Грех ли брать кредит

Обновлено: 25.06.2022

Многие люди задаются вопросом, являются ли кредиты и займы грехом? Запрета на пользование чужими деньгами Библия не дает, однако, в тексте Писания содержится достаточное количество цитат, ознакомившись с которыми, вы поймете, является ли ваше желание залезть в "долговую яму" греховным или приемлемым для каждой конкретной ситуации.

Очень часто люди занимают деньги без острой жизненной необходимости, а желания увеличить свой достаток ради получения какого-либо удовольствия или повышения комфорта

Есть такая категория людей, которая привыкла жить в кредит. Они не испытывают острой нужды в финансах, а просто хотят жить не хуже других. С одной стороны, в этом нет ничего плохого, чтобы купить новый телевизор взамен старого, но, с другой стороны, займы портят, разрушают отношения и периодически приводят к плачевному финалу . По этому поводу Библия говорит следующее:

"Вы желаете чего-то, но не получаете и потому убиваете и завидуете другим. Но всё равно не можете получить то, чего хотите, и потому препираетесь и ссоритесь . Вы не получаете то, чего хотите, потому что не просите Бога . Когда же просите, то не получаете, потому что просите из неправедных побуждений , лишь для того, чтобы воспользоваться всем, что получите, ради собственного удовольствия ".
(Иак 4:2-3, Современный перевод Библии)

Иногда люди занимают деньги с целью воспользоваться обеспеченным человеком или тем, кто по каким-либо причинам, наверняка, простит долг

Писание четко говорит о том, что долги необходимо выплачивать, даже в ситуациях, когда мы знаем, что должник простит долг. Это часто относится к нашим близким родственникам, особенно родителям. Должников Библия называет нечестивыми и грешными.

"Торопится взять грешник деньги в долг и никогда не возвращает , но праведник даёт всем безвозмездно".

Отсутствие необходимости занимать деньги - это благословение от Господа. Большую часть времени, когда мы слушаемся Бога, правильно распоряжаемся своими деньгами, мы никогда не будем в долгах

Очень часто мы мало задумываемся о том, что считает Бог по поводу необходимости занять деньги или получить кредит. Мы рассуждаем исключительно житейскими понятиями. Но когда речь заходит о трудностях выплаты долга или процентов, многие начинают взывать к Богу: "Помоги, за что нам всё это?". Другими словами, после драки мы начинаем махать кулаками.

". Если ты будешь повиноваться Господу . Господь, Бог твой, благословит тебя, как обещал, и у тебя будет достаточно денег , чтобы давать взаймы многим народам, тебе же ни у кого не придётся одалживать".

На дворе сложные времена. Рубль упал, у россиян просроченных кредитов почти на 3 триллиона, санкции, безработица растет. Как тут не заунывать?

Оптинские старцы, к которым в конце XIX века ездила «вся Россия», в похожих ситуациях не давали людям ханжеских или наивных советов типа «затянуть потуже пояса». Они знали, на что способны, а на что не способны люди, и говорили из опыта. Но прежде чем советы давать, подавали пример.

Например, сам старец Варсонофий, из дворян, блестящий офицер, в миру был очень богат. Но щедр. При поступлении в монастырь, еще до пострига и обета нестяжания, пожертвовал в обитель 60 тысяч рублей. Если пересчитать царские рубли в сегодняшние, то получится, по разным расчетам от 40 до 60 миллионов.

Для монастыря это – огромные деньги. Но монастырь строился, кормил огромное количество паломников, которые приезжали в те годы в Оптину, а также помогал нуждающимся, и по крупному, причем не только бедным, но и богатым. Кому лошадь купить, кому — долг заплатить, кому — имение сберечь, если люди чуть по миру не пошли.

В уединенный Предтеченский скит Оптинской пустыни, где принимали народ старцы, приходили из мира письма с рассказами, которые вполне могли бы написать им и мы, сегодняшние. Вот взять хотя бы письмо про то, как затеяли судебный иск, наняли адвоката, а тот увлек ход дела на тупиковый путь, и оно может быть проиграно. Что делать? В случае проигрыша теряется имение и возникает огромный долг адвокату. Прп. Амвросий среди прочего советует присмотреться к адвокату: не работает ли он за взятку на противников.

Богатые, но ответственные не пропадут!

«Вас совесть не может упрекать за имение тленных денег, если вы будете ими владеть, а не они вами». — Прп. Мака­рий.

«Пишешь, что тебя беспокоит мысль безнадежия о спасении, что, имея деньги, будто не можешь спастись. Это явное коварство вражие и сеть его, не дающая тебе мира и спокойствия. Оставя пристрастие к сребролюбию, скажи мне: можешь ли проходить жизнь совершенно нестяжательную и нищенскую? Ни силы твои, ни образование, ни состояние твоего здоровья не позволят тебе это исполнить, а того, что выше силы твоей, Бог от тебя не потребует». — Прп. Макарий

«Сама по себе бедность не спасет. Можно обладать и миллионами, но сердце иметь у Бога, и спастись. Например, Филарет Мило­стивый имел огромное богатство, но этим богатством приоб­рел себе Царство Небесное, помогая бедным и обездоленным. Можно привязаться к деньгам и в бедности погибнуть. Стоял, например, один нищий на паперти, терпел холод и голод, чтобы только накопить несколько денег. Накопил рублей сорок-пятьдесят и умер. И пошла душа его в ад, так как она привязана была не к Богу, а к этим рублям». — Прп. Варсонофий

«Богатство для тебя еще вредно. Когда зашевелится четвертак в кармане, то ты уж и покажешь себя». — Прп. Лев

«Напрасно ты думаешь, что средства материальные дали бы тебе успокоение. Нет, эта мысль ложна. Есть люди со средствами в глазах твоих, но беспокоятся более, нежели ты». — Прп. Амвросий

Про просьбы о помощи и долги

«Долги хуже грехов: в грехах покается человек, и Бог простит, а за долги будут истязывать не только в настоящей, но и в будущей жизни, от чего да избавит Господь». — Прп. Амвросий

«На подаяние жить опасно. Можно привыкнуть к попрошайничеству. Одно дело — для других просить, а другое — для себя. Милостыню можно просить в крайней нужде, но так, чтобы она не послужила поводом для огорчения кого-либо. За благодетеля, оказавшего помощь, надо молиться». — Прп. Никон

Как жертвовать

«Милостыню надо подавать с рассуждением, а то можно повредить человеку. Надо подробно узнать его нужду вникнуть во все обстоятельства, разобраться». — Прп. Нектарий

Нужно ли жертвовать то, в чем сам нуждаешься?

«Милостыни ради не должно входить в долги… Притом необходимо иметь в виду и обстоятельства собственного семейства, чтобы и его не довести до крайнего положения неосновательною и необдуманною щедростью…». – Прп. Макарий

«Подавать… милостыню нуждающимся следует по силе и возможности». — Прп. Иосиф

«На трапезу дать, и на больницу пожертвовать, и долг уплатить — это все хорошо. Но и себя не надо оставлять без копейки на необходимые нужды, а то как бы не пожалеть после». — Прп. Нектарий

«…Господь велит давать благодушно столько, сколько можешь, и этот дар приемлет; а если хочешь иметь совершенство, то тогда отдай все, да и ходи с рукой, прося милостыню, и не огорчайся уже тем, что не имеешь ничего и люди неблагодарны». – Прп. Амвросий

А если обокрали?

«Когда обворуют, то не надо скорбеть, а представить, что дали милостыню, и Господь вернет в десять раз больше. — Прп. Иосиф

«В одном из житий Киево-Печерских угодников сказано: ежели кто об украденных у него деньгах не жалеет, то это вменится ему более произвольной милостыни». — Прп. Амвросий


Мы живем в экономике, построенной на кредитах. Нас постоянно уговаривают взять кредит в банке, чтобы совершить те или иные нужные крупные покупки. Но у многих из нас есть знакомые, у которых уже большая часть зарплаты уходит только на расплату по кредитам. Так стоит или не стоит брать кредиты? Если нет, то почему? Что по этому поводу можно сказать с вероучительной точки зрения?

«Современное рабство — не железные цепи,
а финансовые кандалы и оковы»

Священник Валерий Духанин

Священник Валерий Духанин

— Брать или не брать кредиты — не сфера вероучения Церкви. Если ты взял кредит, то от этого не перестал быть православным. Равно и если ты не берешь кредиты, то от этого не становишься исповедником Православия. Однако этот вопрос напрямую относится к нашей духовной жизни, к сфере православной этики.

В этой связи выскажу свою позицию, которая, возможно, покажется радикальной. Прежде всего, кредиты — это приманка, как приманкой является сыр в мышеловке. Кредиты рекламируются как способ повысить уровень своей жизни, быстрее достичь желаемого, скорей приобрести то, на что у тебя нет средств сейчас, но чего тебе очень хочется. И всякий раз всякий кредит лишает человека свободы.

Что, собственно, означает собой кредит? Означает он элементарную истину — то, что у тебя нет тех денег, которые хотелось бы иметь. Тебе хочется что-то приобрести, но нет соответствующих средств. И вот ты их занимаешь у банка, однако вернуть должен непомерно больше, чем взял. Сколько людей надорвались, будучи уверены, что справятся с выплатой, но стали заложниками ситуации и больше потеряли, чем приобрели! Но даже если ты справишься с выплатой, над тобой кредит висит как дамоклов меч. В Священном Писании сказано, что должник делается рабом заимодавца (ср. Притч. 22, 7). Современное рабство выражается в том, что человек закован не в железные цепи, а в финансовые кандалы и оковы.

Есть люди, которые берут кредиты для подъема своего бизнеса. Это очень опасное и рискованное мероприятие, но, вероятно, бизнесмен не видит иного выхода на данный момент и надеется, что его прибыль покроет все проценты кредита. Иногда это получается, а иногда и нет. Мне время от времени приходится видеть предпринимателей, которые несвободны, закабалены своими кредитами, зачастую не знают, где бы еще достать средств, ибо ни одной свободной копейки у них нет, всё куда-то вложено или идет на погашение кредитов.

Кто-то берет огромные кредиты для покупки жилья и иной недвижимости. Возможно, что другого выхода нет, но люди идут на огромный риск. Знаю реальные случаи, когда кредит брали лет на двадцать, но за этот период жизнь так поменялась, что расплачиваться стало уже нечем.

Любое закабаление несет мучение, лишние страхи и переживания. Вместо того чтобы думать о спасении своей бессмертной души, человек бросает все силы на погашение кредита, боится неуплаты в срок и наложения штрафных санкций, работает день и ночь, забыв о семье и становясь неспособным молиться.

Кредиты — это не только ловушка, но и выражение современного потребительства, принципа «бери всё, что хочешь, и прямо сейчас». Они потворствуют похоти плоти, похоти очей и гордости житейской и в каком-то смысле способствуют выстраиванию новой вавилонской башни, в которой всё земное быстро громоздится одно на другое, чтобы достичь до самых небес. Но в реальности всё это рушится, как и та самая башня.

Практика брать кредиты рождается из недовольства своим положением. Вот апостол Павел сказал: Великое приобретение — быть благочестивым и довольным. Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям (1 Тим. 6, 6–10). Это напрямую относится к тем, кто берет кредиты.

В конечном итоге, кредиты воплощают в себе и наше тщеславие (потому что хочется показаться более обеспеченными), и сребролюбие (поскольку всё вертится вокруг денег), и неразумие (ибо человек трезво не осмысляет последствия), но завершается это однозначно унынием (ибо страхи и беспокойство лишают внутренних сил).

Надо ли делать покупки, на которые у тебя денег нет? Не лучше ли научиться жить по средствам, а не гнаться за тем, что не по карману? Это ведь самообольщение — желать приобрести то, на что ты не можешь заработать. Но главное, такой человек никогда не будет счастлив, он всегда будет думать, что ему чего-то не хватает. Как точно говорил святитель Иоанн Златоуст: «Богат не тот, кто имеет многое, а тот, кто не нуждается во многом».

«Отложи решение на неделю, а лучше — на месяц»

Протоиерей Максим Козлов

Протоиерей Максим Козлов

— С вероучительной точки зрения, можно сказать, что всякого рода попытки истолковать современную экономическую систему в контексте ветхозаветных указаний о кредиторах и давании денег взаем будут довольно неадекватным переносом одних исторических реалий на другие.

Я бы сказал, что если и приходится брать кредит в тех или иных жизненных обстоятельствах, то делать это следует строго в разумных пределах, чтобы не оказаться в дурной зависимости от современной банковской системы. Чтобы из-за легкомысленного желания получить дармовые, казалось бы, деньги сейчас — потом не страдали бы наши дети и близкие.

Ну, и простой совет, который давался уже много раз — никогда не брать кредит по первому побуждению. Тем более — по предложению от банка, которое навязчиво поступило тебе по телефону или электронной почте. Если в силу конкретных жизненных обстоятельств тебе нужен кредит на ипотеку или образование детей, а не на баловство какое-то, то отложи решение минимум на неделю, а лучше — на месяц. Не спеши, помолись, подумай, обсуди с теми, кто умнее тебя. Если и тогда решение не изменится и останется тем же, то ему можно и последовать.

«Лучше жить просто,
довольствуясь заработанным честным трудом»

Священник Димитрий Шишкин

Священник Димитрий Шишкин

— Более краткого, но точного высказывания о кредитах, чем известная шутка, я не знаю. Звучит она так: «Берешь чужие и на время — а отдаёшь свои и навсегда». А если серьезно, брать кредит — это очень рискованное дело со многими неизвестными. Я уже не говорю, что само по себе ростовщичество (а со стороны банков выдача кредитов — это не что иное, как ростовщичество) — это грех. И мы, получается, втягиваясь в кредитную историю, так или иначе становимся участниками порочной практики. Но даже если человек хочет начать собственное дело (а это без кредита довольно сложно), то всё равно надо помнить, что влезать в долги — это всегда большой риск, и можно, что называется, прогореть по-крупному, если бизнес не пойдет, а отдавать кредит будет нечем.

Мне это всё напоминает рулетку или игральные автоматы, которых, слава Богу, сейчас не стало на наших улицах, а в своё время в этих игральных залах разыгрывались настоящие трагедии, когда люди в желании быстро разбогатеть теряли всё и не только сами страдали, но ввергали в нищету, отчаяние и ужас свои семьи и близких… Не дай Бог! Вот такое возможно и с кредитами.

Мы все знаем эти душераздирающие истории, как люди берут вроде бы небольшие деньги, но в результате банковских манипуляций с процентами оказываются в отчаянном положении. Моё личное мнение, что лучше жить просто, довольствуясь малым, заработанным честным трудом, чем пускаться в сомнительные авантюры (а кредитная история почти всегда — это авантюра, игра, ставка «на удачу»). Кроме того, причиной того, что люди влезают в долги, становится зачастую пресловутая психология потребления, когда человеку кажется, что у него непременно должно быть «всё как у всех». Человек начинает гнаться за каким-то мифическим стандартом комфорта и обеспеченности, забывая зачастую о главном: полнота жизни, подлинное счастье состоит в согласии с Богом, собственной совестью, в добрых отношениях с ближними. На евангельском языке это звучит так: Берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения (Лк. 12, 15).


С чего начать нам разговор об этом устойчивом жизненном явлении? Начнем, пожалуй, с «Энциклопедии русской жизни» – с «Евгения Онегина». В первой главе романа мы знакомимся с семьей главного героя, давшего роману имя.

Служив отлично-благородно,
Долгами жил его отец,
Давал три бала ежегодно
И промотался наконец.

Как становится ясно с первого взгляда, перед нами «профессиональный должник», который привык жить не по средствам и довел семью до разорения регулярным пусканием обществу пыли в глаза. Таков отец Евгения. В наши дни сказано, что «у взрослых тоже есть свои игрушки, только они дороже». Но сам принцип существует с давних времен.

Суть этого принципа следующая. Люди почему-то решают жить не по средствам. В дилемме «быть или казаться» ставят на второе, на «казаться». И платят за имидж… чужими деньгами. Потом оказываются в состоянии невозможности отдать взятое. Дальнейшие варианты разнообразны: долговая тюрьма, опись имущества, бегство, самоубийство, пьянство от безысходности и проч.

Отец Евгения тратился на шампанское, кондитеров и кулинаров, плату оркестру, наряды. Это нужно было для поддержания веса в обществе. Будучи изначально человеком небедным, он дошел затем до разорения. Как объяснял свое нежелание играть в карты другой пушкинский персонаж, Германн из «пиковой дамы», он «не хотел рисковать утратой необходимого в желании получить избыточное». Отец же Евгения именно потерял необходимое, поднимая видимым образом свой статус и «не по одежке протягивая ножки»

Так оно и происходит с незапамятных времен доныне. Именно относительно состоятельные люди, по крайней мере не нищие, удобно уловляются «лестью богатства» (Мф. 13, 22) и попадают в рабство к кредиторам. История убедительно доказывает нам, что финансовая мощь кредиторов растет именно благодаря привыкшим к роскоши и принципиально не желающим жить поскромнее людям. В прежние времена это были ленивые отпрыски дворянских семей, яркие вырожденцы, иначе, как за чужие деньги и напоказ, жить не умеющие. Сегодня эта армия людей пополняется вне зависимости от сословных различий, которые максимально стерты. Но не стерты ни жадность, ни глупость, ни безответственность человеческая.

Студент, обедающий в Макдональдсе и одевающийся в секонд-хенде, берет кредит для покупки новой модели айфона. Человек, имеющий машину на ходу, за полмиллиона рублей, берет в кредит еще полмиллиона и покупает более статусный автомобиль. Семья, могущая без долгов позволить себе отдых на доступном курорте среднего класса, ради поездки на статусный курорт берет кредит. Таких примеров очень много, и каждый из нас при желании пополнит их список или собственными «чудачествами», или подобными примерами из жизни знакомых.

Мы не будем рассматривать случаи займа для нужд бизнеса или покрытия коммунальных долгов, т.е. случаев, в которых истинная, а не мнимая нужда движет человеком. Но обратите внимание на «девятый вал» примеров, относящихся к категории, упомянутой в начале. Мода, статус, желание новизны, вечное стремление к переменам, страх оказаться не лучше друзей и знакомых, боязнь прослыть простаком… Все эти мысленные тираны, и даже демоны, грубо, как конвойные стражники, толкают людей на поступки, совершенно не вынужденные подлинной нуждой или жизненной необходимостью.

Голод и нагота – это материальные проблемы. Но связывание себя долгами, скажем, из-за моды – это духовная болезнь

Это духовная болезнь. И лечиться она должна Духом. Голод и нагота – это материальные проблемы (тоже имеющие духовные причины). Но связывание себя долгами, скажем, из-за моды – это чисто духовная болезнь, никак не зависящая от материальных факторов. Заметим, что именно люди, декларирующие идеологический материализм (я, мол, в Бога не верю и не молюсь, это все выдумки), на практике беззащитнее верующих людей перед агрессивным накатом рекламы, общественного мнения или тусовочных установок.

Послушаем голос апостола Павла. Пусть он не для всех авторитет, но кому-то, даст Бог, его слова точно лягут на душу: «Великое приобретение – быть благочестивым и довольным. Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем» (1Тим. 6, 6–8).

Пусть остановится на этом слове человек и рассудит: что он внес в мир, когда вышел из чрева? Что унесет с собой, когда смежит очи и перестанет двигаться? Не сном ли покажутся все мечты о приобретениях и обладаниях? И мир, который так успешно обольщал человека ежедневно, дразнил и манил, посмеется над ним, мертвым, чтобы продолжить обманывать живущих.

Повторим, что множество долгов и опасных предприятий не вынуждены ничем, совершенно ничем существенным, кроме тщеславия и глупости, живущих в душе, чуждой веры Божией. Об этом далее и говорит Павел: «А желающие обогащаться впадают в искушение, и в сеть, и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу» (1Тим. 6, 9).

Сребролюбец – это не тот, кто имеет много, но кто хочет многого. Неважно при этом, ездит ли он на «Жигулях» или на «Мерседесе». Содержание сердца определяет тайну человека, по которой он будет судим нелицеприятным Богом. Поэтому сказано: «желающие обогащаться», а не просто «богатые». Это и есть та «лесть богатства», о которой сказано выше. Лесть означает обман, призрачную мечту, таящую внутри себя сокрушительное бедствие. К «сетям и искушениям» прямо относятся и те беды, в которые может попасть должник. Чем выше заем, тем сильнее и угрозы. Дети, движимое и недвижимое имущество, внутренние органы и сама жизнь становятся нередко средствами отдачи долга. В том, что это так, убеждает нас и криминальная хроника, и исторические примеры.


Для человека должно быть естественным бояться долгов – так, как он естественно боится рабства

Для человека должно быть естественным бояться долгов – так, как он естественно боится рабства или иной тяжкой зависимости. Занимать у одних, чтобы отдать другим, бояться телефонных звонков, скрываться, менять адреса – разве это не рабство?

Обратим внимание, что долг есть образ и подобие греха. Молитвой Господней мы научены молиться: «Остави нам долги наши, как и мы оставляем должникам нашим». И весь сонм толковников, словно одними устами, объясняет нам, что наши долги перед Богом – это наши грехи, ошибки, вольные и невольные проступки. Так же и долги ближних перед нами – это их грехи, требующие уврачевания через примирение и деятельную любовь. Следовательно, если Божественные уста Христовы заменили слово «грех» на слово «долг», – сущностное подобие между ними есть однозначно.

Грех связывает человека, порабощает. И долг тоже. Имеющий грехи – раб греха. Имеющий долги – раб долга. И тот человек, и этот одержимы страхом, лишены свободы и радости. Они не наслаждаются жизнью, но живут придавленные, как раб – поклажей.

Современный мир приучает человека с легкостью брать в долг, опутываться кредитами, не слишком переживая о временах расплаты. Это значит, что мир сводит наше сознание на некий младенческий уровень, при котором человек способен радоваться видимой вещи, но не способен размыслить об ответственности за обладание ею. Присмотритесь к детям. Как бурно они радуются новой игрушке и как быстро забывают ее, увидав другую. В них минимум памяти о прошлом и предвидения будущего. Это естественная для младенца слабость ума. Но во взрослом человеке это непростительное слабоумие. Оно – знак активной посторонней работы над его сознанием. Ведь какие посылы впитывает наша душа отовсюду? «Тебе нужно – возьми. Взял – радуйся. Как будешь отдавать – не парься. Как-нибудь отдашь». Живущий в такой парадигме человек подлинно слабоумен.

Он опасен не только для себя и своих родных (часто именно родственники берут на себя тяготы расплаты за долги, сделанные единокровным эгоистом). Такой человек опасен и для заимодавца. Криминалисты и следователи при желании рассказали бы нам много историй, в которых жертвами убийства стали те, кто дал в долг. Сначала человек берет. Потом не может отдать. Потом дьявол нашептывает дикий план по выходу из ситуации: «Убей его и ничего не отдавай».

То, что это не фантазии и не шутки, доказывается множеством примеров.

Отдавать вообще тяжелее, чем брать. Ведь, как справедливо говорит известная шутка, «берешь чужие и на время, а отдаешь свои и навсегда». И люди столь неусердны бывают в отдаче, что иная пословица говорит: «Хочешь с человеком поссориться, одолжи ему деньги».

Об этом тоже стоит говорить. Евангельское слово звучит только о дающих, а именно: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Мф. 5, 42). Мы же говорим о зеркальном отображении этой заповеди, которая должна звучать так: «Взял в долг? Отдай вовремя».

Такое «додумывание» Евангелия не является чем-то предосудительным, поскольку Господь, наоборот, требует, чтобы мы из евангельских принципов выводили правила практического поведения. Сказано, например, об осуждении глядящих на жену с вожделением (ср. Мф. 5, 27). Таковые уже прелюбодействуют в сердце своем. Сказано о мужчинах. Но смело можно «додумывать», что и женщина, бросившая похотливый взгляд на мужчину, тоже судится, как прелюбодейка. В наши времена превратно понимаемой свободы о женском блуде приходится говорить так же много, как о мужском.

Итак, размышление о заповедях требуется от нас, ибо мы люди. Заповеди даны свободным и умным существам, а не вшиты, как плата в робота. На основании сказанного мы можем, действительно, предъявлять требования не только к дающим (дай!), но и к берущим (верни!).

Долговой заем – это вынужденная мера, а не норма жизни. Норма жизни – уметь жить по средствам

Но снова и снова стоит возвращаться к главной мысли. Долговой заем – это вынужденная мера, а не норма жизни. Норма жизни – уметь жить по средствам и «никому не быть должным ничего, кроме взаимной любви» (Рим. 13, 8).

Добавим также и слово одного подвижника, который учил, что лучшим способом быть всегда бедным является намеренное неотдание долгов и работа по воскресеньям и праздникам. Смысл сказанного тот, что никто не хочет жить в бедности. Однако придется, если человек не будет чтить Бога, пренебрегая воскресной и праздничными службами в храме. Будет работать в эти дни, как в будни. И второе: будет брать в долг и не будет отдавать, хотя бы и было чем. От этих двух оплошностей словно некие дыры образуются в душе человека. Адский сквозняк способен сквозь них выдуть из души все Божии дары.

Это не отвлеченное морализаторство. Это вопросы духовной практики, которые всякий может проверить на личном опыте. Ибо все заповеди проверяются делом.

«Хотя в этом испытайте Меня, говорит Господь Саваоф» (Мал. 3, 10).

Купить книгу протоиерея Андрея Ткачева «Каюсь, что я не ангел» можно здесь:

Хотя мы живем в светской стране и большинство россиян — атеисты, все равно православие остается важной частью нашей культуры . Я решил, что будет интересно поговорить о том, как Православная церковь относится к кредитам, долгам и банкротству.

🛕 Основываться будут на недавнем выступлении протоиерея Андрея Ткачева, который также является ведущим ТВ «Царьград».

Банки имеют право забирать деньги за долги

По мнению церкви, люди сегодня слишком зависимы от банков и банковских операций . Простой человек не может даже копейку провести, минуя свой счет.

Если у человека есть ипотека или кредит, он уже никуда не денется . И деньги, которые государство сейчас выделяет в качестве поддержки, вполне легко уходят на погашение долгов.

Ткачев считает, что это не так плохо, как кажется.

🛕 «Если у тебя было –8, а тебе дали +6 и эти деньги тебе в руки не попали, ты не смог на них купить велосипед, но у тебя теперь не –8, а –2, тебе всё равно стало легче закрыть оставшееся долги», — уверен протоиерей.

Болезненное пристрастие к кредитам

Кредиты стали обычным делом для капиталистической России . Но церковь уверена, что нужно жить по средствам, а не набирать долги.

🛕 Кредит — это синоним греха, потому что «Отче наш» ясно говорит: «Остави нам долги наши, яко же и мы оставляем должником нашим».

Так что к должникам, по мнению Ткачева, можно и нужно применять санкции . Например, запрещать выезд за границу.

🛕 Церковь напоминает, что вода из-под крана течет не по мановению Божьей воли: дома и водопроводную систему строили и поддерживают в рабочем состоянии люди, и они должны получать деньги.

Андрей советует платить за коммуналку вовремя и не брать кредиты на «понтовые» вещи, вроде iPhone .

Как можно меньше кредитов

Церковь считает, что кредитов должно быть как можно меньше . Потому что если говорить о свободе — именно отсутствие кредитов дает свободу.

Если вы все же попали в сложную ситуацию, то нужно использовать все возможности, чтобы избавиться от долгов . Ведь долги — это грех.

Читайте также: