: помещика и крестьянина, а также изначально завышенная банковская ставка и стоимость предлагаемой банком земли (в 1883 г. почти в 2 раза выше рыночной стоимости). Реформа банка в соответствии с положениями нового Устава разработанного под руководством С.Ю. Витте и утверждённого 27 ноября 1895 г., разрешала самостоятельную покупку и продажу земли, снизила стоимость кредита и упростила его оформление. Все это привело к росту активности банковских операций в последующий период. С 1896 по 1903 гг. при содействии банка было куплено земли в 4 раза больше, чем за предыдущие 13 лет (4,9 млн. десятин).
Столыпинская аграрная реформа открыла для Крестьянского банка новые возможности. Указом от 3 ноября 1905 г. банку разрешили покупать неограниченное количество земли, оплачивая ее специальными свидетельствами. А указы 12 и 29 августа 1905 г. передали банку часть казенных земель. Образовавшийся огромный земельный фонд (более 4,5 млн. десятин), банк стал использовать, прежде всего, для продажи единоличным хозяйствам и помощи зажиточному крестьянству. К 1915 г. Крестьянский поземельный банк являлся одним из крупнейших коммерческих центров земельного кредита (68 отделений по всей стране), в результате деятельности, которого более 1 млн. крестьянских дворов приобрели более 15,9 млн. десятин земли.
Банк был национализирован декретом Советского правительства от 25 ноября 1917 г.

Крестьянский поземельный банк (Крестьянский банк) — государственное кредитное учреждение, работавшее в 1883-1917 годах в Российской империи. [1] Банк выдавал долгосрочные ссуды крестьянам на покупку частновладельческих, прежде всего дворянских земель.

Содержание

История

Подготовка и утверждение проекта

В начале 1880-х годов, под руководством министров внутренних дел (Н.П. Игнатьев), государственных имуществ (М.Н. Островский) и финансов (Н.Х. Бунге), было разработано Положение о Крестьянском банке. 18 мая 1882 года документ был утвержден царём [2] .

Действия банка на рынке земельной недвижимости

В 1883-1915 гг. свыше 1 млн. крестьянских дворов приобрели через банк более 15,9 млн. десятин земли (это больше территории современных Австрии, Швейцарии и Словении, вместе взятых). Общая сумма выданных ссуд превысила 1,35 млрд. рублей [2] .

Действия Крестьянского банка распространялись на всю страну (на губернии Царства Польского с 1888), за исключением Остзейского края: к 1890 банк имел отделения в 41 губернии, к 1915 — в 68.

Находился в ведении Министерства финансов. Возглавлялся управляющим и советом (назначались министром финансов), отделениями руководили управляющие (назначались министром финансов). Члены совета отделений — 1 по назначению губернатора и 2 члена, выбираемые местным губернским земским собранием или губернским присутствием по крестьянским делам.

Средства на выдачу ссуд Крестьянский банк получал путём выпуска 5,5%-ных закладных листов с номиналом 100, 500 и 1 тыс. руб. (были обеспечены землёй, принятой банком в залог) и за счёт правительственных субсидий. Банк выдавал ссуды в размере 80-90% стоимости покупаемой земли на срок от 13 лет до 51 года. По ссудам банк взимал от 7,5% до 8,5% годовых.

Ссуды крестьянам банк выдавал только при покупке земли у помещиков. При этом цены на землю у банка были вдвое больше чем среднерыночная цена (в 1883 г. одна десятина 27 руб. 52 коп., — рыночная цена, 52 руб. 38 коп. — в Крестьянском банке). [3]

В революцию 1905—07 Крестьянский банк препятствовал падению цен на землю, скупив у помещиков 2,7 млн. десятин (по 107 руб. за десятину). В августе 1906 года в распоряжение банка были переданы удельные земли и часть казенных земель, для последующей их продажи крестьянам [4] . Примечательно, что если до революции 1905-1907 гг. Крестьянский банк отдавал предпочтение работе с коллективными клиентами (общинам и т.п.), то начиная с 1908 года земля из фондов банка могла продаваться только единоличникам. Согласно указу от 21 марта 1906 года, ссуды из Крестьянского и Дворянского банков стали выдаваться процентными бумагами [2] .

В годы столыпинской аграрной реформы банком было продано крестьянам, выходившим на отруба, — 54,6 % земли, крестьянам, выходившим на хутора, — 23,4 %. Из всего запаса Крестьянского банка к 1917 было продано 61 % земли. Декретом СНК от 25 ноября (8 декабря) 1917 Крестьянский банк упразднён.


Восстановление пароля



Александр II , Г. С. Батеньков , Н. С. Кашнин , Н. А. Спешнев , Л. Н. Толстой , Н. И. Пирогов , И. М. Сеченов , К. Д. Кавелин , братья Самарины , А. Е. Розен , К. А. Тимирязев



Преобразования Александра II: Крестьянская реформа 1861 года и её последствия
Становление общественного самоуправления
Пореформенный социум: Традиции и новации в жизни пореформенной деревни
Общинное землевладение и крестьянское хозяйство

Через пять лет после восшествия на трон, ровно день в день, то есть 19 февраля 1861 года, император Александр II подписал «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Этот документ вывел из крепостного состояния примерно 2/5 населения Российской империи. В первое же после указанной даты воскресенье царский манифест об отмене крепостного права был зачитан в церквях народу.

Условия реформы

На первом этапе, начавшемся сразу после обнародования Манифеста 19 февраля 1861 года, крестьяне получали личную свободу без всякого выкупа. Теперь они могли вступать в брак по собственному усмотрению, не спрашивая соизволения барина. Им разрешалось заключать самостоятельные сделки, заниматься независимой от помещика торгово-промышленной деятельностью, дозволялось переходить в другие сословия.

С первого же дня реформы крестьяне получили освобождение от работ, связанных с заготовкой «столовых запасов» помещику (сбор грибов, ягод, приготовление разнообразных варений, солений, напитков и многое другое, производившееся ранее бесплатно).

​​​​​​​Медаль в память отмены крепостного права

Согласно Манифесту, земля и под крестьянской усадьбой, и надельная полевая оставалась ещё в собственности помещика. Но крестьяне получали усадьбу и надел не в собственность. За право их использования они временно продолжали нести прежние повинности (отрабатывали барщину и платили оброки), то есть становились временнообязанными. Но помещики теперь не могли произвольно увеличивать барщину и оброк. Повинности, которые крестьяне продолжали отбывать за пользование невыкупленной барской землёй, объявлялись постоянными, неизменными. По завершении выкупа земли прекращалось состояние крестьян как временнообязанных, они переходили в положение свободных собственников.

При этом крестьяне не просто имели право, а были обязаны выкупить землю. Отказаться от земли бывший крепостной не мог. В свою очередь, и помещик не мог отказать крестьянину в выкупе. Величина выкупа не зависела от рыночной стоимости земли, а подчинялась правилу капитализированного оброка: за выкупленную землю крестьянин должен был заплатить сумму, которая при её помещении в банк давала бы собственнику земли доход, равный прежнему годовому оброчному платежу. Банковская ставка равнялась тогда 6% годовых, и если крестьянин раньше приносил помещику скажем, 15 рублей в год — значит, выкупная сумма за землю должна была составить 250 рублей. То есть сумма выкупа более чем в 16 раз превышала годовой оброк.

Все отношения между помещиками и крестьянами опосредовала община. Выходя из крепостной зависимости, крестьяне должны были остаться общинниками и сообща несли повинности перед государством. Сохранение вплоть до 1906—1910 годов общины, которая явно стесняла крестьянскую предприимчивость, диктовалось в первую очередь интересами казны: с помощью общинной круговой поруки было легче взыскивать недоимки и держать крестьян в узде патриархальных обычаев (см. главу «Круговая порука в сельской общине»).

Мировые посредники

Выкуп крестьянами земли у помещиков превратился в центральный элемент механизма реформы. Он начался через два года после её старта.

Процесс выкупа предварялся составлением уставной грамоты — специального документа, по сути, контракта между помещиком и крестьянином. Пока условия выкупа не были установлены окончательно, уставная грамота фиксировала масштабы повинностей крестьянина за временное пользование помещичьей землёй. Впоследствии в ней указывались размеры выкупа за усадьбу и надел, расположение выкупаемого надела и общая сумма выкупа.

​​​​​​​Образец государственного выкупного свидетельства

Образец государственного выкупного свидетельства, в которых выдавались ссуды на выкуп земли (1860-е годы)

Контроль подготовки уставных грамот было решено возложить на институт мировых посредников, которые появились ещё до начала реформы, в 1859 году. Они назначались Сенатом по представлению губернских властей из числа местных либерально настроенных дворян. Их главной функцией был контроль составления уставных грамот, помощь в примирении интересов помещиков и крестьян и в достижении ими договорных компромиссов. Наряду с разбирательством споров мужиков и бар мировой посредник осуществлял по отношению к крестьянам судебно-административную власть. Мировые посредники регулировали формирование органов крестьянского самоуправления, обладали правом утверждения сельских старост, волостных старшин, могли отменить решения крестьянского схода. Они были правомочны в случае необходимости назначать для крестьян штрафы и даже телесные наказания (20 плетей). Вместе с тем мировые посредники рассматривали крестьянские обиды на барина.

С началом выкупной операции главной задачей мировых посредников стало заверение соглашений между помещиками и временнообязанными об условиях выкупа земли.

Всего в начале 1860-х годов в России действовало около 1700 мировых посредников. Правительство со временем сочло существование данного института излишним и упразднило его в 1874 году. И действительно, среди мировых посредников оказалось немало деятелей передовых взглядов. Это бывшие декабристы А. Е. Розен и Г. С. Батеньков, петрашевцы Н. С. Кашнин и Н. А. Спешнев, видные либеральные деятели К. Д. Кавелин и братья Самарины, наконец, выдающиеся деятели науки и искусства — писатель Л. Н. Толстой, врач Н. И. Пирогов, биолог К. А. Тимирязев, физиолог И. М. Сеченов.

Отрезки и прирезки

Введение института мировых посредников, под чьим прямым влиянием составлялись уставные грамоты, было победой либерального крыла правительства. Победой же консервативных и реакционных кругов, желавших повернуть реформу так, чтобы она в максимальной степени отвечала помещичьим интересам, стало введение так называемых отрезков, то есть участков земли, которые были отрезаны от дореформенных крестьянских наделов в пользу земель помещика.

Это понятие было введено в законодательство под предлогом учёта местных природных и экономических особенностей. Европейская территория Российской империи делилась на три экономические зоны (полосы) — нечернозёмную, чернозёмную и степную. Внутри полос могло выделяться ещё несколько «местностей». Для каждой территориально-экономической единицы устанавливались нормы крестьянских наделов, причём для нечернозёмных и чернозёмных регионов — две («высшая» и «низшая»), а в степной полосе — одна («указная»). Низшая норма была в среднем втрое меньше высшей. По различным губерниям высшие крестьянские наделы составляли от трёх до семи десятин земли на душу мужского пола, низшие — и того меньше, от одной десятины до двух. Согласно законодательству, если надел превышал высшую или указную норму, помещик мог отразить излишек в свою пользу. Если надел был меньше низшей нормы, должна была последовать прирезка помещичьей земли в пользу надельной крестьянской.

В ходе реализации реформы отрезки стали правилом, прирезка — редким исключением. В итоге крестьяне потеряли примерно 20% дореформенного надельного фонда, причём в нечернозёмной полосе отрезки составили в среднем 10%, а в чернозёмной, где земля особенно ценна, — до 40% (в среднем — 26%).

Другой уступкой помещикам была норма, согласно которой после реформы помещик должен был сохранить за собой не менее 1/3 земли всего поместья. Если его доля оказывалась меньше, допускались отрезки даже при наличии у крестьян низшей надельной нормы.

Ещё одной, и существенной, уступкой помещикам стало законодательство о «дарственных» или «четвертных» наделах. С согласия крестьян помещик мог передать им в собственность ¼ часть их дореформенных наделов, причём бесплатно, а остальное забрать себе. Это была явная экономическая ловушка. Вести собственное хозяйство на столь мизерном наделе было невозможно, и вскоре сёла «дарственников» окончательно обнищали. Крестьяне вынуждены были брать помещичью собственность в аренду и расплачиваться своим трудом. В пореформенный период отрезки закономерным образом породили так называемые отработки.

Выкуп

По прошествии двух лет после 19 февраля 1861 года отдельные крестьяне и помещики составили, подписали и заверили у мировых посредников уставные грамоты. Более того, многие из них договорились о размерах будущих крестьянских наделов, включая вопрос об отрезках. Казалось, можно было начинать выкупную сделку. Но вспомним: выкупная сумма более чем в 16 раз превышала стоимость годового крестьянского оброка. Таких денег у крестьян, за редкими исключениями, не было. Правительство, понимая это, предложило выход: чтобы начать выкупную сделку, крестьяне должны внести только 20% выкупной суммы; остальное за них вносит государство. Долг крестьян помещику заменяется их долгом государству. Крестьяне должны погасить его в течение 49 лет, но при условии, что сумма долга ежегодно будет возрастать на рыночные 6%.

Согласно этой схеме, помещики должны были получить от государства эквивалент 80% выкупной суммы. Но к началу 1860-х помещики были у государства, что называется, в долгах как в шелках. К 1 января 1859 года 47 тыс. дворянских имений находилось в закладе, а при них числилось более 7 млн ревизских душ, то есть 2/3 всего крепостного крестьянства. На момент начала реформы в 1861 году дворянский долг казне составил около 120 млн рублей. Согласно проведённым обследованиям, помещики в итоге получили менее 2/3 первоначальных выкупных платежей. Остальное, не спрашивая их соизволения, государство направило на погашение дворянской задолженности казённым кредитным организациям.

В 1883 году государство перевело на выкуп всех оставшихся к тому времени временнообязанных (около 15%). Остальные крестьяне к указанному моменту уже вступили в выкупную сделку. В 1907 году под влиянием драматических событий Первой русской революции выкупные платежи были отменены — всего за пять–шесть лет до истечения 49-летнего выкупного срока. В итоге выкупных операций в 1883—1906 годах крестьянство с учётом процентов уплатило свыше 1,5 млрд рублей, что в 1,5 раза превысило номинальную сумму. При этом помещики получили менее 600 млн рублей. Остальное государство удержало с них за долги, компенсировало все свои расходы и потратило на собственные нужды.

В целом, как подчёркивают российские авторы, путь реформы 1861 года был тяжёл и мучителен для крестьян, поскольку в их интересах было получение земли и воли без всякого выкупа. Этот путь был неоптимальным и для помещиков, которые хотели либо освободить крестьян без земли, либо получить выкуп сполна: и за землю, и за личность крепостного. Но реализованный на практике компромиссный, медленный, требовавший наименьших усилий со стороны администрации путь был наилучшим с точки зрения самодержавия, поскольку полностью сохранял политическую власть монарха и его аппарата.

Уставная грамота Нижегородской губернии, Горбатовского уезда, селения Баркина, помещицы генерал-лейтенантши Авдотьи Семёновны Ершовой

Составлена 15 февраля 1862 года (приводится с сокращениями и в обработке)

В деревне Баркине значится по 10-й народной переписи мужского пола душ крестьян — 44.

Из числа значащихся в крестьянах нe подлежат наделению землёю как отказавшиеся от оного. 5 душ.

Затем должны. получить в пользование поземельный надел 39 ревизских мужского пола душ.

Всей земли состояло в пользовании крестьян до обнародования Положения о крестьянах 214 десятин 1212 сажен.

Для местности, где находится селение, определён Местным положением о поземельном устройстве крестьян высший размер душевого надела — 4 десятины, а низший — 1 десятина 800 сажен; а по числу душ в селении: высший размер надела на всё крестьянское общество составлял бы 156 десятин, а низший — 52 десятины.

Хотя. в пользовании крестьян деревни Баркина должно бы остаться 156 десятин, но как всей удобной в имении земли с лесом значится по плану 214 десятин 1212 сажен, то по предоставленному владельцам праву на основании 20 ст. Местного положения удержать в своём распоряжении до одной трети всего количества крестьянам оставляется в постоянном пользовании 143 десятины 8 сажен, остальная же земля должна подлежать отрезке и поступить в распоряжение помещицы.

За предоставленную в пользование крестьян землю в количестве 3 десятин 1600 сажен на душу причитается на основании Положения оброка с каждого душевого надела по 8 рублей 62,5 копейки в год, а со всех 39 душевых наделов — 336 рублей 37,5 копейки серебром в год. Но как крестьяне до обнародования Положения платили со всего общества оброка 274 рубля 34 копейки, то на основании 170 ст. Местного положения они должны остаться при существующем оброке, что составит на каждую ревизскую душу 7 рублей 3,5 копейки в год.

Оброк крестьяне обязаны вносить в два срока: 1 марта и 1 октября по 137 рублей 17 копеек.

За исправное отбывание повинностей ответствует круговою порукою все общество крестьян на основании правил, установленных Местным положением.

К подлинной уставной грамоте генерал-лейтенантша Авдотья Семёновна Ершова руку приложила.

1862 года 20 октября уставная грамота деревни Баркиной мировым посредником 1-го участка Горбатовского уезда поверена. Подписал мировой посредник Бабкин 1862 год ноября 24 дня.

Уставная грамота Горбатовским уездным съездом утверждена.

Подписали: мировой посредник 2-го участка Беклемишев, мировой посредник 3-го участка Астафьев и мировой посредник 4-го участка Гутьяр.

Выводы (исторический и финансовый)

Крестьяне не просто имели право, а были обязаны выкупить землю в течение девяти лет. В свою очередь, и помещик не мог отказать крестьянину в выкупе

К началу 1861 года дворянский долг казне составил около 120 млн рублей. Поэтому часть выкупных платежей государство направило на погашение задолженности дворян перед казёнными кредитными учреждениями

ДВОРЯ́НСКИЙ ЗЕМЕ́ЛЬНЫЙ БАНК, рос. гос. ипо­теч­ное кре­дит­ное уч­ре­ж­де­ние, вы­да­вав­шее на льгот­ных ус­ло­ви­ях ссу­ды по­ме­щи­кам – по­томств. дво­ря­нам. Уч­ре­ж­дён для под­держ­ки дво­рян­ско­го зем­ле­вла­де­ния ре­ск­рип­том имп. Алек­сан­д­ра III «Бла­го­род­но­му Рос­сий­ско­му дво­рян­ству», опуб­ли­ко­ван­ным 21.4(3.5).1885. Под­чи­нял­ся мин. фи­нан­сов. Управ­ляю­щий Д. з. б. од­но­вре­мен­но управ­лял и Кре­сть­ян­ским по­зе­мель­ным бан­ком . Пер­во­на­чаль­но Д. з. б. дей­ст­во­вал в Ев­роп. Рос­сии, с 1891 – так­же в За­кав­ка­зье, с 1894 – в Зап. крае. В со­став со­ве­та бан­ка и его ме­ст­ных от­де­ле­ний вхо­ди­ли пред­ста­ви­те­ли по­ме­ст­но­го дво­рян­ст­ва, из­би­рав­шие­ся гу­берн­ски­ми дво­рян­ски­ми со­б­ра­ния­ми. Банк вы­да­вал ссу­ды под за­лог на­хо­див­шей­ся вне го­ро­дов зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти, чья стои­мость пре­вы­ша­ла 500 руб. (до 1890 – 1 тыс. руб.). Раз­мер ссу­ды со­став­лял 60–75% от стои­мо­сти име­ния. Ссу­ды вы­да­ва­лись в 1885–1889 из 5% го­до­вых, в 1889–94 – из 4,5%, за­тем – из 4% го­до­вых (ча­ст­ные зе­мель­ные бан­ки вы­да­ва­ли ссу­ды под 6,25–7,5% го­до­вых). В 1897 пла­те­жи по ра­нее вы­дан­ным ссу­дам умень­ше­ны до 3,5% при со­хра­не­нии преж­них пла­те­жей по вновь вы­да­вае­мым ссу­дам. Сро­ки по­га­ше­ния ссуд со­став­ля­ли 11–66,5 го­да. Ссу­ды вы­да­ва­лись за­клад­ны­ми лис­та­ми, в 1890–1906, при от­сут­ст­вии дол­гов за име­ния­ми или при ус­ло­вии по­га­сить их из на­зна­чен­ной ссу­ды, – день­га­ми. В слу­чае не­уп­ла­ты пла­те­жей по ссу­де за­ло­жен­ное име­ние про­да­ва­лось на от­кры­тых тор­гах (в 1900–10 на тор­гах про­да­но 431 име­ние); про­да­жа зем­ли че­рез Д. з. б. яв­ля­лась од­ним из важ­ных фак­то­ров фор­ми­ро­ва­ния зе­мель­но­го рын­ка в Рос­сии. Ко­ли­че­ст­во за­ло­жен­ных бан­ку име­ний (тыс.) со­став­ля­ло: 20,2 в 1895, 28,2 в 1905, 31,9 в 1915, их об­щая пло­щадь (млн. га) бы­ла рав­на 17,2 в 1895, 20,7 в 1905, 16,6 в 1915, а стои­мость (млн. руб.) дос­ти­га­ла 887,9 в 1895, 1734 в 1905, 1564,8 в 1915 (29,2% от объ­ё­ма ипо­теч­ной за­дол­жен­но­сти в стра­не). Сре­ди за­ём­щи­ков Д. з. б. пре­об­ла­да­ли вла­дель­цы име­ний ср. раз­ме­ра (0,11–1,1 тыс. га). Б. ч. име­ний (в 1886 – 70%, в 1915 – 79%), при­ня­тых бан­ком под за­лог, бы­ла об­ре­ме­не­на дол­га­ми др. ипо­теч­ным уч­ре­ж­де­ни­ям, ссу­ды вла­дель­цам та­ких име­ний вы­да­ва­лись за вы­че­том преж­них дол­гов. Д. з. б. ли­к­ви­ди­ро­ван дек­ре­том СНК от 25.11(8.12).1917 в свя­зи с при­ня­ти­ем Дек­ре­та о зем­ле .

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: