Кто возглавляет тинькофф банк сейчас

Обновлено: 21.05.2024

Олег Тиньков решил уйти с поста главы совета директоров Тинькофф Банка, чтобы сосредоточиться на здоровье. Участники рынка опасаются, что команда банка без яркого лидера будет заниматься только вопросами сохранения текущих позиций

в течение ближайших недель покинет пост председателя совета директоров Тинькофф Банка, чтобы сосредоточиться на своем здоровье, сообщил сам миллиардер через своего представителя 2 апреля. Тиньков бессменно возглавлял совет директоров банка с момента его основания в 2006 году. Миллиардер также сообщил о переводе 40,4% TCS Group (материнская компания Тинькофф Банка) с баланса двух частных компаний, которые он контролирует лично, в семейный траст. Переход прав собственности состоялся еще 19 марта. «Это позволит сохранить акции компании в семье даже в случае моей смерти, — передал журналистам через представителя Тиньков. — Я всегда рассматривал свою долю в капитале TCS Group в качестве долгосрочного стратегического актива, который я и моя семья хотим сохранить за собой в будущем».

В конце февраля 2020 года стало известно о претензиях к Тинькову со стороны американских налоговиков. Налоговое управление США считает, что Тиньков в 2013 году после IPO TCS Group Holding скрыл от американских властей $1 млрд в доходах и активах. После IPO Тиньков отказался от американского гражданства, и, согласно законодательству США, должен был отчитаться о своих доходах и активах, и заплатить с них налоги. Однако Тиньков эту информацию, по версии американской стороны, фальсифицировал. В США ему грозит до 6 лет тюрьмы. 27 февраля бизнесмен предстал перед Вестминстерским магистратским судом, где решаются вопросы об экстрадиции, и был отпущен под залог. Тинькова обязали не покидать Лондон, сдать свои паспорта и регулярно отмечаться в полиции. Вскоре после этого бизнесмен заявил, что с октября 2019 года борется с острой формой лейкемии.

Место Тинькова на посту председателя совета директоров займет член правления банка, отвечавший за развитие его бизнеса, Станислав Близнюк. Первое образование Близнюка — факультет прикладной математики МГУ. Он работает в банке с момента его запуска, а в 2012 году вошел в правление, сказал Forbes представитель Тинькофф Банка. Выбор пал на Близнюка, так как он второй человек в банке после председателя правления Оливера Хьюза и очень глубоко погружен в процессы кредитной организации, объяснил Forbes собеседник в банке.

Совет директоров TCS Group остался неизменным — его возглавляет Константинос Экономидес (Constantinos Economides). С 2013 по 2015 годы совет директоров TCS Group также возглавлял Олег Тиньков.

Банк на харизме и энергии

Среди полномочий совета директоров банка — определение приоритетных направлений, увольнение или назначение главы банка, рекомендации по размеру дивидендов и порядке их начисления, одобрение крупных сделок, утверждение стратегии управления рисками и капиталом банка и т.д. Функции совета директоров TCS Group похожи, но распространяются на уровне холдинга — это утверждение кредитной политики, надзор, постановка стратегических целей, обеспечение необходимыми финансовыми и кадровыми ресурсами. Совет директоров TCS Group «устанавливает ценности и стандарты», а также «гарантирует, что обязательства перед акционерами будут поняты и встречены командой», говорится на сайте Тинькофф Банка.

Мнения участников рынка о том, каково будущее банка без Олега Тинькова, разделились. По мнению основателя Arbat Capital Алексея Голубовича, розничный банк такого масштаба во многом был построен на харизме акционера, умении продавать идею инвесторам и организовывать вокруг себя талантливых людей. «Стоит признать, что любой такой бизнес зависим от личности основателя, и его уход нежелателен для инвесторов», — считает он.

С ним солидарен старший аналитик по финансовым рынкам Райффайзенбанка Денис Порывай. По его мнению, уход Олега Тинькова с поста главы совета директоров банка — это большой вызов для кредитной организации, особенно в текущих экономических условиях. «Тиньков — это паровоз. Я думаю, банк сможет работать на том, что уже построено, но дальнейшее его развитие без креатива и энергии основного акционера представляется маловероятным. Многие на банковском рынке придумывают разные новшества, но немногим дано увидеть возможности и уметь их реализовать, как сделал Олег Тиньков. Такого порыва нет пока ни у кого, и вряд ли в скором времени будет», — говорит Порывай. Он опасается, что теперь команда сосредоточит все силы лишь на том, чтобы удержать нынешние позиции, что будет непросто при таком состоянии экономики. «Без этого супергероя TCS Group станет обычным банковским бизнесом», — заключает Порывай.

Стратегия отстранения

Банк уже длительное время работал над построением системы корпоративного управления, которая может обеспечить жизнеспособность бизнеса и без основателя, считает управляющий директор рейтингового агентства НКР Станислав Волков. Но насколько удалось такую систему построить — покажет время, говорит он. Главными индикаторами спустя год-полтора будут стоимость риска и доходность на капитал. Сейчас из-за кризиса у многих банков стоимость риска вырастет, а доходность упадёт. Но если у Тинькофф Банка показатели окажутся лучше банков-аналогов — значит, его менеджмент справился со своей задачей, несмотря на уход основателя из совета директоров, говорит Волков.

Инвестиционный менеджер «Открытие брокер» Тимур Нигматуллин допускает, что существенное изменение совета директоров в данном случае может повлиять на принятие отдельных решений. Но он не ждет, что изменения будут радикальными — все-таки при реализации стратегии и дивидендной политики в итоге учитываются интересы крупных собственников. «Сейчас пока нет сигналов насчет того, что Олег Тиньков планирует продавать свою долю, не меняется и менеджмент, который у инвесторов вызывает доверие. Изменения же в совете директоров пока выглядят декоративными, и вряд ли окажут влияние на перечисленные выше параметры. Тем не менее, миноритарных акционеров, судя по динамике акций, все-таки беспокоит некоторая возникшая неопределенность», — говорит он. На фоне ареста Олега Тинькова и заявления о его болезни бумаги TCS Group существенно подешевели. Так, 27 февраля, когда еще не было известно о судебном преследовании бизнесмена, они стоили $23,6 за штуку, а к 6 марта, когда Тиньков объявил о своей болезни — опустились до $17. Бумаги банка и дальше продолжали падение на фоне общей турбулентности на рынках. В четверг, 2 апреля стоимость бумаг группы снизилась почти на 6%, до $10,6.

Удар кризиса

Кризис будет сейчас основным вызовом для банка. Модель Тинькофф Банка демонстрировала относительно высокую устойчивость в предыдущие кризисные периоды, говорит Порывай. Но сейчас из-за угрозы массового закрытия малого и среднего бизнеса розничные банки могут столкнуться с ситуацией хуже, чем в 2009 году, опасается он. «Население, у которого непрерывно падали доходы в реальном выражении с 2014 года, будет еще беднее из-за потери работы или существенного сокращения зарплаты. А Тинькофф Банк — один из лидеров в сегменте потребительского кредитования, он как раз специализировался на предоставлении небольших сумм малообеспеченным слоям населения», — указывает Порывай.

По мнению Голубовича, государство скорее будет больше помогать госбанкам, в том числе и путём прямой докапитализации, а частным кредитным организациям не поможет вообще. По его словам, есть также риск, что государство поможет неплательщикам по потребительским кредитам, вынуждая банки списать долги с убытками для кредиторов. «Лучшее, что можно было сделать розничному частному банку — это продаться в прошлом году госструктуре. Но сейчас сделать это будет уже почти невозможно», — пессимистичен он.

Впрочем, по-крайней мере негативный информационный фон вокруг основного акционера банк пока выдерживает. Когда месяц назад стало известно о претензиях налоговых органов США к Тинькову, Moody’s отмечал риски корпоративного управления, включая репутационные, и, как следствие, потенциальную угрозу оттока клиентов. Но мониторинг в первые недели марта значительных оттоков вкладчиков не показал, говорит младший вице-президент Moody's Мария Малюкова. Скорее всего, это вызвано тем, что 87% депозитов в банке в пределах страхового лимита в 1,4 млн рублей, добавляет она.

У банка есть достаточная подушка ликвидности, которая покрывает 35% средств клиентов, говорит Малюкова. А если потребуется урезать расходы, то банк в этом мобилен благодаря отсутствию филиальной сети, заключила она.

Станислав Близнюк

В свою очередь, Оливера Хьюза назначили исполнительным директором в недавно расширенном совете директоров TCS Group (головная структура Тинькофф Банка). Он будет курировать ключевые стратегические инициативы, направленные на совершенствование корпоративного управления и обеспечение роста группы. Вместе с тем он продолжит исполнять обязанности генерального директора TCS Group Holding, отвечая за управление бизнесом и операционную деятельность.

Хьюз возглавлял Тинькофф Банк с 2007 года.

Олег Тиньков

Станислав Близнюк работает в Тинькофф Банке с момента его открытия. В апреле прошлого года он стал новым председателем совета директоров банка, заменив на этой должности Олега Тинькова, который объявил о том, что у него диагностировали лейкемию. До этого Близнюк занимал пост заместителя председателя правления банка.

Акционерные изменения внутри «Тинькофф»

Фото: Paz Arando/Unsplash

На рынке продовольствия паника. Сможет ли мир избежать голода

Фото: Spencer Platt / Getty Images

40% в год — уже норма: как живет Аргентина в условиях рекордной инфляции

Фото: Scott Olson / Getty Images

Развитие «без помех»: что говорили аналитики о кризисе 2008 года

Фото: Anton Vaganov / Reuters

Экономика РФ не рухнула после санкций. Как это объясняют зарубежные СМИ

Всему голова: как перейти на российскую ERP и что выбрать

Фото: Chris Hondros / Getty Images

Продажи предметов роскоши растут быстрее ожиданий. Как на этом заработать

Фото: Shutterstock

Почему инвесторы бегут из крипты: две причины и одна теория заговора

Фото: Michael Fortsch / Unsplash

Как Украина осваивает криптовалюты на фоне российской спецоперации

Осенью 2020 года TCS Group вела переговоры о слиянии с «Яндексом», однако сделка так и не состоялась. Олег Тиньков связывал срыв сделки с тем, что стороны не смогли договориться о цене. Уже в декабре группа объявила о снижении доли самого Тинькова в уставном капитале. Подконтрольный бизнесмену траст Rigi Trust продал депозитарные расписки TCS Group на $325 млн.

Тиньков объяснял продажу бумаг в том числе иными причинами. «Привлеченные в рамках сделки средства будут использованы для запуска благотворительного фонда семьи Тиньковых, призванного решать проблемы рака крови и развития института донорства, на создание которого я планирую потратить до $200 млн. Кроме того, часть привлеченных средств будут использованы мною для урегулирования личных юридических проблем», — комментировал он. Весной 2020 года Минюст США обвинил банкира в сокрытии сведений об активах и неуплате налогов. Тогда же стало известно, что у Тинькова диагностирована острая форма лейкемии.

Олег Тиньков

В январе 2021 года TCS Group также сообщила о конвертации акций класса В в акции класса А и измененит долей акционеров, имеющих право голоса. Так, доля голосующих акций структур Тинькова сократилась с 84 до 35%, и он потерял контроль в группе.

Топ-менеджеры «Тинькофф» недавно также сокращали участие в уставном капитале. Оливер Хьюз сделал это в ноябре, продав депозитарные расписки на $14 млн. В январе директор по корпоративному финансированию, член совета директоров банка Сергей Пирогов и директор платежных систем «Тинькофф» Анатолий Макешин продали бумаги на $7,37 млн.

Для чего могли понадобиться корпоративные перестановки

Чистая прибыль Тинькофф Банка в кризисный 2020 год выросла на 22,4% и составила 44,2 млрд руб., следует из его отчестности по МСФО. 37% от этой суммы обеспечили сервисы, не связанные с кредитованием.

Смена менеджмента может быть связана с развитием экосистемы «Тинькофф» не только в России, считает портфельный управляющий стратегиями акций УК «Альфа-Капитал» Эдуард Харин: «Недавно Тинькофф Банк заявлял о планах экспансии в других странах, чтобы мультиплицировать свою модель. В России они, возможно, видят уже потолок». По его словам, переход Оливера Хьюза в TCS Group вряд ли связан с желанием Олега Тинькова сохранить влияние на группу на уровне менеджмента.

«Тиньков уже не вовлечен детально в бизнес достаточно давно, но был тем акционером, который готов взять на себя достаточно много риска на развитие каких-то новых направлений, а Оливер Хьюз был фактически исполнителей. Так что я не думаю, что есть цель продолжать отстаивать интересы Олега Тинькова в группе, я даже допускаю, что у Тинькова сейчас могут появиться другие интересы, не связанные с банком», — замечает Харин.

Переход Оливера Хьюза усиливает его роль на уровне группы, считает старший аналитик BCS Global Markets Елена Царева: «Возможно, его задачей станет работа над верхнеуровневой стратегией, «Тинькофф» как раз планировал представить инвесторам новую стратегию в апреле».

Бывший вице-президент «Роснефти» Павел Федоров станет содиректором «Тинькофф» наравне с Оливером Хьюзом. Нестандартное для России назначение нужно, чтобы помочь компании с выходом на новые международные рынки

Павел Федоров

«В качестве co-CEO группы «Тинькофф» Оливер [Хьюз] и Павел [Федоров] сфокусируются на развитии бизнеса в России, росте финансовых результатов, расширении географии присутствия «Тинькофф», внедрении продуктовых и технологических инноваций и повышении акционерной стоимости», — отмечается в релизе группы. Изменения вступят в силу с 1 декабря.

Кто такой Павел Федоров

Павел Федоров родился в 1974 году. С конца 1990-х годов работал в лондонском, а затем в московском офисе инвестбанка Morgan Stanley, где занимался направлением TMT (Telecoms, Media and Technology). В 2010 году, когда «Роснефтью» еще руководил Сергей Богданчиков, Федоров был назначен вице-президентом компании. В 2011 году, вскоре после того как «Роснефть» возглавил Эдуард Худайнатов, Федоров перешел в Минэнерго, где стал заместителем министра, ответственным за нефтегазовый сектор.

С 2013 по 2016 год был первым вице-президентом в «Норильском никеле», а в 2016-м вернулся в «Роснефть», где занял аналогичную должность и стал куратором финансов и экономики.

В июле 2020 года первым вице-президентом нефтяной компании стал Дидье Касимиро, а Федоров остался в ней в качестве советника Игоря Сечина в ранге вице-президента. «Коммерсантъ» писал, что с должности первого вице-президента топ-менеджер ушел из-за «высоких рабочих нагрузок», а впоследствии покинул компанию, так как решил завершить карьеру в нефтегазовой отрасли.

Зачем «Тинькофф» два CEO

«Это про развитие нашего бизнеса, а не про какие-то мысли о пенсии», — говорит Оливер Хьюз, который до последнего времени был единоличным CEO группы «Тинькофф». Решение добавить в компанию еще одного руководителя с такой же должностью он объясняет во многом планами «Тинькофф» по международной экспансии.

«Если говорить про высшее руководство группы «Тинькофф», нас не хватало и так. Когда мы говорим про открытие бизнеса на Филиппинах и потом на других рынках — мы просто не справились бы с этой задачей без расширения управляющей команды. Поэтому мы думали, как быть в этой ситуации, смотрели на рынок, поняли, что не так много сильных людей. И в августе-сентябре наш взгляд упал на Павла Федорова, которого мы знаем давно — Олег [Тиньков] его знает, я его знаю», — объясняет Хьюз.

Перестановки в «Тинькофф»

Хьюз, с 2007 года возглавлявший Тинькофф Банк, в марте 2021-го покинул этот пост, оставшись CEO TCS Group. Параллельно он получил новую должность «исполнительного директора в составе расширенного совета директоров TCS» — в компании объясняли, что теперь Хьюз «будет курировать ключевые стратегические инициативы». Его место в банке занял другой топ-менеджер — Станислав Близнюк, также работавший в кредитной организации с момента начала ее работы в 2007 году.

Это был уже второй этап кадровых перестановок внутри «Тинькофф» за последнее время — первый случился весной прошлого года, когда основатель компании Олег Тиньков ушел с поста председателя совета директоров банка, чтобы бороться с диагностированной у него лейкемией.

Помимо назначения Павла Федорова, в TCS Group также появится новый финдиректор — им станет нынешний финдиректор Тинькофф Банка Илья Писемский, отмечается в релизе группы. Его место, в свою очередь, в банке займет действующий вице-президент по финансам TCS Павел Токарев.

Себя Хьюз называет операционным менеджером: «Я глубоко в бизнесе, в операционных вопросах, в обслуживании, в ИТ. Конечно, я занимаюсь стратегическими вопросами, но в меньшей степени. Павел — очень сильный стратег, он будет заниматься вопросами международного бизнеса, привлечением капитала, лицензированием, регулированием». Хотя для России наличие двух co-CEO необычно, признает Хьюз, в технологических компаниях это «существует как класс и хорошо себя показывает». В пример он также приводит Netflix, которым с июля 2020 года управляют два co-CEO.

Идея назначить нового соруководителя появилась после поездок в несколько азиатских стран, о выходе на рынки которых думает «Тинькофф», сказал Федоров. «Не секрет, что мы с Оливером и рядом членов команды достаточно много ездим по миру в последние месяцы. На целом ряде рынков, прежде всего Юго-Восточной Азии, мы видим окно больших возможностей», — отметил он. Кроме того, компании предстоит заниматься токеномикой и цифровыми активами, добавил Федоров: «Совсем новое измерение, которого у нас не было до сих пор в периметре бизнеса».

KPI у топ-менеджеров «Тинькофф» общий, причем не только для co-CEO, но и для всей команды менеджмента, сказал Хьюз. К таким показателям относятся количество клиентов экосистемы, чистая прибыль и рост выручки разных бизнес-линий, уточнил он.

Два CEO — «это действительно довольно нетипично для российского банка», рассуждает директор аналитической группы Fitch по финансовым организациям Дмитрий Васильев. Но новое назначение не повлияет на то, как агентство оценивает качество управления банком, добавляет он: «Ключевые управленческие решения в любом случае принимаются не единолично, а коллегиально (советом директоров, правлением, комитетами и т.п.)».

О планах выйти на международные рынки в «Тинькофф» заявили весной, а уже в августе стало известно, что компания собирается открыть цифровой банк на Филиппинах с акционерным капиталом около $60 млн.

По словам Хьюза, на Филиппины группа может выйти с разными продуктами: «У нас есть определенный плейлист — мы можем с МСБ (услуги для малого и среднего бизнеса. — РБК) заходить, можем с кредитными картами, с [дебетовой картой] Tinkoff Black, с брокером. Неважно. Но там надо собрать команду, строить платформу, импортировать компоненты технологической платформы «Тинькофф» из России». Без расширения управленческой команды построить целый новый банк невозможно, подчеркнул он.

В сентябре TCS разместила «вечные» евробонды на $600 млн. В заявлении холдинга говорилось, что это «поможет «Тинькофф» поддерживать оптимальную структуру капитала, одновременно увеличивая наш капитал для финансирования возможностей среднесрочного роста, ожидающих нас в дальнейшем». 19 ноября акционеры группы рассмотрят вопрос об увеличении ее уставного капитала.

Если «Тинькофф» будет привлекать новые средства для увеличения капитала, 20% из них пойдет на международную экспансию, остальное — на развитие на российском рынке, сообщил Федоров: «Это будет достаточно ограниченный капитал. Предварительно мы оцениваем, что это (инвестиции в международное направление. — РБК) будет до $200 млн собственных средств на начальном этапе».

Сейчас «Тинькофф» находится в диалоге с регуляторами в трех странах, рассказал Федоров. Там, где у группы будет высокая вероятность получения полной банковской лицензии, она будет дополняться брокерской.

Кроме того, для выхода в другие страны группе необходимо будет привлекать намного больше нерусскоговорящих сотрудников, отметил Хьюз. «Если смотреть на нас через пять лет, мы должны быть в нескольких разных странах, уже со значительным доходом от бизнеса в этих новых странах», — добавил он.

Юго-Восточная Азия похожа на Россию в том, что уровень доступности банковских услуг и опыт населения по их потреблению всего пару десятков лет назад был весьма низким, объясняет руководитель практики консультирования на финансовом рынке PwC в России Артем Асанов. Цифровая революция, которой «Тинькофф» воспользовался в России, сформировала аналогичные предпосылки и в этом регионе, при этом в целом ряде стран «исторически существует определенный уровень осторожности по отношению к Китаю и его технологиям», добавил эксперт.

«Развитие бизнеса требует дополнительных ресурсов, в том числе управленческих. Однако думаю, что российский бизнес все же останется в приоритете и будет занимать большую часть в доходах группы в ближайшей перспективе», — сказала РБК аналитик Moody's Мария Малюкова.

Оливер Хьюз и Павел Федоров, руководившие владеющей Тинькофф Банком группой, ушли из компании и займутся новым проектом, сообщил Bloomberg. До конца года они запустят новый финтех-стартап. Продать свою долю в группе планирует ее основатель Олег Тиньков, сообщили источники РБК

Соруководители TCS Group (владеет Тинькофф Банком, «Тинькофф Страхованием» и другими активами) Оливер Хьюз и Павел Федоров покинули компанию, чтобы создать новый финтех-стартап, пишет Bloomberg со ссылкой на Федорова.

Новая компания будет ориентирована на развивающиеся рынки Юго-Восточной Азии, пишет Bloomberg. Сейчас Хьюз и Федоров привлекают инвестиции от венчурных и суверенных фондов, инвестраунд планируется закрыть к июню этого года, сообщил агентству Федоров.

«Подтверждаем, что Павел и Оливер работают над запуском нового финтех-проекта Kinetic Finance для операций на рынках Азии, начиная с Филиппин с запуском до конца 2022 года. В перспективе Kinetic Finance может выйти на другие рынки», — сообщил Forbes представитель TCS Group Holdings

Представитель Тинькофф Банка отказался от комментариев. Оливер Хьюз не ответил на запрос.

В марте стало известно, что Хьюз и Федоров покинули совет директоров группы «Тинькофф» и переехали на постоянное место жительства в Объединенные Арабские Эмираты. «Речь идет не о руководстве банка. Два соруководителя головной компании на Кипре — Оливер Хьюз и Павел Федоров — вышли из состава совета директоров головной компании на Кипре», — пояснил тогда Forbes представитель Тинькофф Банка. Он подчеркнуло, что вся менеджерская команда банка «стабильна и сфокусирована на развитии бизнеса».

Хьюз возглавлял Тинькофф Банк с 2007 года. В марте 2021-го он покинул пост председателя правления банка, вошел в расширенный совет директоров TCS Group и остался главным исполнительным директором группы. В декабре прошлого года соруководителем TCS Group стал бывший вице-президент «Роснефти» Павел Федоров.

Ранее в субботу РБК со ссылкой на источники сообщил о планах основателя Тинькофф Банка Олега Тинькова продать свою 35-процентную долю в TCS Group. По словам одного собеседника издания, обсуждения начались еще до введения санкций против бизнесмена. Сейчас Тиньков хочет избавиться от всех российских активов и нормально жить «не здесь и не зависеть от тех, кто руководит страной», отметил другой источник РБК.

Акции TCS Group на Московской бирже торгуются по 2270 рублей, таким образом стоимость компании можно оценить в почти $6 млрд, а доля в 35% может стоить около $2 млрд, подсчитал РБК.

*Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Оливер Хьюз, Тинькофф Банк: «Главное качество для банкира сейчас — не быть банкиром»

— У нас у всех есть пожилые родственники, каждый из нас знает и общается с людьми, которые находятся в категориях риска с точки зрения коронавируса COVID-19. Чтобы минимизировать риски распространения болезни, мы с 14 марта начали переводить сотрудников на удаленную работу. Мы уже перевели более 3 тысяч человек в московском офисе и в сети «Тинькофф Центр разработки» в регионах. Мы переводим наших коллег из обслуживания на дом — этот процесс скоро закончится. Теперь почти весь персонал будет в облаке. Нашим представителям мы выдали маски, санитайзеры и кучу советов. Конечно, как только все началось, мы запретили рукопожатия. Мы считаем себя ответственными за то, чтобы внести свой вклад в замедление распространения этой хрени, потому что это ужасно. Это первое.

Второе — нам помогает то, что мы и наша инфраструктура находятся в облаке. У нас есть так называемый домашний кол-центр — крупнейший в Европе, в нем более 10 тысяч человек. Это все операторы, которые работают из дома. Он существует уже около девяти лет. Поэтому нам проще, чем другим. «Домашний кол-центр» нам не пришлось даже перестраивать. В ближайшие дни мы будем расширять функционал, и еще больше сотрудников перейдут в облако. Мы технологическая компания, и это — огромное преимущество.

И третье — то, что для клиентов сейчас очень круто. Сейчас, если нужно провести какую-то банковскую операцию, открыть счет, воспользоваться какой-то финансовой услугой, последнее, что хочется делать, — это идти в какую-то физическую банковскую точку, где может быть скопление людей или очереди. Каждый месяц к нам приходит около полумиллиона новых клиентов, и сейчас я ожидаю даже некоторого наплыва. Потому что люди заполняют заявки на открытие счета или получение кредита в онлайне. А потом, на следующий день, к ним приезжает наш представитель — естественно, в маске и с санитайзером. Проводит идентификацию для ЦБ, открывает счет, отвечает на вопросы, оставляет карточку и уезжает.

— По поводу ваших ожиданий наплыва клиентов. Сейчас в экосистеме «Тинькофф» их 11 миллионов, и вы на минувшей неделе анонсировали, что через 3—4 года их число удвоится. За счет чего это произойдет? Ведь первые 11 миллионов клиентов у вас появились за почти 13 лет.

— До 2013 года, когда мы провели IPO, у нас было около 2 миллионов клиентов. Потом, начиная с 2014 года, мы запустили большую программу диверсификации бизнеса. И больше всех клиентов привлек наш локомотивный продукт — дебетовая карта Tinkoff Black. Сейчас число открытых счетов превышает 7 миллионов. Это большая часть нашей экосистемы. И как раз Tinkoff Black будет давать нам львиную долю новых клиентов в ближайшие три года. Но не только он. Мы получаем много клиентов через «Тинькофф Инвестиции» — там открыто уже почти 1,5 миллиона брокерских счетов, и мы продолжаем открывать новые счета в большом количестве. Конечно, по-прежнему много новых клиентов нам дают кредитные продукты. Также и страхование — ОСАГО, например. В «Тинькофф Бизнесе» у нас 540 тысяч клиентов среди предпринимателей и компаний. Мы растем по всем фронтам.

Цифра в 20 миллионов клиентов через три года взята не с потолка. Мы растем примерно на 400—500 тысяч новых счетов каждый месяц. Если суммировать количество активных клиентов, которых мы привлекаем каждый месяц, и умножить на 36 (очень упрощенно), то легко получаем 20 миллионов. Мы можем привлекать и больше, и мы над этим работаем.

— Вы учитываете эффект от других потенциальных проектов? Например, тот, который вы недавно запустили в Европе?

— Нет, это исключительно российская цифра. Когда мы делали IPO в 2013 году — до того, как начали широко расти и быстро диверсифицировать бизнес, — у нас еще не было эффекта сарафанного радио, а 3—4 года назад он у нас появился. Это когда наши клиенты рассказывают о нас своим коллегам, друзьям и родственникам. Как правило, восемь из десяти клиентов приходят на Tinkoff Black без платной рекламы. Это чистая виральность, и за счет этого мы можем расти еще быстрее.

«Вся команда «заряжена», рынок наш»

— Оливер, вы признаны банкиром года по версии портала Банки.ру. Как вы воспринимаете эту награду?

— Получать награды — это прекрасно, и спасибо вам за это. Но, естественно, я работаю не ради них. Я получаю кайф от проекта «Тинькофф». Я человек с достаточно маленьким эго, если так можно сказать, и на самом деле мне ничего не нужно. И более того, я не банкир. Я глава группы «Тинькофф», это технологическая компания с банковской лицензией.

— Недавно группа «Тинькофф» отчиталась о финансовых результатах за прошлый год и заявила о весьма смелых планах. Откуда эта смелость?

— Да, наш бизнес вырос в прошлом году по всем фронтам. Мы закончили год с чистой прибылью больше 36 миллиардов рублей. Наша доходность на капитал была 56%. Это, наверное, самый высокий ROE для такого достаточно большого игрока в мире. Мы нарастили базу на 3 миллиона клиентов, что опять-таки говорит о том, что наша заявленная цель в 20 миллионов клиентов — это абсолютно достижимая цифра. Мы нарастили наш портфель кредитов на 66%, но прошлый год был особый. И произошла куча других хороших вещей, которые вы читали в наших релизах.

В 2020 году мы очень уверенно себя чувствуем — достаточно уверенно для того, чтобы объявить очень смелые прогнозы. Мы увеличим прибыль до 42 миллиардов рублей или больше, нарастим кредитный портфель опять на 20% или больше. И у нас появится более 3 миллионов новых клиентов в этом году. Мы видим результаты первых двух, почти трех месяцев, мы знаем, как все идет, и мы хорошо движемся вперед.

— Компании, как правило, опасаются публично раскрывать прогнозные цифры. Особенно сейчас, когда на рынках нервозная обстановка и уже говорят о новом финансовом кризисе. Почему вы не боитесь?

— Не боимся, потому что мы знаем, как управлять бизнесом. Не боимся, потому что мы видим на уровне статистики, наших ежедневных метрик, что все наши каналы привлечения, все наши продукты очень хорошо идут. Конечно, что-то медленнее, что-то быстрее. Но мы знаем, какие результаты дадут основные бизнес-линии. Вся команда «заряжена», рынок наш. То есть мы абсолютно уверены, иначе мы не могли бы дать эти прогнозы.

— Что должно произойти, чтобы вам пришлось корректировать прогнозы?

«Мы всегда параноидально смотрим на бизнес»

— Три года назад, выступая на финансовом форуме, вы говорили, что если банк не сделал удобный интерфейс для своих клиентов, то он — «труп». И еще сказали тогда, что таких «трупов» — половина зала. Изменилось ли что-то за эти годы?

— Извините, если это немного резко звучит. Но на самом деле многие из тех, кто меня слушал тогда в том зале, стали «трупами». В переносном смысле, слава богу. Я имею в виду, что многих из тех банков уже давно нет. И много «трупов» еще будет. И многие — в «реанимации».

Почему я так говорю? Потому что сейчас для того, чтобы конкурировать на финансовом рынке, ты должен иметь определенные навыки и способности, так называемые capabilities. Это возможность разрабатывать и «выкатывать» на рынок новые продукты, интерфейсные решения, технологические инновации. И это зависит от твоих способностей в области технологий: придумать, реализовать и запустить. Далеко не все могут это делать в принципе. И те, которые не могут, рано или поздно будут «трупами».

— Вы сказали, что будут еще. Насколько много?

— Не знаю. Сейчас идет консолидация рынка, действующих банковских лицензий около 400. Из них релевантны 20—30 банков, у остальных нет бизнеса, стратегии, клиентской базы. Даже активов нет. Поэтому все будет концентрироваться где-то в топ-30.

— Появляются ли конкуренты, которые вас беспокоят?

— Мы всегда параноидально смотрим на бизнес. И конечно, следим за нашими конкурентами на банковском рынке, в ретейле, следим за мобильными операторами, за онлайн-экосистемными игроками — понятно, какими. Также мы следим за тем, что происходит за границей. Пока на российском рынке присутствует мало иностранных игроков, но все-таки они есть. Alibaba, например, здесь со своим Alipay. Мы смотрим, следим, не спим по ночам. Конкуренция всегда есть, и в России она довольно жесткая.

— По поводу конкуренции. Банк России в последнее время четко обозначил свою позицию по поводу доминирующих экосистем на финансовом рынке. Как вы к этому относитесь?

— Мегарегулятор, конечно, понимает, почему об этом нужно думать и почему это явление может стать проблемой. Он думает стратегически — не только о том, что происходит сегодня, но и о том, что будет с конкуренцией через три года. Но я не думаю, что это относится к экосистеме «Тинькофф». Мы не «пылесосим» рынок, не покупаем кучу компаний, не строим замкнутую экосистему. Наоборот, мы строим открытую экосистему. Например, если посмотреть на наши лайфстайл-сервисы в мобильном приложении «Тинькофф», где у нас уже почти 5,5 миллиона активных пользователей в месяц, то они предоставлены партнерами на открытой основе. И количество партнеров будет постоянно расти.

Мы сделали, по сути, всего две маленькие M&A-сделки за нашу историю. Первая — это покупка компании CloudPayments, у нас сейчас доля 95%. Вторая компания — это миноритарная доля в компании «Кассир.ру», самого большого билетного оператора в онлайне. Были еще какие-то мелкие сделки, но они совсем не заметны. Плюс мы делали пару сделок на финансовом рынке, но это были покупки портфелей.

Мы все-таки на рынке и смотрим на компании в области путешествий, билетов, развлечений, много всего, но мы очень-очень выборочны. Почему? Во-первых, мы хорошо строим сами, во-вторых, у нас нет какой-то срочности кого-то купить. Это не совсем наша ДНК — покупать кучу компаний. Если мы покупаем другую компанию, то она должна быть очень близка к нам по духу.

«Мы строили бизнес, чтобы его продать»

— Вы рассказывали, что когда Олег Тиньков в 2007 году пригласил вас возглавить банк, вы увидели в этой идее возможности, каких в жизни очень мало. Во что именно поверили, что больше всего заинтересовало в тот момент — помните?

— Мне очень импонировала концепция, и когда Олег сделал мне предложение, я совсем недолго думал. По сути, это три D: direct marketing, direct-каналы привлечения и data-driven. До этого я работал с российским финансовым рынком десять лет в Visa и понимал, что отрасль ждала каких-то изменений, раздражителей, новой бизнес-модели. И когда мне стала понятна идея Олега, модель, каналы, которые он хотел использовать, я в нее поверил сразу и сильно. Кроме того, я знал людей, которых собрал Олег. И мне было понятно, что эта команда способна на большие вещи. Эта команда до сих пор вместе!

— А каким вы тогда представляли будущее нынешнего «Тинькофф»?

— В начале проекта, в 2007 году, речь действительно шла о финансовом игроке, без отделений. Сейчас это уже не только онлайн-банк, это группа: «Тинькофф Страхование», «Тинькофф Мобайл», «Тинькофф Путешествие», «Тинькофф Бизнес», «Тинькофф Инвестиции» и многое другое. Тогда никто не мог подумать, что это приобретет такой масштаб, что у нас появится такая большая клиентская база. Это просто не укладывалось бы в голове. Но тогда у нас был достаточно четкий проект. Мы хотели выйти на break even, на операционную прибыль в течение полутора лет. По факту это получилось в конце 2008 года. И Олег Тиньков еще тогда, в 2007—2008 годах, думал про выход. То есть мы строили бизнес, чтобы его продать. Это не было секретом, и этого никогда и никто не отрицал.

— Почему не продали?

— В 2008—2009 годах случился глобальный финансовый кризис, и после этого покупателей просто не было. И их не стало больше в последующие годы. Поэтому мы сделали так называемый pivot: изменили стратегию и начали строить большую историю, которая уже не предназначалась для продажи. Потом эта история стала публичной через IPO, и она продолжает расти.

«Когда вы говорите про Ford, вы имеете в виду человека? Нет»

— В сознании обычных людей бренд «Тинькофф» всегда четко ассоциировался с именем основателя, Олега Тинькова. И вы тоже упоминали о том, что многие считают, что он лично управляет банком, хотя в действительности Тиньков не участвует в операционном управлении. Была мысль предпринять какие-то шаги, чтобы разделить эти два бренда в сознании людей? И стоит ли вообще это делать?

— «Тинькофф» — очень мощный бренд в России. Мы вкладывали в него много денег, расширяли его, потому что когда-то, лет десять назад, этот бренд ассоциировался только с кредитными карточками. Сейчас он ассоциируется с экосистемой самых разных продуктов и цифровых сервисов. Понятно, что у бренда «Тинькофф» есть длинная предыстория. Когда-то это было пиво, рестораны. Это бренд с «породой», и это одно из наших преимуществ. И конечно, никто не думает про изменение бренда, это вообще не стоит в повестке. И это первая часть ответа.

Второе. Олег Тиньков — человек широко известный, он медиаперсона, он очень харизматичный. И это тоже преимущество, потому что он генерил очень много трафика и интереса. В последнее время стало необходимым объяснить, что Олег Тиньков давно не в операционном бизнесе. Давно — я имею в виду много лет. Он мало того, что не занимается бизнесом, еще и не занимается операционными решениями. Он в Москве бывает только пять месяцев в году, и даже меньше в последнее время.

Пришло время рассказать, что все-таки есть другие сильные люди: есть команда великолепных профессионалов, которые вкладывали душу и мозги в эти сервисы более десяти лет. Они проходили через все этапы развития нашей компании: стартап, первый кризис (глобальный финансовый кризис), потом фазы быстрого роста с 2009 по 2013 год, потом 2014—2015 годы — российский кризис, потом с 2016-го — опять быстрый рост и диверсификация. Сейчас это те же люди. Их, если смотреть на ключевых менеджеров, 50—60 человек.

И еще: в нашей компании больше 200 сотрудников, которые работают больше десяти лет. Просто подумайте об этой цифре! Это феноменальная цифра. И мы очень гордимся.

Бизнесом управляем мы. Олег Тиньков не является руководителем ни банка, ни группы и не участвует в нашем day-to-day-бизнесе.

Власти США обвинили Тинькова в сокрытии активов на 1 млрд долларов.

— У вас есть такая задача? Вы будете объяснять людям, клиентам эту разницу?

— Нет, не буду. Это я объяснил вам. И это я пару раз объяснял в последние дни. Зачем дальше акцентировать внимание? Люди должны понять и просто думать про группу «Тинькофф» и банк «Тинькофф» как про самостоятельные большие машины, которые управляются командой профессионалов. Когда вы говорите про Ford, вы имеете в виду человека? Нет. Вы думаете про бренд и про машину. То же самое и здесь. Что вы думаете, у нас рост прибыли, рост количества клиентов, активов — за счет чего? За счет фокуса, дисциплины, уровня самомотивации, предпринимательского духа, аналитического подхода и многих других качеств тех людей, которые управляют бизнесом. Это не Олег Тиньков, а это команда, которая работает вместе давно.

«Где еще работать в этой стране?»

— Вы руководите Тинькофф Банком почти 13 лет, это очень много. И с самого начала вы плотно общались с Олегом Тиньковым. Сильно ли вы сами изменились с момента прихода в банк под влиянием этого человека или работы, которой вы занялись?

— Я не только руководитель банка, я руководитель группы. То есть я с первого дня был CEO группы. Конечно, за последние 13 лет были разные события, как я говорил раньше, и период стартапа, и кризисы, и много разных этапов быстрого роста, экспансии. Просто ваш вопрос немножко подразумевает, что только один человек на меня влияет — Олег. Но есть еще, как я говорил раньше, 30—50 человек ключевых менеджеров, с которыми я практически живу последние 13 лет. И мы все влияем друг на друга.

Я думаю, что у меня выработалось, конечно, предпринимательское чутье. Это в большей степени идет от Олега, это точно, бесспорно. Может быть, некоторая здоровая агрессия. Все-таки я пришел из международной корпорации, из бизнес-среды Великобритании, где все делается несколько по-другому, и паттерн мышления другой. Появилась решительность, подход к клиенту, к продукту. Это все у меня развивалось молниеносными темпами, но этот процесс еще идет. У меня много разных inputs, на меня влияют много разных людей внутри компании и вне компании, и я постоянно меняюсь. Я очень рад этому.

— Какие качества сегодня необходимы современному банкиру? И какие, наоборот, мешают?

— Самое главное качество сейчас для банкира — это не быть банкиром. Ты не можешь быть чисто банкиром, как это было 30 лет назад, даже десять лет назад. Ты должен думать о совершенно других вещах. Ты должен думать о мобильном приложении, о технологиях, о процессах по выстраиванию отношений с клиентом (UX), интеграции сервисов и так далее. Происходит конвергенция финансового бизнеса с другими областями, такими как ретейл, мобайл, онлайн. И если ты не шаришь в этом, то ты далеко не поедешь.

— У вас появлялось за все эти годы желание хотя бы раз попробовать себя в каком-то другом качестве, какой-то другой сфере, в конце концов, в какой-то другой компании?

— В другой компании — нет, ни разу. В других сферах — да, конечно. И поскольку, когда я пришел, тогда в группе был только банк, а сейчас есть компаний 15, то я действительно проверяю себя в других областях каждый день.

— Вас часто пытаются хантить из других крупных компаний, банков?

— Бывало такое. Я их посылаю. Сейчас уже никто не пробует. И мне это незачем, и они не тратят свое время.

— Они понимают, что вы не согласитесь в любом случае?

— Конечно. Мне ничего не надо. Где еще работать в этой стране? Только в «Тинькофф».

— С чем был связан самый яркий, счастливый, крутой момент эйфории за 13 лет вашей работы в «Тинькофф»?

— Было много таких моментов. Я думаю, первый миллионный клиент — это был феерический момент. У нас были разные корпоративные мероприятия, например на острове Некер у Ричарда Брэнсона, это были незабываемые впечатления. И когда мы сделали IPO, мы все полетели с Олегом на Мальдивы на три дня, если правильно помню, и отмечали там. И, понятно, работали — как всегда. У нас круглосуточная работа. И было много других очень ярких «пятен» — они неизбежны, когда работаешь в «Тинькофф».

\n \n\t\t\t \n\t\t\t \n\t\t \n\t","content":"\t\t

\n\t\t\t\u0412\u044b \u043d\u0435 \u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u044b \u043d\u0430 \u0441\u0430\u0439\u0442\u0435.\n\t\t \n\t\t

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: