Верховный суд разъяснил какие деньги может вернуть заемщик досрочно погасивший кредит

Обновлено: 14.07.2024

Важное для многих граждан решение обнародовала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Оно касалось погашения после развода банковских кредитов, которые брали семьи, когда еще не планировали расставания.

Сегодня, по статистике, развод грозит каждой второй семье. И у абсолютного большинства есть кредиты, которые люди планировали выплачивать из своего семейного бюджета. Но потом семья распалась. Ушли в прошлое общие планы, а вот обязательства перед банком остались. Кто их будет выплачивать? На этот важный житейский вопрос и ответил Верховный суд.

Любой юрист объяснит, что при разводе суд может признать общими долги по кредиту, который в свое время взял один из супругов.

Именно это и произошло в Краснодарском крае, где заем в банке оформлял на себя муж. А уже после развода он взял и выплатил банку половину от оставшегося долга. А вот его бывшая жена оставшуюся часть суммы платить банку категорически отказалась. Финансовое же учреждение требовало "продолжения банкета", ведь заемщиком у них записан только мужчина. После настоятельных напоминаний банка бывший супруг решил взыскать деньги с экс-супруги по суду.

Но то, что в разговоре казалось легким и понятным, на деле вызвало серьезные трудности. Да такие, что последнюю точку в споре пришлось ставить Верховному суду РФ. Высокая инстанция не только для своих коллег, но и для столкнувшихся с подобными проблемами граждан, растолковала, как правильно и по закону бывшим супругам рассчитаться по общему кредиту.

Наша история началась на юге страны, где супруг попросил в местном подразделении крупного банка кредит на один миллион рублей. Объяснил, что деньги предназначаются на нужды семьи. Деньги банк ему дал. Но житейские ситуации бывают непредсказуемы. В общем, через год семья распалась. По взятому кредиту остался долг - чуть больше восьмисот тысяч рублей.

Поделить все нажитое мирным путем у экс-супругов не получилось. В подобных случаях есть один-единственный выход - доверить раздел общего имущества суду. Так в нашем случае и произошло.

При разводе и разделе общего добра в суде предметом раздела, кроме всего прочего оказался и этот кредит. В итоге суд признал долг перед банком - общим. Бывший супруг продолжал гасить этот долг, но когда выплатил банку примерно половину, остановился и заявил, что "свою часть пути прошел".

А вот его бывшая жена так и не начала погашать свою часть кредита. И получилась следующая картина. Наш герой платил банку и за себя, и за бывшую жену. Фактически он погасил не половину своей части кредита, а четверть.

Тогда гражданин потребовал от бывшей жены выплатить ему половину того, что он уже отдал банку. Та отказалась. Поэтому гражданину пришлось обращаться с иском к ней в суд и уже там требовать обязать экс-супругу выплатить ему компенсацию.

Дело рассматривал по первой инстанции местный суд. В итоге районный суд истца услышал и его требования удовлетворил, обязав бывшую супругу гасить долг. Ответчица с этим решением не согласилась и пошла обжаловать его в следующую инстанцию.

Теперь дело рассматривал Краснодарский краевой суд. Он материалы спора изучил и отклонил иск. По мнению апелляции, раз общий долг составляет чуть больше восьмисот тысяч рублей, то на каждого из бывших супругов приходится немного больше четырехсот тысяч.

Значит, по мнению краевого суда, бывший муж выплачивал банку свой собственный долг и не может требовать компенсацию у ответчицы. Экс-жена же не исполняла решение суда и не платила свою половину, сказал Краснодарский краевой суд.

Вот теперь обжаловать подобное решение пошел бывший муж и он обратился в Верховный суд РФ. Там материалы спора попали в Судебную коллегию по гражданским делам. Она затребовала материалы этого спора и с мнением судей Краснодарского краевого суда не согласились.

Вот как рассуждала высокая судебная инстанция. Бывшая супруга, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, не является заемщиком по кредитному договору. А в этом деле получилось так, что суд при разводе распределил общий долг между супругами, а не определял долг каждого из них, что должен был сделать.

Выходит, что местная апелляция не могла решить, что мужчина погашал свою долю. Ведь с самого начала никаких долей кредита у супругов не было. Да и краснодарские суды, разбирая этот спор не заметили - ведь никаких долей никто не устанавливал. Эту важную мысль и подчеркнул высокий суд.

В своих рассуждениях Верховный суд сослался на статью 39 Семейного кодекса РФ. Кто не помнит, в этой статье сказано следующее: заемщик по договору вправе требовать от бывшего супруга компенсировать половину затраченных средств.

На самом деле, подобные споры о разделе взятых на семейные нужды денег, в последние годы перестали быть в наших судах редкостью. Ведь та же статистика приводит две цифры - с одной стороны распадается чуть ли не каждый второй брак.

А с другой стороны, почти у каждого второго взрослого гражданина нашей страны есть кредиты в банках. А у некоторых граждан, и не один кредит.

Если кредит оформлен на одного из супругов, суд не может сам частично перевести долг на другого

Юристы в подобных ситуациях объясняют крайне важную вещь, которую должны знать граждане, попавшие в аналогичную ситуацию. По мнению специалистов, если кредит оформлен на одного из супругов, суд не может самостоятельно частично перевести долг на другого. На это по закону потребуется согласие банка, который и выдавал деньги. А финансовые учреждения на изменение гражданского договора идут крайне неохотно.

В нашем деле единственным заемщиком был один из супругов. Но даже если супруги выступают на бумаге созаемщиками, что чаще всего и происходит при ипотечных кредитах, суд не может изменять состав должников и их обязательств. В противном случае это бы означало фактическое изменение условий кредитного договора.

Кстати, те же эксперты по семейному праву советуют следующий правовой выход в таких ситуациях. Чтобы заранее договориться о семейных расходах, супругам лучше всего заключить брачный договор. И вот еще, что надо помнить. В любом случае банк является стороной кредитного договора, значит, без его согласия нельзя изменить условия выплаты кредита в брачном договоре или соглашении о разделе совместно нажитого имущества.

Но в случае подписания брачного договора вполне можно предусмотреть, что должнику по кредиту причитается компенсация, как в нашем деле. А бывший супруг, который платит кредит, может потребовать вместо денег увеличить свою долю при разделе имущества.

В нашем же споре Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда решение краевого суда отменила и оставила в силе решение первой инстанции в пользу экс-супруга.

Текст: Наталья Козлова
Российская газета - Федеральный выпуск № 60(8411)

Очень полезное разъяснение для всех, кто имеет счастье (или несчастье) быть заемщиком банковского кредита, а равно для тех, кто собирается стать таковым, сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда пересматривала итоги спора гражданина и страховой фирмы.

Сергей Михеев

История, многим знакомая. Человек взял в банке кредит на покупку машины и оплатил положенную по закону страховку. Но потом гражданин сделал все, чтобы выплатить кредит как можно быстрее. И это у него получилось.

После полного погашения кредита гражданин потребовал расторжения страхового договора и возврата ему оставшихся денег. Страховая фирма отказалась это делать. Суды, куда пошел вчерашний заемщик, дружно встали на сторону страховщиков. Пришлось гражданину дойти до Верховного суда. Там жалобу изучили и сказали, что гражданин прав, а суды - нет.

Верховный суд начал разъяснение с закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации". В этом законе сказано следующее: страхованием являются отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, которые сформировали страховщики из уплаченных страховых премий.

По этому закону страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого и проводится страхование. Страховым случаем в законе названо свершившееся событие, предусмотренное договором. Вывод Верховного суда: страховой случай, в отличие от событий, не являющихся таковыми, должен быть предусмотрен договором страхования и порождать обязанности страховщика заплатить. Событие, которое не влечет обязанностей страховщика платить, страховым случаем не является.

Из всех перечисленных норм Верховный суд делает такой вывод: перечень обстоятельств, влекущих досрочное прекращение договора страхования, исчерпывающим не является. Если по условиям договора страхования после погашения кредита страховое возмещение не подлежит выплате по причине отсутствия долга, с которым связан размер страхового возмещения, то досрочное полное погашение прекращает возможность наступления страхового случая, поскольку любое событие, в том числе и формально предусмотренное договором, не повлечет обязанность страховщика сделать страховое возмещение. И договор страхования прекращается досрочно в силу закона.

Эти нормы, подчеркивает Верховный суд, не были учтены районным судом, который сослался только на то, что возврат страховой премии не предусмотрен договором. Это "существенная ошибка", сказал высокий суд, которая повлияла на вывод. Апелляция к отказу райсуда добавила, что по условиям договора страхования возможность наступления страхового случая при досрочном погашении кредита не прекратилась. И с таким выводом не согласился Верховный суд. Он сказал, что это "существенные нарушения установленных законом правил толкования договора".

Верховный суд напомнил про свой пленум (номер 49 от 25 декабря 2018 года). Там было подчеркнуто, что условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить одной из сторон "извлекать преимущество".

В Гражданском кодексе есть статья 431. Там говорится, что при неясности условий договора толкование должно идти в пользу контрагента стороны, которая готовила договор. И пока не доказано иное, такой стороной были те, кто профессионально готовил договор. Этот момент, подчеркнул Верховный суд, и не учла апелляция.

В нашем случае договор страхования заключался в связи с кредитным договором. А истец - потребитель банковской услуги - кредита и услуги страхования, которую предоставил ответчик. При этом ответчик - профессионал в страховании, который разработал и утвердил условия страхования по программе "Защита заемщика автокредитов". Он же заполнил и выдал гражданину полис. Верховный суд подчеркнул, что местные суды не обратили внимания на то, что в деле нет графика платежей, не обсуждались условия договора страхования, не давалась им оценка.

Суд отменил все решения по делу и велел спор пересмотреть с учетом своих разъяснений.

Очень полезное разъяснение для всех, кто имеет счастье (или несчастье) быть заемщиком банковского кредита, а равно для тех, кто собирается стать таковым, сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда пересматривала итоги спора гражданина и страховой фирмы.

История, многим знакомая. Человек взял в банке кредит на покупку машины и оплатил положенную по закону страховку. Но потом гражданин сделал все, чтобы выплатить кредит как можно быстрее. И это у него получилось.

После полного погашения кредита гражданин потребовал расторжения страхового договора и возврата ему оставшихся денег. Страховая фирма отказалась это делать. Суды, куда пошел вчерашний заемщик, дружно встали на сторону страховщиков. Пришлось гражданину дойти до Верховного суда. Там жалобу изучили и сказали, что гражданин прав, а суды - нет.

Верховный суд начал разъяснение с закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации". В этом законе сказано следующее: страхованием являются отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, которые сформировали страховщики из уплаченных страховых премий.

По этому закону страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого и проводится страхование. Страховым случаем в законе названо свершившееся событие, предусмотренное договором. Вывод Верховного суда: страховой случай, в отличие от событий, не являющихся таковыми, должен быть предусмотрен договором страхования и порождать обязанности страховщика заплатить. Событие, которое не влечет обязанностей страховщика платить, страховым случаем не является.

Из всех перечисленных норм Верховный суд делает такой вывод: перечень обстоятельств, влекущих досрочное прекращение договора страхования, исчерпывающим не является. Если по условиям договора страхования после погашения кредита страховое возмещение не подлежит выплате по причине отсутствия долга, с которым связан размер страхового возмещения, то досрочное полное погашение прекращает возможность наступления страхового случая, поскольку любое событие, в том числе и формально предусмотренное договором, не повлечет обязанность страховщика сделать страховое возмещение. И договор страхования прекращается досрочно в силу закона.

Эти нормы, подчеркивает Верховный суд, не были учтены районным судом, который сослался только на то, что возврат страховой премии не предусмотрен договором. Это "существенная ошибка", сказал высокий суд, которая повлияла на вывод. Апелляция к отказу райсуда добавила, что по условиям договора страхования возможность наступления страхового случая при досрочном погашении кредита не прекратилась. И с таким выводом не согласился Верховный суд. Он сказал, что это "существенные нарушения установленных законом правил толкования договора".

Верховный суд напомнил про свой пленум (номер 49 от 25 декабря 2018 года). Там было подчеркнуто, что условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить одной из сторон "извлекать преимущество".

В Гражданском кодексе есть статья 431. Там говорится, что при неясности условий договора толкование должно идти в пользу контрагента стороны, которая готовила договор. И пока не доказано иное, такой стороной были те, кто профессионально готовил договор. Этот момент, подчеркнул Верховный суд, и не учла апелляция.

Досрочное полное погашение кредита прекращает возможность наступления страхового случая

В нашем случае договор страхования заключался в связи с кредитным договором. А истец - потребитель банковской услуги - кредита и услуги страхования, которую предоставил ответчик. При этом ответчик - профессионал в страховании, который разработал и утвердил условия страхования по программе "Защита заемщика автокредитов". Он же заполнил и выдал гражданину полис. Верховный суд подчеркнул, что местные суды не обратили внимания на то, что в деле нет графика платежей, не обсуждались условия договора страхования, не давалась им оценка.

Суд отменил все решения по делу и велел спор пересмотреть с учетом своих разъяснений.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета - Федеральный выпуск № 129(8183)

Очень нестандартное решение приняла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда проверила жалобу заемщицы на поведение банка. Обычно на действия кредитного учреждения жалуются должники. Но в этом случае ситуация была прямо противоположной. Проблемы у дисциплинированной заявительницы появились, когда она досрочно вернула кредит банку. Как правило, высокая судебная инстанция, проверяя решение своих региональных коллег, находит и анализирует их ошибки, а потом требует их исправления. Но на этот раз Верховный суд ответил заявительнице, что суды на месте приняли совершенно законное решение. И объяснил, как правильно применять нормы закона в данном случае.


Все началось в Саратове, куда в районный суд пришла гражданка и принесла иск к местному банку. В иске была просьба признать кредитный договор, который она заключила с банком, исполненным. А еще дама попросила взыскать с банка свои моральные страдания в размере 50 тысяч рублей и расходы на услуги представителя в размере 16 тысяч рублей.

В зале заседания гражданка рассказала, что попросила у банка кредит на неотложные нужды в размере трехсот тысяч рублей.

Банк кредит одобрил, в договоре было сказано, что срок возврата кредита запланирован через четыре года. Но житейские обстоятельства сложились так, что спустя месяц заемщица обратилась в банк и заявила, что готова полностью и досрочно погасить кредит. В тот же день она получила справку, что ее непогашенная задолженность составляет 297 696,29 рубля. Женщина тут же внесла эту сумму на открытый на ее имя счет. О том, что у нее долгов нет, гражданке, по ее словам, заявил сотрудник банка по телефону "горячей линии".

Прошло два года, и вдруг банк напомнил о себе: бывшей клиентке позвонили и заявили, что у нее долг перед банком 170 тысяч рублей. Платить женщина отказалась и пошла в суд с иском к банку. Суд с требованиями гражданки не согласился. Саратовский областной суд посчитал решение райсуда законным. Тогда истица дошла до Верховного суда с требованием отменить решение саратовских судей.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ ее жалобу проверила и заявила, что "не находит оснований для отмены" и "нарушений норм права судами не допущено".

Анализируя спор, Верховный суд сослался на 810-ю статью Гражданского кодекса. В этой статье сказано, что заемщик обязан возвратить полученную сумму в срок и в порядке, который предусмотрен договором займа. Если срок возврата договором не установлен, сумма займа должна быть возвращена в течение 30 дней, начиная со дня предъявления требования об этом. Если договором не предусмотрен какой-то другой порядок, то сумма займа считается возвращенной в тот момент, когда деньги передали на руки сотруднику банка или зачислили на банковский счет.

В Законе "О потребительском кредите (займе)" (статья 11) сказано дословно следующее. Заемщик имеет право досрочно вернуть кредитору всю сумму полученного кредита или его часть, уведомив об этом кредитора способом, установленным договором займа "не менее чем за тридцать календарных дней до дня возврата кредита". Если более короткий срок не определен договором.

В случае досрочного возврата всей суммы кредита или его части заемщик обязан уплатить кредитору проценты по договору на возвращаемую сумму кредита, включительно до дня фактического возврата соответствующей суммы.

Вот что установил районный суд. Между истицей и банком был заключен кредитный договор на 300 тысяч рублей под 33,16 процента годовых. В тот же день дама заключила договор банковского счета, по которому ей открыли счет.

По условиям договора допускалось досрочное погашение кредита либо в полном объеме, либо частично. В одном из пунктов договора сказано, что при желании клиента досрочно погасить кредит в любой день, но не в дату ежемесячного платежа, клиент должен написать банку заявление не позднее чем за 30 календарных дней до предполагаемого погашения.

Если клиент хочет погасить кредит в одну из дат регулярных платежей, то должен к дню очередного платежа не только подготовить заявление, но и "обеспечить на счете сумму, достаточную для погашения".

В Гражданском кодексе РФ (статья 408) сказано дословно следующее: "обязательство прекращается в результате надлежащего исполнения". В нашем случае суд установил, что гражданка обратилась в банк и запросила справку о текущей задолженности "без учета процентов на предполагаемую дату возврата кредита". В итоге внесенных денег оказалось недостаточно для досрочного погашения долга. Исходя из этого, райсуд посчитал, что нет оснований для признания кредитного договора исполненным. Областной суд не возражал. Верховный суд заявил, что полностью согласен с таким выводом своих коллег.

Пока Госдума рассматривает поправки, которые дадут заемщикам законное право возвращать часть стоимости страховки при досрочном погашении кредита, граждане пытаются решать вопрос через суд. У некоторых получается.


Орловский областной суд удовлетворил иск жителя райцентра Кромы Андрея Чубуткина к страховой компании, отказавшейся выплатить ему часть страховой премии после того, как он досрочно вернул банку кредит, взятый на покупку машины.

Автомобиль мужчина приобрел в марте 2017 года. Кредит был взят на 36 месяцев. На такой же срок Чубуткину предложили заключить договор добровольного страхования жизни и здоровья. Стоимость страховки составила 39,6 тысячи рублей.

В марте 2018 года, то есть спустя год после покупки автомобиля, мужчина погасил кредит досрочно и обратился в страховую компанию за возвратом части уплаченной за страховку суммы. По его расчетам, ему должны были вернуть 26,4 тысячи рублей. Но страховщики отказали, заявив, что договоры кредитования и страхования не связаны между собой, поэтому при досрочном погашении займа клиент не вправе претендовать на возвращение денег по страховке. Выяснилось, что пункт о невозврате части стоимости страховки был включен в договор страхования. Несмотря на это судебная коллегия по гражданским делам поддержала позицию автовладельца.

Исход дела зависит от того, кто по договору страхования является выгодоприобретателем - банк или заемщик

Она сослалась на статью 934 Гражданского кодекса РФ, в которой содержится такое понятие, как "выгодоприобретатель". Таковым может выступать третье лицо, в данном случае - автосалон. Именно он получил бы страховую выплату, если бы с заемщиком что-то случилось. Суд указал на прямую связь между договорами кредитования и страхования, отметив, что после досрочного погашения кредита отпадает необходимость в самой страховке, которая, напомним, является всего лишь гарантией погашения займа.

Это отражено и в пункте 1 статьи 958 ГК РФ: договор страхования прекращается досрочно, если исчезла возможность наступления страхового случая или сам страховой риск. Страховщик имеет право только на часть премии - пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. Если кредит погашен, то договор страхования теряет смысл, ведь выплата по нему невозможна. Ни заемщик, ни члены его семьи не смогут получить страховку. Право на это имел только автосалон. Но его и заемщика обязательства больше не связывают.

Со страховой компании взыскано около 90 тысяч рублей - заявленная премия, неустойка, компенсация морального вреда и штраф за отказ добровольно выполнить требования клиента. При расчете окончательной суммы выплаты суд воспользовался нормами закона о защите прав потребителя.

В сентябре Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект, который закрепляет за заемщиками, досрочно вернувшими деньги банку, право получить назад часть страховки, оформленной на этапе получения кредита. Новые поправки подразумевают, что заемщики смогут требовать назад часть средств в течение 14 календарных дней с даты досрочного погашения кредита или займа. К возврату пойдет та часть премии, которая покрывает период, когда страхование действовать уже не будет. Если речь идет о так называемых коллективных программах страхования, срок, в течение которого заемщик сможет заявить о своем праве вернуть "неиспользованную" часть страховки, сокращается до 10 дней. Разница в том, что в первом случае полис покупается у страховой компании. Банк в этой ситуации выступает лишь агентом, который передает страховку и берет за эту услугу свою комиссию. Во втором случае финансовая организация сама приобретает у страховщика страховую защиту сразу для большого числа заемщиков. Поэтому каждый из них платит банку за подключение к коллективной программе страхования. Эту комиссию финансовым организациям при досрочном расторжении договора страхования заемщиками, погасившими кредит или заем раньше срока, разрешено будет оставлять себе - это право предусмотрено законопроектом правительства.

Поправки в Госдуме обещают окончательно принять до конца 2018 года. Тем временем судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда по похожему спору Дениса Надымова со страховщиками не поддержала выводы судов первой и апелляционной инстанций и не встала на сторону заемщика, который требовал возврата части страховой суммы при досрочной выплате кредита. Ряд экспертов высказали опасение, что это решение Верховного суда может в дальнейшем серьезно повлиять на итоги рассмотрения судами аналогичных дел. Однако есть и другие мнения.

Новое решение ВС не вступает в непреодолимое противоречие с его прежней позицией о возможности вернуть часть страховой премии при досрочном погашении кредита, как это может показаться на первый взгляд, полагает Магомед Газдиев, партнер правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры". Возврат страховой премии возможен, когда страхование является мерой обеспечения обязательств гражданина по кредитному договору, и в этой позиции ВС себе не изменил. В тех случаях, когда банки навязывают страховку своим заемщикам как гарантию уплаты долга, выгодоприобретателем, как правило, указывают сам банк.

В деле Дениса Надымова страховка не имела видимой связи с рисками неуплаты долга по кредитному договору: документ не был прямо указан в страховке, застрахованы были жизнь и здоровье гражданина, а не риск неуплаты, выгодоприобретателями являлись сам должник и его наследники, но не банк. Прямое следствие из такой конструкции - отсутствие юридических последствий для договора страхования в связи с досрочным погашением кредитного договора - получается, что они никак не связаны. Такой ситуации можно было избежать, будь в договоре страхования указана действительная, а не номинальная цель гражданина: застраховать свои риски по кредитному договору в связи с наступлением смерти или нетрудоспособности. Именно так и следует поступать тем, кто хочет, чтобы в спорном случае суд встал на их сторону, а не на сторону страховой компании или банка, отмечает Газдиев.

Павел Курлат, партнер "Первой юридической сети":

Акт ВС РФ, скорее, выбивается из общей практики подобных дел. Это дело вряд ли станет системообразующим для практики, так как в нем ВС РФ дал оценку условиям конкретного договора страхования, в частности, суд обратил внимание на то, что размер ответственности страховщика не привязан к кредиту, а значит, прямой взаимосвязи между защитой интересов самого заемщика и банка не усматривается.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: