Росбанк с кем объединился

Обновлено: 21.07.2024

«Интеррос» Владимира Потанина купит Росбанк, который более 10 лет развивала в России французская группа Societe Generale. Росбанк заявил, что останется привилегированным партнером группы в России и сохранит управленческую команду

Фото: Stephane Mahe / Reuters

Французская финансовая группа Societe Generale решила продать свой российский актив Росбанк «Интерросу» Владимира Потанина. Об этом сообщается на сайте компании. Сумма сделки не раскрывается. Она должна завершиться в ближайшие недели. Продажа Росбанка связана с решением Societe Generale приостановить деятельность в России, говорится в заявлении банковской группы.

«Интеррос» намерен приложить максимум усилий для развития бизнеса Росбанка, рассматривая в качестве приоритета интеграцию цифровых технологий и продуктов в традиционные банковские сервисы. Важнейшей целью «Интерроса» является сохранение устойчивости Росбанка, формирование новых возможностей для его клиентов и партнеров. Мы намерены управлять бизнесом банка в соответствии с лучшими стандартами и практиками», — сказал Потанин.

В Росбанке РБК сообщили, что кредитная организация работает в штатном режиме. «По условиям сделки между Societe Generale и группой «Интеррос» «Интеррос» обеспечит преемственность управленческой команды Росбанка во главе с председателем правления Ильей Поляковым. Росбанк сохранит статус привилегированного партнера Societe Generale в России и продолжит следовать высоким международным стандартам корпоративного управления и управления рисками в своей работе», — отметили в Росбанке.

Как структуры Потанина связаны с Росбанком

Росбанк ранее принадлежал «Интерросу», в 2006 году Societe Generale приобрела 20% банка, а в 2008 году стала его контролирующим акционером. Позднее в состав Росбанка вошли «Дельта-Кредит» и «Русфинанс». Сейчас Societe Generale владеет почти 100% акций банка, говорится на его сайте.

В начале года Росбанк стал банковским партнером российской цифровой платформы Atomyze (ООО «Атомайз»), получившей лицензию ЦБ на работу с цифровыми финансовыми активами. Эту платформу развивает «Интеррос».

По словам знакомого с деталями сделки источника РБК, выход Societe Generale из Росбанка прошел по «цивилизованной схеме» ухода зарубежных компаний, о которой ранее говорил Потанин: «Бизнес получает нового российского собственника, сохраняя устойчивость, рабочие места и возможности для развития».

«Я не выступаю за национализацию, а говорю, что не надо национализации, это фактически получается, что мы свои государственные деньги тратим на покупку долей в иностранных компаниях. В этом нет необходимости. Это можно сделать за частные деньги. <. >А для того чтобы нашлись частные инвесторы, наши или зарубежные, которые бы захотели такого рода собственность приобрести, это приобретение должно быть абсолютно легитимным. В противном случае это будет больше отдавать рэкетом или рейдерством», — говорил бизнесмен в интервью РБК в марте.

Влияние продажи на французскую группу

Еще 17 марта глава Societe Generale Фредрик Удеа заявлял, что группа готова сохранить бизнес в России, несмотря на санкции и негативный внешний фон. Он подчеркивал, что дочерний Росбанк управляется на самостоятельной основе и в целом стремится снизить риски.

Societe Generale считает, что выбытие Росбанка из группы окажет умеренно негативный эффект на ее капитал: коэффициент базового капитала первого уровня снизится на 20 базисных пунктов. Согласно отчетности, на конец года показатель составлял 13,7%, запас прочности оценивался более чем в 200 пунктов (.pdf).

Возможная цена сделки

Опираясь на раскрытую информацию о сделке, можно сделать вывод, что Societe Generale продает Росбанк фактически за бесценок, говорит глава французского отделения консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин, напоминая, что в релизе Societe Generale упоминается списание чистых активов в размере €2 млрд. «Если ссылаться на более раннее заявление от начала марта, чистые активы Росбанка как раз составляют эту сумму», — поясняет он.

Ценообразование подобных сделок в текущих условиях едва ли может быть рыночным — делать однозначный вывод о цене нельзя, считает управляющий директор отдела валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов: «Заявлен объем деконсолидированных активов, который по умолчанию известен. Абсолютная же сумма компенсации не указана, что не позволяет количественно оценить чистый результат сделки».

Весомую часть капитала Росбанка составляет накопленная им прибыль за прошлые годы, указывает Беликов: «При действующих ограничениях вывести ее через дивиденды было невозможно, так что это должно было быть учтено в цене сделки в пользу Societe Generale». «В стабильных условиях», по его словам, такой актив, как Росбанк, мог бы быть продан с премией к капиталу. Но «внешняя среда, в которой заключалась сделка, действительно могла обусловить дисконт, который, по сути, никак не характеризует реализованный актив», добавляет Беликов.

Скорее всего, Росбанк был продан по цене 0,5–0,6 капитала (104–125 млрд руб., или €1,27–1,53 млн по курсу на 11 апреля), оценивает управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин. По его словам, на стоимость могла повлиять как вынужденность ухода Societe Generale с российского рынка, так и скорость сделки.

Еще один фактор, который мог негативно отразиться на цене, — ожидание снижения выручки по ключевым направлениям деятельности Росбанка — ипотечному и автокредитованию в связи с рыночной ситуацией в России, замечает Волошин. «Среди плюсов — финансовая устойчивость Росбанка по ряду ключевых показателей плюс готовность покупателя заплатить более высокую цену за уже знакомый ему бизнес», — добавляет он.

«Первая ласточка» цивилизованного развода

После начала военной операции России на Украине, введения жестких санкций против Москвы многие иностранные банки задумались о сокращении присутствия на российском рынке. Первыми о фактическом уходе из России заявили инвестиционные банки — Goldman Sachs, JPMorgan Chase, немецкие Deutsche Bank и Commerzbank, у которых нет разветвленной сети отделений в стране и розничного бизнеса. Игроки, имеющие в России дочерние структуры с фокусом на розницу, делали более осторожные заявления. Планы по сворачиванию бизнеса подтверждал только Ситибанк, который наметил это еще в 2021 году.

Сделка по продаже Росбанка — «первая ласточка» цивилизованного «развода» иностранных инвесторов с Россией, говорит Гришунин. Он допускает, что по такой же схеме могут продавать и другие банки с иностранным участием. «Понятно, что здесь сделка прошла быстро потому, что инвестором был «Интеррос», обладающий существенной ликвидностью. Продажа предприятий менеджменту может идти с дисконтом и, возможно, с отсрочкой платежа», — допускает аналитик.

Зарубежные акционеры других сопоставимых системно значимых банков с иностранным капиталом пока не реализовали свои активы, подчеркивает Беликов: «Это сигнализирует о том, что в целом Societe Generale сочла условия сделки приемлемыми с поправкой на внешние условия ее заключения. Иначе можно было бы продолжать вести переговоры».

Формат, реализованный Societe Generale, — наиболее благоприятный для западных акционеров, российских властей, а также в целом для рынка, полагает Волошин. Но, по его мнению, Росбанку «крупно повезло». «Наличие у «Интерроса» опыта владения крупным банковским активом, сохраняющийся интерес к банковской деятельности и в особенности хорошее понимание того, как устроен бизнес Росбанка, несомненно, способствовали быстрому заключению сделки. Наибольшее время обычно занимает financial due diligence (процедура оценки рисков покупки. — РБК), что часто приводит к развалу сделки, поскольку внешние обстоятельства успевают поменяться», — объясняет эксперт. Говоря о возможном уходе других иностранных банков, он не исключает, что UniCredit и RBI, владеющие «ЮниКредитом» и Райффайзенбанком, — «следующие на очереди».

По словам Волошина, в пользу их скорого выхода говорят несколько факторов. Среди них не только эффект санкций, но и высокие репутационные издержки. «Чем больше конкурентов ушло, тем сложнее оправдывать свое присутствие», — поясняет он. «Во многих отношениях российские «дочки» стали токсичным активом [для западных финансистов], обремененным крайне пессимистичными макроэкономическими прогнозами», — резюмирует эксперт.

«Интеррос» Владимира Потанина купит Росбанк, который более 10 лет развивала в России французская группа Societe Generale. Росбанк заявил, что останется привилегированным партнером группы в России и сохранит управленческую команду

Фото: Stephane Mahe / Reuters

Французская финансовая группа Societe Generale решила продать свой российский актив Росбанк «Интерросу» Владимира Потанина. Об этом сообщается на сайте компании. Сумма сделки не раскрывается. Она должна завершиться в ближайшие недели. Продажа Росбанка связана с решением Societe Generale приостановить деятельность в России, говорится в заявлении банковской группы.

Владимир Потанин

«Интеррос» намерен приложить максимум усилий для развития бизнеса Росбанка, рассматривая в качестве приоритета интеграцию цифровых технологий и продуктов в традиционные банковские сервисы. Важнейшей целью «Интерроса» является сохранение устойчивости Росбанка, формирование новых возможностей для его клиентов и партнеров. Мы намерены управлять бизнесом банка в соответствии с лучшими стандартами и практиками», — сказал Потанин.

В Росбанке РБК сообщили, что кредитная организация работает в штатном режиме. «По условиям сделки между Societe Generale и группой «Интеррос» «Интеррос» обеспечит преемственность управленческой команды Росбанка во главе с председателем правления Ильей Поляковым. Росбанк сохранит статус привилегированного партнера Societe Generale в России и продолжит следовать высоким международным стандартам корпоративного управления и управления рисками в своей работе», — отметили в Росбанке.

Как структуры Потанина связаны с Росбанком

Росбанк ранее принадлежал «Интерросу», в 2006 году Societe Generale приобрела 20% банка, а в 2008 году стала его контролирующим акционером. Позднее в состав Росбанка вошли «Дельта-Кредит» и «Русфинанс». Сейчас Societe Generale владеет почти 100% акций банка, говорится на его сайте.

В начале года Росбанк стал банковским партнером российской цифровой платформы Atomyze (ООО «Атомайз»), получившей лицензию ЦБ на работу с цифровыми финансовыми активами. Эту платформу развивает «Интеррос».

По словам знакомого с деталями сделки источника РБК, выход Societe Generale из Росбанка прошел по «цивилизованной схеме» ухода зарубежных компаний, о которой ранее говорил Потанин: «Бизнес получает нового российского собственника, сохраняя устойчивость, рабочие места и возможности для развития».

«Я не выступаю за национализацию, а говорю, что не надо национализации, это фактически получается, что мы свои государственные деньги тратим на покупку долей в иностранных компаниях. В этом нет необходимости. Это можно сделать за частные деньги. <. >А для того чтобы нашлись частные инвесторы, наши или зарубежные, которые бы захотели такого рода собственность приобрести, это приобретение должно быть абсолютно легитимным. В противном случае это будет больше отдавать рэкетом или рейдерством», — говорил бизнесмен в интервью РБК в марте.

Фото: Pexels

Сотрудники воруют на работе: какие 10 мер помогут этого избежать

Неторопливый миллиард: как россиянину успешно выйти на рынок Индии

Фото: Joe Raedle / Getty Images

Вы хотите выплатить дивиденды акционерам. Как отказаться от моратория

Фото: Shutterstock

Поставки газа в ЕС падают. Что будет с акциями «Газпрома»

Фото: Andrea Verdelli / Getty Images

Локдауны в Китае грозят новым логистическим кризисом. Чего ждать

Фото: Spencer Platt / Getty Images

40% в год — уже норма: как живет Аргентина в условиях рекордной инфляции

Фото: Shutterstock

Услуги консалтинга востребованы как никогда: чего хотят компании

Фото: Shutterstock

Риск вечного «медвежьего» рынка реален. В каких акциях пересидеть падение

Фото:Chris Hondros / Getty Images

Влияние продажи на французскую группу

Еще 17 марта глава Societe Generale Фредрик Удеа заявлял, что группа готова сохранить бизнес в России, несмотря на санкции и негативный внешний фон. Он подчеркивал, что дочерний Росбанк управляется на самостоятельной основе и в целом стремится снизить риски.

Societe Generale считает, что выбытие Росбанка из группы окажет умеренно негативный эффект на ее капитал: коэффициент базового капитала первого уровня снизится на 20 базисных пунктов. Согласно отчетности, на конец года показатель составлял 13,7%, запас прочности оценивался более чем в 200 пунктов (.pdf).

Фото:Никита Попов / РБК

Возможная цена сделки

Опираясь на раскрытую информацию о сделке, можно сделать вывод, что Societe Generale продает Росбанк фактически за бесценок, говорит глава французского отделения консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин, напоминая, что в релизе Societe Generale упоминается списание чистых активов в размере €2 млрд. «Если ссылаться на более раннее заявление от начала марта, чистые активы Росбанка как раз составляют эту сумму», — поясняет он.

Ценообразование подобных сделок в текущих условиях едва ли может быть рыночным — делать однозначный вывод о цене нельзя, считает управляющий директор отдела валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов: «Заявлен объем деконсолидированных активов, который по умолчанию известен. Абсолютная же сумма компенсации не указана, что не позволяет количественно оценить чистый результат сделки».

Весомую часть капитала Росбанка составляет накопленная им прибыль за прошлые годы, указывает Беликов: «При действующих ограничениях вывести ее через дивиденды было невозможно, так что это должно было быть учтено в цене сделки в пользу Societe Generale». «В стабильных условиях», по его словам, такой актив, как Росбанк, мог бы быть продан с премией к капиталу. Но «внешняя среда, в которой заключалась сделка, действительно могла обусловить дисконт, который, по сути, никак не характеризует реализованный актив», добавляет Беликов.

Скорее всего, Росбанк был продан по цене 0,5–0,6 капитала (104–125 млрд руб., или €1,27–1,53 млн по курсу на 11 апреля), оценивает управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин. По его словам, на стоимость могла повлиять как вынужденность ухода Societe Generale с российского рынка, так и скорость сделки.

Фото:Ярослав Чингаев / ТАСС

Еще один фактор, который мог негативно отразиться на цене, — ожидание снижения выручки по ключевым направлениям деятельности Росбанка — ипотечному и автокредитованию в связи с рыночной ситуацией в России, замечает Волошин. «Среди плюсов — финансовая устойчивость Росбанка по ряду ключевых показателей плюс готовность покупателя заплатить более высокую цену за уже знакомый ему бизнес», — добавляет он.

«Первая ласточка» цивилизованного развода

После начала военной операции России на Украине, введения жестких санкций против Москвы многие иностранные банки задумались о сокращении присутствия на российском рынке. Первыми о фактическом уходе из России заявили инвестиционные банки — Goldman Sachs, JPMorgan Chase, немецкие Deutsche Bank и Commerzbank, у которых нет разветвленной сети отделений в стране и розничного бизнеса. Игроки, имеющие в России дочерние структуры с фокусом на розницу, делали более осторожные заявления. Планы по сворачиванию бизнеса подтверждал только Ситибанк, который наметил это еще в 2021 году.

Фото:Роман Пименов / ТАСС

Сделка по продаже Росбанка — «первая ласточка» цивилизованного «развода» иностранных инвесторов с Россией, говорит Гришунин. Он допускает, что по такой же схеме могут продавать и другие банки с иностранным участием. «Понятно, что здесь сделка прошла быстро потому, что инвестором был «Интеррос», обладающий существенной ликвидностью. Продажа предприятий менеджменту может идти с дисконтом и, возможно, с отсрочкой платежа», — допускает аналитик.

Зарубежные акционеры других сопоставимых системно значимых банков с иностранным капиталом пока не реализовали свои активы, подчеркивает Беликов: «Это сигнализирует о том, что в целом Societe Generale сочла условия сделки приемлемыми с поправкой на внешние условия ее заключения. Иначе можно было бы продолжать вести переговоры».

Формат, реализованный Societe Generale, — наиболее благоприятный для западных акционеров, российских властей, а также в целом для рынка, полагает Волошин. Но, по его мнению, Росбанку «крупно повезло». «Наличие у «Интерроса» опыта владения крупным банковским активом, сохраняющийся интерес к банковской деятельности и в особенности хорошее понимание того, как устроен бизнес Росбанка, несомненно, способствовали быстрому заключению сделки. Наибольшее время обычно занимает financial due diligence (процедура оценки рисков покупки. — РБК), что часто приводит к развалу сделки, поскольку внешние обстоятельства успевают поменяться», — объясняет эксперт. Говоря о возможном уходе других иностранных банков, он не исключает, что UniCredit и RBI, владеющие «ЮниКредитом» и Райффайзенбанком, — «следующие на очереди».

По словам Волошина, в пользу их скорого выхода говорят несколько факторов. Среди них не только эффект санкций, но и высокие репутационные издержки. «Чем больше конкурентов ушло, тем сложнее оправдывать свое присутствие», — поясняет он. «Во многих отношениях российские «дочки» стали токсичным активом [для западных финансистов], обремененным крайне пессимистичными макроэкономическими прогнозами», — резюмирует эксперт.

«Интеррос» Владимира Потанина, десять лет назад продавший Росбанк французской финансовой группе, сейчас приобретет долю Societe Generale в банке и его страховом бизнесе. Можно ли считать «Интеррос» безопасным владельцем с точки зрения санкций?


Фото: Maxim Zmeyev/Reuters -->

Французский Societe Generale продает Росбанк холдингу Владимира Потанина. В конце 90-х Росбанк уже входил в «Интеррос». Societe Generale решил покинуть российский рынок, завершение сделки ожидается через неделю. Рынки отреагировали ростом — в моменте акции Росбанка взлетели на 40%.

Сумма и подробности сделки между Societe Generale и «Интерросом» не раскрываются, однако Росбанк заверил клиентов, что все остается по-прежнему — в плане управления, активов, кредитного портфеля и общей риск-политики. Вот что Business FM сообщил председатель правления Росбанка Илья Поляков:

Илья Поляков председатель правления Росбанка «Группа «Интеррос» была связана с историей создания Росбанка еще в 1990-х годах. После этого наши группы всегда связывали давние партнерские отношения. При этом с банком, со сменой акционера ничего не изменится. Во главе со мной команда правления и руководство Росбанка продолжат руководить Росбанком в рамках этой достигнутой договоренности».

Впрочем, закрытость сделки создает почву для пересудов. Росбанк возвращается в «Интеррос», и сделка, на первый взгляд, похожа на win-win: французы смогут сохранить лицо перед западными акционерами и красиво уйти с российского рынка, да еще и с деньгами. А Владимир Потанин получает один из системно значимых банков России и, возможно, захочет интегрировать его с цифровой платформой Atomyze, которая недавно получила лицензию от ЦБ. Росбанк прибавит в цифровизации.

С другой стороны, есть и риски — в первую очередь риски санкций. Сейчас на Росбанке нет ограничений. Но уход системного банка российскому владельцу чем это не повод для Запада? Например, запретить трансграничные операции, в том числе перевод денег в иностранной валюте, как в случае со Сбербанком. Директор высшей школы финансов РЭУ имени Плеханова Константин Ордов вспоминает о понятии «кэптивный банк» и допускает, что Росбанк со временем пойдет по этому пути — в составе «Интерроса» ограничит взаимодействие с ближним и дальним зарубежьем и сосредоточится на внутренних операциях:

Константин Ордов директор высшей школы финансов РЭУ имени Плеханова «То есть это банк, который будет связан не с работой с населением — он, скорее всего, сразу же максимально ограничит свою рыночную активность, — а будет обслуживать интересы конкретного холдинга и конкретной компании. Мы в истории видели достаточное количество таких банков. Сейчас мы видели последние санкции, которые все больше обладают свойствами секторальными, веерными. И отсутствие персональных санкций, конечно, не может являться убедительной гарантией того, что банк не будет ограничен в своих финансовых операциях».

Пока на Западе принято бороться с газом и переходить на «зеленую» энергию, для этой энергии нужна инфраструктура, а значит, и металлы. Цветные металлы пока ввозятся в Европу. А «Норникель» сегодня — это доля в 22% от мирового никеля, 44% — от палладия, 15% — платины и кобальта. Исходя из этих данных, «Интеррос» можно назвать надежным владельцем банка с точки зрения санкций.

Владелец холдинга Владимир Потанин остается одним из самых «неподсанкционных» российских топ-менеджеров, а его «Норникель» — одна из немногих компаний, которая не значится в санкционных списках, за редкими исключениями. Пока в отношении Потанина ввела санкции Канада, и возникли небольшие волнения вокруг палладия, который поставляет «Норникель», часть потребителей была готова отказаться от поставок из-за дорогих авиаперевозок, но «Норникель» уже наладил новые каналы, говорил сам Потанин в интервью РБК.


Фото: Артем Геодакян/ТАСС -->

Обновлено в 18:45

«Интеррос» Владимира Потанина, десять лет назад продавший Росбанк французской финансовой группе, сейчас приобретет долю Societe Generale в банке и его страховом бизнесе.

Сумма и условия продажи не раскрываются. Закрытие сделки должно произойти в течение нескольких недель после получения разрешений регулирующих органов. Societe Generale владеет почти 100% акций банка.

У Росбанка 4 млн клиентов в России, он входит в первую десятку системно значимых кредитных организаций по перечню ЦБ.

Продажа связана с решением Societe Generale покинуть Россию и не окажет значительного влияния на бизнес французской группы, говорит директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков:

Василий Солодков директор банковского института Высшей школы экономики «Российская банковская система сформировалась во многом под влиянием иностранных банков. Уход иностранных банков ни к чему хорошему не приведет, совершенно очевидно. Я думаю, что это не последний уход, скажем так. Я не думаю, что это для них большая потеря, да, это был большой банк, но, учитывая удельный вес России в мировой экономике и удельный вес Росбанка в активах Societe Generale, я думаю, что они спокойно это переживут».

На фоне новостей о продаже акции Росбанка росли почти на 40%. На открытии торгов Московской биржи акции Росбанка росли на 8,99%, до 75,2 рубля за бумагу. В Росбанке уточнили, что кредитная организация продолжит деятельность и развитие в России и сохранит статус привилегированного партнера Societe Generale. Все обязательства перед клиентами, сотрудниками и партнерами будут исполнены, рассказал Business FM председатель правления Росбанка Илья Поляков:

Илья Поляков председатель правления Росбанка «Была анонсирована очень важная сделка для российского рынка между группой «Интеррос» и группой Societe Generale. Группа «Интеррос», которая, как вы знаете, была связана с историей создания Росбанка еще в 1990-х годах, и после этого всегда наши группы связывали давние партнерские отношения. При этом с банком ничего не изменится, со сменой акционера Росбанк получает надежного акционера, который может быть самым лучшим для банка в данной ситуации. Росбанк будет продолжать работать непрерывно для всех своих клиентов и оставаться одним из самых надежных банков в России, очень важное условие этой сделки — преемственность команды менеджмента, и во главе со мной команда правления и руководство продолжат руководить Росбанком в рамках этой достигнутой договоренности».

Комментирует начальник аналитического управления банка БКФ (Банка корпоративного финансирования) Максим Осадчий:

Максим Осадчий начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования «Все вернулось на круги своя, то есть банк возвращается обратно в «Интеррос», круговорот банка в природе. Сейчас даже непонятно, каким капиталом располагает банк с учетом мощнейших шоков, которые пережил и этот банк, и вся банковская система России. Но на 1 февраля его капитал составляет 208,4 млрд рублей, то есть это 11-12-е место по капиталу в банковской системе России. Прибыль его составила за 2021-й год 20,7 млрд рублей, хорошие показатели. Угроза санкций подталкивала бизнесы к уходу из России, но французы держались. Насколько эта сделка имеет реальный характер, мы не знаем. Скорее всего, эта сделка имеет целью просто на время обезопасить бизнес банка. Но санкции в наименьшей мере касались российских банков, принадлежащих иностранцам, а теперь этот банк будет принадлежать уже россиянину, и не окажется ли тогда это причиной для санкций в отношении Росбанка? А Потанин ведь очень аккуратно вел себя, он не высказывался по актуальной тематике. Проблема состоит в том, что Росбанк входит в число системно значимых банков. В числе системно значимых также Юникредит банк, принадлежит итальянцам, Райффайзен банк — австрийцам, и они не под санкциями. Так что тут достаточно сложный вопрос, не попадет ли».

А вот что считает советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие инвестиции» Сергей Хестанов:

Сделка носит характер win-win, когда выигрывают обе стороны: иностранцы могут сохранить лицо и выйти из российского рынка, а «Интеррос» берет под крыло один из системообразующих банков России, говорит руководитель одного из направлений Ассоциации владельцев облигаций Дмитрий Степанов:

Дмитрий Степанов руководитель одного из направлений Ассоциации владельцев облигаций «Эти действия на самом деле очень малопредсказуемые, то есть мы не можем заглянуть в их головы и понять, чем они руководствуются и какие банки почему вдруг оказались под санкциями и так далее. Непрогнозируемая история, единственное, он один из крупнейших российских банков, достаточно крупный и надежный. Итак, Societe Generale хочет выйти, это понятно, многие иностранные игроки хотя избавиться от своих дочерних структур, которые работают на территории России. Безусловно, для Потанина Росбанк — это хороший актив и возможность сделать синергию с производством, санкции не делают наши банки слабее или сильнее, наши банки работают в рублевой зоне с российскими корпоративными клиентами, то есть рынок продолжает жить».

Владельцы компаний, уходящих из РФ, сами решают вопрос продажи своих активов российским бизнесменам, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков

— Как считают в Кремле, не стоит ли российским крупным бизнесменам поучаствовать в разрешении ситуации с другими компаниями, которые перестают здесь работать?

— Это зависит от решения хозяина той или иной компании, которая решила покинуть Россию. Дальше все будет зависеть от решения владельцев, а решат ли они продать это кому-то из российских физических или юридических лиц, или какие-то другие варианты, это целиком и полностью выбор хозяина и предмет договоренностей с потенциальными приобретателями.

По словам знакомого с деталями сделки источника РБК, выход Societe Generalе из Росбанка прошел по «цивилизованной схеме» ухода зарубежных компаний: «бизнес получает нового российского собственника, сохраняя устойчивость, рабочие места и возможности для развития».


Фото: Imago/ТАСС -->

Финансовый конгломерат Societe Generale после ухода из России потерял 3,1 млрд евро. Столько составил убыток французской компании по итогам продажи принадлежащего ей Росбанка холдингу «Интеррос» Владимира Потанина, говорится на сайте компании. Газета Financial Times отмечает, что сделка «ошеломила некоторых конкурентов и показала, с какими трудностями сталкивается иностранный бизнес, который хочет покинуть российский рынок».

Комментирует начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий.

Максим Осадчий начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования «Потери непосредственно от списания балансовой стоимости активов, которые она уступает Потанину, это 2 млрд евро. А что такое 2 млрд евро? Это, по существу, собственный капитал Росбанка. Получается, что как бы заплатили очень мало, сотню-другую миллиона евро, какая-то, может, совсем символическая сумма была уплачена. О масштабах утраты для Societe Generale: сначала сравним с капиталом группы — 71 млрд евро, то есть бреши большой не пробьет, и теперь сравним с прибылью, скажем, за 2021 год, чистая прибыль составила 5,6 млрд евро. Конечно, существенно, неприятно, но недраматично».

В апреле сообщалось, что уйти с нашего рынка планируют два других иностранных банка: UniCredit и Райффайзенбанк. Крупнейший банк Италии в середине марта рассматривал возможное прекращение деятельности в России, но позже на эту тему не высказывался. Австрийский банк в марте заявил, что продолжит работать в России, а ранее отмечал, что наш рынок остается одним из основных для «Райффайзена».

Комментирует экономист, управляющий директор Trade123 Владимир Рожанковский:

— Основная фишка «Райффайзена» — это кастомер-сервис и наличие банкоматов в трех крупных городах, но сети разветвленной в регионах у «Райффайзена» нет, поэтому проникновение достаточно скромное. Он собирался это делать, но очень медленно. Это банк средней руки, который потенциально мог бы развиться в гораздо более крупный банк, потому что мы видим из-за санкций, наложенных на «Сбер», тот же ВТБ, люди достаточно активно в течение двух месяцев переводили свои средства в нейтральные банки, среди которых, наверное, особое место занимали именно «Тинькофф» и «Райффайзен». Им как раз невыгодно сейчас уходить, коль скоро вряд ли на австрийский банк будут налагаться санкции, на мой взгляд.

— Остальные иностранные банки не спешат уходить из России. Можно определить почему?

— Я думаю, что здесь ситуация довольно трезвая. Кто-то вынужден это делать, потому что на них давит политический истеблишмент, то есть они должны непопулярное решение принять. Они понимают, что при таком рынке, который сейчас у нас находится, нет даже рыночной стоимости доллара, и в этой ситуации требовать рыночную стоимость сделки смехотворно. Всем им придется свои активы продавать за рубли. Готов ли «Райффайзен» продавать свою сеть за рубли по символическому курсу непонятному, я не знаю, я думаю, что это не очень хорошая идея.

В конце апреля платежная система Visa сообщила о своих убытках после ухода из России. Они, по данным компании, составили около 60 млн долларов. 35 млн пришлось на деконсолидацию российской «дочки» платежной системы. Еще 25 млн компания потратила на поддержку персонала в России и на Украине.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: