Экосистема сбербанка что это

Обновлено: 26.05.2024

Виртуальные ассистенты, smart-устройства, платформа для умного дома с совместимыми гаджетами от других производителей — все эти направления являются частью экосистемы «Сбера». Чем они полезны пользователям сегодня и как будут развиваться в ближайшем будущем?

«Давай поболтаем?»

Не так уж сложно представить себе момент, когда виртуальные ассистенты смогут отвечать на большинство «рекламных» звонков на наши телефоны, разбирать спам и даже помогать по хозяйству, например подсказывать, не пора ли купить домой что-то из продуктов. С их помощью будет проще и быстрее ориентироваться в «цифровом океане» информации, определяя то, что действительно заслуживает внимания человека. При этом с точки зрения качества общения такие ассистенты вполне могут стать полноценными собеседниками, способными поддержать разговор и по-настоящему «составить компанию».

Именно этим нас так и привлекает общество этих программ. Семейство собственных виртуальных ассистентов «Сбер» запустил в 2020 году. Только за первый год ими начали пользоваться более 20 млн человек.

В «Сбере» развитием семейства виртуальных ассистентов «Салют» занимается компания SberDevices, которая непрерывно работает над тем, чтобы их характеры становились глубже, а уровень эмпатии рос. Ведь «человечность» общения ассистентов крайне, а порой и критично важна. При этом необходимо развивать ассистентов не только «эмоционально», но и технологически. Такая работа требует применения самых совершенных технологий и алгоритмов.

Так, два женских характера — Афина и Джой — стали первыми в России виртуальными ассистентами, общающимися при помощи генеративной модели на базе нейросети ruGPT-3, которая позволяет им быстро «придумывать» ответы на вопросы пользователя. К такому результату в «Сбере» шли поэтапно: сначала Джой научилась вести разговор с пользователем, самостоятельно генерируя ответы при помощи модели ruGPT-2, а уже позднее Афину и Джой обучили вести диалог в соответствии со своими характерами в режиме непрерывного общения. «Можно начать диалог с вопроса «Давай поболтаем?», — говорит Денис Филиппов, CTO SberDevices. — Еще недавно настоящий разговор с нейросетью было сложно себе представить, а с нашими ассистентами это реальность уже сегодня. За недолгое время работы над нашими ассистентами мы получили интересные кейсы их использования».

Детское техно

Например, ассистенту можно задать вопрос «Почему небо голубое?» или «Почему кошки урчат?» и получить на них развернутые ответы, а также еще на тысячи самых разных детских вопросов.

Что до взрослых пользователей, у них востребован заказ онлайн-покупок. Они также оценили удобство и скорость перевода денег при помощи управления ассистентом голосом. Это действительно занимает совсем немного времени — самый быстрый перевод был сделан всего за три секунды.

«Конечно, виртуальные ассистенты Салют помимо отличных собеседников еще и «проводники» во многие сервисы экосистемы Сбера, – говорит Денис Филиппов. Они постоянно получают новые навыки, чтобы пользователям стало еще проще получить любую услугу. Например, недавно мы подключили возможность заказывать еду через Delivery Club, а в приложении «Салют» стало возможно голосом вызывать такси. Ассистентов «Салют» можно даже попросить сгенерировать картинку — например, сказав «Позови художника», и нейросеть ruDALL-E это сделает. Мы не перестаем работать над списком их умений, которых станет гораздо больше».

На связи с экосистемой

Построение полноценной экосистемы «Сбера» предусматривает не только разработку ассистентов, но и создание собственных smart-девайсов. Для чего и была основана SberDevices — IT-компания полного цикла разработки и производства умных устройств. Сегодня их уже четыре: ТВ-медиаприставка SberBox, смарт-дисплей SberPortal, ТВ-медиацентр с камерой SberBox Top и самое молодое устройство — SberBox Time, которое объединяет в себе функции умной колонки и ТВ-приставки, а также отлично вписывается в любой интерьер, так как выполнено в виде часов с аналоговым циферблатом.

«Разрабатывая SberBox Time, мы учитывали сразу три переменные: качественный звук, богатые мультимедиавозможности и стильный дизайн. SberBox Time — уникальное в своем классе устройство «3 в 1»: сочетает в себе функции колонки, ТВ-приставки и механических стрелочных часов, которые украсят любой интерьер и создадут «аналоговый» уют в нашем цифровом мире», — отмечает Константин Круглов, CEO SberDevices, старший вице-президент по новым цифровым поверхностям Сбербанка.

Умные устройства от «Сбера»: что они умеют?

В каждом из этих продуктов «живут» виртуальные ассистенты «Салют» от «Сбера», у них есть множество навыков: от заказа продуктов до записи в салон красоты и управления умным домом.

С устройств, оснащенных камерой, можно совершать видеозвонки, проводить видеоконференции, а также пользоваться приложениями с дополненной реальностью (в том числе спортивными и детскими).

Ассистенты от «Сбера» «трудятся» в партнерских телевизорах на платформе «Салют ТВ» и умных экранах, а также в приложениях «Сбербанк Онлайн» и «Салют».

«Мы энергично работаем над новыми девайсами, и их линейка пополняется, — говорит Денис Филиппов. — У нас есть также линейка устройств умного дома. Мы производим собственные лампы, розетки, реле и диодные ленты».

Наиболее высоким спросом пользуется самое недорогое устройство — SberBox: в этом году он стал лидером продаж в своей категории в сети «М.Видео-Эльдорадо».

Секрет популярности SberBox не только в привлекательной цене, но и в удачном сочетании полноценного голосового управления и огромного количества смарт-функций. Большинство из них реализованы именно за счет виртуальных ассистентов семейства «Салют».

Приведем небольшой пример: любой старый телевизор, у которого есть HDMI-выход, может запросто стать умным центром дома — при помощи компактного и очень бюджетного устройства. Помимо доступа к телеканалам, видео- и аудиосервисам, радио, YouTube (сегодня это базовый функционал для ТВ-приставок), в нем также есть браузер, доступ к облачному геймингу через сервис SberPlay, интегрированные сервисы заказа еды и продуктов, игры и детский контент.

«Мы регулярно проводим глубокие исследования и, совершенствуя наши девайсы, стараемся предоставить максимум возможностей по ключевым запросам наших пользователей», — говорит Денис Филиппов..

Для этого необходимо создать и поддерживать «живое» сообщество, утверждают в «Сбере». Команда SberDevices организовала свое сообщество в Telegram — каждый пользователь может там предложить улучшения или проголосовать за какие-то «фичи» девайса. Интересный кейс: одним из главных запросов в этом году было расширение списка онлайн-кинотеатров. Теперь кино и сериалы с устройств от «Сбера» можно посмотреть не только в онлайн-кинотеатре Okko, но и в сервисах вне экосистемы.

«Также наши пользователи хотели, чтобы наши устройства были оснащены браузером, и мы не просто формально добавили его, а сделали по-настоящему удобным: так, в приложении «Салют» можно включить режим аэромыши или тачпада, чтобы навигация была комфортнее. Ну и конечно, голосовое управление и поиск в наших девайсах также работают», — рассказал Денис Филиппов.

Еще один пример выполнения пожеланий клиентов — линейка продуктов для умного дома. Используя ее, пользователи хотели бы иметь возможность подключать к единому голосовому управлению через ассистентов «Салют» и устройства других производителей. В «Сбере» сделали и это: теперь с платформой умного дома Sber совместимы устройства девяти сторонних производителей. Для пользователя это станет новым уровнем удобства: теперь он сможет по своему желанию комбинировать девайсы разных фирм и управлять ими всеми через единое приложение или голосом или настраивать единые для всех устройств сценарии управления.

Банк уже год анонсирует, что строит экосистему, но так и не смог объяснить, что это такое. Глава "Сбербанк" сегодня пояснил еще раз.

Каждый день банк запускает все новое и новое направление: СберФууд, СберМобайл, СберАвто, СберПрофайл и т.п.

В интерью журналисты снова попытались выяснить, что такое экосистема от "Сбербанк" и для чего она нужна?

Макаров: Можно тогда простыми словами объяснить, что такое экосистема?

Греф: Это создание вокруг человека очень удобной системы оказания спектра услуг, необходимых для его жизни. Набор сервисов, который совершенно бесшовно, очень удобно для вас — с минимальными потерями времени, в очень высоком качестве и за маленькие деньги — может оказывать одна компания.

Макаров: Можно все-таки еще раз? Экосистема Сбербанка — это система для Сбербанка или для клиентов Сбербанка?

Греф: Это система, где клиент является главным лицом и главным дирижером этой экосистемы. Мы являемся вторичными по отношению к клиенту. Знайте: ваша проблема — это наша возможность. Если мы видим, что у вас появилась какая-то проблема, то мы уже придумываем, как ее решить.

Ваша проблема — это наша возможность.

Я, простой парень из Новосибирска, так и не усовил, что такое экосистема. Лично у меня Сбербанк никак не ассоциируется ни с "удобной системой оказания спектра услуг", ни с "за маленькие деньги", ни с "клиент является главным", ни с "мы уже придумываем".

Так же я не понял, откуда резко возьмется столько специлистов, которые создадут "Набор сервисов, , необходимых для жизни".

Может стоит начать хотя бы с одного удобного сервиса, например банка?

Ваша проблема - это наша возможность - Герман Греф.
Всё , что надо знать об сабже.
Чем больше у Вас будет проблем, тем больше своих возможностей сий банк реализует.

У Сбербанка просто очень много прибыли - вот и придумывали во что вкладывать. «Во всё!»

вкладывать, подразумевает отдачу.

И под отдачей можно разное понимать

Я не знаю чего они там развивают, но видно что Яндекс это уже развил. Каршеринг у Яндекса есть, доставка еды тоже, лавка с продуктами, такси и умная тетка. Не хватает удобного трекера (персонального), доаилить яндекс район и все. Теперь вернемся к сбербанку. Каршеринга нет, мобайл по тарифам запутанный, домтавка еды непонятно работает или нет, бан с низким процентом. Что там еще в экосистеме у них?

Доставка - Деливери клаб, чем хуже Яндекса?

Тоже нормальная тема, но это разве СберТехнологии это на сколько помню другая экосистема от МэйлРу

Банк оказался главным действующим лицом в российском ИТ в 2020 году: поглощения, «разводы», превращение в «Сбер» и амбиции потеснить «Яндекс».

«Сбербанк» строит экосистему с 2017 года через поглощения небанковских компаний и партнерства с крупнейшими ИТ-корпорациями в России.

Для быстрого расширения «Сбер» весь 2020-й покупал другие компании. Частью экосистемы стали:

В части предыдущих сделок «Сбер» довёл долю до контрольной или выкупил 100%. Теперь банк владеет:

    . .
  • «Яндекс.Деньгами», или «ЮMoney». По словам директора по маркетингу компании Романа Степанова, «Ю — это английское you — вы».

Среди технологических достижений «Сбера» — тестирование беспилотников в Москве через подразделение SberAutoTech и выход на рынок «умных» домов.

Подразделение SberDevices представило виртуальный ассистент «Салют», ТВ-приставку SberBox и «умный» дисплей SberPortal. За их разработку отвечает Константин Круглов, в прошлом ответственный за «умную» колонку «Яндекс.Станция»

Сейчас экосистема компании приносит менее 1% выручки, привёл статистику Герман Греф. «Сбер» рассчитывает увеличить долю небанковских сервисов до 5% к 2023 году, а к 2030-му — до 20–30%.

В 2020 году множество новостей «Сбера» были связаны с электронной коммерцией. У «Сбера» уже были три попытки построить бизнес в электронной коммерции, все они не увенчались успехом, заявил первый зампред банка Лев Хасис.

В декабре «Сбер» нашёл партнера: банк договорился с владельцем «Ситилинка» — одним из крупнейших ИТ-дистрибьюторов Merlion, которому также принадлежат «Позитроника», iRu.

«Сбер» планирует к 2023 году войти в тройку лидеров на российском ecommerce-рынке — и в 2021 году запустит «суперприложение» и собственный маркетплейс, заметил Лев Хасис в ноябре. По его словам, направление должно стать флагманским бизнесом группы компаний.

В октябре «Сбер» выкупил оставшиеся 45% Rambler Group у Александра Мамута и стал единственным владельцем компании. Также «Сбербанку» достался кинотеатр «Художественный» — он консолидирован на балансе Rambler Group.

Отношения с Rambler банк строил с 2019 года — тогда банк купил 46,5% компании, источники РБК и «Коммерсанта» оценивали сделку в 9–11 млрд рублей. В июле 2020 года «Сбер» увеличил долю до 55% и инвестировал ещё 2 млрд рублей.

В ноябре источники Forbes рассказали, что «Сбер» купил Rambler Group только ради онлайн-кинотеатра Okko. Это единственный сервис в группе, который можно «хорошо монетизировать», но Мамут не хотел продавать его отдельно.

Тем не менее стороны не могут закрыть сделку по закону «О СМИ»: иностранцам нельзя владеть более 20% в компаниях-учредителях российских СМИ, тогда как в акционерном капитале «Сбера» 43,5% принадлежит нерезидентам России.

Поэтому «Сбер» попросил администрацию президента оценить возможные модели покупки Rambler Group и принадлежащих ей СМИ, писал РБК.

Среди главных событий ИТ-компании — запуск двух супераппов, «развод» со «Сбером» и возвращение «Маркета», а также интерес к финтеху. Компания лишилась «Яндекс.Денег» и пыталась купить «Тинькофф», а в 2021 году планирует выпустить свои кредитные карты.

«Яндекс» выкупил 45% долю «Сбербанка» в совместном предприятии «Яндекс.Маркет», вернул себе контроль над сервисом «Яндекс.Маркет» и получил маркетплейс «Беру».

Осенью «Беру» стал частью общего сервиса «Маркета», который постепенно интегрируется в другие сервисы «Яндекса», например «Яндекс.Такси», «Лавку» и «Дзен».

«Сбер» выкупил долю «Яндекса» в сервисе «Яндекс.Деньги» за 2,4 млрд рублей, а затем провёл его ребрендинг на «ЮMoney».

«Яндекс» получил возможность развивать собственные сервисы финансовых услуг — это было запрещено из-за соглашения о неконкуренции, заключенного в 2012 году при сделке со «Сбером».

В сентябре 2020 года «Яндекс» и «Тинькофф» сообщили о предварительной договоренности продать финтех-компанию «Яндексу» за $5,48 млрд — крупнейшей сделке на российском финансовом рынке за последнее время.

Сделка позволила бы ИТ-компании быстро стать сильным игроком на рынке финансовых услуг, а банку нарастить пользовательскую базу. Капитализация объединенной компании могла составить $30 млрд.

Но спустя 24 дня стороны объявили о прекращении переговоров: официально «Яндекс» не смог договориться об окончательных условиях покупки, но причины развала сделки стороны публично не раскрывали. Обе компании в письмах сотрудникам объяснили отмену поведением партнёров:

  • Олег Тиньков написал, что сам остановил сделку, так как рассчитывал на выгодное для всех партнёрство, а «”Яндекс” просто хотел купить “Тинькофф”».
  • Исполнительный директор «Яндекса» Тигран Худавердян объяснил, что компания была заинтересована в сделке и шла навстречу в переговорах, но Тиньков выдвигал всё новые требования пока вовсе не отказался от неё.

Попытки выйти на финансовый рынок «Яндекс» не оставил: компания определяется со стратегией развития направления, но это «точно будет полноценный онлайн-сервис», отмечал Худавердян в разговоре с РБК.

Первые «условные» кредитные карты компания покажет через год. «Сейчас очевидно, что нам нужна банковская лицензия», — отметил глава «Яндекса».

В декабре источники Reuters рассказали, что Центробанк предлагал «Яндексу» купить «Открытие», но получил отказ. Компания ответила, что не вела переговоров с ЦБ.

В июне 2020 года ФАС отказала «Яндекс.Такси» в покупке одного из крупнейших конкурентов — группы «Везёт», а также сервиса грузоперевозок «Везёт Добро». По оценке антимонопольной службы, совокупная доля «Такси» и «Везёт» составила бы:

  • 70% в России.
  • Свыше 80% в границах 19 субъектов страны.
  • Больше 50% в границах 32 субъектов.

Изначально о сделке «Везёт» и «Такси» объявили в июле 2019 года, «Яндекс» несколько раз подавал и отзывал ходатайство в ФАС, последний раз в марте 2020 года. Также «Такси» попросило ФАС изменить методику оценки рынка для сделки с «Везёт»: компания считала, что методика регулятора устарела.

После отказа ФАС гендиректор группы «Везёт» Андрей Лукашевич заявил, что ФАС неверно посчитала долю рынка: 10 независимых исследований показали, что общая доля рынка объединенной компании не превысит 50%.

В августе «Яндекс» запустил «суперприложение» на базе «Такси», добавив в него «Драйв» и расписание автобусов. Оно называется «Яндекс Go» и объединяет «Еду», «Лавку», «Драйв», курьерскую доставку и расписание транспорта.

В декабрьском обновлении «Яндекс» добавил в приложение «Карты» функции полноценного «Навигатора». Так пользователям не придется переключаться между двумя приложениями для построения маршрутов, объясняет руководитель «Яндекс.Карт» Олег Левчук.

Пока «Яндекс» не планирует закрывать отдельное приложение «Навигатор». Сервисом ежемесячно пользуются 27 млн человек, аудитория приложения и веб-версии «Карт» — 50 млн пользователей.

Также в «Карты» добавили «Заправки». В феврале появилось отслеживание общественного транспорта — отдельное приложение «Яндекс.Транспорт» закрылось.

В будущем «Карты» превратятся в полноценное «суперприложение»: появятся «Музыка», «Метро», «Электрички», голосовой помощник «Алиса». Ещё может появиться оплата штрафов и парковок.

За 2020 год «Яндекс» перераспределил несколько подразделений:

  • Беспилотные автомобили выделили в отдельную компанию Yandex SDG, доля «Яндекса» в ней составит 73%, Uber — 19%, остальное — мотивационная программа сотрудникам. Отдельное направление позволит Yandex SDG привлекать дополнительные инвестиции, в том числе сторонние.
  • «Яндекс.Драйв» вошёл в состав «Яндекс.Такси», куда также входит фудтех-направление с «Лавкой» и «Едой».
  • Облачная платформа Yandex.Cloud вышла из экспериментального направления и стала отдельным бизнес-юнитом.
  • Маркетплейс «Беру» и сервис сравнения цен «Яндекс.Маркет» стал единым сервисом для онлайн-покупок под названием «Яндекс.Маркет».

Также «Яндекс» отказался от планов на IPO «Такси» и «Маркета» — в первом случае выход на биржу был заморожен в том числе из-за пандемии. Во втором — «Маркет» вернулся под управление «Яндекса» и потребности во внешнем финансировании подразделения нет.

Среди запущенных в 2020 году продуктов «Яндекса»:

  • Сервис с услугами для предпринимателей «Яндекс.Бизнес» — с онлайн-записью клиентов и автоматической настройкой рекламы в «Поиске», «Картах», «Услугах», «Дзене» и более 40 тысячах сайтов рекламной сети.
  • «Яндекс.Мессенджер», интегрированный в другие сервисы «Яндекса».
  • Единая платформа для самозанятых «Яндекс.Про».
  • «Яндекс.Телемост» — сервис видеоконференций, который входит в набор сервисов для работы «Почта 360». У «Телемоста» нет отдельного приложения, он интегрирован в «Диск» и другие приложения, поэтому первое время после запуска его нельзя было удалить, что вызвало критику со стороны пользователей.
  • Сервис «Яндекс.Объявления» от подразделения сервисов объявлений («Авто.ру», «Яндекс.Недвижимость» и «Яндекс.Работа»). Он будет конкурировать с Avito и «Юлой».
  • Медиа «Яндекс.Плюс» под названием «ПлюсМинус».
  • «Умная» колонка «Яндекс.Станция Макс».

Несколько проектов закрылись:

  • Сервис оценки кредитоспособности пользователей — по мнению экспертов, из-за возможных правовых и репутационных рисков.
  • Соцсеть «Аура» через полтора года после запуска. Последние полгода проект развивался как самостоятельный сервис вне «Яндекса».
  • Магазин Android-приложений Store, рейтинг сторонних сайтов «Яндекс.Радар» и агрегатор контента «Зеркало» — они были признаны неприоритетными из-за пандемии Covid-19. Команды перейдут на «более перспективные проекты».

Акцент на образовании, рост игр и развитие супераппа «ВКонтакте».

В 2021 году компания планирует совместно с «Ростелекомом» запустить видеосервис «Сферум» для обучения и общения школьников. Кроме видеозвонков, на платформе будут чаты, сообществами школ и классов и учебными материалами. Сервис будет доступен интегрирован с платформой «Моя школа» от Минпросвещения, он построен на базе технологий «ВКонтакте».

В 2019 году выручка My.Games составила 31,3 млрд рублей, компания стала третьей по доходам разработчиком мобильных игр в Европе в 2019 году.

В декабре Daegu Limited выпустила первое обновление Maps.me: изменился источник карт, «сломался» поиск, исчез офлайн-доступ и появилась функция кошелька с кэшбеком. Пользователи негативно отреагировали на изменения и начали искать альтернативы.

В 2020 году курьеры дважды выступали в защиту своих прав.

Холдинг обещал погасить долги перед курьерами, разорвать договор с партнёром, подать на него в суд, а также изменить систему контроля подрядчиков. Ещё до начала акции курьеров, большинство доставщиков получили выплаты.

В ответ Delivery Club обещала пересмотреть систему штрафов и ввести ограничение по весу для заказов из магазинов.

Процесс скупки Сбербанком крупнейших платформ Рунета стал заметен еще в прошлом году, а в последние месяцы на фоне проблем, которые большинство российских компаний испытывают в связи с новым экономическим кризисом, этот тренд стал еще более заметен. Для понимания масштаба происходящего — краткая выборочная хронология событий.

Месяц назад агентство Reuters со ссылкой на собственные источники сообщало и об интересе Сбербанка к покупке крупного пакета акций (до 30%) онлайн-магазина Ozon — третьего по выручке в этом сегменте в России. В качестве механизма вхождения в его капитал, по данным Reuters, является дополнительная эмиссия акций Ozon, после чего Сбербанк смог бы стать третьим крупнейшем совладельцем платформы вместе с АФК «Система» Владимира Евтушенкова и все тем же фондом Baring Vostok.

Эта новость появилась незадолго до того, как Сбербанк объявил о «разводе» с еще одним гигантом Рунета — компанией «Яндекс». Судя по официальному релизу Сбербанка, выход из партнерства, продолжавшегося с 2013 года, окажется для него исключительно выгодным. Продажа «Яндексу» 45% в компании Yandex.Market B.V. (бренды «Яндекс.Маркет», «Беру», «Суперчек» и др.) за 42 млрд рублей должна принести Сбербанку чистую прибыль около 20 млрд рублей, а одновременно Сбербанк с существенным дисконтом к рыночной стоимости — всего примерно за 2,4 млрд рублей — выкупил 25-процентную долю в компании «Яндекс.Деньги» — теперь этот сервис полностью принадлежит Сбербанку. Как пояснил глава Сбербанка Герман Греф, раздел активов понадобился в связи с тем, что «между экосистемами Сбербанка и „Яндекса“ существует сильная конкуренция, которая создает проблемы».

Об истинных масштабах «экосистемы» Сбербанка можно только догадываться — одно только вхождение в капитал Rambler Group обеспечило ему доступ к 56 млн уникальных пользователей цифровых активов холдинга. Учитывая подобный охват аудитории, не требуются даже небезызвестные конспирологические гипотезы, связанные со Сбербанком, — априори понятно, что Сбербанк фактически устанавливает монопольный контроль над российской сферой цифровых услуг. И это направление экспансии лежит вне компетенций регулятора финансового рынка — Банка России, а благосклонность к Сбербанку антимонопольных органов не вызывает никаких сомнений.

При этом в «экосистему» Сбербанка втягиваются и бизнесы, которые отнюдь не ассоциируются с приставкой «эко». Например, в мае прошлого года Сбербанк через цепочку аффилированных компаний стал владельцем 80% Антипинского НПЗ в Тюменской области — крупнейшего независимого нефтеперерабатывающего актива в стране. Вхождение Сбербанка в капитал предприятия состоялось после того, как оно оказалось на грани банкротства в связи с огромной долговой нагрузкой (основным кредитором Антипинского НПЗ, как можно легко догадаться, являлся Сбербанк), а в отношении его бывшего основного владельца Дмитрия Мазурова были возбуждены уголовные дела. В дальнейшем среди владельцев завода появились структуры, связанные с Государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR), а Сбербанк подал в отношении компаний Мазурова многомиллиардные иски. Кроме того, в ноябре прошлого года компания «Сбербанк инвестиции» стала владельцем Афипского НПЗ в Краснодарском крае — еще одного предприятия из сферы интересов Мазурова, которое теперь контролирует группа «Сафмар» Михаила Гуцериева.

Этот очень беглый и далеко не полный обзор активности Сбербанка в сфере слияний и поглощений наводит на логичный вопрос: за чей счет весь этот банкет?

Ответ на него просматривается в опубликованных в начале мая материалах Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), посвященных Сбербанку. В них, в частности, приводятся данные об условиях привлечения Сбербанком средств населения, которые являются более выгодными в сравнении с прочими участниками банковского рынка: «Данные средства, составляя наибольшую долю в обязательствах банка (около 56%), являются фактором поддержания стабильно высокого значения чистой процентной маржи (NIM). По расчету АКРА, по итогам 2019 года она составила 5,3% при среднерыночном показателе на уровне около 4% за аналогичный период».

Несмотря на очевидно непривлекательные ставки депозитов в сравнении с многими другими ставками, Сбербанк неуклонно наращивает портфель вкладов населения. По данным «Банки.ру», с конца прошлого года по нынешний май он увеличился почти на 5%, с 12,9 трлн до 13,5 трлн рублей. Для сравнения, объем вкладов физлиц во втором по этому показателю среди российских банков ВТБ на 1 июня составлял 4,3 трлн рублей.

Как следствие, Сбербанк имеет возможность извлекать гигантскую чистую прибыль как в абсолютных, так и в относительных показателях. «Доминирующее положение на российском банковском рынке позволяет Сбербанку задавать более выгодные для него ориентиры по ценовым условиям основных активных и пассивных операций. В 2019 году доля Сбербанка в прибыли всего банковского сектора РФ в сравнении с предыдущим годом снизилась и составила около 40%, однако мы ожидаем роста данного показателя по итогам 2020 года на фоне прогнозируемого общего снижения объемов банковской прибыли», — указывают аналитики АКРА, и пока их прогноз подтверждается текущими фактами.

По данным свежего исследования агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР), в мае по сравнению с апрелем прибыль российских банков (без учета санируемых) упала в три раза, с 35,5 млрд рублей до 12,2 млрд, а без учета результатов неизменно прибыльного Сбербанка система вообще сработала в минус, показав в мае убыток в 33 млрд рублей против апрельской прибыли в 24 млрд. В мае балансовый убыток зафиксировали 163 банка против апрельских 140. Возобновившиеся в последние дни отзывы банковских лицензий свидетельствуют о продолжении тренда на монополизацию российского банковского сектора — нынешний кризис переживут далеко не все кредитные организации, а воспользуются этим, естественно, «крупные рыбы».

В июне, следует из недавнего релиза Сбербанка, его чистая прибыль составила 62,3 млрд рублей, а за все первое полугодие достигла 337,5 млрд рублей. Это заметно меньше, чем за тот же период прошлого года (444,2 млрд рублей, по данным «Банки.ру»), но прибыль других российских банков (тех, у которых она еще остается) даже близко не сопоставима с этими показателями, к тому же у Сбербанка с недавних пор появились новые возможности поддерживать свою прибыль.

Результат очередного проявления комиссионной самодеятельности не заставил себя ждать: чистый комиссионный доход Сбербанка за первое полугодие вырос на 7,4% год к году до умопомрачительных 227,5 млрд рублей — как пояснили в банке, в основном это произошло в результате увеличения чистых доходов от расчетно-кассовых операций на 14,8% и двукратного роста доходов от брокерского обслуживания. За первое полугодие доходы Сбербанка только от комиссий за переводы составили 31 млрд рублей, хотя тенденция к их росту наблюдалась и раньше. Как следует из аналитики АКРА, в 2017—2019 годах доля чистых комиссионных доходов в структуре операционных доходов Сбербанка до создания резервов выросла с 21,8% до 26%. В целом причина этого понятна: комиссии приносят банкам гораздо более простой и гарантированный доход, чем кредитование российской экономики.

В первом квартале количество киберпреступлений в России выросло на 83,9%, а общие потери российской экономики от киберпреступлений в 2020 году могут составить порядка 3,5 трлн рублей — примерно на триллион больше, чем годом ранее, заявил несколько дней назад зампред правления Сбербанка Станислав Кузнецов. Причина происходящего, по его мнению, очевидна: рост киберпреступности спровоцировала пандемия коронавируса. Однако подобная аргументация выглядит, мягко говоря, неубедительно, учитывая то, что до середины марта, то есть практически до конца первого квартала, коронавирус почти не влиял на повседневную жизнь россиян.

Размах цифрового рвения банкиров и чиновников определенно не соответствует и тому, что можно назвать цифровой культурой населения — и откуда ей, спрашивается, взяться, если самой моде на цифровизацию среди российской элиты без году неделя? Отсюда, собственно, и пресловутые конспирологические гипотезы об истинных целях цифровизации и «чипизации», хотя ставить неудобные вопросы определенно нужно в несколько иной плоскости. Тотальная цифровизация, особенно в российском ее исполнении, определенно являет собой нечто прямо противоположное тому представлению о глобальной сети, которое было у ее отцов-основателей, видевших в интернете и новых ИТ-технологиях возможность для большего равенства людей.

Поэтому стремительное наступление цифрового тоталитаризма финансовых «экосистем» неизбежно поставит вопрос о том, по-прежнему ли возможна и в каких формах сетевая демократия. Пока единственным спонтанным популярным ответом на цифровое наступление, похоже, остается уход в старый добрый кэш — в разгар коронавирусного карантина спрос на наличность в России достиг рекордного уровня: по данным ЦБ, в середине мая с банковских счетов в среднем снималось 10−50 млрд рублей в день. Силы отдельно взятых банковских клиентов и организованной машины цифровизации определенно неравны, но это вовсе не значит, что ее возможности тотального контроля безграничны.

Футурологи предрекают, что в ближайшие десятилетия частота изменений будет только увеличиваться. Эта скорость — серьезный вызов для глобального бизнеса. Именно поэтому тренд на открытые инновации и взаимодействие компаний со стартапами развивается во всем мире. Один из ярких примеров в России — экосистема стартапов, которую создал «Сбер».

Редко кто из стартапов может пообщаться в неформальной обстановке с топ-менеджером крупной корпорации на ранней стадии развития своей компании. Акселератор Sber500 такую возможность открывает. Уже три года демо-день, где стартапы презентуют свои успехи инвесторам и представителям потенциальных заказчиков, присутствуют Герман Греф, Президент, Председатель Правления Сбербанка, и Лев Хасис, Первый заместитель Председателя Правления Сбербанка – он традиционно модерирует мероприятие.

Акселератор — распространенный инструмент в мире стартапов. Его задача помочь молодым компаниям на самом старте, чтобы те могли привлечь инвестиции от венчурных фондов для дальнейшего роста. Бывают акселераторы при корпорациях, есть независимые. Самые престижные мировые акселераторы — Y Combinator, 500 Global (ранее 500 Startups), Alchemist, Techstars. Несколько лет назад «Сбер» перенес опыт 500 Global в Россию для собственной программы – Sber500.

Сейчас же у крупнейшего российского банка несколько акселераторов для разных аудиторий — для сотрудников банка, для зрелых внешних стартапов, для школьников, для студентов. Зачем это «Сберу» и как это может повлиять на российский рынок технологических компаний?

Стартапы могут «закончиться»

Российский венчурный рынок растет. В первом полугодии 2021 года, по данным аналитиков Dsight, объем инвестиций в компании, среди фаундеров которых есть выходцы из России, составил $682 млн (по курсу ЦБ РФ от 09/11 – ок. 48,5 млрд руб.) — рост на 280% по сравнению с первым полугодием 2020-го. Но даже при таком росте российский венчур по объему значительно проигрывает странам Европы и США. Как рассказывает руководитель стартап-экосистемы «Сбера» Наталья Магидей, в России один стартап приходится на 12 000-18 000 человек. Для сравнения: в США и Израиле — на 2 000 человек, в Великобритании — 1 на 3 000 человек, в Китае — на 8 000 человек.

«В России низкая инновационная активность и низкий интерес к открытию собственного технологического бизнеса. Подобный инновационный ландшафт говорит о том, что текущие стартапы и их малочисленные последователи «закончатся» в течение ближайших нескольких лет: либо попадут на радар к потенциальным заказчикам и инвесторам, получат от них помощь и будут наращивать мощности своего продукта, либо умрут в силу отсутствия поддержки и помощи», — говорит Наталья Магидей. Именно поэтому «Сбер» с помощью акселераторов и других инструментов пытается настроить поток инноваций. По словам Натальи Магидей, это делается как для сохранения конкурентоспособности «Сбера», так и в интересах экономики страны.

Sber500 — флагманский акселератор «Сбера». Он ориентирован на стартапы с работающей бизнес-моделью, которые готовы к привлечению инвестиций, выходу на зарубежные рынки, сотрудничеству с корпорациями. Но у «Сбера» есть и другие акселераторы, которые помогают еще на стадии идеи: для школьников — SberZ, для студентов, аспирантов и научных сотрудников вузов — SberStudent, для сотрудников экосистемы —- SberUp. А в октябре «Сбер» запустил первую в своем роде для России платформу SberUnity, на которой стартапы, инвесторы и корпорации могут находить друг друга напрямую.

Акселератор для школьников — это скорее социально-образовательный проект с горизонтом «показа» эффекта для бизнеса и страны в целом в 10-15 лет. «Мы стараемся привлечь внимание ребят, дать им навыки в теме предпринимательства и создать движение, поддерживаемое крупными корпорациями, вузами и институтами», — объясняет Наталья Магидей. В этом году участие в молодежных программах приняли 26 тысяч участников со всей России. При этом и SberZ, и SberStudent — это полноценные акселераторы, в которых есть и теоретическая часть, и практическая.

Формально акселераторы никак не связаны друг с другом, но если выпускники одного из акселераторов считают, что готовы поучаствовать в Sber500, то, конечно, они могут подать заявку. При этом выпускники Sber500 делятся своим опытом с участниками других, более «младших» акселераторов.

В поле зрения

Выпускники первых двух волн Sber500 привлекли более 700 млн рублей инвестиций и заключили свыше 500 контрактов. Треть этой суммы в компании инвестировал «Сбер». Также банк запустил уже 49 пилотов с выпускниками своего акселератора.

«На мой взгляд, акселератор Sber500 эволюционирует в очень правильном направлении, и качество стартапов этого акселератора только улучшается», — говорит основатель и генеральный партнер FortRoss Ventures Виктор Орловский. По его словам, ряд стартапов из третьего выпуска Sber500 сегодня стоят на радаре Fort Ross Ventures. Орловский объясняет, что успех акселератора во многом зависит от размера воронки стартапов — она показывает, насколько тот или иной акселератор пользуется популярностью у предпринимателей. По сути, акселераторы, как и вузы, должны ставить своей самой важной метрикой «сколько стартапов пришли в данный акселератор», хотя могли бы пройти акселератор конкурента».

«Я знаю, что в воронке последнего батча (набора — прим. ред.) было более 1800 стартапов, причем не только из России, и это очень хороший показатель. Это значит, что стартапы выбирают акселератор «Сбера» и хотят принять в нем участие. Мне кажется, это очень круто», — говорит Орловский.

У акселераторов «Сбера» есть особенность — он не берет плату за участие, но и не дает гарантированных инвестиций, как это делает, например, американский Y Combinator. Как объясняет Наталья Магидей, тот же акселератор Sber500 — возможность для стартапа попасть в поле зрения «Сбера» как заказчика, так и инвестора. «В течение программы мы смотрим на трекшен стартапа: команда может наглядно продемонстрировать, как применяется ее технология на практике, насколько команда профессиональна и слаженна, насколько быстро и эффективно она может решать поставленные перед ней задачи, насколько готова работать со «Сбером» и дорабатывать при необходимости продукт под нужды «Сбера», — говорит Наталья Магидей. Для «Сбера» это возможность дополнять решениями стартапов свои продукты, расширять экосистему, чтобы поддерживать конкурентоспособность. При этом на демо-день Sber500 приглашают другие корпорации, которые также могут предложить стартапам сотрудничество.

«Для инвесторов является дополнительным плюсом прохождение стартапом такого акселератора. Это дает возможность работы с экосистемой «Сбера», — говорит Орловский. При этом он отмечает, что «Сбер» является не только возможностью для роста, но и возможностью для экзита. В России как раз проблема с тем, чтобы основатели и инвесторы могли продать свой стартап, а значит, заработать на нем. На российском рынке стартапы регулярно покупают лишь несколько корпораций, в то время как в США, как говорит Орловский, есть десятки тысяч компаний, которые могут купить стартап. «Очень хорошо, что есть такой игрок на рынке в России, который способен покупать стартапы, это очень полезно для экосистемы стартапов в целом», — говорит Орловский.

Как вырасти в 20 раз

Пандемия довольно сильно повлияла как на деятельность венчурных фондов, некоторые из которых вовсе перестали инвестировать в новые проекты на какое-то время, так и на работу акселераторов. Тот же Y Combinator перенес всю работу в онлайн, тем самым значительно увеличив число участников своих наборов. Как рассказывает Наталья Магидей, у Sber500 тоже были изменения: «Мы были вынуждены сделать офлайн-часть акселератора минимальной — в «живом» формате прошла только последняя половина акселератора, предполагающая персональную работу с менторами и групповую подготовку стартапов». При этом, рассказывает Наталья Магидей, пандемия открыла возможность существенно расширить программу.

В 2021 году в акселераторе Sber500 добавились двухнедельные буткемпы, в которых обучение проходит онлайн. Для них были отобраны около 560 проектов — это рекорд для российского рынка по одновременному участию стартапов в акселераторе. «Все они прошли базовое обучение по международной программе 500 Global и получили первичную поддержку менторов. То есть пандемия дала покрытию нашей образовательной программы рост больше чем в 20 раз: в предыдущие годы только 25 стартапов могли получить обучение у 500 Global», — объясняет Наталья Магидей.

Как рассказывает Виктор Орловский, его фонд тоже частично пересмотрел свои интересы. «Мы стали более внимательно смотреть на все, что касается productivity software (программное обеспечение для повышения производительности), цифровую медицину, потому что юнит-экономика в этих проектах изменилась значительно. Например, мы смотрим стартапы, которые делают digital clinical trials, это новое интересное направление, которого не было до пандемии: раньше все клинические испытания новых лекарственных форм проходили только в контролируемой среде, а теперь они будут проходить в домашних условиях. Также мы активно рассматриваем стартапы в области технологий образования — этому в определенном смысле также поспособствовала пандемия», — говорит Орловский.

Наталья Магидей отмечает еще один тренд новой реальности в сфере стартапов: после перехода в онлайн заметно ускорилась проверка гипотез и нахождение product market fit (ценности для клиента), стартапам стало проще проверять востребованность у клиентов своих бизнес-идей. Сподвигнет ли это больше корпораций сотрудничать со стартапами, покупать их, обеспечивая экзиты для основателей и инвесторов? Виктор Орловский считает, что интерес к стартапам может повысить конкуренция. «Чем она выше, тем больше нужны прорывные инновации, и очевидно, что конкурентная среда должна заставлять большие корпорации заниматься именно прорывными инновациями», — говорит Орловский. По его словам, прорывные инновации — это удел стартапов, а не больших компаний: «Если вы посмотрите на свой айфон, вы увидите, что 80% всех инноваций, которые в нем есть, — это не R&D самого Apple, а то, что Apple приобретает через покупку стартапов».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: