Вылечился ли тинькофф от рака

Обновлено: 24.04.2024

Олег Тиньков создаёт на продажу очередной бизнес — на смену пельменям и пиву пришёл инновационный банк. Но взятая на вооружение американская модель виртуального банка с трудом приживается в российских условиях.

Этой осенью журналу «Секрет фирмы» исполняется 15 лет. Представляем вашему вниманию один из лучших материалов, выпущенных за это время. Полный список архивных текстов, которые мы решили вспомнить по случаю нашего праздника, опубликован в конце.

Текст: Максим Котин («Секрет фирмы» №7 от 25.02.2008)

Ричард Брэнсон летает на воздушном шаре, а Олег Тиньков ездит на велосипеде. В этом отличие. Сходство в том, что Тиньков и Брэнсон предпочитают один и тот же московский клуб The Most.

А ещё создают бизнесы один за другим, эпатируют публику и много зарабатывают, рискуя. «В рисках весь крем», — говорит Тиньков. Но за рисковость ему приходится расплачиваться волосами. Он даже наклоняет голову и показывает волосы, изменившие цвет за время строительства разнообразных рисковых компаний. «Риски и седые волосы — вот он я», — говорит сорокалетний предприниматель.

Один год из пяти уже на исходе, и седины у сорокалетнего Олега Тинькова должно было прибавиться. Осенью «Тинькофф. Кредитные системы» продавал облигации с фантастической доходностью 18%, но купили у него чуть больше чем на 1 млрд рублей и, по слухам, от половины до трёх четвертей объёма выкупил сам эмитент, чтобы сохранить лицо. В результате у банка случились проблемы с фондированием. И прежде немногие верили, что автору скандальных пельменей «Дарья» и не менее скандального пива «Тинькофф» (утверждавшему, например, что для рекламы «человечество ещё не придумало ничего лучше голых жоп») под силу стать успешным банкиром. Теперь, после провала на рынке облигаций, не верит почти никто.

Но предприниматель и не думает унывать — рисковать-то не привыкать. «Не разместили бонды? Насрать на эти бонды. Тиньков на плохом рынке собрал $20 млн под стартап. Такая неудача! Пускай кто-нибудь пойдёт и под бизнес-план на плохом рынке продаст на $20 млн», — предлагает скептикам Тиньков.

В условиях мирового финансового кризиса удачно продать облигации на 1,5 млрд рублей для банковского стартапа и правда было почти невозможно. Но если бы Тиньков обращал внимание на такие незначительные препятствия, как невозможность, он бы, наверное, до сих пор работал слесарем на угольной шахте в Ленинске-Кузнецком.

Кроет бык овцу

Бывший глава российского представительства Visa, а ныне президент ТКС Оливер Хьюз считает, что Олег Тиньков умеет выбрать правильный момент, чтобы «что-нибудь начать делать».

«Что-нибудь начать делать» — точное определение. Тиньков, например, начал делать сеть магазинов электроники «Техношок» в 1992 году — за год до возникновения «Техносилы». Продав сеть в 1997-м за $7 млн, начал делать премиальные «самолепные» пельмени, когда другие производители едва научились продавать свою продукцию в упаковке, в которой пельмени не слипались. В 2002-м «Дарья» ушла за сумму, которая, по оценкам, составила уже $40 млн. Наконец, Олег Тиньков начал делать бизнес на пиве, запустив сеть ресторанов и первый ультрапремиальный российский пивной бренд. В 2005-м предприниматель продал свои пивоваренные заводы Sun InBev уже за $230 млн (после выплаты долгов на руках у него оказалось $80 млн).

«У Олега каждый новый бизнес больше предыдущего, повышать планку для него дело чести», — замечает один из знакомых Тинькова. Значит, нужно, чтобы новый бизнес чуть ли не за миллиард перевалил — если следовать этой логике.

Сначала, чтобы подобраться к миллиарду, Тиньков подумывал заняться девелопментом. «Можно было строить от Питера до Самары», — мечтает он. Но строить от Питера до Самары всё же не стал, поскольку посчитал, что доходность девелопмента не такая фантастическая, как всем кажется (как это всегда и оказывается, когда всем кажется). К тому же девелоперский бизнес тяжёлый, детальный и скучноватый. «А я люблю работать с живыми людьми», — поясняет Тиньков.

Снова что-нибудь делать с живыми людьми он решил на рынке кредитных карт. Ведь на конец 2006 года на одну живую душу в России было только 0,05 активированных кредиток, в то время как в США на одного человека их больше трёх — есть где разгуляться. «Каким путём пойдёт российский рынок, большой философский вопрос», — замечает Оливер Хьюз. Для Тинькова это, впрочем, не вопрос. Строительство сетей и мегамоллов убедило его в том, что путь у нас американский, а не европейский. «Европа не любит жить в кредит, и объёмы экспресс-кредитов, которые сегодня выдают лидеры российского рынка, кроют континентальную Европу как бык овцу, — говорит Тиньков. — Но я не помню ни одной страны в мире, где нужно оформлять кредит, чтобы купить чайник. Вместо того чтобы каждый раз заполнять бумажки, ты их заполняешь один раз, когда оформляешь карту. Потом провёл пластик — и всё».

Точного размера российского рынка экспресс-кредитования никто, правда, не знает. Но аналитики делают смелые предположения, что рынок кредитных карт, поедая экспресс-кредитование, может вырасти с $4 млрд до $50 млрд всего за пять лет. К несчастью, не один Тиньков прислушивается к аналитикам. Российские лидеры рынка потребкредитования в последние годы стали активно предлагать своим клиентам, уже оформившим кредиты, переоформить их на кредитки или завести кредитную карту просто в добавление к дебетовой. Особенно преуспел "Русский стандарт", который в 2006 году, в момент старта ТКС, занимал уже 67% рынка кредитных карт (по данным «Хоум Кредит энд Финанс банка», который поставил себя на второе место, оценив свою долю в 8%). У Тинькова всех инвестиций — $50 млн ($30 млн он решил потратить на своих детей). Как же нескромному предпринимателю со скромной суммой протиснуться между гигантами и заработать заветный миллиард?

Я вам покажу

«Я вам покажу,— говорит Оливер Хьюз и показывает свою кредитную карту.— Я почти 15 лет клиент банка First Direct. Все делаю через интернет и call-центр. Поэтому я его и выбрал — не надо приходить куда-то, стоять в очереди».

На Западе виртуальный банкинг завоевал себе место ещё до появления самого термина «виртуальность». Хьюз вспоминает, что в Великобритании в начале 1980-х сложилась ситуация, похожая на нынешнюю российскую. В банковской рознице доминировали четыре крупных банка. Но появился институт кредитных бюро, информацией которых могли пользоваться и небольшие банки, и агрессивные американские компании смогли сильно потеснить большую четвёрку — причём, как правило, общались они с клиентами по почте и телефону, инвестируя деньги в качественные call-центры, вместо того чтобы вкладывать в ненужные клиентам розничные отделения.

Развитие интернета и SMS-технологий пришлось как нельзя кстати банкам, считающим розничную сеть ненужной роскошью. И теперь аналитики The Boston Consulting Group вынуждены констатировать, что из-за развития директ-маркетинга и интернета «тенденция снижения значимости розничной сети для некоторых видов продаж будет только усиливаться». В Европейской ассоциации финансового менеджмента и маркетинга (EFMA) и вовсе предсказывают, что розничные отделения банков в ближайшем будущем ужмутся до консультационных пунктов с тремя-четырьмя сотрудниками.

Похоже на подходящий момент, чтобы что-нибудь подобное сделать в России, тем более что строить национальную сеть отделений тут сложно и дорого. По мнению Оливера Хьюза, рынок в последнее время просто кричал о таком проекте. По итогам прошлого года доля платежных операций по всем пластиковым картам выросла с 18,7% до 21,4%. Для народа, который сначала использовал карты для снятия наличных в банкомате, цифра, близкая к четверти,— уже неплохой показатель (всего к концу 2007 года банки выпустили 103,3 млн карт, на 38% больше, чем в 2006-м). Даже запущенная в 2005 году система кредитных бюро вселяет здоровый оптимизм: если в начале 2007-го банки передали всего 16 млн кредитных историй, то сегодня в кредитных бюро их уже 35 млн. «Это очень позитивная динамика, — оценивает заместитель начальника управления регулирования деятельности участников финансового рынка ФСФР Алексей Волков. — При 50 млн историй, переданных в кредитные бюро, можно будет считать, что система сложилась».

При этом ни один российский банк не смотрел на директ-маркетинг как на главный маркетинговый канал. А значит, у любителя рисков Олега Тинькова есть неплохой шанс заработать, рассылая кредитные карты людям, которые стали способны осознать термин «грейс-период». «Можно пользоваться деньгами 50 дней, если вовремя платить. На халяву, — поясняет Тиньков. — Чем это плохо-то?»

Кнопка

Когда Олег Тиньков проводил собеседования с известными топ-менеджерами на банковском рынке, многие оказывались разочарованными дилетанскими познаниями пивного гуру. «Пришёл вице-президент Ситибанка, увидел, что я ничего не понимаю, и ушёл, — вспоминает Тиньков. — А я и пиво когда продавал, не очень понимал процесс пивоварения. Варилось и варилось».

Оливер Хьюз не следил за предпринимательскими успехами Олега Тинькова до того, как тот появился на банковском рынке, хотя и посещал рестораны «Тинькофф» и даже когда-то кушал пельмени «Дарья». Но пришёл и не ушёл, а принял предложение возглавить ТКС. На рынке теперь строят смелые гипотезы про размер гонорара Хьюза. А сам он объясняет, что решил рискнуть, поскольку Тиньков демонстрировал желание работать в команде: «Он же не сказал: я могучий, всё знаю вдруг в банковской сфере, а привлёк специалистов и консультантов The Boston Consulting Group, MasterCard Advisers, Ernst & Young и Goldman Sachs» (последние даже так увлеклись, что Goldman Sachs купил осенью у Тинькова миноритарный пакет ТКС). К тому же успех такого банка кроется в маркетинге. «А в маркетинге Тиньков. почти сказал "гений". очень-очень-очень талантливый человек, — льёт мёд Оливер Хьюз. — Он щупает потребителей. Знает, на какие кнопки нажимать».

Пощупав потребителей, Тиньков должен был узнать, что у них выпирает проблема из трёх букв — называется она МММ. А в боку колет 1998 год. Пережив такие радости, люди могут не совсем адекватно относиться к виртуальному банку, который присылает письма по почте, не имеет ничего, кроме веб-странички, а активировать карту предлагает по телефону (оставляя простор для фантазии мошенников). Но Тиньков нашёл кнопку. В контрольном листе вопросов, на которые должен без запинки отвечать консультант ТКС после недели обучения, одним из первых значится следующий: кто такой Олег Тиньков, как он заработал капитал и какое отношение он имеет к пиву «Тинькофф».

Когда Олег Тиньков строил свой первый бизнес — магазины «Техношок», он сумел использовать себе на благо чужие рекламные бюджеты, стилизовав свою рекламу под рекламу одного из кандидатов в губернаторы Петербурга. Назвав теперь банк своим именем, Олег Тиньков снова использует чужой рекламный бюджет — на этот раз пивоваренной компании SUN InBev, которой он продал пиво. По словам консультанта Interbrand Zintzmeyer & Lux Сергея Шарюкова, по стоимости бренд «Тинькофф» попадает в лонг-лист из 150 брендов, но в топ-40 не попадает. Зато узнаваемость пива под этим именем за последний год выросла с 23% до 31% (а это неплохое 20 место среди всех пивных брендов). Рост известности пива, которое больше не рекламируется по телевидению, — прямой результат рекламной поддержки бренда новыми хозяевами, которые инвестируют в BTL-продвижение и прессу.

«"Тинькофф" — важный фактор нашего маркетингового подхода, — признаёт Оливер Хьюз. — Это сильный бренд, модный, смелый и узнаваемый». Пресс-служба SUN InBev заявила, что компания не против использования слова «Тинькофф» в названии банка. И если банк обанкротится, пиву хуже, по мнению пресс-службы, не станет. Хуже ли банку от пивного названия? Опыт «Русского стандарта» показывает, что алкогольные аллюзии не помеха. ТКС ведь выдаёт кредиты, а не привлекает деньги населения.

Коммерсант отрабатывает полученный от SUN InBev карт-бланш на все сто, снова продавая дорого и красиво то, что могло бы стоить и дешевле. Российское пиво «Тинькофф», про которое Тиньков и сам не в курсе, как оно там варилось, продавалось в стильной бутылке дороже импортного. Теперь не самые дешёвые кредитные тарифы банка «Тинькофф. Кредитные системы», не имеющего отделений для встречи клиентов с консультантами, Олег Тиньков продаёт в знакомой премиальной упаковке. Хотя банк предпочитает работать в регионах и ориентируется на людей с доходом $500-1500, единственная пока кредитка ТКС названа даже не Gold, а сразу Platinum. «Мы сами рассылаем приглашение человеку завести кредитную карту, — оправдывается Оливер Хьюз. — Мы его выбираем, а не он нас. Так мы создаём клуб "Тиньков Платинум"».

Сверхъестественным образом

Чтобы рассылать приглашения в платиновый клуб, нужно знать адрес платиновых клиентов. Но это в США директ-маркетинг по объёму занимает второе место после телевизионной рекламы, а у нас, по данным АКАР, в 2006 году на медиарекламу компании потратили $6,5 млрд, в то время как на весь BTL только $1,65 млрд (а он помимо адресных рассылок включает в себя промоакции и ивенты). И дело не только в количестве. Большинство баз создавалось в ходе промоакции или в результате формирования программ лояльности. «Такие российские базы, в отличие от зарубежных, для глубокого анализа, как правило, не годятся, — говорит Андрей Карпов, руководитель отдела по работе с клиентами агентства "М-Сити". — Обычно нам известны лишь пол, возраст и место проживания человека. Оценить покупательную способность можно только приблизительно».

Кредитные бюро тут, конечно, могут помочь, но далеко не всегда. В США не нужно спрашивать разрешения клиента, чтобы передать его историю в бюро, а у нас нужно. По словам Александра Викулина, генерального директора Национального бюро кредитных историй (НБКИ), передав в НБКИ информацию об одном заёмщике, можно приобрести историю самое дорогое за 22 рублей. А если покупать, не передавая, это обойдётся в 250 рублей. Банки-лидеры передают примерно столько же, сколько покупают,— «лишние» клиенты, очевидно, получают совет не давать разрешения на передачу информации в бюро.

Да и занялся Тиньков прямыми рассылками в неподходящий момент. С 2008 года, по новому закону о персональных данных, владельцы адресных баз, прежде чем заниматься рассылками, должны пройти регистрацию в Россвязьохранкультуре. Также они обязаны рассылать письма только с подтверждённого согласия адресата. «Рынок адресной информации до закона был в зачаточном состоянии, теперь окончательно умер», — констатирует Андрей Карпов.

Но разные формальности Тинькова вряд ли остановят — юристы не должны управлять бизнесом. Формально, например, у нас нельзя получать кредитную карту без личного визита в банк, но личные визиты «совершают» представители ООО ТКС, которому клиенты подписывают доверенность. Трудности директ-маркетинга в этом смысле и вовсе мелочи: если формально нельзя купить чужую базу, то можно воспользоваться донорским брендом и рассылать информацию под логотипом партнёра-донора (ТКС скупает базы, сотрудничая, например, с «НТВ-плюс», каталожной компанией Burda и страховщиком «Русский мир»; идут переговоры и с «королями директ-маркетинга», как называет Тиньков руководителей издательского дома Reader's Digest). А если нельзя получить достаточно информации о платёжеспособности заёмщика, то без неё можно обойтись. Тиньков говорит, что продаст банк через пять лет, поскольку, как обычно, больше и не выдержит. С некоторым дисконтом за излишне большое количество недобросовестных плательщиков можно будет, наверное, и смириться.

С почтовыми проблемами, как оказалось, тоже можно жить. По информации «Почты России», в 2007 году это предприятие доставило 1,5 млрд писем, утратив менее 0,01%. Это несколько оптимистично — Андрей Карпов оценивает потери «менее 5%» по простой корреспонденции. Ещё большей проблемой может быть скорость доставки, но и с этим можно работать, если объёмы корреспонденции делают компанию одним из крупнейших клиентов «Почты России». «Можно проводить розыгрыши для сотрудников почты», — объясняет Оливер Хьюз.

Фирмы, занимающиеся торговлей по почте, уже взяли на вооружение подобные приёмы. По информации «Почты России», первой программу стимулирования почтовых работников запустила компания «Почтовый торговый дом» — она уже не первый год определяет регион-победитель по итогам года на основании полученных заказов по каждому каталогу, внутри региона выделяется три лучших отделения, которым вручается бытовая техника. ТКС пока так не поступает, но хочет поступать. «Чтобы повышать уровень доставки и понимания, что за странные жёлтые письма приходят в отделения, — говорит Оливер Хьюз. — Существует миф, что в России письма не доставляются, а в США всё доставляется сверхъестественным образом. Это не так». Самому Хьюзу, например, в Лондоне однажды не доставили кредитную карту. Ну и ничего в этом страшного нет — доставили потом.

Мы не извиняемся

Несмотря на браваду, Тиньков, похоже, активно ищет способы адаптировать модель Capital One к реалиями российского рынка. ТКС уже начал сотрудничать с сетевыми компаниями, Edelstar Владимира Довганя и другими. «Нестандартно для рынка финансовых услуг. Кого-то удивило, ну и ради бога. Мы не извиняемся за это», — комментирует Оливер Хьюз.

Ищет ТКС партнёров для выпуска кобрендинговых карт (пока удалось договориться со SkyExpress). Смотрит банк и в розницу — на ритейлеров, имеющих собственную программу лояльности (а значит, и базу для донорской рассылки). Правда, Тиньков в интервью газете «Коммерсантъ» признался, что хотел бы стать партнёром таких компаний, как Sela, «Л'Этуаль», «Евросеть». А последняя не имеет своей развитой программы лояльности и, возможно, интересует ТКС именно как ритейловый партнёр.

Пока Тиньков не вытащил все козыри, хоронить инновационный проект рано. Может, и «Тинькофф. Кредитные системы» возненавидят владельцы почтовых ящиков. А заодно будут ненавидеть и самого Тинькова. «Этот банк я построил сам, — говорит предприниматель. — Купил стул, купил сервер, собрал своими ручками. Надеюсь заработать. Могу и потерять».

Основатель Тинькофф-банка Олег Тиньков рассказал о пройденном им пути в борьбе с лейкемией и раскрыл стоимость своего лечения за границей. Только в Германии за три месяца химиотерапии он отдал €120 000. Миллиардер подробно вспомнил о том, как заболел раком крови и перенёс трансплантацию костного мозга после коронавируса, а также рассказал о смене жизненных приоритетов.

Сколько стоит лечение от лейкемии

О том, как Тиньков узнал о своём диагнозе, как решился лечиться и что понял за это время, сам миллиардер рассказал в документальном фильме «Олег Тиньков — новая кровь», вышедшем 19 апреля на Первом канале. Несмотря на то, что общую сумму лечения он не назвал, бизнесмен сравнил его стоимость в Берлине и Лондоне, где ему пришлось пройти разные этапы борьбы с болезнью.

«Берлинский счёт у меня был весь €120 000 (~9,6 млн рублей по курсу ЦБ на начало 2020 года), я бы не сказал, что это дорого. Это три месяца в госпитале с тремя химиотерапиями. <. >В Лондоне только пересадка стоила около £100 000 (~9 млн рублей по курсу на июль 2020го), здесь в два раза дороже, чем в Берлине. Это в два раза дороже, чем в Берлине. А в Америке пересадка с госпитализацией на месяц — что-то миллион долларов. Но в Германии это бесплатно для жителей Германии <. >В Лондоне в государственных клиниках тоже бесплатно. У моей Даши подружка заболела, получила все то же, что и я,— ничего не заплатила», — пояснил Тиньков.

«Не хочу делать химию»

По словам миллиардера, поначалу идея лечения вызвала у него сильное сопротивление. Когда Тиньков узнал о своём диагнозе, профессор клиники Helios в Берлине настоятельно советовал ему немедленно начинать химиотерапию.

«Нет, не хочу делать химию, потому что ну, это бред, может, как-то по-другому, может, я излечусь, я здоровый», — процитировал сам себя основатель Тинькофф-банка. В ответ на это врач заявил, что без лечения он умрёт в течение двух недель.

По словам Тинькова, даже такая «правда в глаза» тогда не убедила его. В тот момент он решил отказаться от лечения, посчитав, что его жизненный путь окончен: «такую жизнь прожил, денег заработал столько, дай бог каждому, покорил все бизнес-вершины».

Однако приехавшая в клинику вместе с дочерью супруга бизнесмена нарушила его планы.

«Быстро лечиться! Всё будет о'кей, ты ещё не видел внуков, ты ещё не поженил своих детей, ты ещё пока не умираешь, ты будешь лечиться», — сказала она.

«Я никогда не думал, что можно лечиться несколько лет. Я из этих 12 месяцев четыре пролежал в клинике. Насмотрелся смертей. Я так понимаю, у нас все эти проценты ещё больше. Но и в Германии, и в Лондоне — это боль, страх, смерть и слёзы. Я плакал в 10 раз больше, чем за всю свою жизнь. Первые два месяца вообще только и плакал. Бесился, ко мне психологи приходили успокаивать», — рассказал миллиардер.

По признанию Тинькова, в ходе лечения у него было много побочных эффектов, «два страшных сепсиса» с температурой за 40 градусов, но немецкие врачи вытаскивали его каждый раз.

«Вот здесь я думаю, что в России я бы погиб <. >Немцы молодцы, немецкая машина, я просто снимаю шляпу. Это дорого, но если ты можешь себе позволить, это круто», — указал он.

Жизнь после болезни

Обнародовать информацию о своей болезни бизнесмен решился только через несколько месяцев, в марте 2020 года, уже проходя курс химиотерапии. В июле того же года бизнесмену провели трансплантацию костного мозга, после которой ему предстояла долгая реабилитация и борьба с аутоимунной болезнью — отторжением донорских клеток. Ситуация осложнялась тем, что незадолго до операции Тиньков вместе со всей своей семьёй перенёс заражение COVID-19.

«Три недели я вообще не мог встать. Честно говоря, думал — конец. Писал прощальные письма родственникам, мне было очень плохо. Поэтому пересадка оттянулась по времени», — описал тот период бизнесмен.

Тем не менее клетки прижились, и уже в декабре Тиньков заявил о полной ремиссии «на молекулярном уровне» и отсутствии симптомов рака. При этом у него поменялась группа крови.

«Я был одним из первых пациентов в мире, кто после ковида пересадился», — подчеркнул банкир.

Быть полезным

Сейчас Тиньков живёт в Лондоне, где продолжает наблюдаться у гематолога. После пережитой болезни основатель Тинькофф-банка заявил о создании «фонда семьи Тиньковых», который будет заниматься решением проблем и заболеваний крови, а также развитием донорства костного мозга в России.

«Я делаю фонд в виде эндаумента, то есть деньги будут инвестированы через управляющие компании, и на проценты мы будем развивать фонд. Я хочу вложить свои личные деньги, семейные наши деньги 20 млрд рублей. Я думаю, что с моими талантами фандрайзинга и с правильными людьми мы можем собрать и 100 млрд рублей в эндаумент. Предположим, эндаумент 5% в год будет зарабатывать, вот и получается в год от 1 до 5 млрд бюджет фонда», — предположил миллиардер.

По словам Тинькова, деньги пойдут на объединение разрозненных регистров доноров костного мозга, а также на рекламу донорства.

«Потому что никто про донорство не понимает. Люди боятся слов "костный мозг". Соответственно, реклама, телевидение, фонд будет это все оплачивать — прокачивать население, как важно спасти жизнь человека <. >Надо делать телевизионную рекламу, как мы любим, по пельменям, пиву или банку. Люди у нас добрые, хорошие. Им просто ничего не объясняют», — поделился планами банкир.

Управление банком и связанными сервисами Тиньков практически полностью возложил на преемников, пояснив, что у него пропала мотивация заниматься бизнесом: «Мне уже не интересно зарабатывать деньги, это уже такая игра в список Forbes. Сейчас $3 млрд, станет пять или станет два — не интересно. А вот сохранить тысячу, две тысячи, пять тысяч жизней — это очень круто, и это меня очень мотивирует».

Вместо банковского сектора Олег Тиньков решил посвятить время семье, фонду и возрождению передачи «Бизнес-секреты» на YouTube.

«Я подумал: вот ты умрёшь, и всё, и после тебя останется $3 млрд. И твоя прекрасная семья. А что ещё после тебя останется?», — объяснил свой выбор предприниматель.

Кроме того, Тиньков назвал три сферы, в которых он «мог бы быть полезен со своими талантами»:

  • изменение законодательства («Атавизмы, анахронизмы, нестыковки. Я думаю, законы охотно поправят, потому что здравый смысл — люди просто погибают на ровном месте»),
  • обучение врачей,
  • развитие донорства (по данным Тинькова, в России сейчас 130 000 доноров костного мозга. Цель его фонда — довести их число до 5 млн).

«Мы сейчас сидим на регистрах Германии, благодаря векам и войнам у нас более или менее ДНК совпадает. Мы оттуда подкачиваемся, но какой был бы мэтчинг, если бы у нас в России было 5 млн потенциальных доноров», — порассуждал Тиньков.

«Турция на 30 лет опережает нас, это стыдно»

«Я этого не замечал, я про это даже не думал. Ну, слышал: Горбачева… клиника её имени… что-то Путин приезжал… лысый мальчик… Такие вспышки. Путин дал деньги… Построили центр… Пересадка костного мозга… Для меня это было — как премьера балета в Ла Скала: слышал, что такое есть, но был далёк от этого», — описал Тиньков своё прежнее отношение к проблеме рака крови.

По подсчётам миллиардера, в России не хватает десятка тысяч трансплантаций в год. По словам Тинькова, то, что творится в российской гематологии, его шокирует.

«В Германии меня сразу протипировали, и сразу нашлись четыре донора — турок, полячка и две немки. Профессор сказал, что турок мне больше всего подходит. Но турецкие самолеты уже не летали, потому что был ковид, и мы взяли немецкого донора. Но представляете, какая коллаборация! Нажатием двух кнопок данные о моих донорах передали из Берлина в Лондон — и тут же донорские клетки в замороженном бидоне привезли. Всё работает, как часы, и о какой конкуренции можно говорить? Нужно строить лабораторию. В Турции есть лаборатория, которая занимается типированием. Турция на 30 лет опережает нас, это стыдно. Лаборатория должна быть построена условно в городе Тамбов, и типирование должно быть дешёвым», — поделился соображениями бизнесмен.

О возможном провале

«Может быть, и не получится. Может быть, мы встретимся с тобой через три года, если я выживу, и я скажу тебе, что вот я построил четыре бизнеса, а на пятом, на благотворительности, сломался, не смог. Но мне кажется, если подойти к делу профессионально, с хорошими людьми и хорошей энергией <. >Я никогда не понимал, что сделал Билл Гейтс, он был президентом «Майкрософта», зачем он всё бросил и ушел в благотворительность? Ох, как я хорошо сейчас его понимаю!» — заключил Тиньков.

Тайная и публичная жизнь миллиардеров — в нашем инстаграме.

«Прощай, Тинькофф-банк, прощай, Россия. У меня не осталось ничего в России», — написал в соцсетях 3 мая Олег Тиньков. Несколькими днями ранее он продал свою 35-процентную долю в головной компании Тинькофф-банка (TCS Group) компании «Интеррос» Владимира Потанина. «Секрет фирмы» вспоминает, как серийный предприниматель стал самым ярким российским банкиром, как действовал в этой роли — и как потерял этот статус.

Поход за миллиардом

В 1991 году 24-летний Тиньков на поезде пересекал границу Польши и Белоруссии. Под матрасом в его купе лежало 5000 марок — всё, что он накопил за 2 года торговли джинсами, косметикой и парфюмерией, чёрной икрой, водкой и т. д. Деньги он прятал не случайно: валютные операции в те времена были уголовным преступлением.

В купе зашёл белорусский таможенник и сразу же принялся ощупывать матрас и искать деньги. «Я же знаю, что у тебя есть валюта. Ну, куда спрятал?» — говорил он.

«Я весь покрылся потом и онемел. Я понял, что в этот момент могу потерять всё и ещё останусь должен, — вспоминал Тиньков. — Однако таможенник так ничего и не нашёл. Я ехал по территории Польши и со счастливой улыбкой вспарывал матрас, чтобы достать деньги. Реальная история для кино, (Владимир) Машков когда-нибудь меня сыграет».

Дальнейшая предпринимательская карьера, возможно, не столь кинематографична. Но разнообразна и в целом удачна.

В 1992 году Тиньков начал делать сеть магазинов электроники «Техношок» и продал её в 1997-м за $7 млн. После этого он переключился на премиальные «самолепные» пельмени «Дарья». В 2002-м фирма ушла за $40 млн.

Параллельно с пельменями в 1998 году Олег Тиньков начал делать бизнес на пиве, запустив сеть ресторанов и первый премиальный российский пивной бренд («Тинькофф»). В 2005-м предприниматель продал свои пивоваренные заводы компании InBev за $230 млн. После оплаты всех долгов на руках осталось около $80 млн.

Привыкнув постоянно повышать планку, при выборе нового бизнеса Тиньков ориентировался на то, чтобы перевалить за миллиард.

Сначала он подумывал заняться девелопментом, «строить от Питера до Самары». Но посчитал, что доходность в строительстве не такая большая, как всем кажется. К тому же девелоперский бизнес тяжёлый, детальный и скучноватый. «А я люблю работать с живыми людьми», — говорил Тиньков.

С живыми людьми он решил поработать на рынке кредитных карт. В 2006 году на каждого россиянина было только 0,05 активированной кредитки, в то время как в США — больше трёх. Тиньков увидел, что тут есть где разгуляться. И запустил в конце того года «Тинькофф. Кредитные системы» (с 1 января 2015 года — Тинькофф-банк).

Бизнес-модель сразу была такой, к какой мы привыкли: полностью удалённое обслуживание, никаких отделений, акцент на розничном рынке (прежде всего дебетовых и кредитных картах). Разумеется, виртуальный-банкинг — не изобретение Тинькова: на Западе уже были примеры таких бизнесов. Например, ориентиром был банк Capital One. Но его бизнес-модель предстояло адаптировать для России.

Когда Олег Тиньков проводил собеседования с известными топ-менеджерами на банковском рынке, многие разочаровывались дилетантскими познаниями пивного гуру.

«Пришёл вице-президент Ситибанка, увидел, что я ничего не понимаю, и ушёл, — вспоминает Тиньков. — А я и пиво когда продавал, не очень понимал процесс пивоварения. Варилось и варилось».

В 2007 году главой банка Тиньков нанял экс-главу российского представительства Visa Оливера Хьюза. С именем этого человека часто связывают успех банка. Хьюз проработал до конца «эпохи Тинькова»: он ушел из TCS Group в конце апреля 2022 года.

Хьюз говорил, что решил рискнуть, поскольку Тиньков демонстрировал желание работать в команде: «Он же не сказал: "Я могучий, всё знаю вдруг в банковской сфере", а привлёк специалистов и консультантов The Boston Consulting Group, MasterCard Advisers, Ernst & Young и Goldman Sachs (крупные мировые консалтинговые и инвестиционные структуры. — Прим. "Секрета")».

Старт банковского бизнеса для Тинькова не был простым. Осенью 2007 года «Тинькофф. Кредитные системы» продавал облигации с доходностью 18%, но купили у него чуть больше чем на 1 млрд рублей, и, по некоторым данным, от половины до трёх четвертей объёма выкупил сам эмитент. В результате у банка случились проблемы с фондированием и он отстал от собственных планов: в конце 2007 года банк уже хотел иметь кредитный портфель на 2,6 млрд рублей (и входить в топ-3), а имел всего 460 млн.

Если к тому времени немногие верили, что скандальному бизнесмену под силу стать успешным банкиром, то после проблем на рынке облигаций отношение к инновационному проекту стало ещё более настороженным.

Тиньков же сумел удивить скептиков — успешным банкиром он всё-таки стал. И уж тем более миллиардером.

Борьба с равнодушием

В 2008 году Оливер Хьюз говорил «Секрету», что успех такого банка кроется в маркетинге: «А в маркетинге Тиньков. почти сказал "гений". очень-очень-очень талантливый человек. Он щупает потребителей. Знает, на какие кнопки нажимать».

Сам Тиньков не скрывал, что уделяет маркетингу и брендингу чрезвычайно много внимания. Например, в одной из своих книг он писал:

«(Торговая) марка — ключевой вопрос конкуренции. Технологии в итоге подтянутся, мобильные банки и продукты станут примерно одинаковыми. Даже в такой рациональной сфере, как финансы, борьба пойдёт вокруг брендов. У банка, претендующего на долю рынка в десятки процентов, должны быть большие, как это называют на Западе, brand value, brand equity».

Но на одном маркетинге далеко не уедешь — это Тиньков тоже понимал, разумеется.

«С одной стороны, математика, автоматизация, технологии, процессы. С другой стороны, эмоции, реклама, соцсети, PR. На этом симбиозе и случилось счастье под названием Тинькофф-банк, — утверждал он в той же книге. — А большинство банков либо про математику, либо про бренд совсем не думают. Посмотрите на первую сотню: 90% имён эмоций не вызовут. Ни плюс, ни минус не поставишь. Постно, неинтересно, никак».

По его словам, к бренду «Тинькофф» люди на тот момент относились либо положительно, либо отрицательно. Но, главное, есть какое-то отношение. Ненависть легче конвертировать в любовь, чем равнодушие, подчёркивал он.

Возможно, поэтому Тиньков, несмотря на новый для себя статус одного из ведущих банкиров страны, не боялся вести себя так, чтобы его «многие тупые и зашоренные посредственности считали клоуном».

Например, доклад управляющей компании «Альфа-капитал» о проблемах банка «Открытие», Бинбанка, Московского кредитного банка и Промсвязьбанка Олег Тиньков в своём Twitter прокомментировал так: «Альфа наехала на "московское кольцо" публично, и похоже хитро заказала атаку на нас ВБлогеров. Ясно, что мы трахнули Альфу, но старей красиво». (Орфография и пунктуация сохранены тут и далее. — Прим. «Секрета».)

А затем добавил: «Тестестерона уже у них нет- а всё туда же,такими методами бизнес уже не защитишь в 2017м,это не 90-е. Альфа проспала рынок и оттрахана-печаль».

Но если внутрицеховые разборки банкиров едва ли волновали клиентов, то конфликтом с блогерами Nemagia (проект кемеровчан Алексея Псковитина и Михаила Печерского, заточенный на сатирические обзоры) Тиньков подпортил себе репутацию в глазах важного сегмента целевой аудитории банка — молодёжи.

В августе 2017 года блогеры выпустили ролик, в котором довольно грубо раскритиковали Олега Тинькова и его банк. Удивительно, что одного из главных грубиянов российского бизнеса так задел этот ролик, что он подал к блогерам иск о защите деловой репутации на 500 000 рублей, Роскомнадзор заблокировал ролик на территории России, а к блогерам пришли с обысками. После этого, казалось, молодёжный рунет возненавидел Тинькова.

К критикам банкира внезапно присоединяется основатель «ВКонтакте» и Telegram Павел Дуров: «Можно соглашаться или не соглашаться с манерой подачи блогеров, но их право выражать своё мнение священно».

В ответ Тиньков назвал Дурова «быдлом», попросил всех присылать ему компромат на оппонента и демонстративно удалил Telegram с телефона.

В пылу противостояния он даже пообещал выплаты клиентам «Тинькофф», которые тоже снесут мессенджер, но забыл предупредить об этом менеджмент финансовой организации. В итоге никто денег так и не получил.

Этот казус не удивляет: Тиньков никогда не скрывал, что не участвовал в оперативном управлении банком.

«Я занимаюсь стратегией. Мне кажется, предпринимателю должно быть стыдно нанимать людей, которыми нужно потом управлять, — говорил он в интервью Владимиру Познеру в 2018 году. — Я нанимаю людей, которые сами собой управляют, сами себе челленджи ставят. В этом наш секрет».

В той беседе он утверждал, что в банке всё «по-американски: демократия, либерализм»: «Нет чинопочитания. Я иду по офису, и мне никто не кланяется. Даже не здороваются зачастую, что меня удивляет».

Бизнесмен заверил, что его банк не станет бюрократизироваться по мере роста. Для этого он, в частности, не нанимает «совков».

«Например, когда человек приходит на собеседование в галстуке, это сразу знак для меня, что его не надо нанимать, потому что он явно не наш. Галстуки, костюмы, умное закатывание глаз, желание понравиться — это всё атрибуты советского человека. Ну вот пусть он и идёт работать в Пром-что-то-там-банк, а к нам — не надо», — заявил предприниматель.

Тиньков действительно прославился неоднозначным подходом к подбору кадров. В 2018 году в открытом доступе появился внутренний документ его банка, предписывающий не брать на работу кавказцев, «ярко выраженных» геев и лесбиянок и слишком верующих людей. В банке признали подлинность бумаги, но заявили, что она не отражает кадровую политику предприятия.

Также были истории, когда Тиньков увольнял людей за общение в чате с мемами и требовал тратить меньше времени на перекуры и кофе. Также известно, что он не любил тех, кто постоянно уходит с работы в 19:00, не задерживаясь.

Минус миллиард за 20 минут, а потом и больше

В октябре 2013 года акции TCSG начали торговаться на Лондонской бирже. Это IPO примечательно тем, что компания получила высокую оценку: обычно банки оцениваются незначительно выше капитала, а «Тинькофф» торговался с оценкой, в восемь раз превышавшей собственный капитал. Такое соотношение характерно для технологических компаний, оценка которых основана на ожидаемой прибыли.

Сразу после размещения акции начали торговаться на уровне $17,2, но уже к сентябрю 2015 года они просели в 10 раз — во многом из-за кризиса, последовавшего за вхождением Крыма в состав РФ в 2014 году.

Тогда в интервью «Секрету» Тиньков довольно резко ответил на вопрос о том, почему упала капитализация банка:

«Так иди купи, пока дёшево… А у кого капитализация не упала? У "Яндекса", Mail.Ru — все 70–80% потеряли. Только герой нашего времени Сергей Галицкий со своим "Магнитом" так сильно не падает. Это страна упала. Какие к нам вопросы?»

В случае с Тинькофф-банком была ещё одна специфическая причина для распродажи акций: в Госдуме появился законопроект, который можно было трактовать как запрет на выдачу кредитов дистанционно. Но вскоре оказалось, что депутаты пропустили союз «или» по ошибке. Тогда на падении стоимости акций Тиньков потерял миллиард долларов.

«Вышел сюда в офис, смотрю — все сотрудники на Bloomberg сидят, деньги считают. Ребята, говорю, запомните этот день, вы видите человека, который за 20 минут потерял миллиард долларов. И улыбаюсь. В этой улыбке было много дикости. Я же человек, а не черепаха, — вспоминал предприниматель. — Суицидальных мыслей, конечно, не было, но было неприятно. И вопрос не в только миллиарде, он же всё-таки виртуальный, а в тупости. Один запятую не там поставил, другая не так написала об этом в газете, а третий стал акции продавать. Это абсурд».

В 2017 году котировки вернулись к значению IPO и даже превысили его. Тиньков оставался основным акционером и заявлял, что не планирует продавать банк, как предыдущие свои бизнесы.

Всё изменилось в 2020 году, когда стало известно, что Тиньков болен лейкемией и перенёс трансплантацию костного мозга. Свои акции (на тот момент около 40%) TCSG предприниматель передал в семейный траст и ушёл с поста главы совета директоров.

Уже осенью 2020 года вся деловая пресса обсуждала сделку с «Яндексом»: стороны объявили о продаже 100% банка за $5,5 млрд.

Тиньков тогда заявил, что он достиг всего, чего хотел на финансовом рынке, и теперь намерен заняться чем-то другим. После сделки с «Яндексом» группа «Тинькофф» сохранит свой бренд, а сам он останется в компании, добавил предприниматель.

После объявления о сделке котировки обеих компаний рванули вверх и основатели «Яндекса» и Тинькофф-банка за несколько часов разбогатели на десятки миллионов долларов.

Но в итоге она сорвалась. Сначала Тиньков объяснил это тем, что стороны не договорились по цене (якобы он просил за актив $6,2 млрд, но «Яндекс» был готов выложить лишь $6 млрд). Затем он рассказал, что четырёхмесячные переговоры с «Яндексом» зашли в тупик, потому что «Яндекс» хотел именно купить Тинькофф-банк, а сам Тиньков хотел объединения с сохранением возможности влиять на решения в новой компании.

Импульс роста котировок даже от неудачной сделки был такой, что акции росли безумными темпами весь 2021 год: в феврале капитализация TCSG впервые превысила $10 млрд, а в августе — уже $20 млрд. Основатель бизнеса в декабре 2021 года даже заявил, что через 10 лет капитализация Тинькофф-банка достигнет $1 трлн. Но уже через пару месяцев после этого заявления из-за известных событий всё перевернулось с ног на голову.

Снова без миллиарда

В середине апреля 2022 года Тиньков у себя в соцсетях выступил резко против военной спецоперации, которую Россия проводит на Украине. Тинькофф-банк после этого подчеркнул, что его основатель уже много лет «не является лицом, принимающим решения в компаниях группы "Тинькофф"». Заявления бизнесмена там назвали его личным мнением.

Вскоре после этого последовала новость, что «Интеррос» Владимира Потанина купит долю в 35% в TCS Group, принадлежавшую ранее трасту семьи Олега Тинькова.

Сам Тиньков, комментируя продажу, заявил, что ему пора уйти на пенсию.

«Я горд, что вместе со своей командой построил с нуля лучший банк в стране. Консенсус в нашей индустрии — это лучший цифровой банк в мире и основанный в России. Сейчас пришло время уйти на пенсию и заниматься здоровьем и семьёй», — заявил Тиньков.

Сумма сделки не разглашается. По данным источников «Коммерсанта», она якобы составила около $300 млн — в 6,5 раза ниже, чем для несостоявшейся сделки с «Яндексом». Сам Тиньков в интервью The New York Times заявил, что продал свою долю за 3% от её справедливой стоимости, но у него "не было другого выбора" и он благодарен Потанину, что получил хоть что-то.

Так закончилась без малого 16-летняя история Олега Тинькова в качестве российского банкира. Но в ней ещё не поставлена точка: не до конца ясно, что будет с брендом.

Банк заявил, что в 2022 году проведёт ребрендинг и откажется от старого названия. Сам предприниматель сказал, что забирает бренд из России, добавив строки из монолога Чацкого из «Горе от ума» Александра Грибоедова: «Сюда я больше не ездок. Пойду искать, где оскорблённому есть чувству уголок. Карету мне, карету».

Однако в банке на это ответили РБК, что бренд «Тинькофф» принадлежит им, а не бывшему банкиру.

Впрочем, вряд ли стоит ждать, что Тиньков возродит бренд «Тинькофф» на каком-нибудь новом для себя рынке, как он это делал прежде. Он уже давно говорит, что с болезнью потерял мотивацию к бизнесу. Тем более что ещё до неё он признавался, что не собирается идти на зарубежные рынки. Но Тиньков из тех людей, что могут ещё удивить деловой мир.

«Экспресс газета» в Яндекс.Дзене
«Экспресс газета» в Яндекс.Новостях
«Экспресс газета» в Google Новостях

Основатель Тинькофф Банка поделился радостной новостью. Последние анализы показали, что у Олега Тинькова, который больше года сражался с лейкемией и перенес трансплантацию костного мозга, наступила полноценная ремиссия.

«Сегодня 163-й день со дня пересадки. Пришли молекулярные анализы костного мозга, их делают очень долго, это самый точный анализ, еще 15 лет назад такого не было. И у меня полная ремиссия теперь и на молекулярном уровне. Значит, донор работает и убивает все патогены», — поделился известием банкир, окрестив произошедшее настоящим чудом.

По словам бизнесмена, перед трансплантацией дети подарили ему икону Святого Николая, она постоянно стояла в больнице рядом с его кроватью. И именно сегодня, в День святителя Николая Чудотворца, он и получил результаты тестирования.

Предприниматель поблагодарил ставшую донором безымянную немецкую девушку, которая по сути спасла ему жизнь, профессора-гематолога Гриббена, а также собственную семью, которая оказывала ему неустанную поддержку. Олег Юрьевич поделился трогательным снимком в окружении родных.

«Мы вместе страдали эти 14 месяцев… Лейкемия — это, наверное, самая ужасная болезнь, это не передать словами, я просто устал страдать, плакать и бояться. Именно поэтому мы решили создать Фонд, который будет помогать взрослым, которым не повезло, как мне. Идей много, будем двигаться вперед», — рассказал Тиньков.

Ирина Петрова

*Организация запрещена на территории РФ

«Сюда я больше не ездок»: онкобольной Олег Тиньков объяснил, почему не собирается «марать себя» в России

Олег Тиньков. Фото: Борис Кудрявов / Источник:

«Экспресс газета» в Яндекс.Дзене
«Экспресс газета» в Яндекс.Новостях
«Экспресс газета» в Google Новостях

Накануне, 19 апреля, в рамках шоу «Док-ток» на Первом канале показали интервью Олега Тинькова, которое тот дал для документального фильма Валерия Панюшкина «Олег Тиньков — новая кровь». Миллиардер рассказал о том, как боролся с лейкемией — раком крови.

Неутешительный диагноз успешному предпринимателю, миллиардеру поставили осенью 2019 года. Тогда вся его жизнь перевернулась. Самое интересное, что, узнав о страшном вердикте, Тиньков поначалу не хотел лечиться. Он просто не верил, что так серьезно болен. Миллиардер считал, что врачи вообще ошиблись.

«Тогда меня жена взяла в оборот и отправила в клинику. Сказала, что умирать рано, ведь я еще внуков не видел, детям свадьбы не устроил», — вспомнил Олег Юрьевич.

Сначала он отправился в Германию. Там предприниматель прошел несколько курсов химиотерапии, которые обошлись ему в кругленькую сумму. Впрочем, о деньгах миллиардер не жалеет, потому что убежден, что местные медики буквально вытащили его с того света.

«У меня было два страшных сепсиса. Температура держалась около 40, давление было очень низким. Я чувствовал себя просто отвратительно», — признался Тиньков.

Затем миллиардер приехал в Великобританию. Там ему предстояло перенести операцию по пересадке костного мозга. Это хирургическое вмешательство давало большой шанс на скорую ремиссию. Однако в этот момент предприниматель подхватил коронавирус.

«Был момент, когда я заболел ковидом. Очень тяжело переносил. Уже писал письма близким, со всеми прощался. Был уверен, что умру», — сообщил бизнесмен.

К счастью, Олег Тиньков выкарабкался. Ему сделали операцию. Донором стала некая дама из Германии. Когда миллиардер говорил о ней, то не мог сдержать эмоций, ведь ей он обязан жизнью.

«Я день и ночь молюсь за нее. Она просто не поленилась и сдала биологический материал. Не знала, кому достанутся ее клетки, где живет этот пациент. Просто решила помочь. И если бы не она, я бы уже умер», — заключил Тиньков, который теперь находится в состоянии ремиссии.

Источник фото: Борис Кудрявов

Олег Райцин

«Сюда я больше не ездок»: онкобольной Олег Тиньков объяснил, почему не собирается «марать себя» в России

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: