Требование по банковской гарантии должно быть направлено до окончания срока

Обновлено: 17.06.2024

В деле, по итогам рассмотрения которого Верховный Суд Российской Федерации отменил решения апелляционного и окружного арбитражных судов, речь шла о взыскании акционерным обществом денежных средств по банковской гарантии (ст. 368 Гражданского кодекса). Согласно материалам дела общество направило требование о платеже через организацию почтовой связи 20 февраля 2015 года при сроке действия гарантии по 28 февраля того же года. Суд первой инстанции удовлетворил требования общества о взыскании средств (в том числе процентов за пользование чужими денежными средствами), установив соблюдение им условий гарантии при предъявлении требования о платеже, в том числе в части представления банку требования в период срока действия гарантии. Однако банк не согласился с таким решением суда и обратился в апелляционный арбитражный суд с просьбой отменить это решение и отказать обществу в удовлетворении требований. Апелляционный суд просьбу банка полностью удовлетворил, с чем впоследствии согласился также окружной арбитражный суд.

Общество, посчитав последние указанные решения судов вынесенными с нарушениями норм материального права, обратилось с кассационной жалобой в ВС РФ.

ВС РФ отметил, что предпринятая в целях получения платежа сдача обществом в организацию связи письма с необходимыми документами в пределах срока действия гарантии указывает на соблюдение порядка, предусмотренного ст. 194 ГК РФ, и отсутствие недобросовестности в реализации права на получение платежа. Согласно положениям ст. 194 ГК РФ, если срок установлен для совершения какого-либо действия, оно может быть выполнено до 24 часов последнего дня срока. Письменные заявления и извещения, сданные в организацию связи до 24 часов последнего дня срока, считаются сделанными в срок.

Условия, при которых гарант имеет право отказать в удовлетворении требований бенефициара, сформулированы в ст. 376 ГК РФ. Так, гарант отказывает бенефициару в удовлетворении его требования, если это требование или приложенные к нему документы не соответствуют условиям независимой гарантии либо представлены гаранту по окончании срока действия независимой гарантии. При этом момент представления требования о платеже по гарантии, как разъяснил ВС РФ, должен рассматриваться исходя из даты его направления через организацию почтовой связи, а не из даты доставки адресату, если иное не оговорено непосредственно в независимой (банковской) гарантии.

Какие условия запрещается включать в банковскую гарантию, используемую для целей Закона № 44-ФЗ? Узнайте ответ в "Энциклопедии решений. Государственные и корпоративные закупки" интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

ВС РФ заключил, что ст. 165.1 ГК РФ была ошибочно применена судом апелляционной инстанции в рамках спора. В определении высшего судебного органа отмечено, что суд первой инстанции правильно признал распространение в отношении акционерного общества предписываемого ст. 194 ГК РФ порядка, а основанные на таком порядке действия общества – надлежащим представлением требования о платеже, при котором общество не несет рисков в связи с доставкой требования гаранту. Суд отменил постановления апелляционного и окружного арбитражных судов и оставил в силе решение суда первой инстанции, которым требования общества о взыскании платежа по гарантии и процентов за пользование чужими денежными средствами были удовлетворены.

Подборка наиболее важных документов по запросу Требование платежа по гарантии должно быть получено гарантом до истечения срока действия гарантии (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Требование платежа по гарантии должно быть получено гарантом до истечения срока действия гарантии

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 374 "Представление требования по независимой гарантии" ГК РФ "Исходя из совокупности применения п. 2 ст. 194 ГК РФ и п. 2 ст. 374 ГК РФ отправленные бенефициаром требования по банковской гарантии организации связи в срок действия гарантии должны быть приняты и рассмотрены Гарантом, даже если получены им за пределами срока действия гарантии. Вместе с тем, установление в банковской гарантии положения, что требование платежа по гарантии должно быть получено Гарантом до истечения срока действия банковской гарантии, ведет к сокращению времени на подготовку заказчиком такого требования и направления его банку-гаранту, поскольку в данном случае также необходимо учитывать сроки на получение такого требования банком."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Требование платежа по гарантии должно быть получено гарантом до истечения срока действия гарантии

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Обзор судебной практики в сфере размещения заказов для государственных и муниципальных нужд (февраль 2021 года)"
(Управление контроля размещения государственного заказа ФАС России)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2021) Заявители также указывают на неправомерное установление в банковской гарантии положения, что требование платежа по гарантии должно быть получено гарантом до истечения срока действия банковской гарантии, обосновывая довод тем, что данное требование ведет к сокращению времени на подготовку и направление Заказчиком такого требования, а также сроки его получения гарантом.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Административная практика
("Вестник Института госзакупок", 2020, N 11) Согласно п. 7 банковской гарантии требование платежа по банковской гарантии должно быть получено гарантом до истечения срока действия банковской гарантии.

Нормативные акты: Требование платежа по гарантии должно быть получено гарантом до истечения срока действия гарантии

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2018)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018) Правовые нормы, регулирующие банковскую гарантию, не препятствуют банку участвовать в установлении условий гарантии и включении в нее положения о совершении платежа по требованию, поступившему до окончания срока действия гарантии.

Подборка наиболее важных документов по запросу Срок направления требования по банковской гарантии (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Срок направления требования по банковской гарантии

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 370 "Независимость гарантии от иных обязательств" ГК РФ "Вместе с тем, требования направлены Центральной акцизной таможней в пределах срока действия банковской гарантии, требования бенефициара (ЦАТ) соответствуют условиям выданной банковской гарантии, положениям статьи 370 ГК РФ о независимости банковской гарантии от основного обязательства.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 376 "Отказ гаранта удовлетворить требование бенефициара" ГК РФ Действуя разумно и добросовестно, учитывая положения выданной гарантии в совокупности и взаимосвязи, а также законодательное регулирование института банковской гарантии, принцип независимости банковской гарантии от основного обязательства, обязанность гаранта осуществлять оценку приложенных к требованию бенефициара документов по внешним признакам, а также то обстоятельство, что требование бенефициара было направлено гаранту в пределах срока действия банковской гарантии, а приложенные документы по своим внешним формальным признакам соответствовали ее условиям, оснований для освобождения от платежа, перечень которых предусмотрен п. 1 ст. 376 ГК РФ и расширительному толкованию не подлежит, у ответчика не имелось."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Срок направления требования по банковской гарантии

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Требование о платеже по банковской гарантии: анализ правоприменительной практики
(Раев К., Гурин О.)
("Прогосзаказ.рф", 2021, N 6) 3) исправленное требование было направлено заказчиком по истечении срока действия банковской гарантии, в связи с чем банк отказал в платеже.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Банковская гарантия: налоговые аспекты
(Крючков Е.)
("Юридическая работа в кредитной организации", 2021, N 4) 5) банковская гарантия должна предусматривать применение налоговым органом мер для взыскания с гаранта сумм, обязанность уплаты которых обеспечена гарантией, в порядке и сроки, предусмотренные ст. 46 и 47 НК РФ, в случае неисполнения им в установленный срок требования об уплате денежной суммы по банковской гарантии, направленного до окончания срока ее действия.

Нормативные акты: Срок направления требования по банковской гарантии

Федеральный закон от 03.08.2018 N 289-ФЗ
(ред. от 15.04.2022)
"О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" 14) за период со дня, следующего за днем окончания срока направления требования об уплате денежных средств по банковской гарантии или договору поручительства, если такое требование было направлено после окончания срока, установленного частью 3 статьи 76 настоящего Федерального закона, по день исполнения такого требования, если требование было полностью исполнено в установленные в нем сроки;


Оба эксперта «АГ», отметив неоднородность ранней судебной практики по указанному вопросу, оценили определение как полезное и вносящее ясность во взаимоотношения банков-гарантов и бенефициаров в части сроков выплат по банковской гарантии.

ПАО «БАНК УРАЛСИБ» предоставило банковскую гарантию ОАО «Северо-Западный энергетический инжиниринговый центр», по которой впоследствии отклонило требование ПАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» о платеже. Сама гарантия была выдана в обеспечение обязанности Центра по возврату полученного авансового платежа от Компании в рамках договора. Срок действия гарантии охватывал период с 22 февраля 2014 г. по 28 февраля 2015 г., а условия совершения платежа предусматривали направление соответствующего письменного требования в Банк по конкретному адресу.

Компания направила в Банк требование о платеже с пакетом необходимых документов 20 февраля 2015 г. через организацию связи, что подтверждалось в суде описью вложения с оттиском почтового штемпеля и почтовой квитанцией. Банк, получив письмо только 13 марта 2015 г., пришел к выводу, что требования по гарантии представлены по истечении ее срока, и отказал в платеже.

В связи с этим Компания обратилась в арбитражный суд с иском к Банку о взыскании 13,9 млн руб. по банковской гарантии и 465,8 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Центр в споре был третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований.

Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск, посчитав, что Компания выполнила все условия гарантии и представила требование о платеже в период срока ее действия, что исключало отказ Банка в совершении платежа. Суд мотивировал свое решение тем, что действие может быть выполнено до 24 часов последнего дня срока (ст. 194 ГК РФ).

Компания обратилась в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой просила оставить в силе решение первой инстанции. В свою очередь Банк подал отзыв на жалобу с возражениями. Свою позицию он обосновал тем, что условие о направлении требования о платеже по конкретному адресу не является условием о сроке представления требования, которое в силу закона должно состояться до окончания срока действия гарантии. При этом Банк счел недобросовестными действия Компании по направлению требования без расчета поступления его в Банк до окончания срока действия гарантии.

ВС подчеркнул, что в данном деле спорным являлся вопрос о том, было ли представлено требование о платеже в пределах срока действия гарантии. Со ссылкой на ст. 368 ГК РФ Суд отметил, что условия данного гарантом обязательства определяются в банковской гарантии. Правовые нормы, регулирующие банковскую гарантию, не препятствуют банку устанавливать условия гарантии и включать в нее положения о совершении платежа по требованию, поступившему до окончания срока действия гарантии. Однако рассматриваемая в данном деле гарантия не содержала такого условия, поэтому возражения Банка в отношении платежа противоречат закону и содержанию гарантии.

По мнению Верховного Суда РФ, факт сдачи Компанией в организацию связи письма со всеми нужными документами в пределах срока действия гарантии свидетельствует об исполнении порядка, установленного ст. 194 ГК РФ и об отсутствии недобросовестности в реализации собственного права. Суд отметил, что апелляция ошибочно применила ст. 165.1 ГК РФ, которая не касается оснований отказа в платеже по гарантии.

Эксперт отметила, что для разрешения этой коллизии важно понимать, являются ли положения указанных статей взаимоисключающими или они дополняют друг друга и должны применяться в совокупности. По мнению Олеси Спиричевой, Верховный Суд РФ ответил на данный вопрос, указав, что срок на предъявление требования к гаранту не считается пропущенным, если требование сдано бенефициаром в организацию связи до окончания срока гарантии. То есть нормы ст. 374 ГК РФ и 194 ГК РФ должны применяться в совокупности, а положения ст. 165.1 ГК РФ регламентируют только срок выплаты, не отменяя вообще обязанность банка платить.

Олеся Спиричева полагает, что определение ВС, безусловно, будет способствовать формированию единой судебной практики по аналогичным спорам, которая ранее не была однородной (постановления Арбитражного суда Московского округа от 20 февраля 2018 г. по делу № А40-106204/2017, от 20 марта 2015 г. по делу № А40-15699/14-46-135). По словам эксперта, Верховный Суд РФ и ранее излагал подобные выводы в определениях об отказе в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ (определения ВС РФ от 29 июня 2018 г. по делу № А56-16338/2017, от 17 мая 2017 г. по делу № А56-6478/2016).

Адвокат, партнер Clifford Chance Тимур Аиткулов отметил, что в рассматриваемом споре судам необходимо было решить, в контексте какой из норм – ст. 194 или 165.1 ГК – должны толковаться нормы ст. 374 и 376 ГК о том, что требование должно быть представлено гаранту до окончания срока действия гарантии. Применение ст. 194 ГК защищало бы интересы бенефициаров по гарантиям в тех случаях, когда основания для представления требования возникает незадолго до истечения срока действия гарантии. Напротив, применение ст. 165.1 ГК соответствовало бы интересам банков: «как отметил суд апелляционной инстанции, обязательство по гарантии не может учитываться на бухгалтерском балансе банка постоянно с учетом неопределенных сроков доставки почтовой корреспонденции».

По мнению эксперта, сделав выбор в пользу бенефициаров, Верховный Суд поддержал позицию, идущую вразрез с позицией судов округов, в соответствии с которой требование считалось представленным в момент получения банком такого требования. Тимур Аиткулов назвал решение ВС полезным с той точки зрения, что Суд внес ясность в этот вопрос. «С учетом позиции Верховного Суда стороны и, прежде всего, банки будут более подробно указывать в тексте банковской гарантии, каким образом должно быть предъявлено требование по ней», – заключил адвокат.

Как пояснил Суд, требование об уплате по гарантии отлично от требования о включении в реестр, поэтому оно может быть предъявлено как по адресу, указанному в гарантии, так и по новому адресу конкурсного управляющего банка-банкрота


По мнению одной из экспертов «АГ», установив альтернативу по выбору адреса для направления требования, Верховный Суд фактически предоставил кредиторам дополнительную защиту в оспаривании отказов со стороны как арбитражных управляющих, так и судов. Другая полагает, что в рассматриваемом случае ВС принял несколько неоднозначное решение, разграничив требования к бенефициарам и требования о включении в реестр, что делает правоприменительную практику противоречивой.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 302-ЭС19-16365 (3) от 1 декабря по делу об оспаривании кредитором банка-банкрота отказа конкурсного управляющего должника во включении его требований в реестр кредиторов из-за направления требования по уплате банковской гарантии по указанному в ней адресу.

В июле 2017 г. АО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» заключило с ООО СК «Строй Групп» контракт на строительство азотно-кислотной станции. Поручителем СК «Строй Групп» выступило ООО КБ «Центрально-Европейский Банк», предоставившее заводу банковскую гарантию в размере 12,5 млн руб. сроком действия по 31 мая 2019 г. В банковской гарантии указывался конкретный адрес для предъявления требований в Чите.

В апреле 2018 г. ЦБР отозвал у Центрально-Европейского Банка лицензию, в конце того же года банк был признан банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство. Опубликованные в газете «Коммерсантъ» сведения о несостоятельности кредитной организации содержали информацию лишь о московском адресе для направления конкурсному управляющему должника корреспонденции и требований кредиторов.

13 мая 2019 г. завод направил требование в адрес кредитной организации об уплате банковской гарантии по читинскому адресу, которое поступило в место вручения 22 мая (до истечения срока действия гарантии). Однако почтовое отправление не было получено банком.

10 июня завод направил в адрес конкурсного управляющего (г. Москва) заявление о включении в реестр его требования, основанного на банковской гарантии, в размере 12,5 млн руб., но тот отказал в удовлетворении требования, сославшись на пропуск срока по гарантии. Это стало поводом для обращения в арбитражный суд с заявлением об оспаривании отказа.

Три судебные инстанции отказали в удовлетворении иска, мотивируя это тем, что завод предъявил требование по гарантии по актуальному адресу банка (адрес конкурсного управляющего в г. Москве) по истечении срока ее действия, что является основанием для отказа в выплате. Тем самым суды фактически исходили из того, что кредитор должен отслеживать актуальный адрес банка независимо от условий, предусмотренных сделкой.

Верховный Суд также назвал ошибочным вывод нижестоящих инстанций о том, что требование направлено конкурсному управляющему только 10 июня 2019 г. Дело в том, что требование об уплате по гарантии отличается от требования о включении в реестр, что не исключает по воле кредитора объединения их в одном документе. Соответственно, требование об уплате по гарантии может быть предъявлено как по адресу, указанному в гарантии, так и по новому местонахождению конкурсного управляющего должника. При этом требование о включении в реестр подлежит направлению в соответствии с законодательством о банкротстве, согласно которому требования к кредитной организации о включении в реестр предъявляются кредитором по адресу, опубликованному в официальном издании.

Следовательно, завод первоначально заявил требование об уплате по гарантии в пределах срока ее действия, а уже затем обратился к конкурсному управляющему с заявлением о включении в реестр. Таким образом, конкурсный управляющий банка обязан был рассмотреть требование завода на предмет его обоснованности, чего им сделано не было. В свою очередь, нижестоящие суды, сочтя правомерным отказ по мотиву пропуска срока по гарантии, такую ошибку управляющего не исправили и не рассмотрели требование завода по существу. В связи с этим ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Юрист практики банкротства АБ «Инфралекс» Дарья Соломатина полагает, что Верховный Суд обоснованно указал судам нижестоящих инстанций на существенную разницу в порядке направления требования об уплате по гарантии и требования о включении в реестр кредиторов должника по такой гарантии. «Процедура направления требования о включении в реестр строго подчинена специальным положениям законодательства о банкротстве. В случае же с требованием по гарантии, предъявляемым в рамках установленных ею сроков после введения в отношении гаранта банкротной процедуры, по мнению Верховного Суда, возможна более широкая дискреция», – отметила она.

По словам эксперта, по общему правилу, кредитор вправе потребовать от кредитной организации – должника исполнения по гарантии: до окончания срока ее действия посредством направления соответствующего требования гаранту (п. 2 ст. 374 ГК РФ); в любой момент в ходе конкурсного производства, обеспечив получение соответствующего требования конкурсным управляющим должника-гаранта (п. 1 ст. 189.85 Закона о банкротстве).

«В рамках рассмотренного спора Верховный Суд указал, что даже изменение местонахождения постоянно действующего органа гаранта в связи с признанием последнего банкротом не лишает кредитора возможности направления должнику требования об уплате по гарантии в установленные сроки по указанному в ней адресу. Изложенный подход не нов, однако его фиксация на уровне высшей судебной инстанции должна положительно повлиять на судебную практику. Установив альтернативу по выбору адреса для направления требования, Верховный Суд, по сути, предоставил кредиторам дополнительную защиту в оспаривании отказов со стороны как арбитражных управляющих, так и судов», – заключила Дарья Соломатина.

Арбитражный управляющий, руководитель группы практик «Корпоративное право и банкротство» юридической фирмы INTELLECT Ольга Жданова считает, что в рассматриваемом случае Верховный Суд принял несколько неоднозначное решение, разграничив требования к бенефициарам и требования о включении в реестр.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: