На проблему долгового кризиса не влияет размер кредитов

Обновлено: 18.05.2024

а) нефтяные шоки 1973 1974 гг. и 1979-1980 гг. послужили инструментом перераспределения значительной доли мирового дохода в пользу стран-экспортеров нефти, где краткосрочная склонность к сбережениям велика. Пока происходило аккумулирование сбережений для крупных инвестиций в их собственную экономику, эти страны выдавали кредиты в ликвидной форме, что послужило источником расширения ресурсов для международного кредитования:

б) эти новые финансовые средства в основном были предоставлены в виде дополнительных кредитов странам-должникам, так как инвестиционная ситуация в индустриальных странах была в это время весьма неопределенной. К тому же страны-должники ограничивали прямые иностранные инвестиции и широко использовали внешние займы под проценты без права контроля над собственностью, что стимулировало нарастание их внешнего долга;

в) крупнейшие коммерческие банки активно искали возможностей для таких операций в целях опережения конкурентов.

В итоге активизации международного кредита к 1985 году общая сумма предоставляемых коммерческими банками кредитов стала меньше, чем суммы взимаемых ими платежей по обслуживанию и погашению долга. Это способствовало значительной «утечке» финансовых ресурсов из стран-должников.

Более общей причиной периодического повторения кризиса внешней задолженности, которая непосредственно не связана с мировой конъюнктурой 80-х годов, является наличие сильных стимулов к отказу от платежей по долгу суверенными странами-должниками. Страна-должник может привлекать иностранные займы до того момента, пока сумма кредитов будет превышать сумму оттока капитала по обслуживанию накопленного долга в виде выплаты процентов и амортизации его основной суммы, а затем объявить о прекращении платежей. Практика международных расчетов свидетельствует, что отказ от выплат происходит в тех случаях, когда это экономически выгодно стране-должнику, а не только тогда, когда страна не имеет ресурсов для обслуживания долга.

Одним из перспективных способов разрешения проблемы отказа or платежей является введение залога, или обеспечения, то есть активов того или иною вида, которые могут перейти в собственность кредитора в случае приостановки страной-должником выплат по долгу.

Международный Валютный Фонд и Мировой Банк оказывают консультационную помощь и частично финансируют операции по сокращению размеров задолженности и созданию новых стимулов для увеличения внутренних инвестиций и роста иностранных капиталовложений в странах-должниках.

Механизмы сокращения внешней задолженности:

  1. Выкуп долга — предоставление стране-должнику возможности выкупить свои долговые обязательства на вторичном рынке ценных бумаг. Выкуп осуществляется за наличные средства со скидкой с номинальной цены в пользу должника. Иностранная валюта, необходимая для таких операций, может быть одолжена или предоставлена «в дар» данной стране.
  2. Обмен долга на акционерный капитал (своп) — предоставление иностранным банкам возможности обменивать долговые обязательства данной страны на акции ее промышленных корпораций. При этом иностранные небанковские организации получают возможность перекупать эти долговые обязательства на вторичном рынке ценных бумаг со скидкой при условии финансирования прямых инвестиций или покупки отечественных финансовых активов из этих средств. Во всех этих случаях иностранный инвестор получает «долю» в капитале данной страны, а ее внешняя задолженность при этом уменьшается.
  3. Замена существующих долговых обязательств новыми обязательствами (в национальной или иностранной валюте). При этом ставка процента по новым ценным бумагам может быть ниже, чем по старым, при сохранении номинальной стоимости облигаций.

Беднейшим странам-должникам предоставляется выбор одного из вариантов помощи со стороны официальных кредиторов (членов Парижского клуба):

1) частичное аннулирование долга;

2) дальнейшее продление сроков долговых обязательств;

3) снижение ставок процента по обслуживанию долга. Эффективное управление государственным долгом как в индустриальных, так и в переходных экономиках не может осуществляться автономно от других мер бюджетно-налоговой политики правительства, так как является составной частью общей системы управления государственными расходами.

Приток капитала на фоне увеличения внешнего долга способствует элиминированию эффекта вытеснения частных инвестиций, угроза которого нередко сопровождает налоговую реформу стимулирующего типа, нацеленную на снижение ставок налогообложения в сочетании с расширением налоговой базы. Расходы по обслуживанию государственного долга являются наименее эластичной статьей расходной части государственного бюджета. Так как эластичность трансфертных выплат также весьма невелика, то ограничение темпов роста других статей государственных расходов и повышение их эффективности является в России и других переходных экономиках ведущим фактором снижения напряженности в бюджетно-налоговой сфере. Аннулирование квазифискальных операций и включение соответствующих счетов в систему государственного бюджета восстанавливает доверие к экономической политике правительства и Центрального Банка, особенно в том случае, если это сопровождается созданием адекватных рыночной экономике институциональных структур по управлению государственными расходами бюджетного управления и казначейства, в функции которого входит и обслуживание государственной задолженности.

Эта лекция взята со страницы решения задач по макроэкономике:

Возможно эти страницы вам будут полезны:

Помощь студентам в учёбе
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal
lfirmal

Образовательный сайт для студентов и школьников

© Фирмаль Людмила Анатольевна — официальный сайт преподавателя математического факультета Дальневосточного государственного физико-технического института

Дешевые кредиты — это хорошо или плохо? С одной стороны, они помогают экономике быстро расти, с другой — ведут к формированию «пузырей», которые рано или поздно лопаются. Рэй Далио, миллиардер и один из 100 самых влиятельных людей мира, проанализировал, как протекают долговые кризисы. Оказывается, всё развивается по определенным сценариям. Поняв их, мы можем подготовиться к следующим кризисам — и пройти без потерь.

Книга «Большие долговые кризисы» — это пособие с практическими советами о том, что нужно и что не нужно делать. Далио создал шаблон больших долговых кризисов и вывел основные принципы их преодоления. И привел 48 примеров кризисов из мировой истории с графиками, комментариями и выводами.

Кризис по шаблону




Большие долговые кризисы
«После того как меня не раз заставали врасплох события, с которыми я ранее не сталкивался, я решил более не полагаться на собственный опыт, а изучить все крупные экономические и рыночные потрясения в истории так, чтобы они представлялись мне собственным „виртуальным опытом“ — словно я сам переживал эти события в реальном времени», — пишет Далио.


Он изучил примеры из истории в хронологическом порядке, как если бы сам побывал в тех реалиях. И обнаружил, что, используя средние значения, можно лучше представить себе и изучить причинно-следственные связи происходящего. Это привело к созданию шаблонов или архетипов кризисов.

Соединив вместе все эти шаблоны, Далио получил упрощенное, однако глубокое понимание всех примеров и разработал способы их преодоления. Они — в книге.

Брать или отдавать

Когда кредит получить легко — происходит экономический рост. Когда кредит получить трудно — случается рецессия. Доступность кредита контролируется главным образом центральным банком. Со временем каждое «дно» и каждый «пик» цикла завершаются большей экономической активностью, чем в предыдущем цикле, и с большим объемом долгов. Почему?

В результате долги растут быстрее доходов в течение продолжительного времени. Это приводит к образованию долгосрочного кредитного цикла.

Юбилейный год

Когда объем предлагаемых кредитных средств велик, заемщики тратят больше, чем могут оплатить, что дает ощущение процветания. В свою очередь заимодавцы, у которых прекрасно идет дело, куда более услужливы, чем следовало бы в этой ситуации.

Однако долги не могут бесконечно расти быстрее доходов и денег, необходимых на выплаты по процентам, поэтому назревает долговой кризис.

Происходит самоусиливающийся спад экономики, который не так просто остановить. Такая динамика порождает долгосрочные кредитные циклы. Она существует столько, сколько и кредит, и ее можно проследить задолго до древних римлян. Даже в Ветхом Завете упоминается необходимость прощать все долги раз в 50 лет — в «юбилейный год».

История повторяется

Изучая же историю экономики, я смог стать свидетелем и участником коллапса Римской империи в V веке н. э., долговой реструктуризации в США в 1789 г., жизни в Веймарской республике в 1920-х, глобальной Великой депрессии и Второй мировой войны, захлестнувшей множество стран в 1939–1945 гг., и многих других кризисов».



Измеримые характеристики «пузырей»

События цикличны. Изучая историю, можно увидеть закономерности и разработать общие принципы решения повторяющихся проблем. Осталось научиться их использовать.

Наблюдать за экономикой день за днем — все равно что находиться посреди бурана, когда миллионы частиц информации бьют в лицо и нужно синтезировать их в одно. Непросто. Но если получится — к следующему «бурану» вы будете готовы.

Из-за пандемии глобальный долг вырос до рекордного уровня — и продолжает расти. О том, почему это может привести к финансовому кризису и что делать инвесторам в таких условиях, рассуждает аналитик «Финам» Сергей Переход


Рост современной экономики невозможно представить без развитых долговых отношений. Брать в долг — правильно, это аванс будущего роста и сглаживание цикличности в деятельности бизнеса.

Однако в последнее десятилетие глобальный долг рос намного быстрее ВВП, а пандемия COVID-19 вынудила центральные банки беспрецедентно смягчить денежную политику — в итоге он увеличивается экспоненциально. Эти тенденции могут привести к глобальному финансовому кризису. Но как его остановить? Можно ли перестать занимать?

В кризис занимали все: объем глобального долга поставил новый критический рекорд

Стремительный рост долгов беспокоил экономистов еще в 2019 году, но никто не мог представить, с какой скоростью они будут увеличиваться в 2020-м. Согласно данным Institute of International Finance, программы поддержки экономики из-за COVID-19 привели к росту глобального долга на $24 трлн (в 2019 году вырос примерно на $10 трлн), он установил новый критический рекорд — $281 трлн. А отношение долга к мировому ВВП превысило 355%, причем темп прироста составил 35 процентных пунктов, что больше, чем за два года кризиса 2008–2009 годов (плюс 10 и 15 п.п. соответственно). Рост был особенно резким в Европейском союзе: отношение долга нефинансового сектора к ВВП во Франции, Испании и Греции увеличилось примерно на 50 п.п.

На правительства пришлась половина прироста долга, в то время как нефинансовые компании прибавили $5,4 трлн, банки — $3,9 трлн, а домохозяйства — $2,6 трлн. Государственный долг сильнее всего вырос в Испании, Великобритании, Канаде, ЮАР и Индии, особенно резко (плюс 50 п.п.) росли долги нефинансового сектора во Франции, Испании и Греции, займы банков сильно выросли в Бразилии. На развивающихся рынках лидерами совокупного прироста долга стали Турция, Корея и ОАЭ.

Фото:Mario Tama / Getty Images

Почему долги растут, ведь типичным явлением в такую фазу цикла является кредитное сжатие? О причине говорят результаты исследования нобелевского лауреата Милтона Фридмана, который на опыте Великой депрессии выявил необходимость денежной экспансии ФРС в моменты кризиса. Однако этот стремительный рост сопровождался еще одним удивительным явлением — большим объемом облигаций с отрицательной доходностью. По информации Bloomberg, объем бондов инвестиционного уровня с отрицательной доходностью составляет $13,9 трлн. По нашим подсчетам, на данный момент более 20% высоконадежных облигаций торгуется с отрицательной доходностью, а еще около 40% — со ставками, близкими к нулю.

Кто кредитовал экономику на такие огромные суммы еще и себе в убыток?

Ключевой источник фондирования — центральные банки: они предоставляли ликвидность как в форме выкупа активов с рынка (баланс ФРС вырос на 82% — до $7,55 трлн), так и по линии кредитования под нулевую или близкую к нулевой ставку. ФРС легко обошла незыблемый запрет прямого финансирования правительства и монетизировала значительную часть новых выпусков облигаций Минфина.

Низкие ставки — это не всегда хорошо

Следствием «денежного Эльдорадо» стало создание благоприятных условий для роста числа «зомби-компаний», которые зарабатывают меньше, чем их процентные расходы. Из-за кризиса доля таких «зомби» в развитых странах достигла рекордных 16%. Легкий доступ к рефинансированию под низкие ставки позволяет им нарастить долг, при этом они остались убыточными. С другой стороны, обнуление ставок вынудило инвесторов маниакально искать повышенный доход даже среди «мусорных» ненадежных эмитентов .

Получился замкнутый круг, когда темпы прироста долга с каждым кварталом все более опасны, но печатный станок нельзя остановить. Преждевременный отказ программ поддержки приведет к всплеску дефолтов и банкротств с непредсказуемыми последствиями для финансовой стабильности.

С другой стороны, постоянная опора на господдержку (особенно нефинансовых компаний) снежным комом накапливает системные риски. Потому даже при самом позитивном сценарии — ускоренной вакцинации и опережающем экономическом росте — в 2021 году уровни заимствований снова будут намного выше докризисных. Сокращение поддержки будет сложной задачей в силу социальной напряженности, вызванной COVID-19.

Поднимут ли регуляторы ключевые ставки?

Долг играет многогранную роль в развитии страны: с одной стороны, использование долговых инструментов является мощным фактором стимулирования экономического роста. С другой, чрезмерный рост обязательств — опасное явление для государственного бюджета. Из-за увеличения расходов на обслуживание долга правительства прибегают к повышению налогов, а фирмы повышают стоимость продукта, перекладывая возросшие издержки на потребителей.

Фото:Flickr

Возникает вопрос, как остановить наращивание долга? Одним из инструментов является повышение ставок. Рынок свопов демонстрирует, что участники рынка ожидают повышения ставки к концу 2022 года, при этом годовая инфляция в США может достигнуть 3,1% (опрос Мичиганского университета).

По-нашему мнению, в ближайшей перспективе рост ставок не представляется возможным — это может привести к распродаже низкодоходных облигаций и обрушить рынки акций, где явно наблюдаются признаки пузыря. Более вероятным сценарием станет кредитование по отрицательным реальным ставкам на протяжении еще нескольких лет, подобно ситуации в ЕС, и только после восстановления экономики будут попытки установления нейтральной ставки. В этот период, вероятно, усилится регуляторное принуждение к покупке таких долгов.

Экономики стран ЕС и Китая — в зоне риска: их может захлестнуть рецессия и волна дефолтов

Долговые кризисы были и будут: в известной книге экономистов Кармен Рейнхарт и Кеннета Рогоффа «На этот раз все будет иначе» описываются десятки примеров. Перегрев на рынке долга наблюдается во многих странах, однако в Китае и ЕС риски больше остальных.

Вероятно, экономика Европейского союза повторно погрузится в рецессию из-за продолжающихся локдаунов и убытков от последствий Brexit. При этом бюджетный и монетарный инструментарий практически исчерпан: во-первых, к концу года на рынке могут закончиться активы для выкупа, во-вторых, ЕЦБ во многом исчерпал резервы QE — его баланс увеличился до около 60% к ВВП (намного выше ФРС).

Фото:Scott Heins / Getty Images

Что касается Китая, то его совокупная долговая нагрузка составляет 335% ВВП. Многие аналитики предсказывали рост числа дефолтов, и китайским правительством в 2020 году таки был создан «Банк плохих долгов». Предыдущие феноменально высокие темпы роста ВВП уходят в историю — а торговые споры с США и последствия накопившихся пузырей остаются.

Как обезопасить себя от угрозы кризиса?

Сигналы о рисках нового кризиса поступают чуть ли не каждый день — такова палитра финансовых деформаций текущего экономического цикла. Что делать инвесторам в условиях, когда рынок облигаций очевидно подает сигналы тревоги? Можно пересидеть в наличных, но, как ни странно, акции надежнее денег. Покупая облигации , мы обращаем внимание на риски дефолта и реальную доходность (ставка доходности минус инфляция). Даже если выбрать надежного заемщика, то как терпеть растущую инфляцию?

Практика показывает, что рост цен отражается в первую очередь на акциях, а не на потребительской корзине. Динамика фондового индекса S&P500 тесно связана с темпами инфляции — чем они выше, тем выше и стоимость акций. Это отчасти происходит в силу перетока капитала из рынка облигаций и роста инфляционных доходов компаний.

Инвестирование всегда сопряжено с большими и малыми рисками, однако следует помнить, что вероятный кризис облигаций может стать причиной ралли «акций стоимости», которые долгое время уступали текущим лидерам.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнение профи», может не совпадать с мнением редакции.

Термин, обозначающий вероятность быстрой продажи активов по рыночной или близкой к рыночной цене. Подробнее Макроэкономический термин, обозначающий значительное снижение экономической активности. Главный показатель рецессии – снижение ВВП два квартала подряд. Лицо, выпускающее ценные бумаги. Эмитентом может быть как физическое лицо, так и юридическое (компании, органы исполнительной власти или местного самоуправления). Дефолт (от французского de fault — по вине) — ситуация, возникшая при неисполнении заемщиком обязательств по уплате или обслуживанию долга. Дефолтом считается неуплата процентов по кредиту или по облигационному займу, а также непогашение займа. Стоит отдельно выделить технический дефолт — ситуацию, когда исполнение обязательств было только временной задержкой платежей, как правило, по независящим от заемщика обстоятельствам. Дефолт служит основанием для предъявления кредитором иска о банкротстве заемщика Долговая ценная бумага, владелец которой имеет право получить от выпустившего облигацию лица, ее номинальную стоимость в оговоренный срок. Помимо этого облигация предполагает право владельца получать процент от ее номинальной стоимости либо иные имущественные права. Облигации являются эквивалентом займа и по своему принципу схожи с процессом кредитования. Выпускать облигации могут как государства, так и частные компании.

Фото: Shutterstock

США с 4 апреля 2022 года запретили России использовать замороженные долларовые резервы для выплат по внешнему долгу. В связи с тем, что иностранный банк-корреспондент отказался принимать платеж Минфина по гособлигациям двух выпусков в долларах, купонный доход по одному из них и средства для погашения долга по второму были перечислены в рублях.

С точки зрения российских властей выплата в рублях по долгу перед нерезидентами является надлежащим исполнением обязательств в соответствии с указом президента от 5 марта о временном порядке исполнения обязательств перед некоторыми иностранными кредиторами.

Ранее международное рейтинговое агентство Fitch предупредило инвесторов о возможном дефолте по внешним российским обязательствам. По мнению агентства, оплата в рублях считается принудительным переименованием платежных обязательств (реденоминацией), а отсутствие технической возможности оплаты купонов в долларах является признаком технического дефолта.

Условия суверенных еврооблигационных выпусков России предусматривают наступление формального дефолта по истечении 30 календарных дней после неплатежа в соответствии с эмиссионной документацией.

Что такое дефолт

Дефолт — это невыполнение обязательств должника по выплате долга — как процентов по нему, так и основной заемной суммы. В случае объявления дефолта компанией или физическим лицом следует процедура банкротства, в ходе которой устанавливаются процедуры возврата долга, его полного или частичного списания. Дефолт государства возникает, если оно не может вовремя выполнить обязательства перед внутренними или внешними кредиторами. Реструктуризация суверенного долга не имеет стандартизированной процедуры — для каждой отдельно взятой страны составляется индивидуальная программа по выплате, чаще всего она растягивается на несколько лет и не гарантирует кредиторам полного возврата средств со стороны заемщика. Объявление государством дефолта снижает его кредитные рейтинги — стране становится сложно или невозможно привлекать новые займы, как следствие, ограниченность вливания внешних капиталов тормозит развитие экономики.

Деноминация — изменение нарицательной стоимости денег в определенном соотношении

Когда дефолт был в России

В России технический дефолт по обязательствам страны произошел 17 августа 1998 года. Ему предшествовали экономический кризис — гиперинфляция, дефицит бюджета, деноминация. Для пополнения бюджета правительство выпускало государственные краткосрочные облигации (разновидность облигаций федерального займа), и каждый новый выпуск шел на погашение предыдущих займов, то есть обслуживание долгов проводилось по пирамидальному принципу. Доходность ГКО доходила до 140–150%. К августу 1998 года внешний долг России достиг $200 млрд (44% ВВП). Официально технический дефолт не был объявлен, но являлся им по сути, так как предусматривал реструктуризацию долгов по ГКО лишь с их частичным погашением — от 1% для иностранных держателей облигаций до конвертации 70% долга в новые более долгосрочные облигации. Это запустило цепочку банкротств банков — крупных держателей бумаг, что в свою очередь привело к потере денег населением, так как финансовые организации не смогли расплатиться по вкладам.

Невозможность оплачивать долги повысили риск суверенного дефолта России

Фото:Shutterstock

По расчетам Московского банковского союза, потери экономики России в 1998 году составили $96 млрд. Из них прямые убытки коммерческих банков — $45 млрд, бизнес потерял более $30 млрд, население — $19 млрд. На момент объявления о замораживании выплат по ГКО-ОФЗ доля нерезидентов в них составляла порядка 30%, а рыночная оценка их портфеля — около $11 млрд.

Кризис привел к сокращению валового внутреннего продукта в два раза — с $404,9 млрд в 1997 году до $195,9 млрд в 1999 году. Инфляция с 11,03% в 1997 году по итогам 1998 года подскочила до 84,44%. Национальная валюта была девальвирована более чем в три раза — 1 января 1998 года доллар стоил ₽5,96 (после деноминации в 1997 году с коэффициентом 1000:1), а 1 января 1999 года — ₽20,65. Доверие населения и иностранных инвесторов к российским банкам и финансовым обязательствам государства, а также к национальной валюте было подорвано.

Курсы доллара и евро на табло пункта обмена валют. 2 ноября 2020 года

Виды дефолта

Фото:Shutterstock

  • Технический дефолт — неспособность сейчас погасить обязательства, но возможность их все же выполнить в будущем. Если в рамках технического дефолта, который ограничен конкретными сроками, обязательства не выполняются, то наступает обычный, или простой дефолт.
  • Дефолт (обычный, простой или окончательный) — неспособность платить по всем долгам или части своих обязательств.

Различают подвиды дефолтов по объектам, то есть заемщикам: дефолт физического лица, компании, государственный (суверенный) дефолт.

По предмету долгов дефолт может быть объявлен по облигациям (неоплата своевременно процентов или основного долга по долговым обязательствам или по условиям договора о выпуске облигационного займа), векселям, прямым денежным заимствованиям, банковским чекам и т. п.

Фото:Shutterstock

Дефолт по государственным долгам может быть объявлен по:

  • по внешнему долгу — перед другими странами, международными фондами, иностранными корпорациями. Как правило, он заключен в специальных ценных бумагах — государственных облигациях;
  • по внутреннему долгу — перед отечественными банками, фондами, инвесторами и населением, в том числе по выплате пенсий, социальных пособий, зарплат госслужащим.

Фото:Seth Wenig / AP

Насколько вероятен дефолт по внешнему долгу в 2022 году?

По итогам 2021 года государственный долг России составляет ₽20,9 трлн — 18,1% от ВВП страны, по данным Счетной палаты. Внутренний долг составил ₽16,5 трлн. Внешний долг в иностранной валюте достиг $59,7 млрд.

Объем внешнего долга Российской Федерации, по оценке Банка России, по состоянию на 1 января 2022 года составил $478,2 млрд. Эта сумма учитывает не только долги государственного сектора, но и частных компаний, которые заимствуют средства на иностранных рынках.

Международные рейтинговые агентства понизили рейтинг России до мусорного

Наложенные на Банк России и другие финансовые институты санкции привели к отсутствию технической возможности расплачиваться по долгам перед иностранными инвесторами. Международные рейтинговые агентства усмотрели в этом событии критический риск объявления дефолта по внешним российским обязательствам.

  • Moody's понизило кредитный рейтинг России сразу на шесть ступеней, с Baa3 до B3.
  • Агентство Fitch снизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента в иностранной валюте России с ВВВ до В.
  • S&P Global Ratings понизило долгосрочный кредитный рейтинг России в иностранной валюте на восемь ступеней, с BB+ до CCC-. Рейтинг в национальной валюте также ухудшился с BBB- до CCC-.

«Понижение рейтинга в текущих беспрецедентных условиях носит уже символический характер и является констатацией факта, поскольку иностранные инвесторы отрезаны от экономики России и локального рынка, а многие активы на офшорном рынке обесценились почти до нуля. Из-за запрета расчетов с нерезидентами они вряд ли способны получать платежи по бондам, несмотря на обслуживание Минфином и компаниями своих обязательств», — говорит Дмитрий Полевой, директор по инвестициям компании «Локо-Инвест Управление активами».

Риск технического дефолта по валютному долгу из-за ограничений платежей возрастает, говорит директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики СКОЛКОВО-РЭШ Олег Шибанов и отмечает, что сам Минфин РФ подобных планов — отказа от обслуживания долга — не озвучивал.

«Но поскольку международные резервы, включая Фонд национального благосостояния (ФНБ), в их долларовой и евро части были заморожены ЕС и США, у России могут быть вопросы о необходимости придерживаться текущего графика платежей. Кроме того, сейчас ограничены выплаты в пользу нерезидентов, и когда будет оформлено решение со стороны Управления по контролю за иностранными активами (OFAC) в возможности использовать международные резервы, выплаты могут быть осуществлены», — добавил эксперт.

На Банк России наложены санкции

В четверг, 3 марта, Минфин США выпустил лицензию, разрешающую инвесторам получать долговые платежи по суверенным еврооблигациям России, но с временными ограничениями — только до 25 мая 2022 года. В частности, в порядке исключения из санкционных мер разрешаются транзакции с Банком России, Фондом национального благосостояния (ФНБ) и Министерством финансов России, необходимые для «получения процентов, дивидендов или выплат в погашение по долгу или акциям» ЦБ, ФНБ или Минфина, говорится в документе. Ближайшие платежи по выплате долларовых купонов на $107 млн по двум выпускам российских евробондов международным держателям должны состояться в марте.

Несмотря на озвученные риски дефолта, инвестбанки США Goldman Sachs и JPMorgan Chase покупают подешевевшие суверенные российские облигации и корпоративные бонды крупных компаний Evraz, «Газпром» и РЖД, срок погашения которых наступает в течение ближайших двух лет.

Фото:Shutterstock

По данным ICE Data Services, кредитные дефолтные свопы (CDS) на этой неделе сигнализировали о 65% вероятности дефолта по российскому государственному долгу в течение пяти лет и 40% в течение одного года.

Кредитно-дефолтный своп (CDS) — это производный финансовый инструмент, который гарантирует инвестору страховые выплаты в случае дефолта по обязательствам третьей стороны в обмен на регулярные платежи. Чем выше эти платежи, тем рискованнее базовые обязательства.

Последствия дефолта

Фото:Shutterstock

Если сценарий с объявлением дефолта из-за технических ограничений реализуется, его последствия могут вызвать сложности в доступе к рынку займов в будущем, говорит Олег Шибанов. «Вот только для России это последствие сейчас нерелевантно — все крупнейшие рынки капитала закрыли для России и наших компаний возможность выпускать облигации, и в этой ситуации особого «наказания» для экономики от дефолта нет. Это «наказание» скажется тогда, когда Россия снова вернется к займам на международном рынке», — заключил эксперт.

«Если у страны есть инвестиционный рейтинг, то она может занимать на международных рынках сравнительно недорого. Это приводит к тому, что дешевая ликвидность перетекает на рынки и обеспечивает комфортный уровень доходностей по кредитам для бизнеса и населения. И всем хорошо. Понижение рейтингов предполагает долгосрочное пребывание РФ в текущем состоянии — конфликт на Украине, чудовищные санкции, не менее жесткие ответные меры и т. д. Если страна будет находиться под таким давлением долго — будет очень трудно. Насколько долго? Точно сказать невероятно сложно, но, полагаю, речь идет о нескольких месяцах», — прокомментировал профессор НИУ ВШЭ Евгений Коган в авторском Telegram-канале.

Объявление дефолта сейчас по долговым обязательствам России не принесет существенных потерь ни самой России, ни западным странам, отметил старший экономист консалтинговой компании Macro-Advisory Владимир Тихомиров. «Внешний долг России не такой большой, чтобы оказать существенное влияние на международный рынок, а для России с точки зрения государственного заимствования этот рынок не столь сильно важен — бюджет формируется либо с нулевыми, либо с профицитными показателями в последние годы, при этом поступление иностранного капитала в новые выпуски гособлигаций уже было ограничено санкциями еще в 2018 году. Для частных компаний ситуация будет сложнее — для них из-за суверенного дефолта и низких кредитных рейтингов страны заимствование станет существенно дороже. «Дорогие» кредитные деньги скажутся на росте цен для конечного потребителя», — заключил эксперт.

Следите за новостями компаний в телеграм-канале «Каталог РБК Инвестиций»

Термин, обозначающий вероятность быстрой продажи активов по рыночной или близкой к рыночной цене. Подробнее Дефолт (от французского de fault — по вине) — ситуация, возникшая при неисполнении заемщиком обязательств по уплате или обслуживанию долга. Дефолтом считается неуплата процентов по кредиту или по облигационному займу, а также непогашение займа. Стоит отдельно выделить технический дефолт — ситуацию, когда исполнение обязательств было только временной задержкой платежей, как правило, по независящим от заемщика обстоятельствам. Дефолт служит основанием для предъявления кредитором иска о банкротстве заемщика Долговая ценная бумага, владелец которой имеет право получить от выпустившего облигацию лица, ее номинальную стоимость в оговоренный срок. Помимо этого облигация предполагает право владельца получать процент от ее номинальной стоимости либо иные имущественные права. Облигации являются эквивалентом займа и по своему принципу схожи с процессом кредитования. Выпускать облигации могут как государства, так и частные компании.

Если у заемщика низкие доходы или уже есть долги, то, скорее всего, банк предложит ему более высокую ставку или вовсе откажет в новом кредите. Это следует из нового механизма, который с 1 октября ввел Банк России, чтобы люди не брали на себя непосильное бремя.

anyaberkut/istock

Теперь банки обязаны при выдаче кредита на сумму от 10 тысяч рублей считать долговую нагрузку заемщика: если платежи по всем кредитам (включая выдаваемый) превышают половину его среднего дохода за шесть месяцев, банку придется резервировать под этот кредит больше капитала.

О том, кого и как это затронет, в интервью "РГ" рассказала директор департамента финансовой стабильности Банка России Елизавета Данилова.

Все ли готово к корректному расчету долговой нагрузки? Решена ли проблема подтверждения доходов заемщика?

Елизавета Данилова: Во-первых, мы предусмотрели несколько послаблений. До 1 октября 2020 года банки по кредитам до 50 тысяч рублей и по автокредитам смогут оценивать доходы заемщика не только по справкам 2-НДФЛ или 3-НДФЛ, но и по его транзакциям - это модельный подход, очень распространенный сейчас на рынке.

К этому моменту доступ к системам ПФР и ФНС уже будет полностью налажен, проблем с подтверждением доходов заемщика не будет. Для этого мы с минкомсвязи активно работаем над тем, чтобы снять технические лимиты на запросы банками справок по НДФЛ и данных ПФР о страховых взносах.

Если кредитная история хорошая, например, заемщик уже несколько лет исправно платит по кредиту, то можно считать его доход вмененным способом, то есть взять его платежи и умножить на два. С одной стороны, это достаточно консервативный подход, потому что в среднем по стране долговая нагрузка поменьше, чем 50%, с другой - это хорошая опция для банков и заемщиков, которые уже имеют длительную и положительную историю отношений.

Если совсем никаких подтверждающих документов нет, можно использовать другую опцию - заявленный доход, то есть тот, который называет сам заемщик, но при этом сумма не должна превышать среднедушевой доход в данном регионе (в среднем 32,6 тысячи рублей по итогам 2018 года. - Прим. ред.). Этот подход учитывает более высокий риск просрочки, потому что неформальные доходы гораздо более непостоянны, чем зарплата.

С подтверждением обязательств заемщика меньше проблем?

Елизавета Данилова: С помощью уже имеющейся информации из бюро кредитных историй (БКИ) рассчитать показатель долговой нагрузки (ПДН) кредиторы могут и сейчас. В принципе, они и до 1 октября запрашивали данные из нескольких бюро. Мы выпустили информационное письмо, как действовать, чтобы не было задвоения кредитов, что делать, если кредитная история прерывается, и в последнее время особых вопросов на эту тему не было.

Мы надеемся, что информация из БКИ станет гораздо более качественной.

Во-первых, банки должны будут до октября 2020 года всем кредитным договорам присвоить уникальные идентификаторы, это существенно упростит агрегацию информации о заемщике.

Во-вторых, в Госдуме рассматривается законопроект, который позволит через квалифицированные бюро подтягивать данные из всех БКИ, чтобы банки получали исчерпывающую информацию об обязательствах заемщика.

Что делать тем 15-20 миллионам людей, у которых нет официального дохода? Смогут ли они брать кредиты?

Елизавета Данилова: Наше регулирование носит стимулирующий характер, здесь нет прямых запретов, и клиенты сохранят доступ к кредитованию. Как до введения ПДН, так и после решение остается за банком.

Да, если ПДН завышен, то кредит подпадет под высокий коэффициент риска, и для этого заемщика он окажется более дорогим, тут возникнет дифференциация условий для клиентов с низкой и высокой нагрузкой. Но если банк сочтет, что заемщик, несмотря на отсутствие официальных доходов, достаточно надежный, то он тоже может получить хорошую ставку.

Не получится, что тем самым усугубляется проблема закредитованности, ведь многие берут кредит, чтобы отдать предыдущий? И оказывается, что им придется платить больше.

Елизавета Данилова: Регулирование, которое мы вводим, - это превентивные меры, у нас сейчас нет больших накопленных проблем в кредитовании физических лиц. Вся суть ПДН в том, чтобы сложнее было получить кредит, когда долговая нагрузка уже высокая.

Если заемщик уже попал в сложную ситуацию, не в силах обслуживать свой кредит, он может обратиться в банк с просьбой о снижении платежа с удлинением срока выплат. Как раз для этих случаев в августе мы приняли изменения, которые дали банкам стимулы идти навстречу таким заемщикам - при реструктуризации кредита им не придется рассчитывать ПДН, то есть их не будет сдерживать перспектива повышения коэффициентов риска.

В ЦБ не опасаются, что людям с высокой долговой нагрузкой или без официальных доходов придется идти в МФО или к "черным" кредиторам?

Елизавета Данилова: Мы не видели такого перетока раньше и вряд ли увидим сейчас. Да, у МФО действительно темпы роста немного больше, чем у банков, но тем не менее на них приходится по-прежнему менее 2% от общего объема займов физлиц.

При этом не надо забывать, что на МФО с 1 октября тоже распространяется требование по расчету ПДН и повышенные коэффициенты риска.

Еще раз подчеркну, что требование о расчете ПДН банком не означает запрет на предоставление кредитов. Мы определили в методике общие рамки, предполагая, что каждый банк по-прежнему может применять свои модели и подходы, может обращаться к разным источникам для подтверждения информации о заемщике. Так что большая часть этих людей сохранит доступ к кредитованию. Но мы, воздействуя на банки, будем стимулировать их двигаться к умеренной долговой нагрузке.

"Черных кредиторов" мы активно выявляем и помогаем правоохранительным органам бороться с ними.

Почему при расчете долговой нагрузки не учитываются доходы других членов семьи и не важно, сколько у заемщика детей?

Елизавета Данилова: Теоретически можно было бы рассчитывать ПДН домохозяйства, однако тогда необходимо было бы при принятии решения о кредите уточнять доходы и обязательства каждого из членов домохозяйства.

Когда мы только прорабатывали концепцию ПДН, делали несколько серий публичных консультаций, то всем был более близок такой подход, при котором показатели считаются индивидуально. Мы понимали изначально, что показатель должен быть простым, а раз так, учесть сразу все в нем сложно. Хотя было много гипотез, какие обязательные платежи можно было бы учитывать, например алименты. Или как учитывать наличие детей - это же дополнительные расходы. К тому же у каждой семьи свой образ жизни: кто-то и с тремя детьми умудряется копить, а кто-то живет на широкую ногу, не имея детей, и ему денег не хватает.

А как быть с созаемщиками?

Елизавета Данилова: В методике учитываются и их доходы, если есть информация о них.

Клиент сам сможет узнать результат расчета его долговой нагрузки?

Елизавета Данилова: Такого обязательства - показать клиенту результат расчета - у кредитора нет, хотя мы думаем над этим в контексте дальнейшего развития этого инструмента.

Почему надбавки к коэффициентам риска, которые делают кредит "дороже", начинают расти именно с ПДН на уровне 50%? Ведь одно дело отдавать половину дохода на кредит при зарплате в 300 тысяч, совсем другое - в 30 тысяч.

Елизавета Данилова: Мы приняли такую шкалу, просчитав взаимосвязь показателей полной стоимости кредита, ПДН и риска возникновения просрочки по портфелям крупнейших банков с 2007 года.

У нас есть возможность пересмотреть шкалу надбавок в зависимости от ПДН после того, как получим первую отчетность от банков, которую мы вводим с начала следующего года.

У банков наверняка появится искушение обойти эти ограничения, как вы будете их контролировать?

Елизавета Данилова: В рамках надзора Банк России будет перепроверять правильность отнесения кредита к тому или иному коду, за которым следует определенная надбавка. Мы будем следить и за методиками оценки долговой нагрузки, которые разработали банки.

Сейчас мы проводим обследование крупнейших банков, чтобы посмотреть распределение выдач по разным типам продуктов, с разными ставками в разрезе ПДН, - со следующего года это обследование превратится в обязательную форму квартальной отчетности, мы тоже будем внимательно эти данные смотреть.

Как в целом вы оцениваете динамику долговой нагрузки? Банк России не видит признаков близкого кризиса на рынке потребкредитования, о котором предупреждал глава минэкономразвития Максим Орешкин?

Елизавета Данилова: Во-первых, чтобы гипотетические проблемы на рынке потребкредитов могли оказать влияние на экономику в целом, рынок должен быть намного больше. Классический пример - ипотека в США накануне кризиса 2007 года, когда соотношение задолженности по кредитам к располагаемым доходам физических лиц составляло 130%. У нас этот показатель - 34%.

Что касается средней долговой нагрузки по необеспеченным потребительским кредитам, то коэффициент обслуживания долга (отношение платежей по кредитам к доходам населения) оценивается в 8,8%, то есть нагрузка не достигла пика 2015 года (9,3%). Долговая нагрузка увеличивается, но во многом из-за медленного роста доходов населения. Если бы они росли, как планировалось, то и долговая нагрузка была бы на 0,6 п.п. ниже. И наши подсчеты показывают, что процентные платежи по кредитам не оказывают существенного влияния на доходы граждан.

Во-вторых, ухудшение стандартов кредитования начало происходить только в последнее время: например, доля кредитов с показателем ПДН свыше 80% выросла с 5% в IV квартале 2018 года до 10% во II квартале этого года. Возможно, здесь есть методологический аспект - банки стали приближать свои методики расчета к нашей, и не исключено, что когда мы соберем данные, рассчитанные по нашей более консервативной методике, доля кредитов с высоким ПДН окажется еще выше.

В-третьих, из данных БКИ мы видим, что кредиты берут не одни и те же люди, база заемщиков существенно меняется. Поэтому масштабной проблемы закредитованности, на наш взгляд, еще нет, и мы как раз внедряем ПДН, чтобы ее и не было.

Недавно Банк России предложил банкам рассмотреть в дополнение к требованиям к капиталу два вида прямых ограничений на выбор: полный запрет высокорисковых кредитов либо лимиты на них в портфеле банка или в выдачах. Зачем это нужно, если можно ввести любые надбавки к коэффициентам риска?

Елизавета Данилова: Макропруденциальное регулирование, или политика по ограничению системных рисков, - относительно новое направление деятельности. В отличие от денежно-кредитной политики, единых стандартов проведения мер здесь нет, поэтому мы много изучаем опыт других стран. И мы видим, что очень многие центральные банки такие полномочия уже получили и что оптимально именно сочетание мер, которые основаны и на требованиях к капиталу, и на прямых ограничениях.

Надбавки к капиталу позволяют банкам сформировать запас капитала на случай стресса. Но если у банка большой запас капитала, то он может довольно долго выдавать эти рисковые кредиты, если они рентабельны. Поэтому для сдерживания чрезмерных темпов кредитования более действенными бывают прямые ограничения.

Мы ожидаем, что уже принятые меры будут эффективны, но на будущее хотели бы иметь более широкий арсенал мер. Нам интересно мнение рынка, мы видим несколько развилок в дальнейшем развитии регулирования. После обсуждения мы будем просить законодателя о наделении нас необходимыми полномочиями. Спешки здесь нет, но мы бы хотели заранее получить дополнительные инструменты, чтобы быть готовыми к любому развитию ситуации.

Получила ли развитие идея запрета на взыскание задолженности по потребкредиту, если он был выдан заемщику с высокой долговой нагрузкой?

Елизавета Данилова: Это часть поручения президента, которое появилось в конце 2016 года. Первая часть касается расчета показателя долговой нагрузки, и она уже реализована, вторая требует внесения изменений в законодательство. При этом если возникают такие серьезные юридические последствия, как невозможность взыскания задолженности, то нужно убедиться, что долговая нагрузка рассчитана корректно, в такой ситуации оценок уже недостаточно. Эффективный доступ банков к информации о доходах в ФНС и ПФР, к данным БКИ обо всех обязательствах заемщика создадут необходимые условия для реализации второй части поручения.

Изменения надбавок в зависимости от полной стоимости кредита (ПСК) вы будете использовать или все корректировки будут идти через ПДН?

Елизавета Данилова: Мы пока не планируем отказываться от ПСК. Когда мы проводили калибровку ПДН в мае-июне, наш анализ показал, что оба фактора значимы. В 2013, 2014 годах, когда активно рос рынок, была проблема как раз выдачи кредитов под очень высокие ставки, и тогда ПСК был суперзначимым фактором, даже более, чем ПДН, потому что тогда мало у кого были кредиты, это все только появлялось. Сейчас ситуация меняется, мы будем смотреть на данные и принимать решения, чтобы надбавки максимально отражали риски.

Для более оперативного принятия решений были внесены изменения в закон, чтобы совет директоров Банка России мог менять уровень надбавок без нормативного акта, и мы рассматриваем их адекватность раз в квартал. Более того, теперь в случае, если мы ужесточаем надбавки, мы должны объявить об этом за два месяца, а не за три, как раньше. При этом обратные изменения, например, в случае системного стресса, когда банкам надо помочь, могут действовать хоть на следующий день.

До 1 октября надбавки к коэффициентам риска для расчета норматива достаточности капитала зависели только от полной стоимости кредита (ПСК) - чем выше ПСК, тем выше надбавка.

С 1 октября на величину надбавок повлияет также показатель долговой нагрузки.

Фактически запретительный коэффициент риска (320%) Банк России решил применить к кредитам с ПСК от 25 до 30%, которые выдаются заемщикам, тратящим на обслуживание долга свыше 80% доходов.

В самом массовом сегменте кредитов наличными (со ставками от 10 до 15%) коэффициенты риска в зависимости от ПДН составят от 150 до 220%.

Минимальный коэффициент (130%) определен для кредитов с ПСК до 10% и показателем долговой нагрузки до 50%, но таких кредитов пока немного.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: