Банковские учреждения опаснее чем готовые к сражению войска

Обновлено: 05.12.2023

Банкир — это человек, одалживающий Вам зонтик, когда ярко светит солнце, и отбирающий его в тот самый момент, когда начинается дождь.

Роберт Фрост

Банк — это такое место, где вам дадут зонтик в ясную погоду и попросят вернуть его, когда начнётся дождь.

Томас Джефферсон

Банковские учреждения опаснее, чем готовые к сражению войска.

Джон Стейнбек. Гроздья гнева

Банк – это нечто другое. Бывает так: людям, каждому порознь, не по душе то, что делает банк, и все‑таки банк делает свое дело. Поверьте мне, банк – это нечто большее, чем люди. Банк – чудовище. Сотворили его люди, но управлять им они не могут.

Джон Стейнбек. Консервный ряд

Вот тогда Док и придумал наказание для банка, если он в чем-нибудь перед вами провинится. «Снимите в банке сейф для хранения ценностей, — сказал он, — поместите туда свежую семгу, а сами уезжайте куда-нибудь на полгода».

Буч Кэссиди и Сандэнс Кид (Butch Cassidy and the Sundance Kid)

— Старый банк был красивым.
— Его грабили.
— За красоту надо платить.

Дэвид Блидин. Банк

Аксиома инвестиционного банка: в конце концов всё каким-то образом оказывается сделанным

Генрих Гейне

Один поэт (Вольтер) сказал: «Первый король был счастливый воин!» Насчет основателей нынешних наших финансовых династий мы можем, пожалуй, прозаически сказать, что первый банкир был счастливый мошенник.

Шен Бекасов. Банковская тайна

Что делает банки «нашими»? — это особые взаимоотношения работающих в них людей. Не многие из них действительно обучались банковскому делу и менеджменту. Немногие из них умеют отстаивать свои права и требовать компенсации за внеурочную работу. Немногие из них представляют себе, что такое «миссия банка» и «корпоративная культура». Не многие из них верят в букву регламента.
Жизнь заставит всему этому научиться. Тогда наши банки перестанут быть «нашими», потому что там будут работать другие люди. Немногие из них выйдут за рамки знаний, данных вместе с дипломом. Немногие из них выполнят сверхурочную задачу в фантастические сроки. Немногие из них сумеют относиться к себе, к коллегам и к корпорации с должной иронией. Немногие из них осмелятся применить свою сообразительность и смекалку там, где регламенты будут бессильны.
Банки станут правильными и скучными.

Нассим Николас Талеб. Черный лебедь

Когда банкиры получают прибыль, они сами ею пользуются; когда им приходится туго, мы платим по их счетам.

Банкир — это человек, одалживающий Вам зонтик, когда ярко светит солнце, и отбирающий его в тот самый момент, когда начинается дождь.

Банк — это такое место, где вам дадут зонтик в ясную погоду и попросят вернуть его, когда начнётся дождь.

Банковские учреждения опаснее, чем готовые к сражению войска.

В банке:
— Всем оставаться на местах. Не надо ложиться, я просто оформлю чек и уйду! Спасибо.

Банк – это нечто другое. Бывает так: людям, каждому порознь, не по душе то, что делает банк, и все‑таки банк делает свое дело. Поверьте мне, банк – это нечто большее, чем люди. Банк – чудовище. Сотворили его люди, но управлять им они не могут.

Когда банкиры получают прибыль, они сами ею пользуются; когда им приходится туго, мы платим по их счетам.

Кто кладет деньги в банк, не должен забывать, что он просто седок, а вожжи в руках у банка.

— Старый банк был красивым.
— Его грабили.
— За красоту надо платить.

Отдам, когда ограблю банк.

Банк — это место, где вам дадут денег взаймы, если вы докажете, что они вам не нужны.

Видишь ли, друг мой, мечты нельзя отдавать в банк под проценты. Это бумаги неверные; да и проценты — пустяшные.

Оказывается, чтобы ограбить «Сбербанк» нужно отстоять очередь.

Служба в армии нужна только для того, чтобы выяснить процент кадров для статистики. А на это не требуется двух лет, достаточно первых двух недель. Армия, брак, церковь и банк – вот четыре всадника Апокалипсиса.

— Отдай мне наличные, я тебе выпишу чек!
— Да? Парамоша. Парамоша, ты что? Разве в каком-нибудь банке выдадут двадцать тысяч человеку, который пришел без штанов?

А как вы думаете: «почему религиозные иерархии никто не трогает?» Религиозные иерархии этого мира стоят у самых основ порока. Религиозные иерархии в этом мире созданы теми же людьми, которые дают вам: правительство, вашу порочную систему образования, которые создали банковские картели, потому что вашим хозяевам плевать на вас и ваши семьи, их волнует только то, что волновало всегда – власть и контроль над всем миром.

• Банковские воротилы более опасны, чем противостоящие друг другу армии.

• Банковские учреждения опаснее, чем готовые к сражению войска.

• Бери вещи за гладкую ручку.

• Бурное море свободы никогда не бывает без волн.

• В большинстве своем люди более склонны страдать, чем бороться, дабы устранить причину страданий.

• В вопросах стиля плыви по течению; в вопросах принципа стой твердо, как скала.

• Вводить законы, противоречащие законам природы, - значит порождать преступления, чтобы потом их наказывать.

• Вежливость - это искусственно созданное хорошее настроение.

• Вежливость - это привычка приносить в жертву мелкие удобства.

• Взгляды и вера людей зависят не от их собственной воли, но невольно подчиняются доказательствам, предложенным их уму, что всемогущий Бог создал разум свободным и выразил своим высшим желанием, чтобы он и впредь оставался свободным, для чего сделал его совершенно невосприимчивым к обузданию; что все попытки воздействовать на ум временными наказаниями, или возложением тягот, или лишением гражданской правоспособности приводят лишь к приобретению привычки лицемерить и совершать нечестные поступки…

• Взгляды и вера людей зависят не от их собственной воли, но невольно подчиняются доказательствам, предложенным их уму.

• Время от времени дерево свободы нужно поливать кровью тиранов и патриотов.

• Все искусство управления состоит в искусстве быть честным.

• Вся работа правительства сводится к искусству быть честным.

• Всякий раз, когда я вспоминаю о том, что Господь справедлив, я дрожу за свою страну [США].

• Всякий раз, когда я вспоминаю о том, что Господь справедлив, я дрожу за свою страну.
(Да, я действительно трепещу при мысли о моей стране, стоит лишь мне подумать, что Господь Бог справедлив и воздаст ей по заслугам.)

• Вы хотите знать, кто вы? Не спрашивайте. Действуйте! Действие будет описывать и определять вас.
(Do you want to know who you are? Don't ask. Act! Action will delineate and define you. )

• Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего.

• Гордость нам обходиться дороже, чем голод и холод.

• Гордость нам стоить дороже, чем голод, жажда и холод.

• Дерево свободы время от времени должно орошаться кровью патриотов и тиранов. Это его естественное удобрение.
(Письмо к У. С. Смиту от 13 нояб. 1787 г. Jay, p. 191)

• Дерево Свободы должно время от времени омываться кровью патриотов.

• Дерево свободы нужно поливать время от времени кровью патриотов и тиранов, это для него естественное удобрение.

• Для корыстного духа коммерции не существует ни родины, ни чувств, ни принципов - одна нажива.

• Для общества бунт - вещь не менее полезная, чем гроза для природы. Это лекарство, необходимое для здоровья правительства.

• Древо свободы должно время от времени орошаться кровью патриотов и тиранов. Это его естественное удобрение.

• Древо свободы следует время от времени поливать кровью патриотов и тиранов. Иначе оно увянет.

• Если бы мне пришлось выбирать между правительством без газет и газетами без правительства, я бы без колебаний выбрал второе.
(Письмо к Эдуарду Каррингтону от 16 янв. 1787 г. Jay, p. 191)

• Если бы пришлось выбирать: иметь правительство без газет или газеты без правительства, - я бы не раздумывая выбрал второе.

• Если вино дешево - народ не пьянствует.

• Если принципы берут верх над законом, значит, правительство окончательно разложилось.

• Если ты разгневан, сосчитай до десяти, а уж потом говори; если сильно разгневан, сосчитай до ста и ничего не скажи.

Я был вскормлен законами, и это дало мне представление о темной стороне человечества. Тогда я стал читать поэзию, чтобы сгладить это впечатление и ознакомиться с его светлой стороной.

• Я думаю, что долг каждого человека - посвятить определенную долю своих доходов на благотворительные цели.

• Я надеюсь, что наша мудрость будет расти вместе с нашей силой, и научит нас, что чем меньше мы используем нашу силу, тем большей она станет. - Томас Джефферсон

• Я не замечал, чтобы честность людей возрастала с их богатством.

• Я предпочитаю, чтобы меня помнили по тем делам, которые я совершил для других, а не по тем делам, что другие совершали ради меня.

• Я согласен с идеей, что среди людей существует естественная аристократия.

• Я согласен с идеей, что среди людей существует естественная аристократия. Основы для нее - это добродетель и талант.

• Я считаю, что институт банков более опасен, чем вооруженная армия. Если американский народ позволит частным банкам управлять выпуском валюты, банки и корпорации, которыми заправляют банкиры, будут отнимать у людей всю их собственность до тех пор, пока их дети не проснутся бездомными на земле, когда-то завоеванной их предками.

• Я твердо верю в удачу, и я заметил: чем больше я работаю, тем я удачливее.

• Я убежден, что душа каждого человека радуется, когда он делает добро другому.

• Я уверен, что Россия (пока будет жив ее нынешний монарх) является самой искренне дружески расположенной к нам [США] страной из всех стран мира; ее услуги пригодятся нам и впредь, и нам надо искать прежде всего ее расположения… Желательно, чтобы такие чувства разделяла вся нация.
(Из частного письма своему другу об Александре I, 20 июля 1807)

Банковские учреждения опаснее, чем готовые к сражению войска.

Другие цитаты

Человек, облеченный доверием общества, должен смотреть на себя как на общественную собственность.

Общий тренд, что индивидуализация просачивается в массовые производства. В банковской сфере это тоже происходит за счет анализа баз данных и автоматизации relationship-менеджмента. Поэтому сейчас данные, наравне с технологиями и людьми, один из основных активов банка, а часто и самый главный.

Высота, как название банковского продукта, — что-то понятное, связанное с достижением, с преодолением и успехом. На мой взгляд, это очень созвучно предпринимательскому духу большинства наших клиентов. Высокие цели, хоть и невыполненные, дороже низких целей, хоть и достигнутых, поэтому в названии «Высота» есть и лаконичность, и простота, и определенный символизм, а главное — эмоция.

Вы должны согласиться, что какие-то шесть человек в настоящее время заправляют в банках Нью-Йорка девяноста процентами всех дел.

Мир меняется и адаптивные модели нужны, потому что нужны новые продукты, новые услуги, новые процессы, в том числе управленческие. Для этого нужно уметь совмещать желаемое, с точки зрения клиента, — с одной стороны, технологически возможное — с другой, и экономически оправданное — с третьей.

Если ты разгневан, сосчитай в уме до десяти, прежде чем что-либо говорить.

Если ты сильно разгневан, сосчитай до ста.

Основная задача Private Banking сейчас уже не только в том, чтобы производить продукт, а в том, чтобы приобретать знания, необходимые для создания жизнеспособного бизнеса. Для этого нужно учиться постоянно и на всех уровнях. От менеджера до руководителя, на системном уровне. Если вы будете учиться быстрее, чем ваши конкуренты, у вас всегда будет устойчивое конкурентное преимущество.

В большинстве своем люди более склонны страдать, чем бороться, дабы устранить причину страданий.

Тот, кто отдаёт свою свободу за безопасность, не получает ни того, ни другого.

Что делает банки «нашими»? — это особые взаимоотношения работающих в них людей. Не многие из них действительно обучались банковскому делу и менеджменту. Немногие из них умеют отстаивать свои права и требовать компенсации за внеурочную работу. Немногие из них представляют себе, что такое «миссия банка» и «корпоративная культура». Не многие из них верят в букву регламента.

Жизнь заставит всему этому научиться. Тогда наши банки перестанут быть «нашими», потому что там будут работать другие люди. Немногие из них выйдут за рамки знаний, данных вместе с дипломом. Немногие из них выполнят сверхурочную задачу в фантастические сроки. Немногие из них сумеют относиться к себе, к коллегам и к корпорации с должной иронией. Немногие из них осмелятся применить свою сообразительность и смекалку там, где регламенты будут бессильны.

Банкир — это человек, одалживающий Вам зонтик, когда ярко светит солнце, и отбирающий его в тот самый момент, когда начинается дождь.

Роберт Фрост

Банк — это такое место, где вам дадут зонтик в ясную погоду и попросят вернуть его, когда начнётся дождь.

Томас Джефферсон

Банковские учреждения опаснее, чем готовые к сражению войска.

Джон Стейнбек. Гроздья гнева

Банк – это нечто другое. Бывает так: людям, каждому порознь, не по душе то, что делает банк, и все‑таки банк делает свое дело. Поверьте мне, банк – это нечто большее, чем люди. Банк – чудовище. Сотворили его люди, но управлять им они не могут.

Джон Стейнбек. Консервный ряд

Вот тогда Док и придумал наказание для банка, если он в чем-нибудь перед вами провинится. «Снимите в банке сейф для хранения ценностей, — сказал он, — поместите туда свежую семгу, а сами уезжайте куда-нибудь на полгода».

Буч Кэссиди и Сандэнс Кид (Butch Cassidy and the Sundance Kid)

— Старый банк был красивым.
— Его грабили.
— За красоту надо платить.

Дэвид Блидин. Банк

Аксиома инвестиционного банка: в конце концов всё каким-то образом оказывается сделанным

Генрих Гейне

Один поэт (Вольтер) сказал: «Первый король был счастливый воин!» Насчет основателей нынешних наших финансовых династий мы можем, пожалуй, прозаически сказать, что первый банкир был счастливый мошенник.

Шен Бекасов. Банковская тайна

Что делает банки «нашими»? — это особые взаимоотношения работающих в них людей. Не многие из них действительно обучались банковскому делу и менеджменту. Немногие из них умеют отстаивать свои права и требовать компенсации за внеурочную работу. Немногие из них представляют себе, что такое «миссия банка» и «корпоративная культура». Не многие из них верят в букву регламента.
Жизнь заставит всему этому научиться. Тогда наши банки перестанут быть «нашими», потому что там будут работать другие люди. Немногие из них выйдут за рамки знаний, данных вместе с дипломом. Немногие из них выполнят сверхурочную задачу в фантастические сроки. Немногие из них сумеют относиться к себе, к коллегам и к корпорации с должной иронией. Немногие из них осмелятся применить свою сообразительность и смекалку там, где регламенты будут бессильны.
Банки станут правильными и скучными.

Нассим Николас Талеб. Черный лебедь

Когда банкиры получают прибыль, они сами ею пользуются; когда им приходится туго, мы платим по их счетам.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: