Самый крупный кризис банковской системы российской федерации произошел в году

Обновлено: 07.02.2023

Пандемия коронавируса и шоковое падение цен на нефть неизбежно приведут к экономическому спаду в России, а это значит, что банковский сектор не избежит потерь по кредитному портфелю, который прежде всего проявится в сфере транспорта, услуг и торговли, говорится в обзоре рейтингового агентства (НКР).

Особенность 2020 г. в том, что в отличие от предыдущих стрессовых ситуаций (прежде всего 2008–2009 и отчасти 2014–2015 гг.) причиной проблем становится не крах финансовой системы, а проблемы реального сектора экономики. В России, как и во всем мире, финансовая система и Центробанк подошли к текущей ситуации гораздо более подготовленными, вооруженные опытом прошлых кризисов. Например, ЦБ ввел стресс-тестирование банков, а Минфин – бюджетное правило, чтобы сделать курс рубля менее зависимым от цены на нефть.

Размер проблем отраслей, по которым больше всего ударит кризис, пока не ясен – данные за январь – февраль не показательны, так как существенные влияния на экономику «происходят на наших глазах» и первые «кризисные» данные появятся только по итогам марта, отмечают эксперты НКР. Информация о доходах населения, номинальных зарплатах и безработице прольет свет на сложившуюся ситуацию не ранее II квартала 2020 г.

Таким образом, понять, какой будет уровень потерь и сколько банкам может понадобиться на досоздание резервов, можно исключительно с помощью стресс-теста, основанного на пиковых уровнях стоимости риска за прошлые периоды, с поправками на факторы, которые изменились за последние годы.

Три сценария кризиса

Опираясь на кредитные шоки кризисов 2008–2009 и 2014–2015 гг., аналитики НКР смоделировали возможные стрессовые сценарии для российских банков. Их три.

Кризисный предполагает падение ВВП в 2020 г. на 6–7% и его рост в 2021 г. на 0,5–1%. Острая фаза этого сценария займет весь 2020 год, а его негативные проявления будут длиться вплоть о конца 2021 г. Стоимость риска вырастет с 2,3% по итогам 2019 г. до 6% в этом году и снизится до 4% в 2021 г. Этот сценарий предполагает создание дополнительных резервов на 2 трлн руб. плюс к 1,2 трлн руб. на конец 2019 г., итого – 3,2 трлн руб. В 2021 г. банкам понадобится 930 млрд руб. дополнительных резервов. Убыток банковского сектора составит 870 млрд руб. в этом году, в следующем – прибыль 231 млрд руб.

Негативный сценарий предполагает падение ВВП на 4% в этом году и рост на 1–1,5% в следующем. Острая фаза кризиса продлится до конца первого полугодия, а негативные проявления – до конца первого полугодия 2021 г. Стоимость риска составит 5% в этом году и 3,5% – в следующем. Системе потребуется еще 1,4 трлн руб. резервов в 2020 г. и 680 млрд руб. на конец 2021 г. Этот сценарий подразумевает, что по итогам 2020 г. банки выйдут фактически «в ноль», показав 2 млрд руб. убытка, а в 2021 г. – 933 млрд руб. прибыли (до налогов).

В умеренном сценарии ВВП упадет на 2% в этом году и вырастет на 1,5–2% в 2021 г. Острая фаза продлится все первое полугодие, а негативные проявления будут сохраняться до конца года. Стоимость риска вырастет до 4% в 2020 г., в 2021 г. она составит 3%. Банки закончат этот год с прибылью в 706 млрд руб., а в 2021 г. – 1,5 трлн руб., им понадобятся дополнительные резервы на 930 млрд и 380 млрд руб. соответственно.

При реализации любого сценария, даже кризисного, достаточность капитала банковской системы снизится незначительно и будет по-прежнему далека от минимальных нормативных значений, отмечают аналитики НКР. Но отдельные крупные игроки могут столкнуться с необходимостью докапитализации, предупреждают они.

«Умеренный стресс»

Наиболее вероятным аналитики НКР считают умеренный сценарий, оговариваясь, что из-за крайне высокой неопределенности с развитием пандемии давать точные прогнозы практически невозможно. Поэтому они не исключают более негативные сценарии, но сейчас их вероятность они оценивают как невысокую.

Сбербанк смоделировал худший сценарий кризиса

Последствия для банков отличаются от итогов прошлых кризисов по нескольким причинам. Одна из них – дедолларизация и существенное сокращение валютного кредитования (86,2% совокупного капитала на начало 2020 г. против 113% на сентябрь 2008 г.) и изменение его структуры: основная часть валютных кредитов сегодня предоставляется заемщикам с валютной выручкой.

Другая причина – существенное снижение задолженности банковского и нефинансового секторов перед нерезидентами – $156 млрд на 1 октября 2019 г. по сравнению с $375 млрд на июль 2008 г. Кроме того, аналитики отмечают общее снижение (по некоторым секторам – сохранение) долговой нагрузки компаний в последние 3–4 года и накопленный банками опыт прохождения кризисов.

Помогло и ужесточение регулирования ЦБ – это очистка финансового сектора от недобросовестных игроков, санация банков, общий накопленный опыт последних кризисов и международные рекомендации.

Что думают другие

Запас прочности банков сейчас выше, чем в кризисы 2008 и 2014 гг., согласны аналитики «Эксперт РА», но из-за развала сделки ОПЕК+ и коронавируса у банков затормозится один из самых доходных бизнесов – розничное кредитование, а это ударит по прибыльности сектора. Базовый сценарий «Эксперт РА» предполагает возобновление договоренностей между странами ОПЕК, инфляцию выше 4% и повышение ключевой ставки на 1–1,5 п. п. до конца года (сейчас 6% годовых) и нулевой рост российской экономики, а кризисный – падение цен на нефть ниже $35 за баррель, рост инфляции выше 7%, ключевой ставки выше 9%, а также падение российского ВВП больше чем на 1,5%. В базовом сценарии, по оценкам агентства, банки в 2020 г. столкнутся с падением доналоговой прибыли на 20–25%, до 1,2–1,3 трлн руб. Снизится и доходность на капитал – с 14,6 до 11%.

Индекс финансового стресса, рассчитываемый Аналитическим кредитным рейтинговым агентством (АКРА), указывает, что в России с высокой вероятностью начался финансовый кризис.

Если попытаться оценить последствия текущего кризиса для банковского сектора в терминах МСФО, то можно вспомнить, что в период с 2013 по 2016 г. проблемные кредиты в целом по сектору выросли с 7,7 до 11,9%, а кредитные потери, скажем, на своем пике в 2014 г. составили 4,2% от среднего кредитного портфеля банковского сектора, говорит аналитик Moody’s Ольга Ульянова. Если экстраполировать такой масштаб кредитных потерь на сегодняшние размеры кредитования, то в целом по сектору резервы могут составить около 2 трлн руб., а такой масштаб потерь в представленном исследовании предполагается уже в случае наиболее негативного сценария из трех (этот сценарий назван кризисным). Такого уровня кредитные потери вполне возможны, и приведут они к тому, что банковский сектор в целом за год сработает «в ноль» или даже будет убыточным, отмечает она. Под риском, по ее мнению, банки с высокой долей кредитов, выданных пострадавшим от коронавируса отраслям (транспорт, туризм, сфера услуг, отели), малому и среднему бизнесу, валютных кредитов заемщикам с низкой долей валютной выручки, возможно – банки, специализирующиеся на беззалоговом потребительском кредитовании.

Кризис банковской системы России

Кризис банковской системы подразумевает неспособность большинства банков выполнять свои обязательства перед контрагентами - в первую очередь вкладчиками и кредиторами. Для банковского кризиса характерно снижение стоимости активов банков, существенное увеличение доли безнадёжной и сомнительной задолженности в их кредитных портфелях.

Кризис банковской системы РФ

Кризисы в банковской системе РФ случались неоднократно. Порою они (как в 1998 и 2008 годах) становились последствиями мировых кризисов, в других случаях - провоцировались исключительно внутренними факторами. Самый известный кризис банковской системы России подобного рода произошёл в 2004 году, когда сразу несколько ведущих кредитных организаций РФ ограничили выдачу средств клиентам. Причиной такой ситуации стал кризис на рынке межбанковского кредитования, вызванный банкротством Содбизнесбанка.

На особенностях же двух глубоких системных банковских кризисов в России мы более подробно остановимся ниже.

Банковский кризис в России 1998 года

Кризис банковской системы России был порождён целым рядом фактором, в числе которых как ухудшение финансовой ситуации на мировом фондовом рынке, так и сугубо внутренние причины:

  • критическое состояние отечественной экономи­ки; рост дефицита бюджета, внешнего и внутреннего долга РФ; отрицательное сальдо торгового баланса
  • приостановка правительством выплат по кредитам от иностранных инвесторов сроком на 3 месяца, вследствие чего РФ стала выглядеть в глазах мирового сообщества и россиян банкротом.
  • монопольное выполнение Центробанком функций по управлению банковской системой и др.

Одной из причин банковского кризиса в России экономисты считают также недобросовестное поведение финансово-кредитных учреждений, маскирующих в отчётности нехватку реального капитала, что в свою очередь помешало регулятору вовремя распознать «тревожные симптомы».

Кризис банковской системы повлёк за собой изъятие вкладчиками сбережений, приведшее к банкротству несколько десятков финучреждений. В результате банковского кризиса в России ухудшилась экономическая ситуация в стране, а следовательно и финансовое положение, не только кредитных организаций, но и их должников. На фоне этого вырос также объем просроченной и безнадёжной задолженности перед финучреждениями.

Во время кризиса банковской системы России в результате действий вкладчиков и бездействия заёмщиков банки утратили ликвидность, их капитальная база (без учёта СБ РФ) снизилась на 60%. В целом, банковский кризис в России затронул подавляющее большинство отечественных финучреждений и носил ярко выраженный системный характер.

Кризис банковской системы России 2008 года

Шесть лет назад отечественная банковская система пережила ещё один глубокий кризис. Зарубежные экономисты для определения системного кризиса банковской системы используют несколько критериев. Первый критерий – это высокая доля просроченных кредитов, второй – большой объем средств, направленных на поддержку стабильности банковского сектора, третий – активный процесс национализации и слияния финансово-кредитных учреждений, четвёртый – отток средств со счетов, как проявление паники среди населения. Банковский кризис в России либо другой стране является системным, если соблюдается хотя бы 2 условия из 4-х, – и в 2008 году совпали минимум два критерия.

Главным проявлением кризиса банковской системы стало массовое изъятие розничных вкладов. В результате от кризиса в банковской системе России максимально пострадали средние по размеру активов финансово-кредитные учреждения, ориентированные на быстрое развитие и опирающиеся на привлекаемые ими средства частных лиц.

Кризис банковской системы России повлёк за собой также многочисленные слияния и поглощения в финансовом секторе, часть которых была проведена по инициативе Агентства по страхованию вкладов (АСВ). До момента разработки АСВ механизма оздоровления кредитных организаций с привлечением третьего финучреждения «спасением» банков занималось государство. На проведение антикризисных мероприятий и стабилизацию банковской системы правительством было выделено 4 трлн. руб. (с учётом налоговых льгот – 6 трлн. руб.).


Никитина Светлана Станиславовна
Студент НИ ТГУ, Россия, г.Томск.
Научный руководитель: Счастная Татьяна Владимировна
кандидат экономических наук,
доцент кафедры финансов и учета ЭФ НИ ТГУ,
Россия, г.Томск.

Сегодня неотъемлемой частью экономической системы любой страны является банковская система. Банковская система напрямую связана с экономикой страны и негативные тенденции в экономике естественным образом отражаются на банковской системе, в то время, как и развитие кризиса в банковском секторе не может не повлиять на экономику. [4].

В период своего становления и развития банковского сектора Российская Федерация пережила кризисы в 1995 г., 1998 г., 2004 г., 2008 г. В основе проблем в банковском секторе лежали плохие долги, предпочтение доходности в ущерб ликвидности. Усугубляли ситуацию потрясения, которые были связаны с падением рубля, стагнацией в реальном секторе, а также с бюджетными проблемами [1].

На возникновение кризиса в 1998 г., 2008 г. сильное влияние оказало неблагоприятное состояние международных финансовых рынках, в то время как кризисы 1995 и 2004 г. были результатом экономических процессов, происходящих непосредственно в РФ. Особенностью кризиса 1995 г. является: отсутствие ликвидности, денежно-кредитной политики Банка России и значительного оттока вкладов населения. Для кризиса 1998 года характерно банкротство крупных многофилиальных банков, значительное сужение ресурсной базы.

Банковский кризис в 2004 г. показал отсутствие доверия, а также необходимость введения институтов страхования. В отличие от мер, принимаемых для преодоления банковских кризисов в 1995 г., 1998 г. Банк России в 2004 году и в 2008 году активно предоставлял ликвидность в банковскую систему, что способствовало быстрому преодолению кризисных явлений.

Автором была составлена таблица периодизации банковских кризисов в России.

Таблица 1 - Периодизация банковских кризисов в РФ.

Таким образом, анализ причин возникновения и последствий кризисов в банковской сфере, произошедших на протяжении разных временных периодов развития Российской Федерации, может помочь в разработке антикризисных мер и правильной стратегии по управлению национальной банковской системой, повысит эффективность путей преодоления банковских кризисов и последствий, к которым они приводят, и создаст более благоприятные условия деятельности банковского сектора в интересах экономического развития страны.

Список использованной литературы:

Борисов В. В. Банковские кризисы современной России // Молодой ученый, 2016. — №7. — С. 793-796.

Колмаков А.Е.. История российской банковской системы: Кризис доверия и банковская паника 2004 года // Историко-экономические исследования, 2012. – № 2–3. – С.175-185.

Испытание кризисом. Обзор банковского сектора за I квартал

Российский банковский сектор после потрясений «пандемийного кризиса» столкнулся в I квартале 2022 года с новыми, гораздо более серьезными испытаниями. Сравнить эффект предыдущего кризиса с влиянием нового, «санкционного», позволяют цифры, представленные в обзоре «Банковский сектор: итоги I квартала 2022 года».

Рекордный дефицит ликвидности в начале марта

Там, в частности, отмечается, что панические настроения вкладчиков в конце февраля — начале марта привели к беспрецедентному оттоку клиентских средств из банковской системы. В результате в I квартале возник рекордный дефицит ликвидности — ситуация, при которой задолженность банков перед ЦБ РФ превысила их свободные средства на депозитах у регулятора. В начале марта 2022 года дефицит ликвидности превышал 7 трлн рублей, притом что в острую фазу пандемийного периода в 2020 году в банковской системе сохранялся профицит ликвидности.

Бегство вкладчиков усилило риски финансовой стабильности всего сектора. Основным инструментом реагирования Банка России стало экстренное повышение ключевой ставки (с 9,5% до 20% в конце февраля). Также ЦБ смягчил или отменил ряд регулятивных требований для банков. Были введены валютные ограничения и контроль за движением капитала, что позволило остановить отток средств клиентов и инвесторов и обвал курса рубля.

ЦБ и бюджет также помогали банкам непосредственно деньгами. В результате в начале марта совокупная задолженность банковского сектора перед ЦБ доходила до рекордного уровня почти в 10 трлн рублей.

Внушительные вливания средств в банковский сектор временно компенсировали клиентский отток ликвидности. Через некоторое время рекордные процентные ставки и стабилизация ситуации на финансовом рынке начали возвращать средства клиентов в банковскую систему.

Рекордный отток средств физлиц в феврале

Средства юридических лиц на конец I квартала 2022 года составляли 40,6 трлн рублей. За I квартал их прирост равнялся 2,2%, но в значительной мере он пришелся на январь, а в марте был незначительный, но минус — впервые с июля 2021 года.

Объем средств населения в банках составил на начало апреля 33,3 трлн рублей. Год назад средства юрлиц превышали объем средств физлиц на 1,2 трлн рублей, сейчас — уже на 7,3 трлн. Сезонное сокращение средств физлиц в январе составило 810 млрд рублей, а в феврале отрицательная динамика достигла 1,2 трлн (минус 3,5% к январю), что стало рекордом. В острую фазу пандемии в марте 2020 года объем средств населения сократился к февралю лишь на 1,2%.

С ростом ставок в марте 2022 года отток средств сменился их притоком, однако с учетом бегства вкладчиков в начале месяца динамика средств физлиц по итогам марта все же осталась отрицательной. В результате в целом за I квартал 2022 года средства населения в банках сократились на 2,3 трлн рублей, или на 6,4%.

В 1999 г. банковская система преодолевала последствия дефолта, девальвации и экономического кризиса. Доверие к ней было подорвано крахом большинства системообразующих банков, в которых сгорели деньги множества компаний и людей – системы страхования вкладов еще не было.

«В 1998 г. банковской системы в России не было: число банков быстро росло и банки увеличивались в размерах, но это был бизнес, построенный на отсутствии регулирования рисков, – вспоминает профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин, бывший первый замминистра финансов и первый зампред ЦБ, председатель наблюдательного совета «МДМ банка». – По сути, никто не понимал, какие риски берут на себя банки, даже очень крупные. Казалось, что надо максимально быстро давать кредиты, пока все растет, надо быстро заработать».

На руинах той банковской системы стала строиться новая. В 2000 г. Центробанк начал переводить банки на международные стандарты отчетности, развивать методы управления банковскими рисками и контроля за ними, совершенствовать методику и практику надзора, обязал банки публиковать годовую отчетность, а с 2002 г. – значения обязательных нормативов, отмечает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Игорь Алексеев. В 2001 г. был принят «антиотмывочный» закон, а ЦБ по рекомендации Базельского комитета ввел мотивированное суждение при формировании резервов на возможные потери.

Мощный толчок развитию регулирования дало принятие в 2003 г. закона о страховании вкладов. ЦБ собирался при отборе в систему страхования вкладов (ССВ) устроить банкам чистилище: выяснить настоящих владельцев, убедиться в устойчивости, проверить источники капитала и даже бизнес-модель. ЦБ принял новые правила, исключившие из расчета капитала ненадлежащие активы.

Банковский кризис вышел на улицу

Но ничего не вышло. Отбор прошли 927 банков – 80% подавших заявки. Все карты спутал первый банковский «кризис доверия» 2004 г., парадоксальным образом спровоцированный в том числе введением страхования вкладов.

1999
Банковская система преодолевает последствия кризиса 1998 г.
2001
По рекомендации Базельского комитета ЦБ вводит мотивированное суждение при формировании резервов. Банки обязаны публиковать годовую отчетность, включая обязательные нормативы. Принимается «антиотмывочный» закон.
2002
Банковский сектор растет опережающими темпами, активизировалось привлечение ресурсов на внешних рынках, создается много новых банков. ЦБ передает ВТБ правительству, банк возглавляет Андрей Костин. Приватиза- ция «Росгосстраха». Снятие ограничения на отнесение страховых взносов на себестоимость приводит к включению ДМС в соцпакеты.
2003
Начало розничного бума. Введение ОСАГО дает сильнейший импульс развитию страхового рынка. Вклады населения превысили 1,5 трлн руб. Развивается розничное кредитование.
2004
Заработала система страхования вкладов. Попытка ЦБ при отборе в нее очистить рынок от слабых банков проваливается и вызывает кризис доверия.
2006
Рекордный рост отношения активов банков к ВВП – с 45,1 до 52,8%. Иностранцы скупают россий- ские банки, страховщиков и инвестбанки.
2007
«Народные» IPO Сбербан- ка и ВТБ. Сбербанк возглавил Герман Греф.
2008
Финансовый кризис добрался до России. Правительство выделило 950 млрд руб. на докапитализацию банков. ЦБ выдает 3,4 трлн руб. беззалоговых кредитов. Страховка вкладов увеличена до 700 000 руб.
2010
Экономическая ситуация стабилизируется, ЦБ сворачивает антикризисные меры. Все подразделения банков подключены к системе электронных срочных платежей (БЭСП). ЦБ переводит банки на «Базель II».
2011
Долговой кризис в еврозоне заставил и банки, и заемщи- ков переориентироваться на внутренний рынок. Растет кредитное страхование. Вклады населения превысили 10 трлн руб. Крупнейшая до 2017 г. санация: ВТБ получил на спасение Банка Москвы 295 млрд руб.
2013
Реформа надзора: Федеральная служба по финансовым рынкам передана Центробан- ку, который возглавила Эльвира Набиуллина. Новый бум потребительского кредитования, ЦБ пытается охладить этот рынок. Начало зачистки банковского сектора.
2014
Новый кризис. Страховка по вкладам удвоена до 1,4 млн руб. Утвержден перечень системно значимых банков, надзор за ними передан профильному департаменту ЦБ.
2015
Докапитализация банков, их активы превысили ВВП. Начало эмиссии карт созданной в ответ на санкции национальной платежной системы «Мир». Зачистка добралась до страхового рынка. Первое повышение тарифов ОСАГО. Бурный рост инвестиционного страхования жизни, продвигаемого через банки.
2016
Кризис на рынке ОСАГО: выплаты превысили сборы. Пик зачистки банковской системы: отозвано 97 лицензий банков с суммарными активами 1,1 трлн руб.
2017
Население стало главным источни- ком средств для банков. Крупней- ший страховой случай для АСВ: почти 170 млрд руб. вкладчикам «Югры». Введение нового механиз- ма санации. ЦБ сразу опробовал его на трех системно значимых банках – «ФК Открытие», Бинбанке и Промсвязьбанке. Переход на натуральные выплаты в ОСАГО.
2018
Новый бум розничного кредитования, ЦБ пытается охладить рынок. Прибыль банков составила рекордные 1,3 трлн руб. Внедрение МСФО 9.

Начиналось все безобидно: ЦБ впервые отозвал лицензию за нарушение антиотмывочного законодательства – у небольшого Содбизнесбанка. Но неосторожное заявление руководившего антиотмывочной службой Виктора Зубкова (впоследствии стал премьер-министром) об аналогичных претензиях еще к десятку банков вкупе с обещанием руководства ЦБ провести тщательный отбор в ССВ, за бортом которой могут остаться до 400 банков, породили черные списки и кризис доверия на межбанковском рынке. Банки резко сократили кредитование друг друга. Из-за дефицита ликвидности рухнули с десяток небольших банков, затем прекратили платежи несколько игроков покрупнее, а главной жертвой стал системообразующий Гута-банк.

Привычных к кризисам россиян охватила паника, и банки впервые после 1998 г. столкнулись с набегом вкладчиков. Лидеры потеряли до 10% вкладов. Банк Москвы за месяц лишился $110 млн (7% вкладов), из Альфа-банка меньше чем за две недели клиенты (частные и корпоративные) забрали более $650 млн. Акционерам крупнейшего частного банка страны пришлось перевести в него более $800 млн и громко объявить об этом.

ЦБ быстро справился с кризисом. Гута-банк был спасен: его «за символический миллион» рублей купил ВТБ, которому для этого ЦБ выдал $700 млн. Банки получили ликвидность: регулятор вдвое снизил обязательные резервы и убедил Сбербанк реанимировать рынок МБК. В авральном порядке был подготовлен законопроект о госгарантиях вкладов в банках, которые не пройдут отбор в ССВ. Но чистку банковской системы пришлось отложить почти на 10 лет.

Лицом к народу и инвесторам

Кризис доверия оказался эпизодом, а середина нулевых – золотым временем для российских банков. Быстрый рост экономики и открытие внешних рынков помогали им восстанавливать силы. Сектор рос быстрее других: активы банков с 30% ВВП в 1999 г. превысили 60% в 2007 г. Регулирование понемногу усиливалось, но было крайне мягким по сравнению с нынешним.

Основным фактором роста стала розница. Доля средств населения в пассивах банков превысила докризисную уже в 2002 г. и продолжала расти до 2006 г. Но если вклады всегда были важным источником средств для банков, то розничным кредитованием до 1999 г. они практически не занимались.

Когда в 1999 г. Рустам Тарико запустил первый в России банк, специализировавшийся на потребительском кредитовании, «Русский стандарт», многие над ним смеялись. Как оказалось, зря. Доходы населения росли, и в середине нулевых банк был одним из самых прибыльных (ставки доходили до 100% годовых), хотя в число крупнейших из-за ограниченной сферы деятельности не входил. В 2001 г. появился первый ипотечный банк-монолайнер «Дельтакредит». Примеры оказались заразительными, и банки поспешили в розницу. Алексеев называет развитие розничного кредитования одной из самых заметных тенденций 2003 г.: для целого ряда банков оно становится одним из приоритетных направлений.

Тогда же, в 2003 г., вступил в силу закон об ОСАГО, давший мощнейший импульс развитию страхового рынка, особенно розничного. С созданием собственной надзорной службы рынок очищается от «схем» (минимизации налогообложения, транзитных операций – вывода средств в офшоры или обналичивания): доля реального, т. е. очищенного от псевдостраховых операций, рынка вырастает с 49 до 90% в 2007 г., отмечает директор по страховым и инвестиционным рейтингам «Эксперт РА» Ольга Басова.

Кредитный бум породил новый для России вид страхования – кредитное: залогов (автомобиля, квартиры), жизни и здоровья заемщика и др. На рынке появилось новое слово – «банкострахование»: продажа страховых продуктов через банки, которые соревновались в развитии сетей отделений.

Все это было чертовски привлекательно. В 2005 г. рентабельность капитала российских банков превысила 24%, что свидетельствует о привлекательности сектора для инвестиций, отмечает Алексеев. Иностранные игроки стремились урвать кусок этого пирога и начали скупать банки, страховщиков, инвестбанки. В 2006 г. число банков с иностранным капиталом достигло 65, а их доля в активах сектора выросла с 8,3 до 12,1%. Рекорд в 2007 г. установил «Абсолют банк»: бельгийская KBC заплатила за него 4 капитала. Сбербанк и ВТБ провели народные IPO, разместив на бирже акции на $8 млрд каждый, в том числе среди десятков тысяч частных инвесторов.

Это был докризисный пик: в тот год прибыль банковской системы превысила 500 млрд руб.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: