Введение в заблуждение при заключении договора кредитного

Обновлено: 18.05.2024

Мисселинг, или ввод клиента в заблуждение, — это нарушение одного из важнейших прав потребителя финансовых услуг — права на полную и достоверную информацию. Если раньше самое важное скрывалось за мелким шрифтом и в примечаниях, то сейчас просто остается за кадром при обсуждении

Мисселинг — это определенные действия продавца, которые приводят к некорректной продаже продукта или услуги. То есть продавец намеренно или нет вводит клиента в заблуждение относительно предлагаемого ему продукта. Это может быть умалчивание о потенциальных рисках, «игра» на неправильно сформулированной мотивации клиента, использование заведомо неверных аргументов или продажа продукта нецелевой аудитории. По понятным причинам это приводит к ситуации, когда продукт или услуга в дальнейшем не соответствуют ожиданиям или потребностям клиента.

Недопонимания при продаже

Понятие мисселинга стало активно обсуждаться в последнее время применительно к ситуации, когда банк в качестве посредника продает продукты инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) или субординированных облигаций банков. В качестве примера можно привести случай с клиентом банка, которого менеджер убедил приобрести ИСЖ, не предупредив о том, что данный продукт не подразумевает возможности досрочного снятия денег, как в случае с классическим депозитом. Только когда клиенту срочно понадобились деньги, он выяснил, что изъять их со счета ИСЖ можно лишь при условии удержания до 30-40% от суммы договора.

На проблему мисселинга, связанную с продажами ИСЖ, обращали внимание и независимые эксперты. «Страховщики и банки применяют агрессивные техники продаж: населению предлагается, по сути, достаточно сложный структурный инвестиционный продукт. Возврат вложенной суммы гарантируется, однако очевидно, что страхователь рассчитывает на доход, превышающий привычные для него проценты по депозитам», — отмечали в прошлом году в рейтинговом агентстве АКРА. В частности, некоторые клиенты, приобретавшие ИСЖ, были уверены, что страховая компания гарантирует им доходность выше, чем проценты по банковским депозитам.

Решать эту проблему предлагают кардинально: принять некие стандарты продажи ИСЖ и заставить и страховые компании, и их посредников их выполнять. Предлагаются меры вплоть до принятия соответствующих стандартов на государственном уровне и обязательной аттестации лиц, предлагающих страхование жизни с инвестиционной составляющей.

Какая защита есть у покупателя

Но, конечно же, тема мисселинга гораздо шире и касается в принципе введения клиента в заблуждение при продажах любых сложных финансовых продуктов. Например, применительно к рынку микрофинансирования мисселинг выражается в том, что клиентам обещают страхование их сбережений, хотя средства, внесенные в микрофинансовые организации, не подпадают по защиту со стороны Агентства по страхованию вкладов.

Банк России, пытаясь защитить граждан от мисселинга, упирает на недостаточный уровень финансовой грамотности россиян. С этим сложно не согласиться, но надо подчеркнуть, что эта проблема связана и с правовым нигилизмом наших сограждан. Ведь после того, как с помощью агрессивных методик продаж клиента удается убедить в необходимости приобретения того или иного финансового продукта, клиент должен подписать соответствующие документы. В них, в отличие от беседы с менеджером, все условия продукта указываются полностью.

Популярная некогда тема «мелкого шрифта» постепенно уходит в прошлое. Так, страховые компании сами предложили для корректного информирования клиента о всех тонкостях ИСЖ выносить самые важные пункты договора страхования на отдельную страницу, используя крупный шрифт. Если нет уверенности в собственных силах, то можно обратиться за консультацией к специалистам, попросив проверить даже уже подписанные документы на наличие «подводных камней» и юридических ловушек. Для этого есть много онлайн-сервисов юридических компаний.

Если вы думаете, что не успеете вникнуть во все формулировки документа за то время, что вам отвели в банке или страховой компании, то можно ответить двумя словами: «период охлаждения». Под этой формулировкой скрывается возможность изменить свое решение и вернуть деньги даже после подписания договора и приобретения услуги, ничего никому не доказывая. Более того, согласно указанию Банка России № 4500-У период охлаждения с 1 января 2014 года увеличен с 5 до 14 календарных дней. Две недели — достаточный срок для того, чтобы взвесить все за и против и принять важное для вас инвестиционное решение.

ГК РФ Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения

(в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

3. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

4. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

5. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

О недопустимости нарушений требований законодательства о защите прав потребителей при потребительском кредитовании граждан ведомство господина Онищенко неоднократно указывало банковскому сообществу, особенно за последние пять лет. Это позволило целый ряд вполне очевидных и заведомо противоправных действий банков признать незаконными, но не привело, как считают в Роспотребнадзоре, к полному исправлению ситуации в сегменте потребительского кредитования, где граждане-заемщики по-прежнему нуждаются в защите своих прав и интересов, как в административном, так и в судебном порядке.

300_1.jpg

коллаж: Виктория Алешина, интернет ресурс " Права потребителя "

Основными проблемными вопросами, по мнению Роспотребнадзора, в различных «вариациях» все еще остаются:

1) непредставление или несвоевременное предоставление информации о полной сумме, подлежащей выплате потребителем по кредитному договору, и графике погашения этой суммы. Даже при наличии графика платежей итоговая сумма выплат может отсутствовать, а сам кредитный договор и график «перегружены» информацией, не адресованной потребителю и затрудняющей понимание обязательств гражданина перед банком, при весь текст договора выполняется «нечитабельным» шрифтом;

2) навязывание дополнительных («сопутствующих») услуг, в том числе в виде «обязательного» страхования;

3) введение в заблуждение потребителей о правовой сущности заключаемых договоров (подмена кредитных договоров договорами об использовании «кредитных» карт);

4) привлечение так называемых «коллекторов», как правило, действующих вне правового поля, иногда – с использованием недопустимых средств устрашения, угроз и принуждения и др.

Поэтому Роспотребнадзор в очередной раз рекомендует потребителям при выборе кредитной организации быть бдительным и обращать внимание на следующее:

1. Осуществление банковских операций производится только на основании лицензии, выдаваемой Банком России. В лицензии перечисляются банковские операции, на осуществление которых данная кредитная организация имеет право, а так же валюта, в которой эти банковские операции могут осуществляться. Лицензия на осуществление банковских операций выдается без ограничения сроков ее действия и информация о ней должна быть представлена наглядно в месте заключения договора и указана в договоре.

2. Кредитная организация (исполнитель) обязана иметь вывеску с указанием фирменного наименования своей организации, места ее нахождения (адресе), режима и указывать всю эту информацию в договоре.

Кредитная организация должна иметь полное фирменное наименование и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. Фирменное наименование кредитной организации должно содержать указание на характер ее деятельности путем использования слова "банк" или "небанковская кредитная организация". Фирменное наименование может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или в транскрипциях языков народов РФ, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно - правовую форму кредитной организации.

2. Для принятия решения о получении потребительского кредита следует получить от сотрудников кредитной организации, банка исчерпывающую информацию обо всех без исключения условиях, на которых осуществляется кредитование, в том числе платежах, связанных с получением кредита и его обслуживанием (погашением).

Напоминаем, что ваше право на получение своевременной (до заключения кредитного договора), необходимой и достоверной информации закреплено федеральным законодательством (статья 10 Закона РФ "О защите прав потребителей", статья 30 Федерального закона "О банках и банковской деятельности"). К такой информации, в том числе, относятся: предоставление сведений о размере кредита, полной сумме, подлежащей выплате потребителем, и графике погашения этой суммы.

Внимательно изучите условия кредитования. Обратите внимание на содержащиеся в них ссылки на тарифы осуществления банком услуг, на программы кредитования. Запросите и детально изучите информацию об этих тарифах у сотрудников банка. Принятию наилучшего решения может способствовать изучение предложений нескольких банков, выдающих потребительские кредиты. Полученная информация позволит Вам сравнить предложения по потребительским кредитам разных банков. Не спешите подписывать документы. Перед подписанием кредитного договора тщательно изучите его, посоветуйтесь со знающими людьми. В этих целях, по возможности, возьмите кредитный договор домой, более внимательно изучите его условия, особенно устанавливающие Ваши обязанности (обязательства, ответственность), убедитесь, что кредитный договор не содержит условий, о которых Вам не известно или смысл которых Вам не ясен.

Следует иметь в виду, что согласно положениям статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть признана судом недействительной «сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение». При этом существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. В этой связи отдельное внимание следует обратить на случаи возможного введения граждан-заемщиков в заблуждение относительно их обязательств по сделкам посредством использования в договоре специальных терминов (например, «аннуитетные платежи») без раскрытия их содержания. Постарайтесь узнать их значение.

Оставляя в банке заявление на получение кредита, по форме, предложенной банком, обратите внимание, что такое заявление рассматривается как Ваше предложение банку (оферта) заключить кредитный договор на условиях, предусмотренных этим заявлением. Принятие (акцепт) банком этого Вашего заявления будет означать уже заключение кредитного договора без дополнительного уведомления Вас о данном факте.

Внимательно изучив кредитный договор, еще раз взвесьте все "за" и "против" получения кредита, спокойно оцените свои возможности по своевременному возврату кредита и уплате всех причитающихся платежей.

Помните, что подписав кредитный договор (заявление-оферту), Вы соглашаетесь со всеми его условиями и принимаете на себя обязательства по их выполнению, в том числе по возврату в установленные сроки суммы основного долга и уплате всех причитающихся платежей, за неисполнение (ненадлежащее исполнение) которых банк будет вправе обратиться с иском в суд. Подписывайте кредитный договор (иные документы банка), только если Вы уверены в том, что все его условия Вам понятны, Вы точно представляете, какие платежи и когда Вам необходимо будет произвести, и Вы убеждены, что сможете это сделать.

Предоставление финансовых услуг населению (потребительское, ипотечное кредитование) регулируется:

- Гражданским Кодексом Российской Федерации,

- Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 "О защите прав потребителей",

- Федеральным законом от 2 декабря 1990 года № 395-1 "О банках и банковской деятельности",

- Федеральным законом от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)",

Обзор подготовлен Службой по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг. В первую очередь он интересен описанием схем обмана, которые практикуются в финансовых организациях. Кроме того, в нём даны рекомендации для финансовых организаций по устранению этих проблем.

Как обманывают лиц пожилого возраста?

Как утверждает регулятор, преимущественно лицам пожилого возраста банки продают сложные инвестиционные продукты. Гражданин обращается в отделение банка с целью открыть вклад. Сотрудник же под предлогом более высоких процентов и доходности предлагает оформить более выгодный «вклад»: инвестиционное или накопительное страхование жизни. При этом он умалчивает о существенных условиях и рисках данных продуктов.

Ещё одной формой обмана является предложение пенсионерам не подходящих им финансовых продуктов рынка ценных бумаг и рынка коллективных инвестиций.

В офисах банков пенсионерам, обратившимся за открытием/переоформлением вклада, предлагаются ценные бумаги и финансовые инструменты, а также услуги доверительного управления — в рамках стратегий со сложными параметрами определения дохода, либо не гарантирующие получение дохода и/или предусматривающие длительные сроки инвестирования с возможностью возврата денег клиенту не в полном объёме в случае досрочного закрытия продукта.

Что финансовые организации навязывают своим клиентам?

1. Они навязывают комбинированные финансовые продукты и услуги

Так, при предложении поверенными инвестиционных финансовых посредников комбинированных продуктов (например, вклад в банке продукт инвестиционного финансового посредника (брокера, доверительного управляющего, управляющей компании инвестиционных фондов и т.д.) клиентские менеджеры поверенных позиционируют комбинированный продукт как банковский, не разъясняя клиентам особенности и условия его составных частей.

2. Они навязывают продукты и услуги в офисах банков с использованием электронных кодов подтверждения

3. В некоторых случаях происходит навязывание услуг НПФ

Так, в комплект документов, необходимых для получения какой-либо финансовой услуги или приобретения финансового продукта (например, кредитного договора или договора займа) включается договор об обязательном пенсионном страховании.

Каким образом клиентов вводят в заблуждение?

В обзоре изложено три способа откровенного введения в заблуждение своих клиентов финансовыми организациями:

Это происходит при предложении услуг, связанных с открытием индивидуального инвестиционного счёта типа «А». При предложении услуг доверительного управления и брокерского обслуживания, подразумевающих открытие и ведение индивидуальных инвестиционных счетов типа «А», встречаются случаи гарантирования сотрудниками профессионального участника рынка ценных бумаг и их поверенными получения клиентом денежных средств в размере 52 000 рублей без учёта информации о наличии у клиента достаточной налогооблагаемой базы по НДФЛ;

Гражданам предлагают производные финансовые инструменты под видом ценных бумаг. ЦБ отмечает, что имеют место случаи введения в заблуждение граждан в отношении юридической природы производных финансовых инструментов — под видом ценных бумаг им предлагается расчётный производный финансовый инструмент с соответствующими базовыми активами. Более того, при предложении банками и брокерами гражданам внебиржевых производных финансовых инструментов до граждан не доводятся сведения об отсутствии возможности получить судебную защиту по требованиям граждан, возникающим из таких договоров;

Застрахованным лицам предоставляют недостоверную информацию о том, что заявление в ПФР о переходе (досрочном переходе) в НПФ может быть подано только в электронном виде (при наличии учётной записи на портале Госуслуг) и при посредничестве НПФ либо иных третьих лиц, в том числе путём предоставления таким лицам полномочий на использование ключа электронной подписи застрахованного лица.

О чем финансовые организации умалчивают?

Регулятор отмечает, что в деятельности брокеров, доверительных управляющих, депозитариев, а также управляющих компаний паевых инвестиционных фондов широко используются дистанционные способы взаимодействия с клиентами при заключении и исполнении договоров, а также при подаче заявок на приобретение инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов. Однако возможность для дистанционного расторжения договоров, а также дистанционной подачи заявок на погашение и/или обмен инвестиционных паёв ПИФ предоставляется клиентам гораздо реже.

При этом на этапе заключения договора/приёма заявки на приобретение паёв ПИФ информация об отсутствии такой возможности до клиентов не доводится. Вместе с тем, как подчёркивает ЦБ, необходимость личного присутствия клиента или его агента в офисе финансовой компании для совершения указанных действий может быть связана со значительными временными и материальными затратами, особенно, если клиент находится на отдаленных, малонаселенных и труднодоступных территориях РФ.

В каких случаях клиенты получают псевдоинвестиционные консультации?

Банк России указывает, что при предложении банками и брокерами финансовых инструментов своим клиентам сотрудники этих организаций формулируют инвестиционные идеи, которые сопровождаются утверждением о соответствии предполагаемых сделок интересам клиента, без заключения с клиентом договора об инвестиционном консультировании.

При этом клиент может интерпретировать такие инвестиционные идеи как индивидуальные инвестиционные рекомендации.

Какие проблемы связаны с договорами инвестиционного (ИСЖ) и накопительного (НСЖ) страхования жизни?

Эти проблемы сформулированы следующим образом:

  • Зависимость доходности от согласия клиента на пролонгацию договора ИСЖ
  • Искажение информации о доходности продукта ИСЖ
  • Неразъяснение условий и порядка расторжения договора ИСЖ в период охлаждения, в том числе в условиях противоэпидемиологических ограничений
  • Неразъяснение условий и порядка расторжения договора НСЖ

Что рекомендует ЦБ РФ для устранения неприемлемых практик?

Рекомендации для финансовых организаций, в частности, сводятся к следующему:

Можно и нужно ли оспаривать сделку, которая была совершена под влиянием заблуждения? Как к этому процессу относится профессиональное сообщество, насколько «древние» корни у процедуры? Что такое существенность заблуждения, и какие виды заблуждений бывают? На эти и другие вопросы ответил к.ю.н., доцент кафедры гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета Александр Зезекало.


Понятие «заблуждение» и его истоки

По словам Александра Зезекало, когда мы говорим о заблуждении (ошибке в самом широком ее понимании), то имеем в виду ложное представление о чем-либо. Важно помнить, что в праве заблуждение выступает в качестве одного из пороков воли.

«Сама возможность оспаривать сделку под влиянием заблуждения получала и получает неоднозначную оценку со стороны юристов. Кто-то видит в этом вполне закономерное следствие того, что сделку мы рассматриваем как волевой акт. Если же воля не соответствовала ее изъявлению, то такую сделку можно и нужно оспаривать. Другие специалисты видят угрозу стабильности гражданского оборота, ведь то, что было изъявлено, вызвало доверие других лиц, доверие оборота. Сторонники и той, и другой позиции едины в том, что оспаривание сделки, совершенной под влиянием заблуждения, возможно только в ограниченных законом исключениях», – подчеркивает юрист.

При этом такая возможность в праве – не нова. Как отмечает Александр Зезекало, еще римские юристы занимались этой проблемой. Так, например, в дигестах описывается, как они пытались найти приемлемое решение и ответить на вопрос: каковы будут последствия совершения сделки под влиянием заблуждения (когда, например, медь продана вместо золота)? В дальнейшем разработка этой темы только набирала обороты.

«Учение о заблуждении занимает заметное место в европейской доктрине. И поэтому сегодня во многих европейских правопорядках (прежде всего, континентальной правовой системы) содержится положение о возможности признания сделки, совершенной под влиянием заблуждения, недействительной. Россия в этом смысле не является исключением – у нас тоже есть такие правила. При этом они продолжают совершенствоваться», – объясняет Александр Зезекало.

Существенность как повод для оспаривания

Возвращаясь к российской практике, закономерен вопрос: в каких случаях сделка может быть оспорена и признана недействительной? Ответ, по мнению эксперта, стоит искать в Статье 178 ГК РФ. А точнее, в двух первых его частях:

  • Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.
  • При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается существенным, если:
  • стороны допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.д.;
  • сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
  • сторона заблуждается в отношении природы сделки;
  • сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
  • сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое оно упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

«Если говорить в целом, части 1 и 2 теперь в совокупности устанавливают некое общее правило, в соответствии с которым сделка может быть признана недействительной при наличии существенного заблуждения. Там же устанавливаются критерии ее определения», – объясняет Александр Зезекало.

Говоря о существенности, эксперт выделил применение критерия казуальности. Для российского ГК он нов, но в целом имеет довольно глубокие корни: юристы его использовали еще в Средние века, а сегодня такой критерий можно встретить в законодательствах многих европейских стран (например, Италии, Нидерланд, Венгрии).

«Появление этого критерия в ГК РФ объясняется стремлением нашего законодателя к установлению открытого перечня видов заблуждений», – считает Александр Зезекало.

По его словам, критерий казуальности выполняет двоякую функцию: с одной стороны, он вносит разумные ограничения при применении уже известных поименованных категорий существенного заблуждения, которые названы в статье 178. С другой – поскольку перечень открытый, и не исключены обсуждения или вопросы о появлении каких-то других категорий, которые тоже могут быть признаны потенциально существенными, критерий призван предупредить неконтролируемое применение неизвестных видов заблуждения.

Еще одной ступенью «теста на существенность», по мнению эксперта, является выявление конкретного вида заблуждения. Здесь необходимо обратиться к тем пунктам, что перечисляются в части 2 статьи 178 ГК РФ.

«Какова функция этого перечня, если мы говорим, что он открыт? Можно предположить, что здесь стоит говорить о некой презумпции существенности поименованных категорий заблуждений, так как законодатель говорит, что при соблюдении части 1 предполагается, что существенным является заблуждение, и называет отдельные его виды. Если это презумпция существенности, то это должно влиять на распределение бремени доказывания. Истец должен будет доказать казуальность (причинность), но ответчик, конечно, может возражать (в таком случае он должен доказать отсутствие существенности). Однако если это так, должна быть и обратная сторона, и мы должны будем сказать, что при наличии некого непоименованного вида заблуждения (не внесенного в этот перечень) истец должен доказать не только казуальность, но и то, что это непоименованное заблуждение тоже является существенным», – объясняет Александр Зезекало.

Врезка: Узнать больше об особенностях каждого поименованного вида заблуждения – можно в полной версии лекции Александра Зезекало.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: