Обязательство банка предоставить оговоренную в договоре сумму по требованию заемщика

Обновлено: 24.09.2022

ГК РФ Статья 810. Обязанность заемщика возвратить сумму займа

1. Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

2. Если иное не предусмотрено договором займа, сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно полностью или частично.

(в ред. Федерального закона от 26.07.2017 N 212-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

П. 2 ст. 810 (в ред. ФЗ от 19.10.2011 N 284-ФЗ) применяется к договорам займа, кредитным договорам, заключенным до 01.11.2011.

Сумма займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, может быть возвращена заемщиком-гражданином досрочно полностью или по частям при условии уведомления об этом займодавца не менее чем за тридцать дней до дня такого возврата. Договором займа может быть установлен более короткий срок уведомления займодавца о намерении заемщика возвратить денежные средства досрочно.

(в ред. Федерального закона от 19.10.2011 N 284-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Сумма займа, предоставленного под проценты в иных случаях, может быть возвращена досрочно с согласия займодавца, в том числе согласия, выраженного в договоре займа.

(абзац введен Федеральным законом от 19.10.2011 N 284-ФЗ; в ред. Федерального закона от 26.07.2017 N 212-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Если иное не предусмотрено законом или договором займа, заем считается возвращенным в момент передачи его займодавцу, в том числе в момент поступления соответствующей суммы денежных средств в банк, в котором открыт банковский счет займодавца.

1. Договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных не противоречащих закону условиях их возврата.

2. По договору вклада любого вида, заключенному с гражданином, банк в любом случае обязан выдать по первому требованию вкладчика сумму вклада или ее часть и соответствующие проценты (за исключением вкладов, внесение которых удостоверено сберегательным сертификатом, условия которого не предусматривают право вкладчика на получение вклада по требованию).

3. Сроки и порядок выдачи суммы вклада или ее части и соответствующих процентов юридическому лицу по договору вклада любого вида определяются договором банковского вклада.

4. Условие договора об отказе гражданина от права на получение срочного вклада или вклада до востребования по его требованию ничтожно, за исключением случая, когда внесение вклада удостоверено сберегательным сертификатом, условия которого не предусматривают право вкладчика на получение вклада по требованию.

5. В случаях, когда срочный вклад возвращается вкладчику по его требованию до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов, выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором банковского вклада не предусмотрен иной размер процентов.

6. В случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

7. В случае, когда внесение вклада удостоверено сберегательным или депозитным сертификатом, все права по договору банковского вклада принадлежат владельцу соответствующего сертификата.

Комментарий к ст. 837 ГК РФ

1. В зависимости от условий возврата вклады делятся на срочные, до востребования и на иных условиях возврата. Вклад до востребования возвращается вкладчику по его первому требованию. Срочный вклад возвращается по истечении определенного договором срока.

В банковской практике встречаются следующие виды вкладов на иных условиях возврата: целевые (например, к рождению ребенка или достижению им определенного возраста); выигрышные (доход по которым выплачивается в виде выигрыша); условные (возврат которых осуществляется в случае наступления определенного условия - например, бракосочетания); пенсионные (по которым выплачивается повышенный процент при условии зачисления на него всей суммы пенсии); номерные (по которым не указывается наименование вкладчика, что обеспечивает его анонимность, и которые в настоящее время не открываются в связи с принятием Закона о противодействии легализации преступных доходов, в соответствии с которым кредитные организации обязаны идентифицировать лиц, находящихся на обслуживании).

2. Вклады любых видов, внесенные гражданами, возвращаются банком по первому требованию вкладчика. Юридическим лицам по первому требованию возвращаются вклады срочный и до востребования. Только вклады юридических лиц на иных условиях возврата не подлежат возврату по первому требованию вкладчика.

Коммент. ст. не уточняет, когда банк обязан исполнить обязанность по возврату вклада по первому требованию вкладчика. Представляется, что в силу п. 3 ст. 834 ГК этот срок можно определить по аналогии закона согласно ч. 2 ст. 849 ГК: банк обязан выдать или перечислить со счета денежные средства клиента не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если иное не предусмотрено законом, банковскими правилами или договором.

3. Юридическое лицо может отказаться от права на получение вклада по первому требованию. Такой отказ оформляется путем внесения соответствующего условия в договор банковского депозита (например, в договор с юридическим лицом может быть включено условие о недопустимости возврата вклада до наступления срока либо условие о выплате вклада через несколько дней после предъявления требования и т.п.). Отказ гражданина от права на получение вклада по первому требованию является ничтожным.

Таким образом, в целях защиты прав и интересов вкладчиков, как более слабой экономически стороны, в законе закреплено право вкладчика на одностороннее изменение условий договора об условиях возврата вклада - по общему правилу он может потребовать досрочного возврата вклада.

4. Последствием одностороннего изменения условий договора об условиях возврата вклада вкладчиком является предусмотренное законом в целях защиты прав и интересов банка изменение условий о размере процентов, начисляемых на вклад. Если вкладчик потребовал возврата срочного вклада или вклада на иных условиях возврата в иной срок, чем оговорено в договоре, проценты по вкладу в размере, оговоренном в договоре, вкладчику не выплачиваются. Они выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов по вкладу до востребования, который, как правило, существенно меньше. В договоре банковского вклада может быть предусмотрен и иной размер процентов на этот случай.

5. Другим односторонним изменением условий договора вкладчиком, разрешенным законом, является изменение условий возврата вклада в сторону увеличения срока вклада.

По наступлении срока срочного вклада либо обстоятельства, оговоренного в договоре вклада на иных условиях возврата, вкладчик может потребовать возврата суммы вклада и процентов на него. Но это его право, а не обязанность. Если он не предъявляет соответствующих требований, договор считается продленным на условиях вклада до востребования (которые, как правило, являются менее выгодными для вкладчика). С момента окончания срока или наступления иного обстоятельства начисление процентов на сумму вклада производится в размере вклада до востребования. До названного момента в соответствии с п. 2 ст. 839 ГК проценты начисляются в размере, предусмотренном договором, и зачисляются на счет вкладчика, увеличивая сумму, на которую начисляются проценты.

В договоре банковского вклада могут быть предусмотрены иные условия продления договора или иные последствия пропуска вкладчиком срока для истребования вклада (например, договор может содержать условие о том, что не востребованный в срок вклад перечисляется на расчетный счет вкладчика, или др.).

То есть в какую бы сторону вкладчик ни менял условия возврата вклада, условия выплаты процентов при этом ухудшаются, так как вкладчик допустил одностороннее изменение условий договора. Такое ухудшение условий не является мерой ответственности. Оно лишь защищает права банков, которые обязаны возвращать вклады в любое время, когда этого потребовал вкладчик.

6. Условия возврата вклада не являются единственным критерием для деления вкладов на виды.

Так, в зависимости от того, кто выступает вкладчиком, закон различает вклады (депозиты) физических и юридических лиц. Для договора банковского вклада с физическим лицом предусмотрены значительные особенности (в частности, договор считается публичным, установлены особые требования к банкам, привлекающим средства граждан, в случае банкротства банка требования вкладчиков-граждан удовлетворяются в первую очередь, и т.д.). Согласно ст. 37 Закона о банках вкладчиками могут быть граждане, иностранцы и лица без гражданства. В соответствии с п. 2 ст. 26 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителей вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Вкладчики свободны в выборе банка и могут иметь вклады в одном или нескольких банках без ограничений. Вкладчики могут распоряжаться вкладом, получать по нему доход, совершать безналичные расчеты в соответствии с договором.

Вклады на территории Российской Федерации могут открывать как резиденты, так и нерезиденты. Нерезиденты могут открывать вклады только в уполномоченных банках (ст. 13 Закона о валютном регулировании).

В зависимости от валюты вклада выделяют вклады рублевые, а также валютные и мультивалютные (вкладчик при возврате вклада может выбрать более выгодную валюту на момент выплаты). Вкладчики могут без ограничений открывать в уполномоченных банках банковские вклады в иностранной валюте (ст. 14 Закона о валютном регулировании). При этом под уполномоченными банками понимаются кредитные организации, имеющие право на основании лицензии ЦБ РФ осуществлять операции со средствами в иностранной валюте.

Особой разновидностью вкладов является депозит, открываемый в Банке России кредитной организации в целях регулирования ликвидности (изъятия излишней ликвидности) банковской системы путем привлечения в депозиты денежных средств кредитных организаций. Для привлечения средств в депозиты Банк России проводит следующие виды депозитных операций: депозитные аукционы, депозитные операции с фиксированной процентной ставкой, депозитные операции с использованием системы Рейтерс-Дилинг или с использованием уполномоченной Торговой системы.

Судебная практика по статье 837 ГК РФ

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, установив фактические обстоятельства, изучив условия заключенного между обществом и открытым акционерным обществом АКБ "Пробизнесбанк" (далее - банк) договора срочного банковского вклада от 05.06.2015 N 10793-88381/20d, дополнительных соглашений к нему, руководствуясь статьями 834, 837, 838, 839, 845 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 14, 15 Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", статьями 2, 189.25, 189.77 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", в отсутствие доказательств, обосновывающих связь между наступившим для общества вредом, выразившимся в невозможности воспользоваться собственными денежными средствами, и действиями корпорации по осуществлению деятельности временной администрации банка, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Суды, исходя из надлежащей оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 834, 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 189.31, 189.34, 189.47, 189.49 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", надлежащим образом применив статью 25.1 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", в соответствии с Положением Банка России от 10.02.2003 N 215-П "О методике определения собственных средств (капитала) кредитных организаций", установив факт наступления обстоятельств, предусмотренных законодательством для прекращения обязательств банка перед обществом "Национальный институт авиационных технологий" по договору банковского депозита, и не установив согласованного сторонами в договоре механизма на случай осуществления мер по предупреждению банкротства банка, правомерно отказали в удовлетворении иска.

Суды, исходя из надлежащей оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 834, 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 189.31, 189.34, 189.47, 189.49 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", надлежащим образом применив статью 25.1 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", в соответствии с Положением Банка России от 10.02.2003 N 215-П "О методике определения собственных средств (капитала) кредитных организаций", установив факт наступления обстоятельств, предусмотренных законодательством для прекращения обязательств банка перед компанией ТЕЗ ТУР ЛТД по спорным договорам банковского депозита, правомерно отказали в удовлетворении иска.

Оценив представленные в дело доказательства с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 56, 450, 834, 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", Федеральным законом от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", Положением Банка России от 10.02.2003 N 215-П "О методике определения собственных средств (капитала) кредитных организаций", Положением Банка России от 28.12.2012 г. N 395-П "О методике определения величины собственных средств (капитала) кредитных организаций (Базель III)", принимая во внимание условия заключенных сторонами договоров срочного банковского депозита (субординированных кредитов) и дополнительных соглашений к ним, учитывая наступление у банка предусмотренных пунктами 6.4.1 и 6.4.2 дополнительных соглашений обстоятельств, при которых действует условие пункта 6.4.3 о невозмещении и ненакоплении невыплаченных процентов, суды, отказывая в удовлетворении требований, пришли к правомерному выводу об отказе в иске.

СТАТЬИ 837 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

В силу пункта 2 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.

Разрешая спор и определяя размер требований кредитора к должнику, суды руководствовались положениями пункта 1 статьи 189.83 Закона о банкротстве, статей 834 и 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из условий заключенных с кредитором договоров банковского вклада.
С учетом отсутствия доказательств досрочного возврата вклада (по требованию кредитора, датированному 29.04.2016) до момента отзыва приказом Банка России от 08.06.2016 лицензии на осуществление кредитной организацией банковских операций, суды признали ошибочным исчисление арбитражным управляющим процентов по депозиту по ставке "до востребования".

Разрешая спор, суды, руководствуясь статьями 402, 834, 836, 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 189.85, 189.86 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", пунктами 26, 27 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", исходили из отсутствия оснований для начисления процентов по вкладу, заявленных ко включению в реестр, после истечения срока действия соответствующего договора банковского вклада и обращения заявителя в банк за возвратом денежных средств, в связи с чем отказали в удовлетворении заявления.

В соответствии со статьей 837 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.

Оценив в соответствии с требованиями главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами доказательства в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь статьями 421, 422, 834, 837, 845, 854 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)", Федерального закона от 26.12.2008 N 294 "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля", правовой позицией, изложенной в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров" (пункт 6), суды, исследовав каждый спорный пункт общих условий кредитных договоров, а также условий типовых кредитных договоров и договоров банковского вклада, пришли к выводу о недоказанности банком наличия условий для признания оспариваемого предписания недействительным.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что банк в момент проведении спорных банковских операций (приходно-расходных операций по счетам) обладал признаками неплатежеспособности и не мог реально совершать банковские операции, у банка имелась картотека неисполненных банком обязательств перед другими клиентами, денежных средств на корреспондентском счете банка не имелось, решением Арбитражного суда города Москвы от 20.09.2017 по делу N А40-137960/17 банк признан несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство, в результате совершения спорных операций остаток по счету ООО "ЦТИИЗ" практически обнулился, а остаток по счету истца увеличился на 278 850 рублей и не превысил максимальный размер страхового возмещения, составляющий 1 400 000 рублей, предусмотренный частью 2 статьи 11 Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов в банках Российской Федерации", истцом не представлены доказательства того, что у отправителя платежей - ООО "ЦТИИЗ" имелись обязательства перед истцом по переводу денежных средств в спорной сумме, руководствуясь статьями 153, 309, 310, 837, 845, 863 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 12 Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов в банках Российской Федерации", суды пришли к выводу о том, что установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что третье лицо воспользовалось возможностью по трансформации обязательств банка перед ним, не попадающих под действие Закона о страховании вкладов, на лицо, чьи средства, находящиеся на счете, страхуются в силу указанного закона.

1. Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

2. Если иное не предусмотрено договором займа, сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно полностью или частично.

Сумма займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, может быть возвращена заемщиком-гражданином досрочно полностью или по частям при условии уведомления об этом займодавца не менее чем за тридцать дней до дня такого возврата. Договором займа может быть установлен более короткий срок уведомления займодавца о намерении заемщика возвратить денежные средства досрочно.

Сумма займа, предоставленного под проценты в иных случаях, может быть возвращена досрочно с согласия займодавца, в том числе согласия, выраженного в договоре займа.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором займа, заем считается возвращенным в момент передачи его займодавцу, в том числе в момент поступления соответствующей суммы денежных средств в банк, в котором открыт банковский счет займодавца.

Комментарий к ст. 810 ГК РФ

1. Заемщик обязан передать заимодавцу имущество, тождественное полученному взаем. При несовпадении между предметом, переданным взаем, и предметом, который заемщик обязуется передать заимодавцу (например, "взаем" передано топливо, а "возврату" подлежат деньги), имеет место притворная сделка (п. 2 ст. 170 ГК). В этом случае к отношениям сторон должны применяться предписания о купле-продаже или мене. Тождественность не нарушается видовым различием переданных и задолженных денег (например, взаймы переданы наличные деньги, а возвращаться должны безналичные денежные средства).

2. Из текста абз. 1 п. 1 ст. 807 ГК следует, что под суммой займа в ГК понимается предмет займа, выраженный в денежной форме, т.е. сумма займа относится лишь к денежным займам. Поэтому предписания ст. 810 ГК распространяются только на денежные займы. Возврат вещного займа регламентируется общими предписаниями об исполнении обязательств.

3. Абз. 2 п. 1 коммент. ст. предусматривает изъятие из общего правила о сроке исполнения обязательства (ст. 314 ГК). Однако предписания п. 2 ст. 314 ГК применяются к отношениям вещного займа.

4. Возврат займа осуществляется так же, как и его предоставление, - через договор о передаче наличных денег и вещей либо через перевод безналичных денежных средств заимодавцу или уполномоченному на получение третьему лицу. С передачей денег или вещей (переводом денежных средств) к заимодавцу переходит право собственности на эти деньги или вещи (или он становится обладателем безналичных денежных средств), что приводит к прекращению обязательства между заимодавцем (кредитором) и заемщиком (должником), поскольку заимодавец удовлетворил свой интерес в получении предмета займа, получив задолженное заемщиком предоставление. Прекращение обязательства в данном случае наступает ex lege в силу указания п. 1 ст. 408 ГК.

5. Абзац 1 п. 2 коммент. ст. допускает прекращение заемного обязательства и в случае, если срок исполнения обязанности по возврату беспроцентного займа еще не наступил, но предоставление заемщика состоялось. Досрочное предоставление рассматривается здесь как надлежащее исполнение.

Однако если заем является процентным, то досрочный возврат суммы займа может нарушить интерес заимодавца в получении заемных процентов. Ведь эти проценты должны начисляться как минимум до окончания срока, на который выдан заем. Поэтому в абз. 2 п. 2 коммент. ст. говорится о необходимости "согласия заимодавца" на досрочный возврат займа.

Если заемную сумму принимает сам заимодавец, то предполагается, что он согласен с досрочным возвратом займа и прекращением начисления процентов. При перечислении безналичных денежных средств или при возврате займа третьему лицу, уполномоченному на их получение, требуется прямое волеизъявление со стороны заимодавца. Согласившись на досрочный возврат займа, заимодавец тем самым принимает досрочное предоставление как надлежащее исполнение. В этом случае заемное обязательство прекращается на основании п. 1 ст. 408 ГК, а не потому, что на это была направлена воля заимодавца.

Было бы ошибкой считать, что заемщик и заимодавец, согласившийся на досрочное исполнение, заключают соглашение о прекращении или изменении договора займа. Соглашение о прекращении здесь отсутствует, так как обязательство прекращается не соглашением сторон, а предоставлением задолженной суммы денег. Изменения срока возврата займа здесь также не происходит, поскольку воля заимодавца направлена не на это. Если заемщик не вернет сумму займа, то согласие заимодавца принять досрочное исполнение не повлечет правового последствия в виде изменения срока возврата займа. Более того, абз. 2 п. 2 ст. 810 ГК говорит о согласии на досрочный возврат займа.

Если сумма займа возвращена досрочно без согласия заимодавца, то до наступления срока возврата заемное обязательство не считается прекращенным и на сумму займа начисляются заемные проценты. После наступления срока займа интерес заимодавца в начислении процентов удовлетворяется и обязательство прекращается, так как фактический состав надлежащего исполнения считается выполненным.

6. Пункт 3 коммент. ст. устанавливает момент, с которого обязательство заемщика считается исполненным. Исполнение предполагает удовлетворение интересов кредитора посредством предоставления со стороны должника. Такое удовлетворение происходит, когда кредитор получает в свою собственность задолженные наличные деньги или вещи либо получает в свое распоряжение задолженную сумму безналичных денежных средств. В соответствии с этим обязательство заемщика по возврату вещей, в том числе наличных денег, прекращается в момент их передачи заимодавцу.

Применительно к задолженным безналичным денежным средствам заемное обязательство прекращается в момент зачисления соответствующей суммы на банковский счет заимодавца (п. 3 коммент. ст.), а не с зачислением денег на корреспондентский счет банка, обслуживающего получателя денег (заимодавца). Именно с этого момента кредитор получает в свое распоряжение безналичные денежные средства.

Аналогичным образом должен решаться вопрос о моменте предоставления безналичных денежных средств взаем. Они считаются предоставленными заимодавцем со времени зачисления этих средств на банковский счет заемщика или указанного им лица.

С моментом прекращения денежного обязательства не следует смешивать момент исполнения обязательства банка перед клиентом (плательщиком) по перечислению денег. Как указано в абз. 2 п. 3 Постановления ВАС N 5, обязательство банка перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя платежа.

Судебная практика по статье 810 ГК РФ

Отказывая во включении требования заявителя в реестр, суды руководствовались положениями статей 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 100 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", и исходили из отсутствия достоверных и надлежащих доказательств, подтверждающих факт предоставления должнику денежных средств в спорном размере.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные сторонами доказательства, руководствуясь статьями 309, 310, 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды установили факт перечисления денежных средств на счет ответчика и отсутствие доказательств их возврата, а также уплаты процентов за пользование займом, в связи с чем пришли к выводу об обоснованности заявленных требований.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив представленные в дело доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 310, 810 - 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, нормами Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг", установив правомерность заявленных исковых требований, удовлетворил их в полном объеме, возложив на ответчиков солидарную обязанность по выплате в пользу истца стоимости облигационного займа и купонного дохода.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные сторонами доказательства, руководствуясь статьями 309, 310 361, 363, 399, 809, 810, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации и положениями договора поручительства, суды, удовлетворяя требования, исходили из отсутствия доказательств надлежащего исполнения заемщиком обязательств по уплате кредита, процентов за пользование кредитом и пени и наличия оснований для применения к поручителю субсидиарной ответственности.

Руководствуясь статьями 309, 310, 314, 330, 333, 807, 809, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, изучив условия договора от 18.04.2011 N РосБР-161 и имеющиеся в деле доказательства, суды установили, что предпринимателем получена сумма займа, однако обязательства по возврату суммы займа и процентов надлежащим образом не исполнены.

Признавая исковые требования обоснованными, суды руководствовались положениями статей 309, 310, 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, и пришли к выводам о реальности заемного обязательства, возникшего между обществом "Сфера" и предпринимателем, требование по которому впоследствии перешло к обществу "Альянс" в порядке цессии, а также о наличии на стороне предпринимателя обязательства по возврату денежных средств.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в дело доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статьей 16, 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", статей 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями, изложенными в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", исходили из доказанности факта реального характера заемных обязательств между ООО "ТД "СДН-Трейдинг" и должником, неисполнения последним обязательств по возврату займов, а также отсутствия в действиях указанных лиц признаков злоупотребления правом.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в дело доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статьей 16, 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", статей 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями, изложенными в пункте 4 постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", исходили из доказанности факта реального характера заемных обязательств между ООО "ТД "СДН-Трейдинг" и должником, неисполнения последним обязательств по возврату займа, а также отсутствия в действиях указанных лиц признаков злоупотребления правом.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в дело доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статьей 16, 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", статей 10, 168, 361, 363, 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснения, изложенного в пункте 9 постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", исходили из того, что задолженность по договору займа основным должником (ООО "Объединенные транспортные системы Сибири") в полном объеме не погашена и общество "Кузнецкая строительная компания" является солидарным должником по договору поручительства.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в дело доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статьей 16, 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", статей 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями, изложенными в пункте 4 постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", исходили из доказанности факта реального характера заемных обязательств между ООО "ТД "СДН-Трейдинг" и должником, неисполнения последним обязательств по возврату займа, а также отсутствия в действиях указанных лиц признаков злоупотребления правом.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в дело доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статьей 16, 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", статей 10, 168, 361, 363, 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснения, изложенного в пункте 9 постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", исходили из того, что задолженность по договору займа основным должником (ООО "ЗапСиб-Транссервис") в полном объеме не погашена и общество "Кузнецкая строительная компания" является солидарным должником по договору поручительства.

Полезное для многих граждан решение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Она по жалобе гражданина изучала вынесенные ранее решения судов по делу о долговой расписке.


Расписка оказалась единственным доказательством, что человек дал в долг деньги другому человеку, а тот вернуть средства так и не собрался. В итоге обиженному заимодавцу местные суды отказали. Как правильно по закону поступать в подобных ситуациях, и растолковал Верховный суд.

Трудно найти человека, который бы никогда в жизни не давал деньги в долг. Не секрет, что многие из тех, кто пошел навстречу и ссудил родственнику, соседу или знакомому деньги, потом месяцами или годами безнадежно ждут, что должник вспомнит про них. Именно поэтому ситуация, которую разобрал Верховный суд, может быть интересна многим.

Все началось с того, что некая гражданка обратилась в суд с иском к знакомой. Истица попросила взыскать с женщины деньги по договору займа и проценты за пользование чужими средствами. Гражданке суды первой инстанции и апелляции отказали. В райсуде женщина рассказала, что в подтверждение договоров займа и их условий у нее на руках остались расписки.

Из содержания расписок следует, что 20 марта 2008 года ее знакомая взяла у нее 200 000 рублей под 4 процента в месяц на неопределенный срок. При этом обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц 20 числа наличными, остальную сумму обязалась вернуть по требованию. Спустя полгода, уже осенью, дама снова взяла у нее деньги - теперь 100 000 рублей под те же 4 процента, и обязалась отдавать 20 числа каждого месяца проценты от суммы.

Но благие намерения сторон так и не стали реальностью. Ситуация с долгом, к сожалению, оказалась стандартной - кредитор просила вернуть ей деньги, ну а должница - обещала сделать это. Так прошли все оговоренные и не оговоренные сроки.

Но взятые на время деньги так и не вернулись к той, что ссудила их однажды своей знакомой. В конце концов, женщине пришлось обращаться в суд. В своей победе в судебном заседании истица не сомневалась - ведь у нее на руках была расписка должницы. Да и та не отказывалась.

Каково же было удивление истицы, когда местные суды с доводами женщины не согласились и приняли прямо противоположное решение.

Отказывая гражданке в удовлетворении ее иска, суды исходили из того, что между дамами не был заключен договор займа. А имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержит "сведений о заимодавце и обязательства гражданки по возврату указанных в расписке сумм".

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила отказы местных судов и признала ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций.

В разъяснении своих доводов Судебная коллегия Верховного Суда заявила вот что:

В статье 807 Гражданского кодекса РФ сказано следующее: по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками. А заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. При этом договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно статьям 161, 808 того же Гражданского кодекса договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. Ну а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или другой документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы.

Таким образом, подчеркивает Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Как записано в пункте 1 статьи 160 опять-таки Гражданского кодекса, сделка в письменной форме должна быть совершена "путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами".

По пункту статьи 162 Гражданского кодекса РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Исходя из сказанного, Верховный суд подчеркивает - передача денежной суммы конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда заметила, что из материалов дела следует - при рассмотрении дела ответчик имела намерение заключить мировое соглашение с истцом.

Суд еще раз обратил внимание на то, что должница со своим долгом вообще то была согласна. А фактически выражала лишь несогласие в суде только с начисленными процентами. Но обстоятельства, имеющие очень важное значение для квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований закона (ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ) никакой оценки обоих судов не получили.

Кроме того, подчеркнул Верховный суд, местными судами не было учтено, что по смыслу статьи 408 Гражданского кодекса нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное.

Ссылка местного суда на то, что истцом в судебном заседании не было представлено иных (кроме расписки) доказательств в подтверждение своего иска, является, по мнению Верховного суда, несостоятельной.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда еще раз подчеркнула - дело в том, что обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретным заимодавцем, лежала на ответчице. И на этот важный момент так же не было обращено внимание местных судов.

Поэтому Верховный суд в своем решении отменил принятые раньше вердикты местных судов и велел пересмотреть дело о долговой расписке, но с учетом своих разъяснений.

Взаимоотношения банка и гражданина, который просрочил платеж по кредиту, почти всегда укладываются в нехитрую формулу - банк все равно возьмет свое. Но судебная практика показывает, что соблюдать сроки и уважать закон надо не только гражданину.

photoxpress

В Воронежской области в суд обратился известный банк и предъявил претензии супружеской паре. В иске финансовая организация написала, что в 2008 году дала гражданину кредит в полтора миллиона рублей на покупку квартиры. Гражданин кредит не вернул. Поэтому банк хочет забрать долг, проценты по нему и штраф за просрочку. А еще банк потребовал квартиру ценой в 1 миллион 700 тысяч, которую в ипотеку купил должник. Когда банк давал кредит, поручителем стала жена гражданина.

Ипотека давалась на двадцать лет. Но первые просрочки случились уже на следующий год после получения кредита. Поэтому спустя год банк потребовал вернуть ему весь долг целиком и сразу. Должник этого не сделал.

И вот спустя почти девять лет банк отнес иск в суд. Семья должников в суде заявила о пропуске срока исковой давности.

Районный суд банкирам по этой причине отказал в иске. Тогда банк пошел дальше и оспорил отказ в областном суде. Там отказ отменили, взыскали с семьи просроченную задолженность и забрали квартиру.

В Верховный суд РФ обратилась семья должников и попросила отменить решение областного суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда дело прочла, обсудила доводы сторон и решила, что жалоба подлежит удовлетворению.

Районный суд, отказывая банку в иске, пришел к выводу, что банкиры действительно пропустили срок исковой давности, "поскольку с момента неисполнения заемщиком требований банка о досрочном возврате кредита прошло более трех лет". А вот доказательства прерывания срока давности, в частности, путем признания заемщиком долга, банк не представил.

Областной суд, не соглашаясь с такими выводами, заявил, что срок исковой давности по требованиям о возврате заемных денег, погашение которых по договору должно идти периодическими платежами, "исчисляется с момента наступления срока каждого очередного платежа". Поэтому банк вправе "требовать взыскания основного долга в пределах трехлетнего срока исковой давности до момента обращения с иском в суд". Верховный суд РФ посчитал, что такие выводы основаны на "неправильном применении норм материального права". Вот его аргументы. По Гражданскому кодексу срок исковой давности - три года. Течение этого срока начинается со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

По статье 811 Гражданского кодекса, если по условиям договора предусмотрено возвращение займа по частям, то есть в рассрочку, заимодавец вправе требовать досрочного возврата оставшейся суммы с процентами. По смыслу этой нормы предъявление кредитором требования о досрочном возврате кредита изменяет срок исполнения обязательств по возврату суммы долга.

В нашем случае банк при просрочке еще в 2009 году потребовал вернуть в три дня долг, проценты и неустойку. Вывод Верховного суда - банк воспользовался своим правом и потребовал досрочного погашения всей суммы, тем самым изменив срок исполнения заемщиком обязательств по возврату основного долга и уплате процентов за пользование кредитом. При таких обстоятельствах срок исковой давности следует считать с момента неисполнения требований банка о досрочном возврате всей суммы кредита.

По статье 207 Гражданского кодекса с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям - проценты, неустойка, залог, поручительство и так далее. Таким образом, подвел черту высокий суд, с момента истечения срока давности по требованию о возврате всей суммы основного долга истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, включая проценты, залог, неустойку и поручительство.

Был пленум Верховного суда (N 43 от 29 сентября 2015 года). На нем рассматривались некоторые сложные вопросы, связанные с применением норм Гражданского кодекса об исковой давности. И там также говорилось, что с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок давности и по дополнительным требованиям.

Вместе с тем если стороны договора прописали в нем, что проценты подлежащие уплате на сумму займа, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы кредита, то срок исковой давности исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы.

В нашем случае суд установил факт досрочного требования банком всей суммы кредита, но не было установлено обстоятельств прерывания или приостановления срока исковой давности по главному требованию - о возврате суммы кредита. В этом случае выводы апелляции, что срок исковой давности по требованию долга и обращение взыскания на квартиру не истек, противоречат нормам материального права и разъяснениям пленума. Это нарушение считается существенным, поэтому апелляция свое решение должна пересмотреть.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: